Метагалактика Юрия Петухова

Журнал «Приключения, Фантастика» № 2 (1993)

Литературно-художественный журнал

Юрий Петухов

Бунт вурдалаков

Часть 3. Злой морок

Трава была пересохшей и местами прелой, она источала сладковатый запах и щекотала лицо. Наверное, там, наверху дул ветер. Иван ещё не видел ничего, но он знал, что лежит в траве – густой, дикой траве, какая бывает лишь на лугах да в поймах рек. Всё это было ему знакомо. Он только не помнил, когда умудрился заснуть. Они долго говорили со стариком-священником, спорили и соглашались, Иван больше молчал. А с озера веяло прохладой, и всё было неплохо… но провал, проклятый провал в памяти! Он вернулся с Гадры, нет, с Сельмы? По чёму он никак не может вспомнить, где был в последний раз? Сейчас он на Земле, в отпуске, на земелюшке Вологодской, у родного озера. А вот раньше? В голове всплывало непонятное слово Хархан. Оно перекручивалось и звучало то так, то этак буква «а» то пропадала, то звучала протяжней – и получалось Ха-арха-ан, Хархан-А-а… слово замыкалось в кольцо, теряло начало. Бред! И всё же вот он под сводами, светлыми, высокими, он в Храме, и он слышит доброе напутствие перед дальней тревожной дорогой, его провожают словно на смерть, словно уже отпевают. Нет, не все его так провожают. Под сводами звучит: «Иди! И да будь благословен!» И он уходит.

Он собирается куда-то… Иван приоткрыл один глаз – по широкой и чуть пожелтевшей травинке ползла чёрная странная букашка с усиками-антеннами. Он что, уже вернулся? Или не улетал никуда?! Чего гадать, надо просто встать, стряхнуть с себя паутину липкого сна, и всё сразу вспомнится. Но вставать не хотелось. Хотелось только вытащить из-под бока лучемёт, уж больно мешает, ребра занемели. Но лень! Иван всё же сунул руку под себя, сдвинул лучемёт. И его пронзила ясная до нелепости мысль: а откуда у него тут, на Земле, в травке-муравке, спрашивается, лучемёт, десантное боевое оружие?!

Он открыл второй глаз, перевернулся на спину – по небу плыли серые невеселые облака. А где священник? Где береза, под которой он засыпал? Иван приподнялся, сей, упираясь руками в землю. Где озеро?! Что за дела вообще?!

Что за шутки?! И где эти самые шутники, что переволокли его, спящего, сюда, под какие-то хлипкие, трясущиеся на ветру осины, к этому вонючему болоту.

Иван встал на ноги. С болота и впрямь весло падалью и дрянью. Хорошие дела!

А это что? Он в полной растерянности уставился на здоровенный двуручный меч с витой рукоятью и проржавевшим местами лезвием.

Он жив? Разве его не затянуло а колодец?! Всё обрушилось на него сразу. Только в этот миг он проснулся по-настоящему. Чёрт возьми! Это вовсе не Земля! Это треклятая планета Навей! Опять его занесло в лес! Иван подошёл к ближайшей осине, потрогал её руками – настоящая. Нет, это не лес-преддверие, не лес-лабиринт, это совсем другой лес! Ну и ладно, ну и пускай! Он сделал ещё два шага и провалился ногой в трясину, еле успел вытащить. Но где этот обманщик? Где он, карлик-исполин?! Бросил его?

Сбежал?! Иван был очень зол на Авварона. Хотя понимал рассудком, что злиться на эту нечисть и смешно и глупо.

Голова трещала, раскалывалась. Ноги дрожали. Иван вытащил из клапана шарик стимулятора и проглотил. Не прошло и минуты, как кровь забурлила в жилах, мышцы налились силой, голова прояснилась. Рано, рано отчаиваться!

Иван расправил плечи. И дал пробный залп из лучемёта. Тот работал нормально, стало быть, никакие переходы и перемещения на него не действуют – уже это хорошо. Но что же это была за дыра, что за колодец? Ах, сколько вопросов! Бесчисленное множество. А вот ответов нет.

Э-ге-гей! Лю-юди-и!!! – протяжно прокричал Иван в серое небо, заведомо зная, что никто не откликнется.

Не отозвалось даже эхо.

Полдня Иван обходил болото краем и никак не мог выбиться на дорогу. Он почему-то был твёрдо уверен, что здесь есть дорога или хотя бы тропа, тропиночка, по которой он непременно куда-нибудь доберется. Но вот откуда в этот чертов мир попали простецкие российские осины? Эта мысль не давала покоя Ивану. Он успокаивал себя рассуждением, что, значит, полоса такая, растут осины, почва соответствующая, климат… всё это было нелепо, причем туг климат? Вот на Гадре, к примеру, бывает страшно жарко, но ведь там не растут баобабы! Правда, карлик-мошенник говорил что-то путанное про какое-то «пристанище», которое, якобы, частица Земли, а само больше Вселенной или нечто в этом роде, галиматья, бред! Надо просто мириться с реальностью и не рассуждать, не ломать голову, а то свихнуться можно.

Временами болото начинало дышать и чавкать, булькать, пускать пузыри.

Водяной балуется, сказали бы на Земле. А тут – какие к дьяволу водяные!

Осины сменял сумрачный расхристранный и драный ельник, кое-где торчали обглоданные сосны с пожухлыми редкими кронами.

Начинало темнеть. Подкрадывались сумерки. Иван знал, что в лесу ночь наступает мгновенно, стоит только солнышку уйти за верхушки деревьев, и всё. А у него ни прожектора, ни аварийного фонаря – всё там, за «преградой», леший её побери! И где эта преграда теперь. Может, он опять переместился и находится по ту её сторону. Нет, так можно бродить до Второго Пришествия, до полного умопомешательства!

Далекий полупризрачный огонек промелькнул в переплетениях ветвей и пропал. Иван насторожился, что там? Болотные гнилушки? Волчий глаз? Жилье?

Что бы ни было, а надо брести туда, авось повезет. Он отбросил волосы назад, поправил ремень – и пошёл на огонек.

Чутье подсказывало – там можно будет укрыться на ночь. Но чутье могло и обмануть, завести в ловушку.

Болотистая топкая почва хлюпала под ногами – и всё же меж стволов бежала тропиночка. Как же так, Иван не мог взять в толк, сосны растут на песке, где повыше, а тут топи, хляби… Ладно! Вот огонек снова мелькнул. И не пропал! Иван зацепил его глазом. И чуть не вприпрыжку бросился вперёд.

Посреди леса, на еле приметной полянке стоял домик, развалюха деревянная убогая избушка, какие Иван видал только на картинках. Заборчик, перекошенный, редкий, ветхий в десяток кривых загогулин, вовсе не преграждал доступа в избушку, сложенную из почерневших от древности бревен… нет, это сама избушка была древней, а складывали её наверняка из свежесрубленных и душисто пахнущих стволов-бревнышек лет эдак тыщу назад.

Вон, островерхая крыша, чёрная дырявая, совсем поехала, перекосилась. А окна?! В них не было ни стекол, ни плёнки – не окна, а прорубленные в мир дырки. И всё же от избушки веяло чём-то родным, тёплым. Иван стоял перед покосившейся дверью и не мог решиться, сделать шаг.

Небо почернело. Из-за какого-то неразличимого во тьме облака выплыла ущербная луна-месяц. Была она больше земной раза в два, но точь-в-точь походила на неё. Луна залила избушку призрачным светом, почти свела на нет мерцающий огонек из окошка. Иван про огонек и забыл совсем. Раз там, внутри, горит что-то, значит, там есть кто-то, напрашивался нехитрый вывод. А значит, ломиться не следует, надо по-доброму.

Иван три раза постучал в бревенчатую дверь и спросил вежливо:

– Есть кто живой, отзовись?

Никто не отзывался. Но Иван не спешил.

Он только теперь заметил, что под самой крышей на чёрном выступе, прикованный к нему ржавой цепью, сидел взлохмаченный и сердитый филин и глядел вниз светящимися жёлтыми глазами. Филин был какой-то странный конец крыла у него заканчивался скрюченной мышьей лапкой, а в лапке была зажата палочка, клюка. Кого-то филин напоминал, но Иван не мог понять, кого. Взгляд у ночной птицы был очень умный, человечий взгляд. И это напугало Ивана. Прежде, чем он успел как-то проявить свой испуг или предпринять что-либо, филин вдруг взлетел, выдрав цепь из чёрного кольца, ухнул глухо три раза, взмахнул крыльями – и улетел в сторону желтой луны, только тень его высветилась чёрным силуэтом.

Иван выждал немного. И ещё постучал.

– Эй, хозяин дома или нет? – снова поинтересовался он.

Что-то загромыхало, заскрипело внутри.

И картавый, противный голосок пробубнил:

– Нету тут никакого хозяина. А ты входи давай, чего ждешь!

Иван распахнул дверь. И ударился головой о притолоку. В сенях было темно и душно. Он ещё дважды ударялся – плечом и локтем, сбил что-то большое и пыльное, попал рукой в кадку с водой, ткнулся лицом в пук душистой высушенной травки и только после этого нашёл дверцу в горницу, отворил её.

Горенка была совсем крохотной три метра на четыре, чёрный потолок нависал низко, полки с рухлядью, матерые табуреты, сколоченные криво, но на совесть, скрипучие половицы, паутина по углам такая, какую можно сплести за долгие годы, сырость и тлен, разбросанные по полу еловые шишки, солома, широкая низкая лавка с каким-то брошенным на неё то ли тулупом, то ли армяком, а у крохотного косого окошка – лампада с огонечком, фителек еле видный, огонек слабенький – светло в горенке не от неё, а от луны, пробивающейся в окошко и в дыру потолочную. Низкий дубовый стол ближе к окошку.

И самое неожиданное для Ивана и необъяснимое, от чего он и дара речи лишился…

…Посреди стола сидел, скорчившись и обхватив двумя руками клюку, карлик Авварон Зурр бан-Тург в каком-то там воплощении кого-то… Иван прислонился к косяку, ноги у него подогнулись.

– Ну чего встал как вкопанный? – проворчал карлик и ткнул пальцем в дубовую табуретку. – Присаживайся, странник.

Вся злость и обида на карлика-обманщика куда-то подевались, улетучились. Иван теперь был рад любой живой душе.

Он уселся и стал ждать.

– Ночь передохнем здесь, – сказал Авварон. – А угрюм в путь.

Иван кивнул.

– Что, молчишь? Страшно?! – карлик явно злорадствовал. Не было в нём души, ох не было!

Иван почувствовал, что колдун потихоньку прощупывает его мозг. Он не стад ничего говорить, просто положил лучемёт на колени в выразительно поглядел в чёрные влажные глаза. Карлик всё понял, он уважал силу.

– Ну, давай, рассказывай! – проговорил Иван тихо и твёрдо.

– У себя на Земле будешь командовать! – озлобился Авварон. – Здесь не твой мир, Иван, не твой. Хочешь в нём уцелеть до поры до времени помалкивай да приглядывайся.

– Или ты всё выложишь прямо сейчас, – сказал Иван так же тихо и так же твёрдо, – или из этой избушки тебе не выбраться. Хватит водить меня за нос!

– Я мог бы вообще не возвращаться за тобой, понял?

Ушел бы через воронку, и дело с концом. А тебя барьер никогда бы не пропустил. Скажи спасибо! – Птичьи лапы карлика царапали темную поверхность стола, оставляя на ней белые отметины, с губы падала на балахон тягучая слюна.

«Почему он никогда не снимает капюшона, не откидывает его?» – подумал Иван ни с того ни с сего. И уставился на карлика, сидящего перед ним на столе и даже не пытающегося перебраться на лавку или табурет.

– Не твоего ума дело! – обиженно заявил Авварон.

Опять он читал мысли. Иван нахмурился.

– Ладно, слушай! – Авварон сгорбился, спрятал лапы под полы балахона.

– Я тебе кое-что расскажу. Но сперва условимся об одной вещи, ладно?

– Это какой ещё? – поинтересовался Иван.

– Ты мне расскажешь всё, что знаешь про Хархан?! – жестко сказал карлик. – Без утайки!

Иван чуть не встал. Откуда этот-то хмырь слыхал про какой-то Хархан?

Что они все заладили одно и то же?! И почему он должен знать что-то про этот дурацкий Хархан, на котором он никогда не был?!

– Был! – выдал карлик решительно. – Ты был там!

– Помешательство какое-то, – проворчал Иван, – Ты вот чего, любезный в Шестом Воплощении Ага…

– Семирожденного Ога! – поправил карлик.

– Хорошо, пусть будет Ога, – согласился Иван. – Ты вот чего пойми, что ещё, скажем, пойти туда, не знаю куда, я кое-как смогу, сам видишь. А вот рассказать о том, чего не знаю – тут уж, брат Авварон, извини. Если хочешь, я тебе расскажу про Землю.

– Про Землю я знаю всё! – отрезал карлик. – Мне от тебя нужны ускорители, стимуляторы и мне нужно знать всё о Хархане-А! Ну, с первыми двумя, ясно. Я мог бы тебя погубить ещё во Внешнем Круге, понял? Я мог тебя убить, усыпить, превратить в зомби, в животное… и просто забрать твои ускорители и стимуляторы. Ты видишь, я откровенен с тобой!

– Да уж, ничего не скажешь, – кивнул Иван, – ну, режь дальше правду матку!

– Но я этого не сделал. А почему?

– Почему? – с самым наивным видом переспросил Иван и положил руки на стол, отвернулся к окошку, уставился на луну.

– А потому, что мне нужно кое-что из твоей памяти!

Из её блокированного сектора, Иван! И я тебя не убью, пока не считаю эту информацию, понял? – карлик смотрел на Ивана серьёзными и печальными глазами.

– Блокированный сектор?

– Не делай вид, что ты удивлен. Всё прекрасно понимаешь. Я не знаю кто, но кто-то сделал это. Скажи им спасибо, Ваня!

– Всем вам превеликое спасибо! – Иван склонил голову, пряча саркастическую улыбку. – Благодетели!

– Ты многого не понимаешь пока. А ещё большего не поймешь никогда. Я не прошу от тебя информации о Хархане-А и Меж-Арх-Аанье сейчас. Но пообещай, что ты её выдашь мне добром, без принуждения, когда сектор будет разблокирован. Обещаешь?!

– Трудно вообще-то обещать то, о чём не имеешь представления. Но если эта информация не во вред Земле и землянам, я поделюсь ею с тобой, Авварон Зурр бан-Тург, поделюсь, обещаю тебе это.

– Обещаниям я цену знаю, – проворчал карлик. – Но хорошо! Помни о своих словах!

– Помню! – заверил Иван. – Теперь ты рассказывай.

Глядишь, хоть ночь скоротаем.

Карлик устроился на столе поудобнее, вытащил из складок балахона коричневый комочек, аккуратно положил его в рот и принялся жевать. Глазищи у него сразу заблестели. А может, он просто повернулся ближе к окошку, и в его зрачках заиграл отблеск луны? Какая разница. Иван приготовился выслушать Авварона. Больше узнать об этом странном мире было не от кого.

– С моей помощью, – начал карлик, – ты Иван, прошел четыре Круга Внешнего Барьера. Почти никто не добирался до Третьего, а тебе вот повезло.

Ты знаешь, сколько странников сгинуло на подходах к самому Пристанищу?

Нет?! Ты мне всё равно не поверишь, если я тебе скажу! Этот мир не ваша Земля, и не ваша Вселенная, где всё просто и прямолинейно. Здесь всё иначе, Иван. И показать на пальцах это невозможно, надо испытать этот мир во всех его ипостасях на своей собственной шкуре.

– Да уж хоть чего-нибудь да поймем, – вклинился Иван, – Разберёмся кое в чём своим убогим умишком.

– Не ерничай! – Карлик нахмурился и перестал жевать. – Ты наверняка думал и догадывался, что здесь много слоев, много всяких преддверий, прикрывающих саму, как ты выражаешься, планету. И ты надеялся, что будешь идти через шлюзы из слоя в слой, пока не проникнешь в самую сердцевину и не разберешься там на месте, верно?

– Очень ты прозорливый, – кивнул Иван, – прямо диву на тебя даюсь.

– А всё не так просто, Ваня. Ты никогда и никуда бы не добрался даже за десять тысяч лег, если б смог столько протянуть. В Охранительном Слое помимо системы заговоренных барьеров и шлюзов намотаны во всех семи измерениях гирлянды миров-призраков с люками из одного в другой. Вечности не хватит, чтобы пройти их все и выбраться из них живым! Эти миры соединены пуповинами, при желании люки можно найти, можно найти и кратчайшие пути в каждом мире – это многомерный лабиринт, из которого нет выхода в Пристанище! Но и это не всё. Миры-гирлянды пересечены отходными сферами-веретенами – сколько их, никто не знает, очень много, не меньше, чем атомов в Мироздании. И каждая, заметь, каждая имеет выход в свою точку этой вашей Вселенной, на свою планету, свой астероид, свою звезду. На пересечении двенадцати тысяч сфер-веретен в Узловой Точке проходит Нулевой Канал – это выход в Иную Вселенную. Сколько каналов, тоже никто не знает. И каждый из каналов идёт только в свою Вселенную. Вот так! Поэтому, Ваня, я говорил, что ваша Вселенная – лишь часть нашего мира, лишь малая частица Пристанища Навей. А почему Пристанище само часть Земли, я тебе расскажу позже, договорились?!

Иван понял не всё, но головою кивнул. Его больше сейчас интересовала практическая сторона дела, а не строение вселенных, какие бы к ним каналы ни вели. Ему надоели эти многомерные и многопространственные миры, о которых ему без конца говорили, в которых он, якобы, плутал, и в перемещении по которым у него, дескать, большой опыт. Всплыла в памяти, правда, странная картина: остров, толпы беснующихся трехглазых существ в странных одеяниях, старуха с кривым острым кинжалом и плоской чашей, страшенные рогатые идолы, штабели бревен, словно бы приготовленные для кострища, и высеченный толстенный столб.

Иван заметил, что карлик неожиданно напрягся, весь прямо подался вперёд, не сводя с него чёрного проникающего внутрь взгляда. И он усилием воли прогнал всплывшую картину. Тряхнул головой, шумно выдохнул воздух и потёр переносицу.

– Разблокируем! – заверил его Авварон, засуетившись как-то странно и радостно, кривя губы и шмыгая носом, суча кривыми ножками и роняя слюну.

А вдруг и поможет, а? – подумалось Ивану. – Какие бы у него ни были корыстные интересы – а вдруг? Хотелось в это верить. Но и доверяться особо колдуну Иван не мог.

– Давай, дальше говори, – сказал он. – Меня интересуют три вещи: вход, заложники, выход!

Авварон сразу посмирнел.

– А почему ты решил, что здесь есть какие-то заложники? Несешь нелепицу! Ну как на тебя, Иван, можно положиться?!

– Выкладывай! – потребовал Иван.

– Нечего мне выкладывать. Вот прибудешь на место, сам всё и поймешь. А раньше времени выводы делать не надо! – карлик даже обиделся и его оттопыренная губа стала совсем уродливой.

– Я тебя понял так, поганое ты отродье, – зло проговорил Иван, – что дорогу ты мне не укажешь, темнить будешь до конца! И чего меня там ждёт, тоже не скажешь! Так как же тебе доверять? Может, ты меня словно овцу на заклание ведешь, чёртово семя?! – Рука побелела на рукояти меча. Голос Ивана дрожал.

Карлик не на шутку испугался, он не был расположен сейчас к единоборству, и это бросалось в глаза. Он отодвинулся подальше, на самый край стола, так, что чуть не слетел с него, засопел, захлюпал.

– Ну чего ты так сразу, разве так разговоры разговаривают, – затарахтел он на одной ноте, – всё будет нормально, ты уж мне доверься, Иван. Ну как я тебе про дорогу расскажу, если дороги-то нет, понял, а есть цепь перемещений?! Тут маршрут не нарисуешь на листочке, в какой-нибудь компьютер не заложишь, это можно только вот здесь… – он постучал себя по голове пальцем, не снимая капюшона, сквозь чёрную ткань, – …только вот здесь держать! Да я тебе и так уже почти всё выложил как лучшему другу!

Иван усмехнулся. Озлобление словно рукой сняло.

Вот оказывается как, они уже «лучшие друзья»!

В темном ночном лесу ухал филин. В свете луны летали чёрные тени, крыластые и ушастые, похожие на нетопырей. Земля! Самая настоящая Земля!

Если бы Иван не знал совершенно точно, что он за тысячи парсеков от Земли, он бы и сомневаться не стал, что это родной с детства мир, родная планета, больше того, что это русский лес где-то на севере, где топи непроходимее, а ночи длиннее.

– Хорошо, – сказал он, – поглядим, какой ты друг!

Карлик спрыгнул со стола, резво прошлепал в угол – в темень и сырость.

Вытащил из кучи старья почерневший от времени свиток.

– Вот чего нам надо! – напыщенно провозгласил он.

И важно, без привычной суетности подошёл к Ивану. – Гляди!

Его морщинистые ручки-лапки с чёрными невесть когда в последний раз стриженными ногтями развернули свиток – был тот небольшой, полметра на полметра, но в руках Авварона казался огромным. Края загибались, все они были изъедены, источены…

Иван заглянул в пожелтевший от времени пергамент.

Всё изображенное на нем было похоже на карту, но какую-то странную варварскую карту, составленную существом, не имеющим ни малейшего понятия о картографии, масштабах, пропорциях и прочих делах. Невообразимое переплетение дорог, рек, – троп и вообще непонятных линий было как бы сетью наброшено на ещё более невообразимое сплетение и наложение гор, лесов, озер, морей, пустынь. Вдобавок пергамент испещряли тысячи точек и точечек, стрелок и стрелочек, пометок, загогулин, неведомых знаков и чёрт-те чего!

Глаза болели от этого мельтешения.

Иван невольно отодвинулся назад.

– Ну и дурень же ты! – насмешливо сказал карлик. – Разве ж так глядят!

Иван еле сдержался, чтобы не залепить затрещину наглецу.

– Прикрой один глаз! И поближе, поближе! – командовал Авварон.

Иван прижмурился, взял варварскую карту из лап карлика. Поднес ближе к липу… И чуть было не отбросил её от себя. Не может быть! Он открыл второй глаз – пергамент как пергамент, средневековая мазня, ничего серьёзного.

Снова прижмурился.

Словно распахнулось вдруг окно в бездонный, бескрайний мир ослепительно сияющий, непонятный.

Иван такое видел впервые. Он вообще не мог себе представить, что такое можно увидеть простым человеческим глазом. В странном мире не было ни верха, ни низа, ни неба, ни земли… это была фантастическая Пропасть, но не Чёрная Пропасть Смерти, хорошо знакомая Ивану, а какая-то совсем иная, наполненная изумительными сверкающими красками, феерическими сияниями, переливами. В этой Пропасти одновременно двигалось и перемещалось во всех возможных и невозможных направлениях столько предметов, существ, теней и вообще непонятного, что ни на чем невозможно было остановить глаза – мир Пропасти жил. Да ещё как жил!

– Вот так-то, Ваня, – подал голос Авварон, пригорюнившийся и осипший, сидим мы всю жизнь в тёмной клети, взаперти, а как выпадает возможность в мир-то взглянуть через окошко, так и голова кругом идёт, не верим глазам своим! А ты верь, Иван, верь!

Иван не отводил взгляда от провала в распахнутом свитке. Он пытался уловить в движениях и мельтешений нечто осмысленное, объяснимое. И одновременно думал, какая же тут премудрость, что за механика и оптика, что за чудо этот свиток? Он перебирал в уме все последние достижения человечества, но ничего похожего не находил – это было не телевидение, не голография, не мнемоскопия и тем более не галлюцинациовизорные эффекты… это было просто чудо! Казалось, вот сейчас оторви руки от краёв почерневшего свитка, прыгни в окошко рыбкой и очутишься в Пропасти, в сияющем чудесном мире. В этот необъятный колодец так и манило.

– Ну что, Ваня, веришь в этот мир? – проникновенно, прочувственно спросил карлик и прихлюпнул носом.

– Верю, – отозвался сомнамбулой Иван.

– Ну и дурак! – неожиданно ледяным тоном заключил Авварон. В его голосе звучали явные нотки презрения. – Дурак! Никакой это не мир, это всего-навсего объёмная карта. И кстати там есть наша тропинка, наш маршрутик, Иван. Ну-ка, покажи дядюшке Авварону – где эта тропинка?!

Иван отпрянул от свитка. Лицо его перекосилось.

– Не паясничай, нечисть! – процедил он. И неожиданно подумал, что этот инопланетный карлик-колдун, эта морщинистая подлая душонка, ведет себя как-то уж слишком по земному. Откуда он взял все эти «Ваня», «дурак», «дядюшка», этот тон?! И вообще, всё это уже было, было когда-то… нет, ни черта не было! нервы шалят! проклятущие нервы! – И-ех, Ванюша! Я ж говорил, что ты ничегошеньки не поймешь в этом мире. Даже простенькая карта, почти плоская проекция предместий Пристанища тебя смутила. А куда ж тебе в царствие теней спускаться-то?! – Карлик говорил очень серьёзно, будто сокрушаясь о несчастной Ивановой судьбе и всячески соболезнуя неудачливому путнику-резиденту. – Давай, Ваня, проще, а?! Давай займемся разблокировкой прямо здесь! А потом, сразу же, я клянусь тебе, на Землю! Что, не веришь?! Да я тебя в три минуты домой отправлю и чем надо помогу. Решайся!

Иван отвернулся от Авварона, уставился в заросший паутиной и мхом угол избы. Ему очень хотелось домой, на Землю. Аж слезы набегали на глаза и давило в груди.

– Ну?!

Карлик-колдун мелко подрагивал в ожидании, сопел, ронял темную слюну с губы. Но глаза его были пусты.

– Нет, – ответил Иван тускло, будто говорил не он сам, а некое сидящее в нём отрешенное от всего существо. – Не-ет.

– Ну, гляди, Ваня, – как-то двусмысленно выдавил колдун, – гляди!

В окошке мелькнула чёрная взъерошенная тень, завопила истошно перепуганная птица – совсем не по птичьи, страшно и дико. Нашли тяжёлые тучи на мертвенную луну. И стало в мире тихо, неуютно и жутко.

– Нет, – повторил Иван тверже, – мы пойдем туда.

И ты получишь своё, получишь, не сомневайся.

Зрачки у Авварона расширились, превратились в два черных колодца.

– Обещаешь? – поинтересовался он, затаив дыхание и перестав сопеть.

– Обещаю, – ответил Иван. И добавил несвойственным ему тоном: – Каждый рано или поздно получает своё.

Карлик тяжко, с натугой вдохнул.

– Ладно, пойдем.

Какая-то призрачная, водянисто-блеклая тень вдруг отделилась от него, сползла на досчатый, трухлявый, местами земляной пол, проскользнула по нему до кособокой двери, просочилась под нею и исчезла.

Иван тут же ткнул карлика пальцами в грудь, даже отшиб их немного; Авварон страшно обиделся, нахмурился, затрясся.

– Извини, – объяснил Иван, – мне вдруг померещилось, что ты сам улизнул отсюда и опять вместо себя фантом оставил.

– Чисто земная ограниченность, – заключил Авварон. – И вообще… – он даже задохнулся от возмущения, – и вообще – откуда эта подозрительность, откуда недоверие такое?!

Иван не стал разъяснять, откуда в нём было недоверие, одно слово могло породить сотню ответных и лишь усугубить положение.

– Раз собрались, так пойдем! – заявил он.

Карлик враз успокоился.

И на глазах у ошеломленного, растерянного Ивана превратился в растрепанного и косматого филина, того самого, с клюкой в мышиной лапке и с обрывком железной цепи. Только глаза не изменились – это были те же базедово-чёрные сливины со зрачками-колодцами.

Филин ударил клюкой в стол, отчего тот неожиданно накренился, треснул, а потом и вовсе развалился, так, что Иван еле успел отдернуть локти, поджать колени. Надо было хватать оборотня, хватать немедля!

Но поздно. Филин Авварон Зурр бан-Тург в Шестом Воплощении Ога Семирожденного взмахнул сизыми взъерошенными крылами, подняв по избе тучи пыли и сметая седую обветшалую паутину, ухнул глухо, раскатисто и вылетел в окно – только скользнула его чёрная тень по внезапно выплывшей из-за мрачных туч мертвецки желтой луне.

Иван вскочил на ноги и с досады пнул дубовый табурет. Тот рассыпался, словно был трухлявым донельзя.

Чертовщина! Наваждение! Ну как тут можно работать?!

Иван был вне себя от бешенства. Бред! Он прошел четыре круга какого-то внешнего барьера, пробрался через охранительный слой, если верить этому негодяю, этому подлому оборотню, и что дальше?! Где он?! Куда идти?! Или, может, заночевать в этой милой пыльной избушке? Утро ведь вечера мудренее?!

Нет! Он отыщет колдуна, будь тот хоть трижды инопланетным!

Иван, подхватив меч и лучемёт, прыгнул к выходу, снова сшиб что-то звеняще-гремящее в сенях, но не стал задерживаться, а сильным ударом ноги вышиб тяжёлую дверь, выскочил наружу.

Он остолбенел. Нестерпимый зелёный свет ударил ему в глаза. На дворе был день, а не ночь. Да ещё какой день! На Земле таких не бывает.

Нагромождения диких поросших красным мхом валунов закрывало от Ивана ослепительно-яркое светило. Но и тех лучей, что пробивались сквозь завалы, хватало, глаза еле выдерживали. И никакого леса, никакого болота, даже ничего похожего!

Иван обернулся. Избушки за его спиной не было.

Там, в тени скалы, поросшей фиолетовым лишайником, изъеденной дырами или норами, лежало, бродило, шевелилось и облизывалось целое стадо каких-то ожиревших и на вид малоподвижных чудовищ. У каждого было по четыре глаза во лбу, и все эти глаза – мутные, сонные, бессмысленные глядели на Ивана, ничего при этом не выражая. Многомерный мир! Проклятье! Опять он вышел не так, опять позволил себе ошибиться. Надо было лезть в окно, за филином-колдуном, а его как порядочного в дверь потянуло. Напасть! Иван даже успокоился от неожиданной перемены. Перемены его никогда не пугали, наоборот – придавали сил. И вообще, неизвестно, может, туг в другом дело, может, вылези он в окно, было б ещё хлеще.

– Ну что ж коровки, – бодро крикнул Иван, – пасемся, жирок наедаем?

И пошёл прямо на стадо. На всякий случай он покрепче сжал в руке тяжёлый меч, ослабил ремень лучемёта, чтобы можно было сдернуть его с плеча без промедления. Надо было обойти стадо жирных чудищ, не пытать судьбу, да уж больно всё приелось. Иван отпихнул попавший под ноги мохнатый свитый калачиком хвост, скривился от смрадного дыхания, вырывавшегося из пасти ближнего чудища… Ему вновь припомнился астероид Ырзорг, из каждой поры-кратера которого беспрестанно лезли такие кошмарные, только-только народившиеся, но огромные и свирепые твари, что эти «коровки» в сравнении с ними казались милыми и ласковыми болонками. На Ырзорге Ивана чуть не съели.

Одна из восемнадцатилапых мохнато-чешуйчатых гадин с жабьим восьмиметровым рылом уже заглотнупа его, предварительно обхватив липучим языком-арканом.

Но жадность сгубила тварюгу – Иванов скафандр чём-то не пришелся её вонючему пищеводу, и Иван был извергнут обратно вместе с содержимым омерзительной утробы. Он долго сидел на живом, дышащем камне астероида и смотрел вслед исполинской многолапой жабе, жуткому порождению необъяснимо гигантского, имеющего собственную зловонную атмосферу существа – Ырзорга, реликтового супермонстра, вылупившегося миллиарды лет назад из споры-яйца, которое пережило Большой Взрыв. Ырзорг был посланцем в настоящее и будущее ещё той Довселенной, того мира, который существовал до рождения мира этого.

Чудища взирали на Ивана тупо и вяло, свешивая из пастей лопатообразные языки. Одному, особо неповоротливому досталось – Иван огрел его по жирному боку мечом. Удар был несильным, плашмя. Но чудище заверещало пискляво, по-кроличьи, словно с него сдирали его поганую панцирную шкуру вместе со слоем жира, метнулось в сторону, наткнулось на ещё более жирную тварь – и визги обеих слились в истошном и безутешном вое-плаче.

– Цыц! – свирепо и вместе с тем дурашливо крикнул Иван.

И потёр рукой лоб, В голове стоял гул, будто прибой рокотал со всех сторон и шумел в листве ветер. Но ни листвы, ни воды не было. Иван не сразу понял, что случилось. Он насилу разобрал отдельные мыслеобразы, нахлынувшие в мозг. И застыл на месте. «Чужой!», «Это не зург! Нет!!!», «Чужой! Он совсем не умеет себя вести, он не знает ничего! Он ломится вперёд по Священному ковру!», «Опасность! Надо вызывать зургов!», «Чужой! Чужой!!!» – всё это и ещё многое другое, почти не разбираемое, ударило в голову, заполнило её чужим напряжением, чужим страхом… Чудища были разумны. Этого Иван не ожидал.

Самообладание вернулось мгновенно.

Иван замер с поднятой вверх рукой.

– Я пришёл сюда с миром! – проговорил он тихо. – Я не потревожу вашего покоя и не причиню зла. Я иду к зургам.

Говорил он это больше для самого себя, отчетливо понимая, что слова землянина здесь не будут поняты, но его мыслеграммы, несущие общедоступные во всей Вселенной образы, будут восприняты этими умненькими чудищами-телепатами.

«Он лжет! Не верьте ему! – резануло в мозгу. – Он посмел оскорбить почтенного Ооула, он ударил его! Это страшный чужак! Он только похож на зурга. Но он не зург!»

– Я допустил оплошность! – проговорил Иван виновато. – Я прошу простить меня и выслушать. – Он никак не мог поверить, что эти твари с бессмысленными глазенками не просто разумны, но обладают настолько тонкой и чувствительной внутренней телепатической системой, что улавливают не только образы, но и понятия сложные, абстрактные. Непостижимо! Но с ними можно было общаться. И Иван не желал упускать этой возможности. – Я весь в вашей власти, смотрите!

Он сначала уселся на кроваво-красную мшистую поверхность, потом лег на спину и прикрыл глаза. Меч он отбросил от себя метра на три. В мозг стучало в основном одно: «Чужой! Чужой!! Чужой!!!»

Одно из ближних чудищ подошло к Ивану, склонило над ним нелепую мерзкую морду. Капли слюны, стекавшие с бледного языка, намочили рубаху на груди. От зловонного дыхания монстра свербило в носу. Но Иван лежал. Лежал и вслушивался в мысли обитателей этого странного мира под ослепительным солнцем. Страх и настороженность потихоньку гасли.

– Кто ты? – прозвучало почти членораздельно. Ивану показалось, что он слышит вопрос ушами. Но это было не так.

– Я разумный житель планеты Земля, – ответил Иван, даже не делая попытки скрыть что-либо, выдать себя за какого-то «зурга», на которого он якобы похож. – Мы можем с вами общаться, обмениваться мыслями, значит, мы близки с вами, значит, мы можем найти общий язык и понять друг друга…

– Понять друг друга могут все, – прозвучало в голове. Иван не понимал, от какого именно чудища исходило это – ведь над ним нависали теперь сразу четыре огромных и страшных морды с торчащими наружу жёлтыми истертыми клыками. – Ты всё равно чужак. Ты из внешнего мира. Придут зурги и уведут тебя.

– Или убьют на месте, – вклинилось другое чудище. – Они всех их убивают. Внешний мир несет в Пристанище зло, вечное и чёрное зло.

– Нет! – чуть ли не завопил Иван. – Неправда! Я не несу зла вам, я пришёл с миром и добром!

– Ты не должен был попасть сюда. Тебе никто не разрешал сюда входить.

Зурги уже знают, что ты здесь. И они скоро придут!

Чудища разом отвели от Ивана морды, отодвинулись, словно испугались, что от него можно заразиться какой-то страшной болезнью или же он вдруг подскочит, набросится на них, перекусает. Смех и грех! Ивану не хотелось, чтобы пришли какие-то зурги и убили его на месте. И опять молчит эта чёртова программа! Зачем она вообще тогда нужна?! Нет, только на себя надежда, только на себя.

– Зурги не причинят мне вреда! – уверенно заявил он. – Я им нужен.

– Значит, они уведут тебя. И хорошо! Тебя надо увести отсюда. Здесь не должно быть чужаков. Тут все свои.

Только свои и всегда свои.

– Хорошо! Пусть будет так – согласился Иван мысленно, и его поняли. Но ответьте – кто вы, что это за священный ковер, что за мир? Я в Пристанище?!

Шумный хрип прервал его вопросы. Казалось, хрипели и храпели все жирные и пугливые чудища. Иван не сразу догадался, что они так смеялись. Но не стал обижаться, стерпел.

– Пристанище везде! – ответило наконец одно из ближних чудищ. – Но ты, чужак, кажется, не совсем всё понимаешь – зачем ты такой зургам? Нет, ты им не нужен, они тебя убьют тут, или перевоплотят.

– Что? – изумился Иван. Ему не хотелось никаких перевоплощений, тем более здесь, в Пристанище. Он даже приподнялся и сел, – поджав под себя ноги, потирая колени. Теперь его никто не боялся, он чувствовал это.

– Узнаешь. Всё узнаешь! – прозвучало ясно в мозгу. – И поймешь. Но потом, когда тебя уже не будет.

– Хотелось бы понять кое-что, пика я есть, – робко заявил Иван.

– Ладно, хорошо, – согласилось ближнее чудище. – Смотри.

Иван глазам своим не поверил, когда кожа на лбу у отвратительного монстра вдруг набухла, покрылась желто-зелёными крупными каплями, а потом лопнула, разошлась – и из глубин, из внутренностей уродливой головы, не имевшей даже костяного, ограждающего мозг черепа, вдруг высверкнули три зеленых настороженно глядящих глаза. Никакой крови, никаких излияний кроме крупных жёлтых капель и похожей на гной жижи – зияющее отверстие-рана, видно, не обеспокоило само чудище. Но тот, кто выглядывал из раны, был до отвращения гадок. Редко Вселенная порождала подобных существ. Маленькая сплюснутая в висках голова на тончайшей дрожащей шее высунулась наружу. Ни носа, ни рта – лишь мягкий трясущийся клювик, с алыми ноздрями и зеленоватым редким пухом. Всё это производило впечатление гнусного и жалкого гаденыша-паразита, присосавшегося к огромному мозгу жирного, безвольного чудища-гиганта. Ивана чуть не вырвало.

– Ну, вот, гляди! – прозвучало ещё отчетливей. И чуть позже: – Нет!

Тебе ещё рано быть в Пристанище.

Ты слишком чужой. Ты не станешь здесь своим. Они всё равно узнают, зачем ты приходил сюда!

Иван вытянул руки с мольбой, совсем позабыв, что обращается не к себе подобному, не к человеку-гуманоиду, а к гадкому существу-прилипале.

– Я всё сам скажу, – проговорил он. – Я ищу таких же как я! Мне надо только узнать о них, найти и помочь им! Помочь ближнему своему – разве от этого кому-то может стать хуже?! Разве будет хуже от этого, вашим зургам или вам самим? Нет! Не будет!

Существо ещё больше вытянуло шею, сузило подслеповатые глаза. Из ноздри клювика потянулась бурая струйка крови. Судя по всему, паразит не выносил даже малейшего напряжения. И всё же он был слишком любопытен.

– Испугался? – надменно вопросил он. – За жизнь свою никчемную испугался?! Хе-хе! Не бойся, тебе же и лучше будет. Они вынут твое подлинное нутро, пересадят в лучшее тело, а бренный и жалкий твой прах сгниет, рассыпется в пыль. Ты будешь жить долго, может быть, и вечно, понял? А вдруг они воплотят тебя в одного из нас?

Тебя могут воплотить в свободное тело, и ты ощутишь блаженство на Священном ковре, ты испытаешь то, чего не в состоянии испытать сейчас. А может, зурги заберут тебя с собой и дадут тебе череду перевоплощений – о-о! это будет твоим счастьем, недостойный. Не жалей ни о чём, они убьют только твою жалкую плоть!

Иван покачал головой, – И жалкую плоть жалко, коли она своя, глубокомысленно заметил он.

Гнусное существо приблизило свой сырой клювик почти к самому лицу Ивана и теперь дышало на него чём-то горячим и приторным, не похожим на воздух. Все три глаза паразита были безумны и невероятно глубоки.

Это был взгляд чудовища из преисподней, рядом с которым меркли клыки, когти и прочие украшения жирных чудищ. Взгляд обладал гипнотической силой, и будь на месте Ивана кто-то другой, плохо бы тому пришлось.

– Тебе будет хорошо после смерти, – выдавило в лицо Ивану существо, очень хорошо. Ты вспомнишь мои слова.

Иван не отодвинул головы. Не поддался.

– Я не понимаю, – медленно проговорил он, – зачем убивать кого-то, чтобы затем перевоплотить его, родить заново в другом теле. Смысл какой? Не лучше ли оставить всё как есть?

Клювик паразита скривился в странной болезненной ухмылке.

– Ты не сможешь понять деяний зургов и смысл их бытия. Но запомни, Пристанище явилось из воплощений Первозургов, Властелинов Жизни и Смерти.

Пристанище живет перевоплощениями. И никому не дано понять Его смысла. Не ломай голову, несчастный. За тебя всё решат. И тебе дадут большее, чем ты имеешь, и большее, чем ты мог бы иметь. Я тебе скажу то, что не принято говорить чужакам. Нет, это не секрет, тут нет тайн и секретов. Тут есть Непостижимое. Слушай: в Пристанище никто не умирает, хотя убивают тут всех!

Пристанище и его властители ценят жизнь – ни единая кроха живой и неживой материи, несущая хоть зачатки разума, никогда не будет умерщвлена.

Пристанище будет нести её и совершенствовать, пусть и вопреки её воле, но на пользу ей и непостижимому Предназначению. Понял?

– Понял, – тихо проговорил Иван. – Разберёмся ещё. – И добавил погромче, с ехидцей: – Небось, вызвали уже своих зургов?!

– Их никто и никогда не вызывает, – ответило существо.

И спряталось в зияющей ране.

Перед Иваном стояло обычное жирное чудище, на лбу которого с необъяснимой скоростью зарубцовывался и пропадал сначала багровый, набухший, а потом бледненький еле заметный шрам. Все четыре глаза чудища глядели вдаль тупо, диковато и уныло.

Иван подобрал меч. Встал. Он уже сообразил, что настоящего, полного контакта не получится, что эти существа смогут наплести ещё много чего, запутать окончательно, но дороги не подскажут. Хоть бы пришли эти зурги, что ли!

– Разберёмся, – повторил Иван мрачно…

Он чувствовал, что от поверхности, от мохнатого красного «ковра» исходит некая сила, пронизывающая всё тело; но непонятная, неизъяснимая.

Что за «ковер»?!

Что за воплощения и перевоплощения?! И где чертов карлик?! Обманул и сбежал?! Нет! Ведь ему что-то надо узнать, он не обойдется без Ивана, он будет его оберегать.

Неведомая сила наполняла тело тихой спокойной мощью, ощущением благополучия и здоровья, но она усыпляла, размягчала. Иван невольно ПРОТИВОСТОЯЛ ей, не поддавался, но она гнула его, она давила без устали и передыху. От ярчайшего света слепли и слезились глаза, всё плыло в розовом тягучем мареве. Даже огромные чудища, вдруг примолкшие, будто утратившие способность мыслить, казались розоватыми.

Иван стряхнул оцепенение. И решил не дожидаться зургов. У него дел было по горле. А рассчитывать в этом переменчивом мире, видно, не на кого.

Надо просто всё время идти – вперёд и вперёд. Не может эта бестолковщина продолжаться до бесконечности.

И он пошёл. Напролом. Прямо на стадо чудищ, в каждом из которых сидело по сверхразумному паразиту-телепату. Чудища неохотно расступались. И молчали. Но голову сдавливало чём-то тягостным, пронизывающим.

Они просто выдавливали его из своей среды, сгоняли с «ковра». Он и впрямь был здесь чужим, чужаком – ведь его ещё не убивали, не перевоплощали. Иван не скрывал своего раздражёния. Он даже пнул в жирный зад одно из лежавших поперек его пути чудищ. То опрометью унеслось за валуны.

Давление усилилось. Голова готова была лопнуть.

Иван еле успевал снимать напряжение. Плохо ему было.

Но он шёл.

У самых крайних валунов, тех, что преграждали путь огненному светилу, пропуская лишь его отдельные убийственные лучи, несколько чудищ сгрудились в кучу, уставились на Ивана бессмысленными глазками.

– Прочь с дороги! – сказал он негромко, но с нажимом.

Чудища не шелохнулись.

Тогда Иван приподнял меч.

– Прочь, гадины! – произнес он совсем тихо, со скрытой яростью, почти не разжимая губ. – Прочь, не то вас заново придётся воплощать. Убью!

Одна из тварей дрогнула, отползла: – Но другие стояли стеной. Из приоткрытых пастей исходил прерывистый змеиный шип. Лязгали огромные клыки.

Перевитые хвосты били по «ковру», нервно подрагивали. Тупые глазки чудищ наливались лютой бычьей злобой. Тяжелые панцирные пластины на загривках вставали дыбом.

Но не эта животная сила пугала Ивана. Он ощущал, что психическое, гипнотическое давление нарастает, становится почти не переносимым – голова раскалывалась от острейшей боли. Промедление могло обернуться бедой.

И тогда он бросился вперёд.

Иззубренный меч пропорол морщинистое горло ближнего чудища. Иван еле успел отпрыгнуть в сторону, его чуть не сшибло с ног мощной струей чёрной густой крови, что ударила из пробитой аорты.

Второй удар был ещё сокрушительней – у сунувшейся было к Ивану твари огромная её голова будто сама по себе вдруг свесилась на бочок, а потом и сама тварь завалилась прямо на «ковер», сотрясаясь жирными телесами.

Иван рубил в лапшу следующее чудище. Но он уже всё понимал – настоящие его недруги стояли позади да по бокам, именно оттуда исходило злое поле, недобрая сила.

Они управляли и теми глупыми, покорными животными, что преграждали Ивану путь и гибли от его меча. Да, далеко не в каждом чудище сидел сверхразумный паразит. Но Ивану всё это было безразлично. Он рвался вперёд, он крушил эту неприступную стену плоти, он вгрызался в неё и он пробивал её.

«Остановись! Остановись!! Там твоя гибель! Там не будет воплощений и перевоплощений! Остановись!!! – давило в мозг с напором и силой гидравлического пресса. – Там вечная смерть! Остановись!! Зурги уже идут! Стой!!!»

– Ну уж нет! – заорал Иван во всю глотку, смахивая пот со лба и не переставая орудовать мечом.

– Стой! – прозвучало совсем явственно. И затылок сковало оцепенением.

– Получай, нечисть!

Иван извернулся, в прыжке занес меч над головой и с силой вонзил его прямо в глаз чудищу, подкравшемуся сзади. Уже падая, он выставил острие вверх. И не ошибся – громадина напоролась горлом на безжалостную сталь, содрогнулась, забилась в предсмертной агонии.

Нужен был ещё один удар. Последний.

И Иван не оплошал. Лезвие меча рассекло мясистый мягкий лоб.

– Вот теперь, нечисть, воплощайся. Перелезай в другое тело! – Иван занес оружие над разверзнутой раной.

Но опустить не успел. Чутье не подвело его, спасло. Сзади на него разом бросились безмозглые твари, те, что преграждали путь. Они бы его просто затоптали. Спасло чудо. Миг. Один миг! Иван успел сдернуть с плеча лучемёт. Он дал на полную. Давненько он так не палил из этой надежной и простой штуковины – последний раз лет семь назад, когда пробивался к своим на Заоблачном Шаре, семнадцатой псевдопланете системы Кара-Зога III. В тот чёрный день он получил девять ранений, одно из них чуть не стало последним.

Он выпустил предельный заряд прямо в пасть циклопоидному архозавру, который уже настиг его, уже торжествовал, намереваясь высосать как можно медленнее, растягивая удовольствие, мозг жертвы. Архозавры превосходили интеллектом землян. Но их звериная суть подавляла их ум, гасила его. И потому они не могли быть землянам конкурентами во Вселенной. И всё же необъяснимая злоба бросала их на смерть. Перемещающиеся в разных измерениях, они таили угрозу в самих себе. Это было поистине страшно.

Иван никогда с тех пор не ходил в систему Кара-Зога.

Архозавра прожгло насквозь, несмотря на то, что его организм был металлокремниевым, а вместо крови текла по артериям и венам кислота. Что рядом с архозавром эти толстухи и толстяки! Иван остановил шестерых чудищ одним залпом – съежившиеся, поникшие, обугленные туши осели на красную мохнатую поверхность. Отвратительно запахло паленым, горелым, – Стой!!! – прозвучало явственно.

И тут же многоголосие мыслей ворвалось в мозг.

«Зурги! Зурги!! Они уже за барьером! Они скоро будут здесь! Остановите убийцу! Остановите его! Они уже здесь!!!»

Иван не знал, куда ему глядеть, что делать. Опасность могла настигнуть с любой стороны, отовсюду. Краем глаза он видел, как из пропоротой туши чудища выкарабкалось на свет Божий гнусное голое существо, как поползло в сторону валунов, оставляя позади себя на «ковре» чёрные слизистые пятна, как волочился за существом длиннющий, наверное бесконечный тонкий мокрый хвост, как цеплялось оно хиленькими когтистыми лапками за шероховатости…

Видел Иван и сгрудившееся в кучу стадо пугливых чудищ, тех, в ком обитали перевоплощенные, если им верить, существа. Видел и останки чудищ, тупых и упрямых. Два животных по-прежнему преграждали дорогу за валуны. Всё видел Иван. Но вот никаких зургов он пока узреть не мог. Даже не представлял, откуда эти зурги должны появиться. И только когда в дальнем конце поляны вырисовались два высоких двуногих силуэта, Иван решил, что испытывать судьбу большой грех. Он разбежался, что было мочи, вспрыгнул одному из чудищ на круп… и сиганул прямо за валуны, ещё не видя, что его там ожидает.

– До встречи! – успел выкрикнуть он от какой-то излишней, глуповатой и несвойственной ему лихости. И показалось ему, что лишь чудом его не уцепила за горло мохнато-когтистая лапа, которая вырвалась словно из небытия…

Голову сдавило нечеловеческой силой. И вдруг разом отпустило. Ударивший было в глаза нестерпимый свет погас.

При падении Иван потерял ориентацию. Первой мыслью было – ослеп, чёрная, страшная темень в глазах! Он с силой зажмурился, не желая верить в худшее.

Под руками и ногами было что-то мягкое и холодное, колющее немного. Он ушёл от них. Ушел. Но где он теперь?!

Иван медленно приоткрыл глаза. Темно. Тогда он перевернулся на спину.

Замер. По ночному, усеянному мрачными тучами небу плыла бледная изрытая оспинами луна. Он лежал в лесу. Маячили островерхие макушки деревьев, темнели кроны. Где-то вдалеке тихо выл кто-то.

Палая хвоя колола шею.

Иван приподнял голову, повернул её – саженях в десяти чуть высвечивалось кривое окошко избушки. Той самой.

– Стоило дверь выламывать, – задумчиво произнес Иван вслух.

Он подошёл к избушке. Дверь была на месте. Кривая, замшелая, но целехонькая она висела на ржавых петлях и казалось, вот-вот заскрипит.

Шлюз-переходник. Ещё один шлюз в никуда. Иван стоял перед заколдованной избушкой в растерянности.

Никто его не преследовал. Возможно, эти самые зурги не могли попасть в лес, а может быть, им не особо нужен был чужак-пришелец. Может быть, никаких зургов и вообще не было на белом свете. Мало ли что могли наплести эти гадкие твари; Или… Или это ещё проще объясняется – мания преследования, шизоидно-параноидальный криз, и ничего этого вообще нет – нет никакой планеты Навей, нет созвездия Оборотней, нет во Вселенной лежбищ Смерти, и уж тем более нет живых деревьев, утроб, сказочных барьеров, пропускающих живую плоть и неживую по выбору, нет мохначей, спящих и пробуждающихся миров с их невидимыми демонами-убийцами, нет лесной нечисти, крылатой мерзости, гибридных паразиточудищ, нет гнусного, подлого и лживого карлика-колдуна Авварона Зурр бан-Турга, нет его ни в одном из воплощений Ога, потому что и самого Ога нету, более того, нет никаких «серьёзных людей» – нет и не было и никто его никуда не посылал, а лежит он сейчас в психиатрической клинике на огромной пластиконовой постели в смирительной рубахе и без проблесков сознания, и вся эта бредятина вместе со шлюзами, многомерными мирами и прочими чудесами творится лишь в его больной несчастной воспалённой после очередного поиска голове.

Да, это так! Мрачные мысли настолько одолели Ивана и упрочились в его мозгу, что он и не заметил, как дверь избушки резко распахнулась, вылетела чёрная тень, пропала в ночи. Только на лбу осталась лёгкая ссадина. Она была самой натуральной, побаливала. Да и холодный ветер, непонятно откуда взявшийся в лесу, был самым настоящим ветром. Всё вокруг было настоящим!

Надо было идти в избушку. И ждать.

– Заходи, Иван! – раздался вдруг голос из тьмы сеней. – Нам уже давно пора в путь!

– Ты где? – машинально откликнулся Иван.

– Да здесь, где же ещё!

Это был голос Авварона – приглушенный и вкрадчивый.

– Иду!

Сердце у Ивана забилось сильнее. Пока он нужен колдуну, ничего с ним не случится, ничего! Тот будет оберегать его! Надо поднажать на проклятого Авварона – пускай быстрее ведет; куда надо, не то…

– Иду!

В сенях Иван снова зацепил плечом то ли таз, то ли корыто, сбил с гвоздя – грохоту и звона с дребезгом было на весь лес. Тьма в сенях стояла какая-то странная.

Иван всегда нормально видел в темноте, глаза быстро к ней привыкали, но тут не было видно ни зги, это была непростая темнота.

– Иду! – ещё раз заверил Иван, сбивая нечто глухогремучее, огромное и пыльное. – Иду!

Он сделал шаг в комнатку, пригнулся, чтобы не удариться о низкую притолоку… и полетел вниз. Это было настолько неожиданно, что Иван сначала не понял, почему в избушке, в комнатенке сыро, кто мог затопить её до половины, не верхние же жильцы. Он погрузился вниз, словно никакого пола не было.

Его и на самом деле не было. В глазах прояснилось не сразу. Но когда прояснилось, Иван увидел, что он по плечи увяз в зеленой хлюпкой трясине, что до поросшего корявым ельником низкого бережка далеко, что ряска на поверхности болота дрожит и лопается, что над головой необычайно низкое серое, хмурое небо.

Трясина тянула вниз. Он пытался не поддаваться ей.

Железный тяжёлый меч гирей висел на поясе. Бросать его было жалко. Что с ним погибать, что без него.

Обманул подлый карлик, колдун чертов, снова обманул!

Иван был зол на весь свет. Но не время сводить счеты.

Сейчас главное – выжить. Всё остальное потом. Глупо погибать в поганом болоте за сотни тысяч парсеков от Земли. Иван поглядывал на ельник, на бережок – и ему не верилось, что это не Земля. Всё было земным, обыденным.

Кроме проклятых шлюзов-переходников.

Плавать в трясине дано не каждому. Ивану никогда не нравилось это занятие – ещё со времен Школы, когда их забрасывали то в болота, то в джунгли, то на льдины, то в пустыни и заставляли выживать там в любых условиях.

Именно заставляли, пощады в Школе не было. И потому из тысячи поступивших до выпускных экзаменов дотягивало два-три десятка будущих космодесантников. Отсев был огромным, многие гибли, становились калеками.

Что делать, они знали, на что шли, ведь недаром их называли смертниками.

Освоение Космоса было проклятием для Земли и её матерей. Это был чёрный заколдованный круг, в который на смену погибшим вступали обречённые. За одиночками десантниками-поисковиками, штурмовиками Вселенной, шли десятки исследователей, за исследователями тысячи геизаторов-строителей, за ними миллионы привыкших к роскоши и комфорту землян. Последним цена за освоение новых миров не казалась слишком высокой. Геизация Мироздания шла полным ходом. Люди быстро забывали, что их благополучие строилось на костях и крови первопроходцев.

Иван был первопроходцем. И потому он умел плавать в трясине. Он из последних сил тянул к берегу, изнемогая от чудовищного напряжения, преодолевая убийственную мощь болота. Он не суетился, не размахивал руками, не сучил ногами, каждое движение было размеренным, продуманным. И всё равно продвигаться удавалось по вершку, по крохе. Он был уже почти в прострации, когда до берега оставалось два-три метра, сознание покидало его, зелёная жуть сужала мельтешащий, подрагивающий круг перед глазами. И всё же он рванулся, ухватился рукой за поникшую ветвь огромной уродливой ели. Надо было подтянуться немного, и всё, спасение. Иван уже вылез почти наполовину из трясины, когда ветвь обломилась – гнилье! Он успел перехватиться другой рукой за верхнюю часть ветки, бросил обломок. Но тут на него повалилось само дерево, накрывая бурой жухлой игольчатой кроной, вдавливая в трясину.

Гниль! Весь этот лес гнилой. Поганый лес!

Иван нахлебался вонючей жижи. Но вынырнул, вцепился в ствол. Пополз по нему к берегу. Ствол под пальцами обращался в труху, в мокрое бурое месиво. Но Иван полз – по миллиметру, по сантиметру.

На берег он выбрался совершенно обессиленным. Лучемёт и меч были при нем. А усталость дело преходящее.

Иван упал лицом в ковер из пожухлой мягкой хвои. И снова его сморил сон.

Снова он лежал в высокой траве. Глядел в высокое небо. И вел неторопливую беседу. Он не видел собеседника.

Но знал, с кем говорит. А в небе плыло странное облако.

Было оно ослепительно белым и вместе с тем мягким, добрым, не отталкивающим своей белизной, а напротив, влекущим. И когда оно плыло от края, с востока было оно бесформенным и разлапистым как и все облака на свете.

Но по мере хода своего часть облака все больше и больше становилась похожей на старинные космолёты промежуточного класса. И когда облако застыло прямо над Иваном, он видел уже, что это и есть космолёт – один к одному, до мельчайших деталей. Но и не удивлялся, будто и ожидал, что облако это окажется не простым облаком, а чём-то неведомым, несущим для него нечто важное – и снова он видел две фигуры, две белые фигурки в белых скафандрах с белыми шарообразными шлемами. Что-то удерживало эти фигурки у поручней, не давало им оторваться от них, хотя Иван ясно видел, что люди в белых скафандрах рвались куда-то, тела их выгибались, головы в шлемах то клонились к груди, то откидывались назад.

Это длилось бесконечно долго, это было пыткой не только для белых людей, но и в первую очередь для Ивана. Он мучился вдвойне, испытывая и боль физическую, адскую, и боль душевную, и боль от неопределенности, от зыбкости. А голос, знакомый голос батюшки, давнего друга-собеседника, давил в уши: «Ведь это они! Ты разве не узнаешь их! Ты же сам мне всё рассказывал, ну всмотрись, вспомни! Это они! Такое нельзя забыть. Я верну тебе память!!!» Иван не понимал его, он вообще ничего не понимал. Почему эти видения преследуют его? Откуда они, после чего? После Гадры? Или планеты У? Где он был в последний раз, где?!

Кроваво-красная вспышка изуродовала ослепительно-белый мир. Будто в дьявольском пламени горело облако-корабль, горели белые, прикованные к поручням люди, горело всё. Облако разрывали на части чьи-то огромные лапы – восьмипалые, когтистые. Их было много, они были невероятно уродливые, непостижимо беспощадные. Иван их знал. Он их видел, хорошо видел где-то. Но где?! Голос орал в уши, в мозг, в самую сердцевину мозга: «Они убили их!»

«Ты сам всё видел! Они убили и многих до них – тысячи, миллионы, миллиарды смертей! Они убьют всех нас, от них нет спасения! Ты же всё помнишь, всё!

Ну, Иван, очнись! Они не смогли уничтожить нас всех за тысячелетия, но теперь они придут, чтобы дать нам последний смертный бой! Вспомни! Вспомни всё с самого начала!» Казалось, кровь сочится из горящего облака и падает на землю, в траву, Ивану в лицо.

Кровь и огонь. Но он не отворачивался. Он лежал и смотрел в страшную высь. В своё прошлое. И не только в своё.

Трехглазые отвратительно-жуткие морды смотрели сверху вниз, из бездонной черноты неба в его лицо. Был в них ужас. Нечеловеческий ужас. А огонь бушевал. Не стихал.

И голос становился всё громче. Теперь Иван не мог понять, чей это голос – то ли батюшка осип, сорвался, то ли это уже не он кричит. Но слова били остриями: «Ты всё помнишь! Это твои мать и отец! Они их распяли. Они их убили. Это была чудовищная смерть!» Иван и сам обретал голос, он вдруг прорвался, выбился из его горла: «Нет! Это всё неправда! У меня никогда не было ни отца, ни матери!

Меня нашли в капсуле-боте, в Космосе! Всё это неправда!», «Они убили их! Ты чудом спасся. Ты сам всё знаешь. Всё это хранится в твоей памяти. Ты знаешь даже больше, гораздо больше!», «Не верю! Не верю!» – голова у Ивана разрывалась. Он чувствовал, как некая сила, заключенная в его мозгу препятствует его стараниям всё вспомнить, осмыслить. И сила эта была невероятной.

С ней нельзя было тягаться. Она подминала под себя, растворяла, не оставляла надежд. И всё же он не сдавался.

Жуткие лапы и морды разом исчезли. Вместе с кровавым пожарищем. Но часть облака всё же вынырнула из алого марева. И Иван отчетливо увидел два лица на нем: мужское и женское. Лица эти были ему знакомы. Но они будили что-то в сердце, в душе. Эти глаза, губы… эта слезинка, выкатившаяся из женского глаза, оставившая след на щеке. Неужели это так?! Нет! Иван видел, как шевелились губы у мужчины, будто тот силился что-то сказать ему, но не мог, слова не долетали из безмерных далей. Он уже готов был поверить. Он уже поверил. И тогда он услышал мягкий и добрый женский голос, разом проникший в его уши, прозвучавший с болью, непонятной ему болью: «Он не придёт в этот мир мстителем… он вернётся сюда, он всё узнает, но он не будет мстить… иначе я прокляну его – живой или мертвой прокляну!» И лица исчезли. Вместо них в белизне высветилось лицо самого Ивана. Он никогда не видел себя таким – смертельно усталым, исхудавшим до невозможности, почти чёрным, с обветренными растрескавшимися губами и какой-то железной цепью на шее. Страшное лицо. Увидеть себя таким и не зажмуриться, не отвести взгляда сможет не каждый. Иван не отрывал глаз. Небо приковывало его.

Когда он был таким – после Сельмы? Двойного Ургона?!

Нет! Может, он только ещё будет таким?! И вдруг снова в мозгу само собою появилось странное слово «Хархан».

Появилось и исчезло. Лицо в небе стремительно менялось, оно молодело на глазах. Иван не мог ничего понять, но он видел себя помолодевшим на десять лет, двадцать, вот на него уже глядел подросток, мальчишка, малец.

нет, не может быть, разве это он – лицо младенца… и чернота, мрак Космоса, – редкие звёзды. И вот тогда он кое-что увидел. И понял. Он вдруг сам оказался там, в безвоздушной черноте. И горело, билось отсветами по броне корабля пламя, корчились в лютом изнеможении две фигуры на поручнях, висела во мраке серебристо-чёрная громадина. И висел в черноте он сам. Нет, не висел, его держала страшная восьмипалая лапа, та самая. И смотрели на него три нечеловеческих ужасных глаза, смотрели, как не может смотреть ни одно из земных существ, смотрели, пронизывая и обжигая холодным огнём внелюдской ненависти и чего-то ещё более жуткого, недоступного. Эта глаза прожгли Ивана насквозь и вернули ему память. Земля. Мнемограммы. Он всё это видел. Во время мнемоскопии и потом, – позже. Так всё и было. Он помнил даже расположение этих чужих крохотных звёзд на чужом небе. Хархан? Он был там!

Он ещё не всё припоминает. Но он был там! Он вспомнит. Эти изверги отняли у него память. Он не простит им этого. Они пожалеют об этом! Они отняли у него всё и заставили работать на себя. Так было уже. Он многое вспоминал.

Сейчас память лавиной обрушивалась на него: у его народа уже отнимали память, заставляли молиться чужим богам, строить чужие храмы и гибнуть, гибнуть, гибнуть при этом «строительстве». Никакое зло не бывает вечным!

Никакое!

Иван очнулся со зверской головной болью, будто ему на мозг лили расплавленное олово, вбивали в голову шипы. Блокада! Проклятая блокада памяти! Ничего не дается даром. Каждый клок отвоеванной памяти, отвоеванного собственного «я» будет даваться болью, кровью, огромным напряжением. Он знал это. Но он не боялся ни боли, ни напряжения. Он пробьет блокаду! Он уничтожит программу. Он никогда не будет беспамятным человеком-зомби, не бывать этому! Дайте срок, дайте только срок!

Он приподнялся, отряхнул с себя прилипшую хвою, поправил меч у пояса.

И поплелся через лес.

Поганый лес. Иного он звания и не заслуживал. Болота и волчьи ямы.

Гнилой ельник и осинник вперемежку. Небывалые, совсем не земные заросли огромных водянистых поганок, распространяющих вокруг себя удушливо прелый запах. Гигантские фиолетовые мухоморы и тоненькие розовенькие лианы, опутывающие стволы и ветви деревьев и совсем не вяжущиеся с бурым гнилым лапником и чахлой листвой, липкая медузообразная паутина в палец толщиной, чёрные норы на каждом шагу – всё это лишь укрепляло Ивана в мысли: Поганый лес! Тот самый, первый лес, заколдованный, был не в пример лучше. Стоило ли выбираться оттуда? Дважды Ивану перебегали дорогу странные зверьки, напоминавшие больших откормленных крыс на длинных птичьих ножках. Крысы были бесхвостыми, зато рогатыми и писклявыми. Завидев Ивана, они начинали дико пищать, то ли его пугая, то ли сами пугаясь, то ли предупреждая сородичей и прочих обитателей Поганого леса.

Трижды Иван натыкался на остатки вырезанных из песчанника невероятно свирепых идолов – оскаленных и безносых. Таким уродам могли поклоняться существа, не слишком обремененные понятием человеколюбия.

Сюда бы этнографов с Земли! Но Иван не был ни экстразоологом, ни этнографом. Он не мог надолго задерживаться возле каждой диковины.

Он осознавал полную никчемность хождения по лесу.

Но сидеть на месте не мог. У него не было ни ариадниной нити, ни сказочного клубка. Его мог выручить один только карлик-обманщик. Но тот о себе весточки не подавал.

Может, он уже считал из памяти Ивана, что нужно ему было, да и скрылся в неизвестном направлении. Иван, вспомнив про карлика и его страсти, вытащил из нательного клапана шарик стимулятора, проглотил. Через несколько мгновений остатки головной боли как рукой сняло, да и дорога стала легче – ноги сами бежали вперёд.

Из-за деревьев на него пялились чьи-то любопытные глаза. Ивану показалось, что это было одно существо, которое перебегало от ствола к стволу, пряталось за ними, следило. Но он ничего не предпринимал: пока его не трогают и он никого не тронет. Заранее гадать нечего – лес нехороший, и хоть он неземной, а всё ж таки в нём могла водиться всякая погань: и упыри, и лешие, и оборотни, Ивану сейчас только лиха одноглазого не хватало, всё сопутствующее ему имелось в преизбытке.

Без хорошей карты, приборов, датчиков, без плана и без программы можно было век ходить по всем этим лесам. Ходить и клясть судьбу, обижаться на пославших сюда, насылать на них любые проклятия. Но Иван не любил обижаться.

И вместо пустых сотрясений воздуха в виде проклятий, ругани и прочего он предпочитал действие – разобраться, выбраться, а там уж потолковать с кем надо по душам, чтоб впредь неповадно было живые души на погибель гнать.

Выбраться! Поди выберись из этого Поганого леса. Что там подлец Авварон говорил про сферы-веретена да про многомерные лабиринты? А говорил он Иван напряг память – что по этим гирляндам-мирам, соединенным какими-то пуповинами, можно хоть тыщу лет бродить и никуда не прибрести!

Вот в чём штуковина! А где одна тысяча, там и две, и три, и так далее. Ивану было отпущено по общим земным меркам не больше ста восьмидесяти – далековато до тыщи! И снова в мозг кольнуло, пробивая блокаду, – ему уже сейчас больше двухсот. Не может быть! Нет, может.

Иван почти физически ощущал, как возвращалась память. Да, ему больше двухсот, и вместе с тем значительно меньше. После зверского, чудовищного убийства отца и матери там, на окраине Мироздания, он очень долго лежал в анабиозе. Очень долго! Надо всё вспомнить.

Мнемограмма не могла врать. Перед глазами всплыло:

ГЛУБИНА ПАМЯТИ ПАЦИЕНТА – ДВЕСТИ СОРОК

ТРИ ГОДА ОДИННАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ ДВА ДНЯ.

Значит, и лет ему столько же, да плюс ещё последний год – двести сорок пять лет. С ума сойти! И из них двести восемь в крохотной скорлупке посреди Черноты и Пустоты, в Бездне. Его нашли совсем младенцем, он не постарел за эти двести с лишним лет. Ещё тридцать семь от него всё держали в тайне. Он узнал о трагедии лишь год назад. Всего только год. Он узнал и про себя лишь год назад. Иван сжал руками виски. Шага он не замедлил. И бдительности не потерял. Он всё видел, он всё слышал – он шёл по враждебному инопланетному лесу и не мог расслабиться. Все эти земные сосенки да осинки – камуфляж, суть тут иная, зевнешь – смерть. И всё же он не мог не думать. Хархан. Да, он был на этом треклятом, всех почему-то очень интересующем многопространственном Хархане. Но что он из себя представляет? Почему его туда понесло? Что там было? Когда и как вернулся? Блокада! Проклятая блокада памяти. Обратное время. Откат. Какой ещё откат? Иван не мог толком объяснить, но знал, кровь ему подсказывала, мышцы, костный мозг, их память – откат непременно будет. Если, конечно он раньше не отдаст концы. Нет, погибать нельзя.

Иван взял лучемёт наизготовку. Он будет вдвое осмотрительнее, втрое!

Итак, гирлянды-миры соединены пуповинами. Но он же прошел четыре круга, как говорил карлик-крысеныш, внешнего барьера, а заодно и охранительный какой-то слой, значит, все гирлянды позади.

Или не все? А вдруг у внешнего барьера Пристанища есть ещё четыре круга? Или сорок четыре? Гадать нечего, пустое даю. Сферы-веретена пронизывают миры и выходят, ежели Авварон не врет, на каждой планете Вселенной. Иван чуть не сбился с ритма. На каждой, значит, и на Земле.

Говоря проще, одна из сфер-веретен – это прямой канал на Землю. Не нужен Д-статор, не нужен возвратник. Можно переместиться по сфере-веретену. А если колдунишка врет? И даже если не врет, где искать это чёртово веретено?

Неразрешимая загадка. Тут без знания местных штучек не обойдешься. Здесь нужен проводник.

Иначе смерть или вековечное блуждание по кругу. Есть ещё, правда, Иван усмехнулся, возможность воплощения и даже перевоплощения. Да только что-то не очень хочется. Лучше бродить кругами и тонуть в болотах, скакать по деревьям и биться с мохнатой нечистью. Хархан! Там было что-то подобное.

Теперь Иван точно знал. Знал не со слов «серьёзных» людей, не со слов негодяя Авварона, а знал сам – он только не мог вспомнить, что именно, как всё это было там. Да и был ведь там не один Хархан.

Точно – не один. Всплыло из темноты и пустоты: Харх-А-ан. Хархан-А.

Система. Меж-арха-анье. Квазиярус. Ха-Архан. Поначалу ему показалось, что это мозг чудит, занимается вариациями на заданную тему, переиначивает на все лады одно слово. Но мозг не чудил. Он выбирал из закрытого сектора по крохам «запрещенную» память. И голова отзывалась болью. Жгучей и тупой, терпимой и почти невыносимой. Иван сжимал зубы. Внимательно всматривался в местность. И продолжал терзать себя.

Там тоже были «миры», «веретена», «шлюзы», «гирлянды», «ярусы». По тому миру надо было уметь перемещаться. И он почти умел, один единственный из землян.

И «серьёзные», и Авварон это знали с самого начала. При воспоминании об Аввароне Иван невольно усмирил ход мыслей. Колдун-телепат мог быть где-то рядом и прощупывать его, Иванов, мозг. Нет, раньше времени он не должен ничего узнать. Иван теперь уже сам блокировал в своей памяти всё, что могло навести колдуна на след. Теперь он понимал «серьёзных», они закрыли его память не только от самого Ивана. Они боялись утечки. И не зря боялись.

Иван их понимал. Но он их не простил. И не собирался прощать. Дальше!

Дальше! Пока не утеряна нить надо раскручивать клубок! Ярусы. Шлюзы. Миры, Веретена. Что же ещё? Узловые точки! Да, узловые точки! И ещё перпендикулярные уровни! Это не сферы-веретена, нет. Но по ним тоже можно перемещаться из мира в мир.

А если найти точки входа-выхода в Обратное время, это вообще сказка – это всё, что нужно для успеха! Иван чуть не задохнулся. Они знали, кого посылать сюда. Знали!

Он единственный на Земле. И если он поначалу шёл через шлюзы и уровни машинально, по инстинктивной памяти, то теперь… Нет, ещё рано загадывать.

Совсем рано.

Он не сумел толком использовать ни один уровень. Ни один шлюз-переходник. С избушкой оплошал. С кратерами не разобрался толком.

Дупло-коридор прошел впустую. Д-статору не смог задать координаты… Иван опять спохватился. Чертову колдуну нужны координаты Хархана. А значит, координаты всей Системы. Координаты Иной Вселенной. Но ведь, этот негодяй что-то говорил про нулевой канал, который якобы является выходом в Иную Вселенную. Выход?! Он вспомнил чудовищную Черную Дыру. Коллапса?! Вспомнил своё падение в него, стремительный полёт, выход в Иной мир. Они вели его.

Да, они вели. Он сам бы никогда не прошел Черную Дыру. И карлику надо знать путь туда. Нет, путь – это Нулевой Канал. Ему надо знать точное место в этой Иной Вселенной и её устройство, её главные законы. Зачем? Нет, гадать нельзя. Тут другое. Есть канал, следовательно, есть проход. Есть проход, значит, жители Пристанища могут туда попасть. Значит, они могут свободно переместиться на Землю. Им нужны координаты. Но они ведь знают всё о Земле? Значит, не всё! Пристанище – это часть Земли.

А Земля – это часть Пристанища. Но Пристанище больше всей Вселенной. У него есть области в Ином мире, так? А оттуда есть вход-выход на Землю и в Пристанище.

Чудовищно! Иван остолбенел. Только сейчас до него стало доходить, что всё это означает. А означало это лишь одно – беспечная, погрязшая в изобилии, роскоши, неге Земля, та самая Земля, которая отодвинула свои внешние границы на сотни тысяч парсеков во все стороны от планеты-матушки.

Земля, упивающаяся своим величием, мощью, неприступностью, Земля, имеющая совокупный Звездный Флот, способный сокрушить любую из известных цивилизаций и все их вместе взятые, Земля, обладающая энергетическим потенциалом в сотни Сверхновых звёзд и инфраструктурами, не имеющими себе равных во Вселенной, эта избранница Божья и создание Божье, на самом деле открыта и беззащитна, как дитя, играющееся в куличики перед пастью аллигатора.

Что же там было – на Хархане?! Иван почти точно знал, там готовится нечто чудовищное, необратимое. Но что?! Голова болела уже нестерпимо. Он не мог больше выдерживать эту боль. Он был готов выдрать из мозга блокирующий сектор. Он вцепился обеими руками в свои длинные, запущенные кудри и то сдавливал виски, то тянул себя за волосы, словно собирался снять собственный скальп. Он не мог стоять. И ноги его не держали, они подогнулись – Иван плашмя упал в хвою. Проклятье! Всё потом! Хватит терзать себя. Хватит! Потом он всё вспомнит. Но не сейчас. Иначе смерть! Иначе конец всему, не только ему, как личности, как десантнику-смертнику, конец чему-то большему, может, и…

Метров сорок он прополз по сырой разлагающейся хвое. Он боялся остановиться, боялся потерять сознание от боли. Он запретил себе думать о чём-то ином кроме Поганого леса, гнилых корявых стволов, перебегающих от дерева к дереву леших, писклявых крысах на журавлиных ножках. Хватит.

Сперва надо выжить. А потом.

Он медленно встал на колени. Шатаясь, приподнялся.

Сделал шаг, другой. Всё нормально. Всё в порядке. Есть только Поганый лес, и ни черта больше. Лес и он сам в лесу!

Боль отступала. Иван вытащил шарик стимулятора, проглотил. Надо идти вперёд, только вперёд. И тут он впервые увидал глаза! Безумные. Пустые. И вместе с тем полные безутешной тоски, страха и чего-то дикого, полузвериного. Взгляд из-за дерева парализовал его. Леший!

Такой взор мог иметь только леший. Не зверь, не птица, не инопланетный гуманоид. Только тот мог обладать этим взглядом; кто продал душу дьяволу, кто нес в себе тоску вечного проклятья, страх грядущей, ещё очень далёкой, но всё же неминуемой расплаты и дикость разумного зверочеловека. Нечисти нет на белом свете, учили Ивана и всех землян учебники, ученые книги, опыт прожитых лет. Нечисть есть, шептали ему тайком парни из Закрытого сектора.

Она была, есть и будет – эта такая же реалия бытия, как и всё прочее. Они знали, что говорили.

Но Иван им не верил.

И вот теперь он замер с поднятой ногой. И не смел её опустить. Эта тварь не боялась его больше. Она смотрела на него во все глаза. А Ивану казалось, что глаз один. Это было как наваждение – он ясно видел на лице лешего два глаза. Но он видел и чёрный провал между ними. И был это не провал, а жуткий меняющий цвет и форму зрачок.

Носа на заросшем реденькой рыжей шерсткой лице почти не было, только две чуть выпуклые ноздри, тянущиеся к подбородку вместе с верхней губой.

Высокие, почти касающиеся рысьих ушей плечи, узкое вытянутое тело с чахоточной грудью и ещё более узким тазом. Леший, лешак, лихо одноглазое.

Откуда он тут, на планете-призраке в Пристанище?! Оборотень?

Иван опустил ногу. Сделал шажок вперёд. Он боялся спугнуть нечисть. Он боялся потерять хоть малейший шанс. Но существо, кем бы оно ни было, – не боялось чужака. Более того, оно вдруг вышло из-за полусгоревшей чёрной ели и остановилось у Ивана на пути, преграждая его.

– Кто ты? – спросил Иван на общедоступном межзвездном языке.

Существо не ответили.

Оно было очень странным. Иван никак не мог его рассмотреть толком, хотя обычно он сразу схватывал новые черты, облик встречных-поперечных, запоминал – он обладал взглядом профессионала, фотографирующего объект, воспринимающего его сразу, целиком и во всех деталях. Но сейчас творилось нечто неладное. Иван дважды тряс головой, пытаясь согнать с глаз несуществующую муть, прочистить их. Он не решался поднять руки неизвестно как воспримет этот жест страннее существо с тоскливо-пугливыми глазищами.

Нет, глаз всё же был один. Иван уже понял – никакой мути в глазах нет, он видит то, что ему показывают. Тело существа беспрестанно меняло очертания, будто оно дрожали крупной рваной дрожью. В нём не было ничего постоянного, ничего надежного, прочного – сквозь редкую шерсть просматривались местами ели и осины. Правая рука или лапа существа всё время пропадала и казалось, что оно вообще однорукое. То же творилось и с ногами – они то сливались в одну голенастую полусогнутую лосиную ногу с раздваивающимся на конце пучком рыжей шерсти, то вновь разделялись, уловить момент перехода было невозможно. Фантом! Наведённый фантом! – так решил Иван. Но леший был настолько не похож на все обычные фантомы, что с окончательным диагнозом не следовало спешить.

– Кто ты? – повторил Иван.

– Кто ты? – машинально отозвалось существо. И вытянув ручищу на почти нереальное расстояние в семь метров, коснулось Ивановой груди.

Прикосновение было мягким, осторожным. Вместе с ним Иван ощутил, как в голове его кто-то хозяйничает, с непостижимой скоростью выуживая всё подряд. Он тут же блокировал мозг.

– Поздно, – сказало существо тихо, со значением, – я уже всё знаю.

Тягучий говор и пропадающие согласные вместе с тяжёлым придыханием и всхлипами выдавали в существе его неземное происхождение. Леший заговорил на родном языке Ивана. Он говорил по-русски. Иван слишком много видел в жизни, чтобы удивляться новому. И всё же он не мог понять, почему все эти существа, лишенные каких-либо видимых приборов, мнемощупов, переговорников, запросто проникали в его мозг, начинали говорить с ним на его языке и… как они выражались, «всё знали» о нем и Земле. Это было непостижимо.

Биоцивилизация, достигшая сказочных высот развития? Раса, обладающая тайным зданием? Да кто же они такие, дьявол их забери!

– Ты не найдешь здесь то, что ищешь! – выдал вдруг леший без интонаций, продолжая дрожать и дергаться.

– А что я ищу? – поинтересовался Иван.

– Себе подобных. И вход. Потом ты будешь искать выход.

– Откуда такая уверенность?

– Ты не первый здесь.

Иван опустил глаза. Подлый Авварон тоже говорил что-то про предшественников Ивана, легших костьми на подступах к Пристанищу. Значит, были земляне здесь, были?

– Были, – равнодушным тоном ответил леший. И впервые за всё время моргнул своим непонятным глазом – волосатое веко скрыло зрачок. Когда оно поднялось было на его плоском лице два тоскливых, диких ока.

И каждое смотрело в свою сторону. – Они не совсем погибли, ты не правильно думаешь.

Иван уже думал о другом – о том, что всех их, скопом, не разбирая, пора брать и силком тащить в психушку: и его, и лешего, и гнусного колдуна вместе с его Огом, и филина, и чудищ с прилипалами, и мохначей-призраков! Всех! Но вслух он сказал другое:

– Не совсем погибли? Здорово получается. Я вот всегда считал, что можно не совсем проснуться, не совсем выздороветь, но погибнуть не совсем нельзя. Можно погибнуть или не погибнуть.

– Это почти Пристанище, – уныло протянул леший, выговаривая каждое слово старательно и с натугой, – здесь нельзя совсем погибнуть. Жизнь здесь состоит из череды воплощений и перевоплощений. Разумная материя слишком ценна, её не хватает, её нельзя превращать в ничто.

– Кто это определил?

– Не будь излишне любопытным, подумай о себе, – посоветовал леший.

Рука его обрела прежние размеры, она больше не вытягивалась резиновой безразмерной кишкой. Но сам леший оставался каким-то нематериальным, зыбким.

– Хорошо. Тогда ответь, где те люди, что приходили до меня? Если они не погибли, они должны где-то быть, так ведь? – Иван пытался взывать к логике, но на успех не очень-то надеялся. Он больше надеялся на меч, лучемёт и собственные руки. – С ними ведь сделали что-то?

Они перестали быть людьми, так? И кто такие зурги?

Нет погоди, не упрекай меня в излишестве вопросов – отвечай, где мне подобные?

Сквозь грудь лешего просматривался клок серого неба и верхушка осины.

Глаз опять был один, с огромным чёрным зрачком. Говорил леший, не разжимая губ, только чуть шевелил ими, возможно, это лишь казалось из-за шерсти, скрывавшей сам рот. Именно шерсти, бородой и усами волосяной покров существа на нижней части лица назвать было никак нельзя.

– Они в разных мирах, – в разных телах. Часть одного из чужаков во мне, – леший неожиданно осклабился, показывая бледно-лиловые частые пилообразные зубы и чёрный раздвоенный язык, вырвавшийся наружу и столь же внезапно пропавший. – Мне досталась только часть пришлеца. Она в моем теле и моем мозгу. Но я бы мог принять ещё немного. – Леший плотоядно поглядел па Ивана, и вновь его язык с узким раздвоенным концом, метнувшись над шерстью, пропал в пасти.

– Не верю! Ни единому слову не верю! – вырвалось у Ивана. Он явственно ощутил, что его в очередной раз начинают водить за нос, дурить.

– Я Рон Дэйк. Нагрудный номер ХС 707320. Отряд «Сигма-П», Проект Визит Вежливости, – проговорил вдруг леший не своим голосом, без акцентов и придыханий, всхлипов и растяжек.

Такого Иван не ожидал. Но ещё больше его поразила перемена в лешем.

Вместе с первым же изданным звуком волосатое лицо растворилось в набежавшей на него студенистой пелене, пропало. Но вместо него чётко обозначилось лицо человека, землянина с крупным перебитым носом, выпирающей вперёд нижней челюстью и узкими бескровными губами. В обрамлении рыжей шерсти, торчащей сверху и по бокам, рысьих ушей, да ещё на этом зыбком полуреальном теле с высоко поднятыми шерстистыми плечами человечий лик выглядел более чем непривычно. Снова наведённый образ, призрак, фантом, решил Иван.

– Нет, это не фантом, – сказал леший, он же Рон Дэйк. – Это явь. Вам повезло больше, мой друг, я не смог пройти дальше Второго Круга. Мохнатые ребятки, надеюсь, вы знакомы с ними, меня здорово разделали.

Сейчас мне уже не стыдно признаваться в этом, поверьте.

Сейчас мне нет необходимости соблюдать всю эту земную секретность, важность, прочие условности… Я уже в Пристанище. И здесь я тоже, сами видите. Тут неплохо, мой друг. Тут лучше, чем на Земле.

– Ваше задание? – почти без вопросительных интонаций выдавил из себя ошарашенный Иван. Его рука, лежавшая на ложе лучемёта, заметно подрагивала.

– Ради бога! Задание простейшее: проникнуть как можно дальше в этот мир. Потом должна была включиться какая-то программа, я ничего о ней не могу сказать – её выпихнули из моего мозга местные умельцы.

Спросите у них. – хе-хе, если сможете, – лицо исказило странное подобие улыбки. Землянин не мог так улыбаться.

В душу Ивана снова закрались сомнения, подозрения.

– Это вы напрасно, – уловил его мысли Рон Дэйк, – никакого обмана здесь нет. И быть не может. Просто я уже не совсем тот человек, точнее, я уже не человек, понимаете вы это, мой друг, или нет – я поднялся на ступеньку выше, я воплощен.

– Хорошо, – заспешил вдруг Иван. Он во всё поверил разом. – Хорошо. С воплощениями мы ещё Разберёмся. Я вас ерошу ответить мне: кто вас послал сюда, были ли до вас резиденты?

– Меня направил на планету Навей Четвёртый сектор Центра Ай-Тантра, Лас-Римос, Объединенное Мировое Сообщество. Удовлетворены?

– Кто был ещё?

– О тем, что были ещё забросы, я узнал только здесь.

Вы тоже всё узнаете, мой друг, не надо спешить. Воплощение на многое откроет вам глаза. Вы сейчас бродите в потемках, тычетесь носом как слепой щенок. Извините за сравнение, но на самом деле ещё хуже. Я вам рекомендую не затягивать. У вас уже была возможность – помните Священный Ковер?

– Помню, – ответил Иван, – но хотелось бы ещё немного потыкаться носом в потемках. У меня, знаете, светобоязнь. Что вы знаете о заложниках-землянах. Вы, как человек, как землянин, должны мне помочь.

– Всё это не заслуживающие внимания вещи. Заложники. Ну зачем тут кому-то какие-то заложники-земляне! Вы хоть представляете, где находитесь, с кем имеете дело? Ведь вы уже кое-что повидали и пощупали собственными руками…

– Отвечайте прямо – есть они на планете или их нет?! – Иван пошёл в наступление. Что ему ещё оставалось, кто ещё мог ответить на его вопросы!

Нечеловеческая улыбка снова скривила горбоносое лицо Рона Дэйка, и проглянули в этом лице уловимые, приметные лешачьи черты, засветилась темным огнём в глазах неизбывная тоска, перемешенная со страхом далекого грядущего, высверкнула звериная дикость и перемешалось всё с холодным нелюдским умом. Ивану на миг показалось, что и глаза Дэйка слились в один огромный безумный прозорливый глаз, что вырвалось из бескровных губ чёрное змеиное жало и скрылось тут же. Только покрытое рыжей шерстью расплывчатое тело по-прежнему билось в дрожи-судороге.

– Странное слово – заложники, – улыбка погасла на лице Дэйка, сменившись выражением безразличия и некоторого отсутствия, – если подыскать земные аналогии, это всё можно скорее назвать иначе консерванты, что ли, резервный материал, немного грубовато, но слова ничего не меняют. Их можно назвать даже сырьем. Они и есть сырье, материал. Вы извините меня, не Пристанище живет по своим законам. И не нам с вами их менять.

Из-за чахлых колючих кустов выбежала на своих тонких ножках очередная рогатая крыса. Метнулась было через дорогу между Иваном и лешим, чего-то вдруг перепугалась, запищала оглушительно и жутко. И смолкла внезапно, резко. Иван краем глаза заметил, как лицо Дэйка сменилось страшной мордой лешего, как метнул он взгляд на крысу – как та мгновенно превратилась в комок трепещущей медузообразной слизи, растеклась, оставляя чёрное маслянистое пятно на палой хвое. Но лик лешего уже пропал. На Ивана снова печально и устало смотрел Рон Дэйк из центра Ай-Тантра.

– Вы могли бы так и со мной… – спросил Иван.

Дэйк кивнул.

– Так в чём же дело?

– Тут свои законы. Свои интересы.

– Хорошо. Раз все тут такие всемогущие и умные, ответь, что мешает вашим умельцам считывать блокированную информацию из мозга? Почему они не могут сразу же вынуть программу. Заставить работать резидента на себя в его собственном теле, не воплощая его и не перевоплощая?

Рон Дэйк вздохнул, разжал плотно стиснутые губы.

– Всё! Это последний вопрос. Я отвечу на него – программу можно вынуть. Но снять блокаду нельзя. Блокада снимается изнутри. Можно убить мозг, можно уничтожить блокированный участок. Но не более того. И ещё, мой друг. Пристанищу некуда спешить – оно вечно. Вы всё время мыслите человеческими мерками. А здесь мерки другие. Всё. Мне пора, я не могу всё время быть в одном круге, в одном месте. Зург вам всё объяснит.

Лицо Рона Дэйка исчезло. Перед Иваном стоял леший и буравил его своим огромным глазом.

– Так ты и есть зург? – спросил Иван.

Леший обмахнул жуткую свою морду чёрным змеиным языком, раздул ноздри.

Он сделал навстречу Ивану три шага. И снова замер.

– Ты всё скоро узнаешь.

Иван ощущал давящую силу огромного глаза, чёрного зрачка. Но чувствовал и другое: у него достанет выдержки, он устоит. Он не жаба! Надо только выйти из поля этого глаза. Надо освободиться от чар. Вся эта нечисть сильна только тогда, когда ты сам готов ей поддаться.

Щиты! Надо выставлять щит за щитом. Иван понял, что обычных пси-барьеров гиперсенсорного уровня для защиты от лешего не хватит. Только щиты Вритры! Он древнейшим ведическим приёмом ввел себя в состояние «хрустального холода». Первый щит изумрудно-прозрачным колпаком накрыл его, почти полностью прерывая все связи с внешним миром. Второй щит «рубиновый огонь», полыхнул в глазах красным заревом и сделал его недоступным. Теперь медлить нельзя. Иван знал, что щиты Вритры он продержит не дольше двух минут. За это время надо успеть. Или гибель, воплощение и всё остальное…

Он видел, как мгновенно изменился леший, как его схватило вдруг в необоримом припадке-трясучке, как затряслась его шерстистая уродливая голова – казалось был слышен даже лязг зубов. Леший на глазах становился всё более отвратительным, гадким, страшным. Он увеличивался в размерах и теперь уже был вдвое выше Ивана, его корявые лапы тянулись к путнику, из шерсти высверкивали скрытые до того чёрные поблёскивающие когти. И ни звука. Ни единого звука не исходило из лешего, точнее, ни одного писка, шороха, крика, слова не пропускали щиты. Лишь беззвучно раскрывалась страшная пасть, высовывался чёрный язык.

Выжидать не было смысла.

Иван ухватил меч обеими руками и ринулся вперёд.

Времени оставалось чуть более полутора минут. Первый удар пришелся лешему по ногам. Под таким ударом ни одно живое существо не устояло бы. Но леший не только устоял, он даже не шелохнулся – меч прошел сквозь его ноги, словно их и не было. Фантом! Иван заскрежетал зубами от бессилия. Но тут же получил сокрушительный удар по голове. Щиты Вритры не защищали его от физического воздействия. И удар был совсем не призрачным.

Иван упал на спину, дважды перевернулся и застыл на четвереньках.

Леший стоял прямо перед ним и пристально смотрел ему в лицо своим налитым злобою глазом.

Он всё понимал, он выжидал.

– Нечисть! – сорвалось у Ивана с губ. – Гнусная нечисть! Ну, держись!

Это не призрак. Это способность переконцентрации вещества, перераспределения. С таким Ивану уже доводилось сталкиваться. Надо бить из лучемёта, рассеянным залпом из четырёх боковых микростволов. И всё! Времени совсем в обрез.

Иван вскочил на ноги. Отпрыгнул назад. Нет, он не будет тратить заряда на эту погань. Он уложит её и так!

Меч превратился в убийственное «северное сияние», когда Иван взмыл вверх. В прыжке он десятикратно рассек грудь и шею лешего. Но меч только свистел, сверкал в воздухе, не встречая сопротивления.

Леший был неуязвим. Но и он имел слабые места.

Падая, Иван неожиданным ударом рубанул противника под колено – фонтаном вырвалась наружу жёлтая дымящаяся кровь. Нет, никакой это не призрак! Его можно победить, его можно убить!

– Ну всё! Получай!

Иван не стал разглядывать раны, не стал тратить попусту времени. Он нанес ложный удар по другой ноге потом по руке. И когда, казалось, уже не осталось ни силы, ни замаха, он взвился вверх и резко ткнул в бездонно-безумный красный от ярости и боли глаз.

Это был удар мастера!

Дикий рев лешего прорвал барьеры. Пинок невероятной мощи отшвырнул Ивана далеко, метров на пятьдесят назад – плечами и головой Иван врезался в огромную выгнившую от старости ель, сшиб её и рухнул на сырую хвою вместе с ней, пропав под бурым лапником.

Всего пять-шесть секунд ему понадобилось, чтобы выбраться наружу. Но разъяренное полуослепшее четырехметровое существо, прозванное метко лешим, нависло над ним, пытаясь нащупать его, раздавить безжалостными трясущимися когтистыми лапами. Это была ходячая смерть. У Ивана в запасе оставалось не более четвёрти минуты. Падут щиты Вритры – ему конец. Он даже не представлял себе силы и могущества своего соперника.

Надо уложиться, надо успеть. Он сдёрнул с плеча лучемёт. Но не успел его вскинуть, как леший слепым и сильным ударом выбил смертельное оружие из рук. Меч!

Только меч его спасет. Иван взъярился. Он был готов, не щадя себя, перейти в ускоренный ритм, в быстрое время, чтобы выиграть хотя бы пару секунд. Но он не мог сосредоточиться, сконцентрировать волю на переходе надо было отражать удары лешего, наносить удары ему. Это конец! Всё! Иван видел, как хлестала из глаза жёлтая поганая слизь. Надо бить туда. Только туда! Но теперь леший не давал ему такой возможности, он словно скоростная мельница размахивал своими длинными загрубевшими ручищами, размахивал вслепую, желая предотвратить любой возможный удар и нанести последний, сокрушительный своему врагу. Мечом не достанешь!

Иван присмотрелся к корявому стволу ели. Нет, слишком тяжел. И всё же.

Надо! Надо собраться! Титаническим усилием воли он высвободил все внутренние резервы, снял все заслоны, барьеры и с криком, ором швырнул меч в лешего, прямо в глаз. Тот шутя отбил двухпудовое железное оружие смерти, захохотал неземным, иссушающим хохотом. И двинулся на Ивана.

– Вот и всё! Прощай, мой друг!!!

Иван, едва не падая от усилия, с выпученными от натуги глазами и багровым лицом, вскинул ствол вверх, упираясь обеими руками в толстенные сучья, направляя ствол расщепленным концом прямо в противника. Конец ствола пробил череп, выскочил наружу, прежде чем леший сумел замедлить движение. Он повалился прямо на Ивана. Тот еле успел отскочить.

Это была победа.

Поверженный противник лежал в палой хвое и бился в судорогах. Он весь истекал желтой вонючей слизью.

Иван не мог поверить глазам – откуда в нём столько этой дряни, она затопила уже половину поляны! Леший хрипел, стонал, цеплялся лапами за уродливый ствол ели. Ничто не могло ему помочь. Ещё через минуту он затих.

– Ну вот и всё, – вслух сказал Иван и отвернулся.

Но реакция сработала моментально. Краем глаза он уловил мелькнувшую тень, резко обернулся, готовясь отразить удар.

Удара не последовало. Но тень была. Иван заметил, как из чрева поверженного чудища выскользнула тонкая суетливая змейка с большое полупрозрачной головой и красными выпуклыми глазками. Это была даже не змейка, а скорее омерзительный, гадкий червь, невероятно быстро скользящий по хвое, оставляющий сырой след.

– Стой, гнида! – закричал Иван.

Он подобрал меч и пустил его вдогонку червю-беглецу.

Меч вонзился в основание полусгнившей, опутанной слизистой паутиной ели, прямо между двумя выпирающими корневищами – он попал в след червя. Но поздно!

Увертливая гадина пропала в маленькой чёрной дыре-норе – только дрожащий голый хвост мелькнул.

– Всё зря! – Иван выругался. Поглядел на останки лешего. На их месте пузырилась, булькала хлюпала жёлтая слизь. Это лишь оболочка. Иван был расстроен, растерян. Он чуть не погиб, истратил столько сил, что сейчас ноги его не держали. Но он не победил противника.

Тот ушёл. А может, и не ушёл?! Может, этот червь был обычным симбиозником-паразитом или ещё чём-то?

Кто разберётся в этих непонятных внеземных тварях!

Иван уселся на землю. Ему надо было передохнуть.

Бредовый, непредсказуемый мир!

А этот оборотень Рои Дэйк, ещё чего-то там говорил про то, что не хочет на Землю, что здесь лучше, что Пристанище, – дескать, рай. Нет уж, Ивану хотелось домой. Он вообще устал от этого глупого, идиотского положения.

Человек Земли XXV века, несущий в себе все её знания, мощь, одухотворенность, вынужден бродить пиллигримом-странником по гирляндам нелепейших миров-призраков, размахивать антикварным прапрапрапрадедовским мечом-кладенцом, воевать с такой гнустью и нечистью, о какой лучше и не вспоминать перед сном. Да за что же муки такие!

Да ещё эти шутки с памятью, с «программой»!

Иван вытащил концентрат, проглотил его. Хотел достать твердую воду в шарике-корпускуле. Но почему-то передумал и побрел к трем тоненьким осинкам, где виднелся слабый блеск воды – обычная лужица. Он нагнулся над ней, принюхался. Вода как вода. Из лужи на Ивана глядело измождённо-бородатое лицо. Это был он сам.

Что ж, тут ничего не поделаешь, какой есть, такой и есть.

Он зачерпнул в пригоршню водицы. Попробовал немного – вода как вода, не отравленная, это точно! Стал пить, наслаждаясь пусть и горьковатой, с привкусом прелой хвои, во всё же естественной, почти что живой водой.

Потом лежал и смотрел в низкое небо, еле пробивающееся сквозь верхушки деревьев-уродцев. Ни о чём не думал, ничего не вспоминал, просто лежал и наслаждался покоем.

Мысль пришла внезапно.

Иван вскочил на ноги. Подхватил меч, лучемёт и побежал к ели – той самой, под которой скрылся отвратительный прозрачноголовый червь. С разбегу он пнул ствол ногой. Ствол затрещал, качнулся. Тогда Иван навалился на него грудью, уперся ногами, нажал – дерево трещало, скрипело, но поддавалось. Не прошло и полминуты, как Иван выворотил старую разлапистую ель с корнями.

Только ошметки земли и хвои полетели по сторонам.

И вот тогда он понял, что не ошибся. Под елью был лаз – большая дыра с неровными рваными краями, уходящая во тьму. Нет, не зря он бился с этим чудищем-лешим, кем бы тот ни был в проклятущем и бестолковом Пристанище.

Иван встал на колени, заглянул в лаз и присвистнул – это был настоящий подземный ход. Сейчас бы фонарь, любой, пусть самый маленький! Нет, придётся лезть в кромешную тьму.

Он не долго раздумывал. Семи смертям не бывать, а одной не миновать.

Иван осторожно спустил ноги вниз, вцепился в корневище рукой. И на ощупь пополз вниз, упираясь спиной и ногами в земляные стены, готовый ко всему.

Он уже знал почти точно, что если сейчас вылезти наверх, то никакого Поганого леса там не окажется, что он попадет в новое место, а может быть, и в избушку. Но он не хотел наверх. Хотел туда, куда уползла тварь, выскользнувшая из тела лешего-зурга.

Метров через сто ствол начал утрачивать отвесность, теперь Иван спускался под уклон. В темнотище он не различал ничего, кроме собственных рук. Ни отблеска, ни отсвета, предвещающих завершение пути, ничего не было.

Ещё через две сотни метров. Иван почувствовал, что можно встать на ноги и идти, уклон становился вполне пригодным для перемещения. Ничего, ничего, уговаривал он себя, ежели не завалит прямо тут, куда-нибудь да выберемся!

Наверх в любом случае подниматься долго, не получится ничего. Почему не срабатывает программа? Почему?! Когда мрачные мысли или память начинали одолевать Ивана, он тут же обрывал их, сосредотачивался на продвижении вперёд. Ему не нужна сейчас головная боль. Ему нужны чистый свежий рассудок, ясные глаза, безотказная реакция. Всё остальное потом.

Он шёл почти в полный рост, не оскальзываясь и не падая. Временами под ноги попадали камни, какая-то шуршащая мелочь вроде щебенки, но откуда тут щебенка! Когда впереди забрезжил еле уловимый свет, Иван не удивился. Он ждал конца пути. Он даже ускорил шаг, почти побежал. Свет становился всё явственней, сильней, но это был не дневной свет, лишь в полном мраке подземного хода он имел право называться светом. Ещё издали Иван увидал стену, преграду и небольшое неровное отверстие, сквозь которое и пробивалось тусклое подземельное свечение. Он бросился к этому отверстию, приник к нему, словно ожидал увидеть нечто сказочно необычное, а может, и тех самых заложников-землян, которых злые и коварные инопланетяне держат в подземном тайном узилище. Но увидал он лишь большую пещеру, усеянную грудами округлых камней.

– Ладно. Не будем спешить, – шепотом успокоил Иван себя.

Полез в дыру. Пещера была самой обычной, в ней не было и следа рук человеческих. Зато в ней было множество человеческих черепов. Они лежали кучами, пирамидами, врассыпную, они были везде – на камнях, под камнями, на выступах и в нишах стен, что поднимались к сферическим, неровным и темным сводам, они были повсюду. Откуда здесь могло быть столько черепов?!

Иван вздохнул – на душе у него стало нехорошо. Может, и он прибрел сюда, лишь для того, что бы пополнить чью-то коллекцию? Ну уж нет!

Огромная пляшущая тень, взметнувшаяся по отвесной стене, насторожила его, заставила крепко сжать рукоять меча. Что это?!

Иван не любил подобных шуток. Тень не должна была появляться раньше того, кто может её отбрасывать. Он оглядев пещеру. Ничего. Но тень становилась всё больше и отчетливей.

– Кто здесь? – выкрикнул Иван, положив меч на плечо, держа палец на спусковом крюке лучемёта.

Нарастающий шип раздался прямо от груды камней.

Теперь Иван начинал видеть того, кому принадлежала чёрная тень. В расплывающемся сумрачном воздухе медленно вырисовывался силуэт гигантской, свернувшейся кольцами змеи, даже скорее змея, каждая чешуинка которого светилась крохотным изумрудом, переходя на брюхе в желтизну янтаря. Лишь верхняя часть у змея была незмеиной. Огромная клыкастая и мохнатая морда, мохнатая впалая грудь, высокие плечи, ожерелье из здоровенных зубов непонятного животного и медвежьи лапы с длинными причудливо изогнутыми когтями. Да, верхняя часть чудовища была медвежьей. Огромный зверомедведь, переходящий в гигантского свёрнутого кольцами змея, был внушителен и страшен. Он был значительно крупнее любого самого могучего своего земного собрата, неизмеримо свирепее, чудовищнее.

Злоба, горевшая в круглых выпученных глазках, была всеобъёмлющей, непостижимой. Это был монстр – исполинский змеемедведь. Но ещё страшней было его появление – он возникал из ничего, из воздуха, постепенно прорисовываясь в нём, наполняясь плотью, мощью, жизнью. В пещере стало труднее дышать – от чудовища исходило такое зловоние, что Иван поневоле прикрыл нос рукавом.

– Ты пришёл сам? – прорычал вдруг змеемедведь.

Иван опешил.

– Это хорошо!

Такого голоса было достаточно, чтобы убить человека с некрепкими нервами. Это был голос исчадия ада. И всё же это был не настоящий голос.

Иван понял, что он исходит не из пасти чудовища, а из его мозга. Ну какой там может быть мозг у такой зверюги?! Иван невольно обернулся назад. Бежать было некуда.

И тогда он вскинул лучемёт.

– Погоди, – торопливо выдал монстр. – Успеешь ещё?!

– Чего ты хочешь от меня?! – заорал Иван, словно змеемедведь уже начинал пожирать его. – Если ты шелохнешься, я спалю тебя на месте! Понял?!

Иван привык на всех планетах и во всех мирах иметь дело с гадами и гадинами, чудами и чудищами, монстрами и сверхмонстрами всех размеров и видов, но он никогда не уничтожал монстров, наделенных разумом.

Только тогда, когда они сами покушались на его жизнь.

Это были редчайшие случаи, это было просто невезением, промашками судьбы. Но здесь, что ни тварь, то разумная, что ни гад, то телепат! С ума сойти, непостижимо!

– Не надо запугивать меня, – прорычало чудовище, – это мой дом, а не твой, это мой мир, а не твой! Не думай, что мы не можем поменяться местами!

– Что? – удивился Иван.

– А ничего, – спокойно ответило чудовище.

Иван вдруг почувствовал, что он стоит у стены, придавленный к ней огромными камнями, не ломающими и не калечащими его тела, ног и рук, а чудовище, откинувшись назад, раскачиваясь на змеином туловище, сжимает в лапах его лучемёт, целится ему в грудь. Безумие. Это было форменным безумием!

– Как тебе это нравится? – поинтересовался змеемедведь. – Что это с тобою, никак худо стало? – рык чудовища перешел в раскатистые надрывные стоны, монстр смеялся. Он умел смеяться.

Иван почувствовал себя ребенком в лапах хищника.

Он был беззащитен. И уже ничто не могло его спасти, он был в полной воле монстра.

– А можно и так…

Рык не дозвучал до конца, как всё переменилось. И Иван ощутил себя несказанно сильным. Он вознесся на большую высоту и оттуда взирал на маленького человечка, припертого к каменной стене пещеры. Человечек был длинноволос, длиннобород, грязен, немощен и жалок.

Иван не сразу понял, что это он сам. Почему же он видит себя Со стороны, почему и как?! С опозданием до него дошло, что… – Иван поднёс к глазам руки. Нет, это были не руки, а огромные звериные лапы, только очень развитые, с умелыми и гибкими пальцами, способными выполнить сложнейшую работу. Невероятно. Собственными глазами он видел, как вытягивается шерстистой огромной мордой вперёд… его лицо. Нет, не его… И не лицо, а именно морда! Он поглядел вниз – и увидел лохматую широченную медвежью грудь, живот, где лохмы и шерсть переходили незаметно в крупную желтую чешую.

А дальше, дальше извивалось, сплеталось кольцами тело сверхгигантской анаконды, чудовищного змея-удава. Он решил проверить, чуть напрягся. И вознесся ещё выше, под самые своды пещеры. По его велению кольца расплелись и снова сплелись, но уже иначе, тугими витками.

Это было сказочно, и упоительно. Ощущать себя столь могучим, а новое тело столь послушным… Ивану вдруг вспомнилось что-то маленькое, кругленькое, нет, яйцеобразное, он прикладывал его к шее, и с ним что-то происходило, да, точно, он мог стать совсем другим, совсем. В затылок вонзилась тупая игла, не дала ему вспомнить, разобраться. Да и не время. Он был в теле, в мозгу чудовищного зверомонстра. Непонятно. Болезненно непонятно.

Рык прозвучал в его голосе, будто ничего не изменилось:

– Ну что, неплохо, да?! Та можешь оборвать цепь мучений этого жалкого существа. Помоги ему! И оно тебе скажет спасибо. И ты сам себя возблагодаришь. И себя и… Ты останешься в этом всесильном теле. И мозг твой станет могуч и неостановим в своем могуществе. А презренному существу предстоит такая цепь мучений, тягот, унижений, что ваш земной ад в сравнении с этой цепью – благодатные поля отдохновения, понял?! Пожалей его, убей! Лучемёт в твоих могучих и послушных руках. Тебе стоит только нажать на крючок, и всё – восторжествует высочайшая на Белом свете и в Пристанище справедливость…

– Пристанище – это разве не белый свет? – спросил Иван ни с того, ни с сего.

– Не спеши, тебе откроются моря знания, океаны, прежде недоступные для твоего недоразвитого человечьего мозга. Делай выбор – кто ты: жалкий слизняк, смертная букашка-однодневка или существо высшего порядка, бог?! Ну же, жми на крюк, ты не ошибешься!

Иван вгляделся в мохнатые лапищи, лучемёт они держали цепко и умело.

Недаром. Ведь он управлял ими, и они были послушны ему. А почему бы на самом деле не прервать цепь мучений, почему бы не выпустить на волю дух из этого измочаленного, истерзанного существа?!

Обрести покой и тайные знания, отрешиться от суеты, заняться самосовершенствованием в тиши и благости.

Ведь он всегда мечтал об этом. Почему же он должен отказаться теперь, когда сама судьба делает ему величайший подарок?! Нет, нельзя упускать шанса, нельзя! Он медленно поднимая лучемёт, наводил его на грудь человечка, прижатого к стене. Надо делать выбор. Надо быть твердым. Надо убить его. Длинный когтисто-мохнатый палец лег на спусковой крюк. Сейчас, сейчас всё свершится, и он выпустит беспокойную измученную душу на свободу.

А сам останется в этом теле, насладится высшим наслаждением всевластия, всемогущества, всесилия, всезнания.

– Не надо медлить, – не прорычало вовсе, а нежно проурчало в уши. – Ты уже выбрал, осталось дело за малым, будь же стоек и уверен в себе. Ну!

Иван сделал лёгкое движение послушным пальцем и ощутил тугость, упругость спускового крюка. Сейчас.

Ещё немного. Он его убьет сразу. Несчастный человечишка не будет мучиться, он счастливчик, любимец богов, а боги не дают своим любимцам стариться, они забирают их к себе молодыми. Ну, вот, вот… Что-то отвлекло Ивана, зарябило в глазах от еле уловимого блеска – будто золотинка какая-то сверкнула далеко-далеко, а может, и совсем близко, в самом зрачке, в голове. Что это?

Он вгляделся – Неземной блеск. Неземное сияние Золотых Куполов. Нет, именно земное, сейчас сияние было именно земным, родным. Золотые Святые Купола! Палец на крюке ослаб. Это весть! Весть оттуда, с Земли… и ещё откуда-то, из сердца, с Незримых Небес. Это знак. В ушах прозвучало тихо, просто и вместе с тем торжественно, будто под сводами: «Иди, и да будь благословен!»

Иван вспомнил Храм. Вспомнил благословлявшего его на подвиг, на далекий и тяжкий путь в Систему. Да, он был в Системе! Он вернулся! И он принёс что-то людям, какое-то важное знание, необходимейшую весть. Но какую?! Опять ударило в затылок. «Иди, и да будь благословен!»

Он разжал пальцы. Лучемёт с лязгом полетел вниз, на камни.

Видения растаяли.

– А ты слишком слаб, – прорычало неожиданно, – я в тебе разочарован.

Рано, ещё рано, ты не готов, ты ещё не созрел!

Иван вспомнил, что где-то за миллионы парсеков отсюда ему уже говорили эти слова, что, дескать, рано, что Он не созрел, не готов ещё.

Бред. Нелепый бред!

– Я не могу убить его. Я не хочу убивать… себя! – проговорил он твёрдо и непреклонно.

– А ты знаешь, кто я? – поинтересовалось невидимое чудище, в теле которого Иван находился сейчас.

– Нет, не знаю, – ответил он просто.

– Я повелитель света и тьмы, подземных миров Пристанища и Вселенной. Я всемогущий и неодолимый, всесокрушающий и обладающий знанием всех цивилизаций Белее. Нет равных мне в мирах Тьмы и Света. Ты способен постичь меня лишь в первой наипростейшей и зримой для твоих очей ипостаси, понял?!

Но ты уже убедился, что я всесилен. Я могу, не притрагиваясь к тебе, переместить твое тело и мозг куда угодно, могу и погубить, разделить, раздвоить, растроить. Могу взять твой мозг и твою душу и поместить их в любое другое тело, могу их оставить бестелесными витать в эфире. Я могу всё!

– Всемогущий должен быть всеблагим, – проговорил Иван тихо, – я не знаю, всемогущ ли ты в полной мере.

Стоны и стенания, перемежающиеся рыком, сотрясли своды пещеры. Монстр смеялся. Смеялся, содрогаясь всем телом, в которое был заключен Иван, разевая устрашающую пасть, роняя слюну на камни. Смолк он неожиданно.

– Ты хитер. Но и я не прост. Смотри же, не пожалей о своем выборе!

Иван почувствовал, что послушное его воле тело вдруг оцепенело. Он утратил возможность им управлять. Но он видел всё чётко и ясно: человек, придавленный камнями, неожиданно освободился от пут, вырвался, подхватил лучемёт и снова отпрянул.

– Ну как? – прорычало опять. – Он не станет раздумывать, он нажмет на крюк. Пока я ему не даю этого сделать, я сдерживаю его. Но я могу и устраниться. Ты ещё не жалеешь о своем глупом выборе?

– Нет, – ответил Иван, заключенный в теле и мозгу монстра Белеса.

– Пеняй на себя.

Человек, словно отбросив сомнения, неожиданно поднял лучемёт, уставил его прямо в Ивана. И Иван увидел его глаза – они смотрели без страха, без сомнения, в них не было ни злости, ни мстительности, в них было нечто иное, похожее на сожаление. Это были ясные, серые, широко открытые глаза. Это были его собственные глаза.

Нажимай! – мысленно скомандовал он.

Но человек не нажал на крюк. Что-то остановило его.

Ствол лучемёта опустился. И именно в этот миг Иван вновь ощутил себя в собственном теле.

Он стоял в полутемной пещере.

И никого в ней не было.

Только чёрная исполинская тень всемогущего Белеса плясала на неровной холодной стене.

В пещере Иван просидел долго. Он выбрал себе подходящий валун, устроился на нем. Подкрепился шариками-концентратами. Воду пришлось пить «твердую».

Постарался привести себя в порядок как мог. И задумался.

С первого мига пребывания на этой планете, нет, даже раньше, когда ещё только готовился, крутился возле неё, его начали преследовать какие-то нежити, порождения совершенно нереальных миров, какие-то сказочные или полусказочные существа, мифические, мистические.

Откуда все эти мохначи, вся эта нечисть, лешие, колдуны, чудища тут взялись? Не могло их быть в чужом, инопланетном мире, не могло, и всё тут!

Правда, подлый Авварон говорил, что Пристанище часть Земли, а Земля часть Пристанища – нечто в подобном духе. Но тот мог и соврать, подлая душонка! И почему всемогущий Белее?

Откуда здесь земные боги? Или это простое совпадение?!

Белес – древнейшее мифическое божество индоевропейцев, праиндоевропейцев, протоиндоевропейцев, бореалов – всех прямых далёких и самых далёких предков славян-русичей. Белес – это воплощение сил Зла и Тьмы. Он всемогущ и страшен, он обитает под землей. И он слеп. Он владеет всеми подземными богатствами мира и душами умерших. Мир мертвых – велесовы пастбища, его полное и безграничное царство. Он повелитель мертвых и бич живых. Он владыка всей нечисти и оборотней. Он царь всех гадов земных и подземных. Он мифический змей и медведь-колдун в одном лице. Он – почти всё, что несет на себе отпечаток страха, злобы, мести, смерти. И он един во всех нечистых, и они едины в нём. Все обитающие в поганых колдовских чащобах оборотни, лешие, ведьмаки, ведьмы, русалки, водяные, упыри, вурдалаки и волкодлаки, оплетай и лиха, чёрные нави. Стой! Нави! Именно нави! Как он не понял сразу.

Планета Навей. Ему поначалу да и потом казалось, что это обычное необъяснимое словечко, ничего не значившее или утратившее свой смысл, своё значение. Просто Навей – и всё. Нет, не всё! Нави – это злобные духи умерших недоброй смертью, это души преступников и ворожей, колдунов и убийц, продавших дьяволу самое бесценное. Нави – это неприкаянная, мятущаяся нечисть, несущая зло всем, всем! Вот что это за планета, пристанище черных душ, планета Навей! Как он не понял этого сразу. Иван неплохо знал историю Земли, историю верований, мифологии, они всё учили в Школе, им закладывали в память целые пласты сведений. Иван по меркам минувших веков был сверхэрудитом, ходячей энциклопедией. Но Вселенная всегда таила новые знания… и встретить в ней нечто земное, да ещё в таком объёме, в такой мешанине – нет. Это или безумие или нечто непостижимое! Край Мироздания! Сектор Смерти! И Велес… Иван вдруг опешил. А где же ещё быть властелину мира мертвых, как не здесь! Всё совпадало – вся эта нечисть была лишь множественными ипостасями всепроникающего, всеведущего Велеса, он был в каждом нечистом, он повсюду, где царствует чёрный дух. Нет, этого просто не может быть, этого не может быть никогда, это сказки от начала и до конца, это вымысел, мифы, легенды, предания! Ну откуда люди Земли тысячелетия назад могли знать про край Вселенной, про вынырнувшую считанные годы назад из Иного пространства планету-призрак и её обитателей, откуда?!

Это нелепица! Это галиматья и чушь на постном масле! В жизни не бывает сказок, жизнь это жизнь, а сказки – это сказки, выдумки, фантазия! И зачем он дал согласие! Сам себе надел петлю на шею. Ведь даже если он выживет, всё одно – он спятит, сойдет с ума от всего этого!

Он снова поймал себя на одной мысли. Дал согласие! А если бы не дал, что тогда? Неужели он так наивен. Сейчас он полузомби – человек с заложенной в глубины мозга программой. Откажись он, и они бы сделали из него полного зомби, он шёл бы в поиск «на автопилоте», не имея своего «я».

Он бы уже сейчас бы трупом. А может, наоборот? Может, он был бы уже у цели?! Проклятущее Пристанище! Проклятущее задание! Негодяи! Подонки!!! Он отомстит им всем! Он не простит их! Только вернуться, только бы вернуться!

Он сведет концы с концами. Он всё вспомнит про Хархан, Систему. Он скажет людям Земли то, что должен сказать. Это главное. Всё остальное мелочи.

Нулевой Канал. Вот путь смерти. Рядом с этой дорогой все иные теряют своё значение, пока есть Она, нет ничего другого, это пасть аллигатора, пасть уже раскрыта… А все совпадения, имена, облики, лешие эти, нечисть – всё бред, всё от усталости, от чудовищного психического и нервного напряжения!

Есть только монстры, только твари, обитающие в этом странном мире, всё прочее игра измученной психики, голоса, галлюцинации.

Это что-то вроде Осевого измерения, это материализация несуществующего, материализация исключительно внутри самого себя, внутри иссушенного, истощенного мозга. И всё! Хватит! Надо идти вперёд, взять себя в руки и идти! Есть только реальность: есть Земля, есть планета, где ему надо выполнить задание, да, самое обычное задание, это работа. Есть он сам, есть трудности на пути к цели, есть те, кого надо спасти во что бы то ни стало. И больше ничего нет! Ни черта больше нету!!!

Иван вскочил на ноги. Никакой тени на стене не было.

Это всё сон, нелепый сон. Надо не спать, а делом заниматься. Он подхватил меч, поправил лучемёт за спиной.

Потом всё сложил у стены. Какой смысл лезть обратно в дыру, он там уже был. Нет, надо искать иной путь. Он есть. Иван принялся отбрасывать камни, разбирать завал у стены – там что-то было, точно было! Он с удивлением заметил, что никаких черепов в пещере нет. Их и не было наверное. Повсюду лежало множество округлых и овальных камней с выбоинами, щербинами. В потемках немудрено было их принять за человеческие черепа. Сказки! Игра больного воображения! Есть лес, есть скалы, ход в земле, есть пещера. Но никакого Белеса нет и не было, нет лешего, нет зургов, нет чудища с паразитами-прилипалами, нет мохначей и уж тем более нет никакого Авварона Зурр бан-Турга в Шестом Воплощении Ога Семирожденного… такого и быть не может на свете, это младенцу ясно. Причина простая – его здорово шарахнуло при посадке, так тряхануло, так треснуло о поверхность планеты, что ум за разум зашел. Точно, он бродил по дебрям и скалам в полубезумном состоянии, он разговаривал сам с собою, дрался сам с собою, ловил призраков и они его ловили, и всё это происходило только в его мозгу… А сейчас пришло исцеление, кризис прошел, голова прояснилась. Всё! Иван размышлял так и отшвыривал камень за камнем, откатывал валуны, он уже видел краешек дыры, краешек лаза! Всё на свете материально, всё можно пощупать, а чего нельзя пощупать, того нету.

Всё! Только так!

Он уже выкатывал каменья из самой дыры, расчищал проход. Работа была адова, но Иван не боялся работы.

Часа не прошло, как он, прихвативши оружие, спустился в дыру и пополз.

Эта была не прежняя дыра. Здесь можно было только ползти. И если с поверхности ход шёл отвесно, а потом выравнивался, то здесь была наоборот, Иван чувствовал, как узенькая лазейка стремительно изгибается книзу, как она становится не ходом, а колодцем. Вот так сюрприз!

Иван уже не полз, а спускался вниз. И кончилось всё тем, что он упал с высоты метра в четыре, ударился подошвами ног, потом коленями о плоские камни. Да так и застыл.

А застыть было от чего. Прямо напротив его яйца, метрах в трёх, в слабом, будто лунном свете висела толстая слизистая паутина, точно такая же как на гнилых елях в Поганом лесу. А в центре паутины синея огромный, величиной с крупного человека, паук о восьми толстых, скорее не паучьих, а звериных лапах. Тело у паука было прозрачным – просвечивали вызывающие тошноту внутренности. Паук имел странную голову-череп, совсем не паучью. Но ещё более странным, ошеломляющим было то, что этот паучина держал в одной из своих лап переливающийся даже во мраке Кристалл. Тот самый Кристалл!

(Продолжение следует)

Внимание! Подписчикам!

Во втором полугодии цена журнала и приложений будет повышена в связи со значительным увеличением объема номеров.

Алексей Язычьян

Агрессия Ада

Повесть ужасов

– Спасибо!

Взяв свои немудреные пожитки, Тимофей соскочил с телеги.

– Счастливо добраться!

Возница дернул вожжи, и возок, оставляя Тимофея позади, не спеша покатился среди деревьев по лесной дороге.

Возница всю дорогу что-то рассказывал и остался очень доволен своим случайным попутчиком – тот молча и очень внимательно слушал его. Тимофей же, всю дорогу думавший о своем, был благодарен вознице за то, что разговор остался монологом. Ему не хотелось ни о чем говорить. Он хотел вбирать в себя свежие песнью запахи, впитывать в себя переливчатое веселие птичьих голосов, окунуться в шорох листвы на деревьях. Семь лет он не имел всего этого. Разве могут сравниться московские парки с превозданной, родной ему, выросшему в глухой уральской деревушке, природой.

Шагая заросшей травой лесной дорогой, он вспоминал события семилетней давности. Да, целых семь лет прошло с тех пор, как он уехал из родной деревни в Москву поступать в институт.

Родители Тимофея были трудолюбивыми людьми. Мать его – потомственная крестьянка, как все деревенские женщины, держала домашнее хозяйство в идеальном состоянии. Отец был ветеринарным врачом. В этой глухомани он был единственным на обширный район и большую часть времени проводил в разъездах. Поэтому и дом, и воспитание сына были полностью в руках матери. Испытав все горести деревенской жизни, оба родителя спали и видели в снах сына городским «ученым» человеком.

Будучи женщиной набожной, мать и сына пыталась пристрастить к Библии, но он рос мальчишкой любознательным и своенравным. Его больше привлекали мирские познавательные книжки. Библию он прочитал еще маленьким, как сказку, но, пойдя – в школу, поставил мать перед выбором: или учеба, или религия. Ни уговоры, ни порка не помогли. Так велико было желание родителей видеть ребенка образованным, что мать настаивать перестала. Инцидент был исчерпан, и суждено было Тимофею расти безбожником.

С детства Тимофей выделялся среди сверстников. Будучи не по годам серьезным и сообразительным, он по праву был вожаком и верховодил не только одногодками, но и теми, кто был его старше.

Родители нарадоваться на него не могли, учеба в школе давалась ему играючи. С первого класса он был круглым отличником. Учителя неизменно его хвалили и говорили, что он далеко пойдет. И он пошел. В их деревне была только школа-трехлетка. Закончив ее, Тима стал бегать в соседнюю деревню, там была восьмилетка. Каждый день пять километров туда, пять обратно. Нелегко давалось ему знание. А потом уезжал в город, к двоюродной тетке, чтобы закончить десятилетку. Потом Москва, институт. Городская жизнь закрутила, одурманила. Писал домой все реже и реже. Через три года пришло известие: умерла мать. И ведь даже на похороны не поехал. Нашлось так много причин, чтобы не ехать. Теперь он понимал, что тогда ему просто не хотелось ехать. Он не хотел снова видеть деревню, он брезговал ею. Прошло семь лет, и вот теперь он собрался приехать сюда.

Начало вечереть. Хотя небо еще было светло, но солнце уже скрылось за деревьями. Большого желания ночью, в потемках брести по лесу, спотыкаясь о корни, у Тимофея не было. Решив срезать путь, он свернул на тропинку. Темнеет в это время года быстро. Прошло минут сорок, и вокруг уже не было видно ни зги. Продираясь сквозь заросли кустарника, Тимофей вдруг понял, что идет он нетронутым лесом.

Тропа осталась где-то далеко сбоку или сзади. Не столько испуганный, сколько удивленный, он остановился. Приблизительное свое местонахождение он знал, и ему, выросшему в тайге, не стоило бы большого труда выбраться к деревне, но перспектива брести по лесу лишний час не слишком радовала. Перебрав в уме слова, уместные в данной ситуации, он решил не терять зря времени. Небо, как назло, затянуло облаками так, что ориентировка по звездам исключалась.

Страшного ничего в этом не было. В запасе у Тимофея было еще минимум три способа определить стороны света. Он остановился на деревьях. Ощупав стволы нескольких, по мху он нашел север. Прикинув направление, в котором могла находиться деревня, быстрее зашагал вперед. Изредка сверяя направление, он быстро продвигался, как вдруг заметил, что деревья редеют. Он не придал этому значения и понял свою ошибку лишь когда под ногами зачавкало. Болото! Синий, мерзко ощутимый туман поднимался над водой. Идти приходилось на ощупь. Вдруг вдали, где-то за стеной тумана, Тимофею послышался собачий лай. Решив, что собаки лают в деревне, он побрел в том направлении. Лай слышался все ближе и ближе, и вдруг пропал. Тимофей остановился.

Ничего не понимая, он сделал шаг, и вдруг ухнул по пояс. Выбираясь из липкой, втягивающей в себя грязи, Тимофей услышал неподалеку от себя разговор. Судя по всему, разговаривали двое. Слов слышно не было, вернее, их было не разобрать, но голоса прослушивались четко. Разговаривали ребенок и мужчина с мощным басом. Зацепившись за кочку, Тимофей крикнул и прислушался. Послышался детский смех, и все смолкло. В полной тишине, выбравшись из грязи, Тимофей сидел на кочке. Вокруг творилась какая-то чертовщина, и ему это не нравилось. Поднявшись, он потащился дальше. Уже отчаявшись выбраться из этого болота, совершенно неожиданно он вдруг вышел на сухое место. Голова начала болеть. Пробираясь меж сухих чахлых сосенок, он никак не мог понять, куда его занесло. Вдруг он наткнулся на тропу. Тропа была хорошо натоптана и, преисполнившись самых радужных надежд, Тимофей пошел по ней. Тропа довольно уверенно петляла среди деревьев. Лес по бокам становился все гуще и мрачнее благодаря мохнатым елям. Изогнувшись, тропа вывела на открытое место, и Тимофей увидел могилы. Это было кладбище. У них в деревне это кладбище называли «Нечистым».

Как-то, будучи еще ребенком, Тимофей заинтересовался названием родной деревни – «Нечистая». Обидно было, когда ребята из других деревень дразнились: «Нечистый, нечистый». Он спросил у матери о названии. История, рассказанная матерью, запомнилась ему надолго, как страшная сказка.

Давно это было. По Руси шел мор. Вымирали целые деревни. Чума собирала свою черную жатву. Не умели тогда лечить этот Бич Божий. Спасение было одно, пока здоров, бежать, бежать от жилья, от людей, и как можно дальше. Умные люди так и делали: бежали в одном рубище, бросая дом, скотину, скарб, зачастую даже одежду.

Оставляли все из суеверного ужаса перед чумой, чтобы не смогла она увязаться следом, спрятавшись в какую-нибудь вещь. А куда еще бежать русскому человеку, как не в Сибирь? Вот и убежали они в глухую тайгу, создавая там таежные поселения. Оказались таким манером в тайге две семьи.

Кое-как отстроили близ дороги хутор. А надо сказать, попали они в Сибирь в самую середку зимы. Без запасов пищи, без теплой одежды были они обречены на верную смерть.

Первое время пробовали есть древесную кору, пить отвар из еловой хвои. Но прекрасно понимали, что долго так не протянут.

И когда были они доведены голодом до полубезумного состояния, в ночной час в дверь постучали. У порога стоял огромного роста мужчина. Почти все лицо скрывала густая черная борода, и только маленькие глазки хищно поблескивали. Его пустили, предупредив, что не смогут накормить.

Скинув с плеча большой тяжелый мешок, он вошел в горницу. Взгляды всех как магнитом приковало к мешку. Постоялец исчез утром так же внезапно, как и появился. Он забыл мешок. Изголодавшиеся люди, в надежде найти что-нибудь из пищи, заглянули в него. В мешке лежало расчлененное тело человека. Через некоторое время все окрестные поселения почувствовали серьезную угрозу. Стали пропадать люди. А по дороге, возле которой хутор этот стоял, и вовсе люди ездить перестали. Правильно говорит мудрость: «Один раз попробовавший человечины, другую пищу после этого ест с отвращением».

Несколько лет не могли узнать, куда исчезают люди.

Лишь случай помог это узнать. Два охотника поздно ночью вышли к хутору. Чтобы не будить хозяев, решили переночевать в хлеву. Проходя через двор, в потемках не заметили погребка. Подгнившие доски проломились под ними, и они рухнули в темноту. Когда один из них запалил трут и подземелье осветилось, волосы у них на головах стали дыбом.

Весь погреб был забит человеческим мясом и бочками с кровью.

Когда толпа разъяренных жителей из соседних деревень прибыла на хутор, было поздно. Не месть человеческая покарала людоедов, а Бич Божий. Чума все-таки достала их в Сибири. Мстителям оставалось только сжечь сам хутор. А место это с тех пор называется «Нечистым». Ну а деревня образовалась значительно позднее и название получила от места, на котором встала. Считалось, что этим местом владеет Сатана. Было поверье, что с тем, кто побывает на нечистом кладбище, случится несчастье. А в того, кто на кладбище заснет, вселится демон.

Стоило ли говорить, что ощущения Тимофея были не из самых приятных, когда он понял, куда его нелегкая занесла.

Ну, да благо хоть дорогу отсюда до деревни он хорошо знал.

Быстро обогнув неприятное место, Тимофей нашел нужную тропу и скорым шагом двинулся в деревню.

Деревня встретила его сумеречной тишиной. Да и не удивительно, ведь в их глухомань даже электричества не провели. Так и течет жизнь, как, наверное, сто лет назад.

Чуть стемнело, все, экономя керосин в лампах, ложатся спать.

Дом Тимофея стоял чуть в стороне от основной массы строений. Дом был большой, добротный. Прадед Тимофея строил его, как говорится, на века. Еще из леса Тимофей заметил в окне второго этажа тлеющий свет керосинки. Поднявшись по крыльцу, от толкнул дверь в темные сени и сразу окунулся в родной, знакомый до боли запах детства. Поднялся по лестнице и, стараясь не скрипеть половицами, подошел к комнате отца. Дверь была полуоткрыта. Отец сидел сгорбившись за столом и, подперев голову ладонью, в тусклом свете лампы читал книгу.

Что рассказать про встречу? Слез умиления не было. Конечно, оба были рады встрече, но, закаленные Сибирью, скупы в проявлении чувств. Сели за стол, выпили. Отец был немногословен и больше спрашивал. Его интересовало все про жизнь Тимофея в городе. Так что говорил в основном сын. И только Тимофей хотел сам задать вопрос, расспросить, наконец, про деревенские события семи лет, как вдруг снизу раздался стук в дверь. Отец ушел вниз. Быстро вернувшись, расстроенно сообщил, что должен уехать. В соседней деревне падеж скота, сдохло уже три коровы. Собрав немудреные принадлежности своего ветеринарного ремесла, накинул дождевик и двинулся к выходу. Тимофей провожал его до дверей. Уже в дверях, прощаясь, отец сказал:

– Ты в нехорошее время приехал, Тима. Время Черной Луны. Всякая нечисть из земли вылазит. Ты не улыбайся, может я и слишком суеверным стал, ну, да здесь поживешь, еще не таким станешь. В общем, по ночам лучше из дому не выходи.

– Ладно, ты лучше скажи, когда вернешься?

– Ну, как получится. Постараюсь, конечно, поскорее.

Заперев входную дверь, Тимофей поднялся наверх. В комнате отца ему явно делать было нечего. Усталость, накопившаяся за день, вдруг со страшной силой навалилась на него. Глаза слипались. Решив, что нужно ложиться спать, он, взяв со стола лампу, прошел в свою комнату. Уже расстелив постель, он застыл в нерешительности. Ему вдруг очень захотелось взглянуть комнату матери. Переборов сонливость, он взял лампу и вышел в коридор. Ему вдруг стало жутко одному в этом когда-то родном, а теперь чужом, большом и пустом доме. Быстро пройдя коридор, он вошел в комнату матери и, захлопнув дверь, прислонился к ней спиной. Сердце бешено стучало. Это подействовало на него очень угнетающе, ведь никогда раньше он темноты не боялся.

Обстановка в комнате подействовала на Тимофея успокаивающе. Здесь все было по-старому. На столике у изголовья кровати как обычно лежала Библия, на стене висело распятие, а в углу образ Богоматери, только вот лампа под ним не горела. Пламя в лампе лихорадочно дернулось и погасло. Исчиркав несколько спичек, Тимофей понял, что кончился керосин. Подойдя к окну, он остановился. Звезд не было видно. Тучи затянули все небо, надвигалась гроза.

Подступившие к самому окну сосны трепетали кронами.

Было душно, и Тимофей открыл форточку. Вслушиваясь в звуки ночного леса, он прилег на кровать. Мыслей не было.

В голове была полная пустота и покой. Шорох в коридоре встряхнул его и заставил напрячься. У него мороз пробежал по коже, когда он услышал тихие шаги. Ужас вызывала мысль о том, что он сам запер дверь на засов, а окна первого этажа были забраны ставнями. Шаги приблизились и замерли за дверью. Замерев, Тимофей даже дыханье задержал.

Дверь медленно распахнулась, и возникшая на пороге фигура двинулась к кровати. В темноте были видны лишь очертания, и остановившимся взглядом он следил за приближением силуэта. Когда их разделял лишь метр, Тимофей понял кто это.

– Мама!

Мать беззвучно присела на кровать в изголовье. Обдав холодом, ее рука скользнула по его лицу.

– Вот и ты вернулся в родной дом. Четыре года я тебя жду.

– Ждешь? Но ты же четыре года мертва!

– Тело душу не отпускает.

– Но почему?

– Зарыта я на нечистом кладбище. Проклято мое тело, и не может душа от него уйти. Помоги мне!!!

– Чем?

– Выкопай останки и сожги. А потом уезжай, уезжай, или погибель свою найдешь.

– Почему?

– Тебя ищет Зло! Беги, пока оно не нашло тебя.

Внизу раздался стук во входную дверь.

– Поздно! Помни! Лишь символы веры тебя спасут!

Мать встала.

– Мама! – Тимофей рванулся за ней и, падая с кровати, проснулся. Капли дождя стекали по стеклу. За окном бушевал ливень. Порывы ветра колотили форточкой. «Какой странный сон», – подумал Тимофей.

Во входную дверь снова постучали. Тимофей встал и закрыл форточку. Взял было лампу, но вспомнил, что в ней нет керосина. Под столиком в коробке обычно лежали свечи.

Запустив туда руку, к великому своему удовольствию, действительно их там обнаружил. При старом укладе их семьи каждой вещи в доме полагалось свое место, и поэтому, даже спустя семь лет, Тимофей находил все на прежних местах.

Он зажег свечу и спустился в темные сени. Подняв лежавший у стены колун, подошел к двери:

– Кто?

– Открой, Тима.

Приятный женский голос не показался ему опасным.

Сунув топор обратно к стене, он отодвинул засов и распахнул дверь. Ворвавшийся с улицы порыв ветра затушил свечу. В темноте невозможно было определить, кто же стоит на крыльце. Сверкнула молния, и в ее мгновенном мертвенном свете Тимофей узнал стоявшую. Это была Анфиса.

У каждого создания под названием Человек рано или поздно начинается сложное цветение чувств. Без сомнения, все испытывают хоть раз в жизни это состояние души под названием любовь. Пришло это чувство и к Тимофею. Обрушилась на него любовь, как снег на голову. Анфиса… Рядом росли, вместе в школу ходили, и вдруг девчонка-подросток как-то внезапно превратилась в изумительной красоты девушку. Все парни были в нее влюблены. Каково же было счастье Тимофея, когда из всех она выбрала его. Причем воспылала к нему такой страстью, которую могут подарить либо Бог, либо Дьявол. Взаимная любовь. Что может быть слаще в этом мире? С уверенностью они оба могли сказать, что те дни, которые они провели вместе, были лучшими днями в их жизни. Лишь одно омрачало их безоблачное счастье. Мать Тимофея возненавидела Анфису. Трудно сказать, почему. Родители Анфисы были сектантами. В деревне никто не знал, какую веру они исповедовали. Мать Тимофея была уверена, что молятся они Сатане. При их упоминании плевалась и истово крестилась. Называла их антихристами.

Ненависть ее была настолько сильна, насколько может быть сильна лишь религиозная непримиримость. Возможно, поэтому и на Анфису косо смотрела. «Яблоко от яблони недалеко падает», – любила говорить. Когда же Тимофей возражал, что, мол, такая красота не может творить зло, отвечала:

«И красота ее бесовская. Сатана, чтобы такие души неокрепшие, как у тебя, смущать, наделяет ею своих слуг». И в город на учебу когда его провожала, была сильно довольна. Знала, что Анфиса следом никак не может поехать. Потому как что ни говори, а родители Анфисы действительно были люди странные. Одна из их странностей заключалась в том, что запрещали они Анфисе вообще куда-либо из деревни уезжать. Когда Анфиса узнала, что Тимофей уезжает, с ней случилась истерика. Она билась у него на руках и сквозь приступы рыданий умоляла не уезжать. На вопросы Тимофея, что тут страшного, ведь он вернется, ничего вразумительного ответить не могла и лишь твердила, будто чувствует, с ней должно случиться что-то страшное. Ее слезы могли растопить самое ледяное сердце, но Тимофей понимал, что гнев матери будет страшен, и учиться все же поехал. Он написал ей много писем, но ответа так и не получил. В конце концов отчаялся и больше не писал. Разве мог он узнать, что все письма прямиком попадали в руки его матери. Почтальон сам нес их ей, а она, не скупясь, выставляла ему поллитра.

Семь лет неизвестности, и вот она на пороге его дома.

– Ты? Входи! – он посторонился, пропустив ее внутрь.

Забежав, она скинула промокшие насквозь босоножки и тряхнула изумительной гривой волос. Тимофея окатило водяными брызгами и еще какими-то крошками.

Придержав ее за талию, он взял густую прядь ее волос и пропустил сквозь пальцы. В ладони у него остались комочки земли. Не дав ему и рта раскрыть, она весело защебетала:

– Дорожки из-за дождя такие скользкие. Упала поскользнувшись, вся голова в земле. Так торопилась, как узнала, что ты здесь.

– Но как ты узнала?

– Пусть это останется моей маленькой тайной, – она прижалась к нему всем телом, и у него пропала всякая охота спрашивать. Он задвинул засов, и они, поднявшись по лестнице, прошли в его комнату.

– Сейчас я свечу зажгу, – он принялся шарить по столу в поисках спичек.

– Не надо! – воскликнула она. Потом уже спокойнее добавила: – Зачем? Разве нам плохо так?

Гроза закончилась. Мерцающий лунный свет пробился между туч и залил всю комнату. Анфиса опустилась на кровать и потянула его к себе. Ее глаза в лунном свете блеснули холодным синим огнем. Накопившаяся за день усталость взяла свое. После бурных любовных ласк Тимофей уснул.

Разбудило его какое-то неприятное ощущение. Он открыл глаза. Анфиса сидела рядом и смотрела на него каким-то остановившимся взглядом.

– Ты чего? – он сел.

– Да так, задумалась. Мне пора. Проводи меня.

Одеваясь, он спросил:

– Почему ты мне не писала?

Она задумчиво посмотрела на него и медленно, подбирая слова, ответила:

– Понимаешь, я же сейчас не в деревне живу. Я… в другом месте живу. Она усмехнулась. – Ну, а адрес твой при переезде затерялся.

Они вышли из дома.

– Ну, а где ты теперь живешь?

– Проводишь – увидишь.

Свернув на тропу, они пошли лесом. Занятый разговором Тимофей не обращал внимания на дорогу, как вдруг отвлекся и понял, что тропа та самая, по которой он пришел от нечистого кладбища. Это его неприятно удивило.

– Мы что, через нечистое кладбище пойдем?

– Да.

– А обойти его как-нибудь нельзя?

– Зачем? Ведь так короче.

Тимофей не настаивал. Он не хотел показывать свою слабость. Тропа сузилась, рядом идти уже было невозможно, и Анфиса, приотстав, пошла сзади. Деревья расступились, и они вышли на кладбище. Идя между могил, Тимофей не оглядывался и не видел, что творилось с Анфисой. С каждым шагом ее кожа синела, а посинев до черноты, начала покрываться трещинами и съеживаться. Превращаясь в когти, стали быстро расти ногти. Стараясь не смотреть по сторонам, Тимофей быстро шел, желая как можно скорее миновать кладбище, как вдруг сзади раздалось:

– Стой!

– В чем дело, Анфиса?

– Мы пришли.

Они стояли около разрытой могилы.

– То есть как пришли? – Тимофей не мог оторвать взгляд от могилы.

– Я здесь живу.

– У меня нет настроения шутить, Анфи… – слова застряли у него в горле, когда он обернулся.

Вместо красавицы Анфисы перед ним стоял оживший труп, ведьма.

– Заходи же. Для тебя там есть место.

– Анфиса!?

– Бывшая Анфиса. Теперь я Лилит!!![1] – Она дико расхохоталась. Скованный ужасом, обомлев, он почувствовал, что парализован.

– Заходи же, ну!

Как в замедленной съемке он увидел тянущуюся к нему когтистую лапу. Он прыгнул в сторону и понесся к деревне.

Куда бежать он выбрал как-то подсознательно, сознание было заполнено ужасом и места для мыслей там просто не осталось. Не разбирая дороги, он несся по кладбищу, прыгая через могилы. Казалось, все кладбище наполнилось визгом и воем. Анфиса, настигая его, неслась сзади. Страх не позволял ему оглядываться. Дыхание слышалось все ближе и ближе. Он понял, что обречен. До тропы оставались считанные метры, но и дыхание ведьмы уже холодило спину Тимофея. От тропы его отделяла только одна могила, как вдруг он увидел, что земля на ней забурлила и из нее начала высовываться рука. Зажмурив глаза и дико крича, он прыгнул.

Перелетев через могилу, он, пересилив страх, оглянулся.

Анфиса бесновалась на могиле. Рука, торчащая из земли, впилась в ее лодыжку и не давала бежать.

– Беги, Тима! – услышал Тимофей голос матери.

Он понесся по тропе, а сзади начался такой шабаш, что волосы у него на голове зашевелились. До дома оставалось уже совсем немного. Вдруг, не заметив в темноте сильно выступающий корень, он споткнулся и со всего размаха рухнул на землю. В ноге что-то хрустнуло. Попробовал встать, но нога полыхнула такой острой болью, что он чуть не потерял сознание. Под руку подвернулась какая-то палка. Опираясь на нее как на костыль, с огромным трудом встал. Попробовал идти. Каждое встряхивание больной ноги ударом отдавалось в голове. Медленно двинулся к дому. Он прошел метров десять, как вдруг сзади, за деревьями, раздался приближающийся вой. Страх подстегнул его. Сзади, среди деревьев уже мелькала Анфиса. Она была страшна. С развевающейся гривой седых волос, с горящими белым огнем глазами и сыплющимися во все стороны синими искрами, она огромными прыжками неслась по тропе. Он уже больше не оглядывался. Отбросив костыль, он начал прыгать на здоровой ноге. Он уже распахивал входную дверь, когда когтистая лапа вцепилась в полу его пиджака. С неожиданной для себя силой он рванулся. Раздался треск и, с оборванной полой, он ввалился в сени.

Захлопывая дверь, навалился на нее всем телом. Но было рано вздыхать с облегчением. Анфиса, споткнувшись на последней ступени крыльца, рухнула с вытянутыми в дверной проем руками. Дверь не закрывалась, защемив кисти, и поэтому Тимофей не мог задвинуть засов. Ведьма навалилась на дверь плечом. Упираясь в дверь изнутри, Тимофей ужаснулся, чувствуя огромную силу старухи. Он понял, что продержится не долго. Чувствовала это и ведьма. Не спеша, миллиметр за миллиметром, дверь поддавалась под ее натиском. Тимофей терял уже последние силы, как вдруг рука наткнулась на спасение. Зажав в пальцах рукоять топора, он одним взмахом отсек обе кисти Анфисы. Дверь захлопнулась, и он задвинул засов. Теперь между ними была хоть и иллюзорная, но преграда. Все тело у Тимофея стало ватным.

Казалось, последние силы вытекают вместе с потом. А пот лил с него в три ручья. Организму после страшного напряжения нужна была разрядка, и он разряжался таким пассивным способом.

Ноги подкосились, и Тимофей буквально сполз по стене, оказался сидящим на полу. Все тело, включая внутренности, колотилось мелкой дрожью. Он вспомнил, как шевелились скрюченные пальцы всего в нескольких сантиметрах от его лица. Эти кисти напоминали кровососущих пауков. Воображение вкупе с памятью услужливо подсовывало эти когтисто-хищные пальцы к самому лицу, пихало прямо в глаза.

Казалось, он даже чует запахи, источаемые этими руками, сладковато-приторную смесь. Смесь из запаха сырой земли и аромата гниющей, разлагающейся плоти. Его чуть не вырвало, когда он вспомнил, что всего несколько часов назад целовал эти руки, а эти пальцы трупа ласкали все его тело!!!

Он тихонько смеялся, откинувшись спиной на дверь. Похоже было, что начала «крыша ехать». Тихий смех перешел в дикий хохот. Подхватившись, Тимофей с хохотом и криками, беснуясь, носился по сеням.

– Что, догнала, ведьма?! Ха-ха-ха!!! Жизни моей захотела?! Крови?! Ха-ха-ха!! Ты хотела рвать меня зубами?!

Ха! Врешь, бестия!!! Это я, а не ты!!! Это я буду рвать тебя зубами!!! – Тимофей схватил с пола отрубленную кисть ведьмы и вонзил в нее зубы. Рев, раздавшийся за дверью, вдруг отрезвил его. Выпустив отрубленную кисть, он прислушался. За дверью все стихло. На цыпочках Тимофей подкрался к входной двери и прижался ухом. За дверью слышалось всхлипывание. На крыльце кто-то рыдал нежным голосом.

– Эй! Кто это!

– Я это, Тима, Анфиса, – послышалось в ответ сквозь всхлипывания. – Что с тобой, Тима, ты болен?

– Я?! Не заговаривай мне зубы, ведьма!!

– Ну, вот опять, – рыдания за дверью усилились.

– Да за что же ты меня ведьмой-то?

– То есть как за что??? Ты же мертвая…

– Да какая же я мертвая-а-а-а?? – Анфиса зарыдала еще пуще.

– Может, скажешь, с кладбища…

– Да с какого кладбища?? Только мы из дома вышли, родимый, как ты на землю упал. Я к тебе, а ты без сознания лежишь. Насилу в чувство тебя привела. А ты, как меня увидел, закричал дико и по земле кататься стал. И тоже все «ведьма» да «ведьма»! А потом оттолкнул меня и в дом кинулся как угорелый. Дверь захлопнул и на засов. Не сделай ничего с собой, Тима! Ты не в себе! Открой дверь, Тимочка! Слышишь? Я боюсь за тебя, Тима-а-а!!

Тимофей засомневался: «Неужели действительно просто приступ? Но ведь со мной же такого не было никогда! Да, конечно же, это просто бред!»

От сердца отлегло, и он, шагнув к двери, взялся за засов.

Нога за что-то запнулась. Отодвигая левой рукой засов, он пошарил правой в темноте под ногами. Его рука наткнулась на обрубленную кисть. Дряблая кожа и длинные когти. Даже на ощупь было ясно, эта рука не могла принадлежать молодой женщине. К счастью, он не успел отодвинуть засов, вернее, отодвинул лишь до половины. Задвинув его до упора назад, он в ярости крикнул:

– А про руки скажешь, что из анатомического театра принесла?!!

Ответом был страшной силы удар в дверь. Дверь затрещала. На голову Тимофею посыпалась труха. Удары посыпались на дверь один за другим. Нужно было что-то делать, так как дверь хотя и была прочной, но такого натиска долго бы не выдержала. В промежутках между ударами нечеловеческий голос ведьмы монотонно вещал:

– Ты все равно будешь моим. Все силы АДА помогают мне! Сама судьба предназначила тебя мне.

Забившись в угол, Тимофей лихорадочно думал. Нужно было предпринять что-нибудь для собственного спасения.

Не хотел он уподобиться скоту, безропотно идущему на убой. «Где, где, думал он, – путь к спасению? Спасению?»

Он сосредоточился. Где-то в глубине памяти мелькнули слова матери о том, что его может спасти. Он напрягся и вдруг как будто снова услышал всю фразу, сказанную матерью:

– «Помни! Лишь символы веры тебя спасут!»

«Что, что она имела в виду?» – думал он, а ноги уже сами несли его в ее комнату. Припадая на больную ногу, по скрипящим ступеням он поднялся наверх. Уже переступая порог комнаты, на мгновенье приостановился. Он услышал, как со страшным грохотом рухнула в сенях выбитая входная дверь.

В его распоряжении оставались считанные даже не минуты, а секунды. Ликующий, на одной высокой ноте, вой приближался. Опасность не была видна, а была лишь слышна, и это было во сто крат страшнее. Воображение, мешая думать, дорисовывало все остальное в самых мрачных красках. Тимофей лихорадочно обвел комнату взглядом. Что имела в виду мать? И тут до него дошло. Шагнув к стене, он снял икону Божьей Матери. Вой приближался. Ждать в неподвижности было невыносимо. Страх растянул время до бесконечности.

И, заставив сознание отступить на задний план, все существо Тимофея заполонил инстинкт. Тот инстинкт отчаянного безрассудства, который заставляет загнанную в угол крысу бросаться на преследователя, и этот инстинкт толкнул Тимофея вперед, навстречу вою. Навстречу тому душераздирающему вою, который еще несколько минут назад гнал его прочь, как страшный таежный пожар гонит прочь все живое.

Держа перед собой икону, несвязно шепча перекосившимися губами молитву, он двигался к тому, что было для него страшнее самой смерти. Их разделял лишь коридор. Он уже видел в темноте у лестницы ужасную, беснующуюся фигуру, хищно тянущую к нему культи изувеченных рук. С оскаленных то ли зубов, то ли клыков, как сама смерть, падали хлопья пены. Икона с расстояния в несколько шагов обжигающе подействовала на ведьму. Анфиса вся затряслась. Тимофей был рядом, но она не могла к нему приблизиться.

Стоило ей подойти ближе, как сила покидала ее. Воспрянувший духом Тимофей понял это и наступал, гнал ее из дома прочь. Внезапно ведьма словно почувствовала что-то неведомое Тимофею, но очевидно имеющее важное значение для нее, развернулась и бросилась прочь. Время Власти Сатаны прошло, наступал день. До рассвета Тимофей просидел в комнате матери; забившись в угол и прижав к себе икону обеими руками, он глядел в одну точку, находясь в состоянии какого-то оцепенения. Его состояние было близко к обмороку.

Солнце, нежно коснувшись лица первыми лучами, разбудило его. Свет наступившего дня привел его в чувство, став стеной между ним и ночными страхами. Он поднялся, размял затекшие ноги и, положив икону на стол, распахнул окно. Утро ворвалось в комнату свежим ветром, озорно пробежавшимся по волосам. Деловито пролетевшие мимо пичуги вызвали у Тимофея улыбку. Лес жил суетливой утренней жизнью. Весело гомонили птицы в кронах деревьев, а те в свою очередь стряхивали с хвои и листвы капли прошедшего за ночь дождя. Капли собирались в лужицы и, обласканные солнечными лучами, взмывали вверх, насыщая воздух влагой. Веселье леса подняло Тимофею настроение.

Решив посмотреть, что же творится внизу, он спустился в сени. Он примерно знал, что там увидит, и не очень удивился. Петли у двери были довольно крепкие, и поэтому сорвана она была вместе с косяком, оказавшимся не таким надежным. Следовало заняться серьезным ремонтом, так как все могло повториться в следующую ночь. Когда приедет отец, неизвестно. Хорошо бы, конечно, если бы сегодня, но ведь дела могут и задержать. Тимофей вооружился найденным в сарае инструментом и, разложив вокруг себя взятые из сарая доски, занялся косяком. Уже давно за полдень перевалило, а он все возился с дверью. В конце концов он укрепил ее так основательно, что, пожалуй, даже тараном было бы непросто ее выломать. В этом был резон, так как сила у Анфисы была огромная. Умывшись у колодца, Тимофей поднялся в дом. Поработав на свежем воздухе, он вдруг вспомнил, что еще не позавтракал. Он никогда на аппетит не жаловался и поэтому решил наверстать упущенное, благо деревенская пища заткнет за пояс городскую, и Тимофей отдал ей должное. После обеда, не зная чем заняться, он бесцельно бродил по дому. Зашел в комнату отца. На столе лежала недочитанная отцом книга. Это был довольно толстый фолиант и, должно быть, довольно старый, судя по переплету из свиной кожи и по страницам, пожелтевшим от времени. Тимофей наобум открыл книгу примерно на середине.

Это была старая рукопись, тут и там мелькал «ъ». Взгляд Тимофея сразу ухватил фразу, которая его заинтересовала:

«Силы Зла в этом мире подразделяются на несколько видов». Тимофей уселся поудобнее и начал читать.

«Силы Зла в этом мире подразделяются на несколько видов. Причем, носители зла бывают как живые, так и мертвые. Мертвые подразделяются на два вида: чисто „мертвецы“ и „зомби“…» Читал Тимофей довольно долго, но большая часть времени ушла на разбирание почерка, тот был довольно замысловатым, и поэтому прочитал он не так уж много.

Устав от этого утомительного занятия, он решил отдохнуть.

Перед тем как отложить книгу, Тимофей решил выяснить, кто был автором этой рукописи, и заглянул в начало. Разобрав полустершуюся надпись заглавия, он узнал, что это был дневник, судя по дате начала и фамилии автора, его прадеда. Это еще больше подогрело интерес Тимофея, и, решив обязательно дочитать до конца, он пошел на улицу проветриться. Солнце неумолимо двигалось к закату, приближался вечер. «Скоро наступит ночь, думал Тимофей, – а с ней придет и темнота… Может, пойти в деревню? Смысла нет. Деревня полузаброшена, остались одни ветхие старики да старухи. Что проку от них, если Анфиса придет? Здесь надежнее. Мой дом – моя крепость». Тимофей осмотрел дверь и остался доволен своей работой. И вдруг до него дошло, что, укрепив дверь, он забыл о ставнях. До темноты времени осталось не так уж и много. Прекрасно это понимая, Тимофей лихорадочно принялся за работу. Закончил он уже в сумерки. Все тело, отвыкшее от физического труда, ломило. Пузыри мозолей, вздувшиеся на ладонях, мерзко саднили, перекликаясь с болью от заноз. Спина, искусанная комарами, чесалась. Проклиная и Анфису, и комаров, и собственные руки, Тимофей, как медведь в берлоге, скрылся в доме. От работы на свежем воздухе в нем проснулся зверский аппетит. Наевшись до отвала, Тимофей по тому, как слипались глаза, понял, что пора на боковую. Лениво шаркая ногами, он добрел до своей комнаты. Не расстелив постель, не раздевшись, он рухнул как мешок и, лишь голова коснулась подушки, забылся умиротворенным сном младенца.

Лунный свет, падая на деревья, стекал по ветвям. Ни малейшего ветерка не пробегало по листве. Стояла гнетущая тишина. Тишину эту, пожалуй, можно было бы сравнить с тишиной, которая наступает в джунглях после разнесшегося львиного рыка. Все животные смолкают, хозяин вышел на охоту.

Окна второго этажа не были закрыты ставнями, и лунный свет падал на кровать. В комнате стояла полная тишина, нарушаемая лишь тиканьем ходиков на стене. Освещая стол, горела свеча. Ровный, желтый свет ложился на икону, та была установлена на столе изображением к Тимофею.

«Ку-ку, ку-ку, ку-ку…» – прокуковав двенадцать раз, кукушка спряталась в домик. Полночь. Скрипнула кровать. Тимофей перевернулся на другой бок, не просыпаясь. Сонный Тимофей, заходя в комнату, не прикрыл как следует дверь, и полоса света, просочившись сквозь щель, падала на пол в темноте коридора. И все ближе и ближе к этой полосе приближалось ритмичное пощелкивание по полу. У вас никогда не было собаки? Вот когда собака бегает по квартире, ее когти щелкают по полу примерно с таким же звуком, только, пожалуй, погромче.

Тимофей, разметавшись на постели, спал. За окном во дворе послышался шум, подъехала телега. Приехал отец.

Слез с телеги и обернулся к возничему:

– Может, Сергей, зайдешь? Сейчас сообразим что-нибудь.

– Не, Егорыч, поздно, а мне еще пилить да пилить.

– Так и переночуешь у меня.

– Да не, поеду. Бывай!

Проводив его взглядом, отец поднялся на крыльцо. Подергав дверь и убедившись, что она заперта, поднял руку, чтобы постучать, но передумал. Обойдя дом, встал под окном Тимофея.

– Тима! – внутри было тихо.

– Тимофей!!! – еще раз громко крикнул он.

Все такой же монотонный свет был виден в окне и не было никакого движения. Неясное чувство беспокойства окутало его. «Да брось ты! – одернул он себя. – Просто Тима, наверное, устал за день и крепко спит. Но почему дверь в таком виде? Почему все окна первого этажа забраны ставнями?» Он обошел дом вокруг. Ни малейшей надежды попасть внутрь. Казалось, дом мрачно нахохлился, окна, как щитами, прикрылись ставнями, словно средневековый замок, находящийся в засаде. Дом – замок, а лес неприятель, готовый пойти на приступ. Взгляд непроизвольно обежал подступившую стеной чащу. Поднявшийся с болот и ползущий между деревьями туман серой пеленой замазывал кусты, придавая им мистические очертания.

Хруст сучка в глубине чащи ударил по нервам, как выстрел над ухом. Взгляд впился в темноту лесных закоулков.

Шум сбоку заставил чуть ли не подпрыгнуть на месте. Хлопая крыльями, какая-то птица скрылась в глубине леса. Не раздумывая больше, отец нервно подобрал с земли шишку и изо всей силы швырнул в окно. С гулким хлопком она ударилась о стекло и упала обратно к ногам. Он снова подбирал и бросал до тех пор, пока не увидел заспанное лицо Тимофея, приникшее к стеклу.

– Тима! Я это! Открой! – а сам уже быстрым шагом шел к крыльцу.

Неприятное ощущение взгляда в спину подгоняло, заставляя убыстрять шаги. Казалось, весь лес, каждое дерево смотрит на него. Взлетев на крыльцо, с шумом привалился спиной к двери, озираясь по сторонам. Наконец за дверью раздался легкий шум и послышался сонный голос Тимофея:

– Отец?

– Да, я. Открывай же!

Еще несколько секунд тот возился с засовом и, наконец, дверь распахнулась. Облегченно вздохнув, отец вступил в сени. Задвинув засов, молча, освещая лестницу колеблющимся пламенем свечи, поднялись на второй этаж и прошли в комнату отца. Отец сунул саквояж под стол и переоделся в домашнее.

– Пойдем на кухню, перекушу. Расскажешь, как ты тут, без меня.

Они спустились в кухню. Пока отец ел, Тимофей рассказал ему про события ночи. Закончив, он вопросительно посмотрел на отца:

– Объясни мне, наконец, что же здесь случилось, пока меня не было? Что за чертовщина здесь творится?!

Отец не спеша доел и убрал со стола. Вытащил из шкафчика бутылку самогона и тяжело поднялся.

– Пошли в комнату, здесь не с руки.

Они снова поднялись в комнату отца. Сев, отец упер локти в стол и, обхватив голову, задумался. Думал он довольно долго, наконец, начал:

– Чтобы было понятно все, нужно знать и предысторию. – Он отхлебнул из бутылки и, отставив ее в сторону, взял со стола книгу, которую Тимофей смотрел днем.

– Надо было еще вчера тебе рассказать, да кто ж знал.

Эта рукописная книга написана дедом твоей матери. Он собрал здесь, если можно так выразиться, предания рода. Так вот, предыстория здесь. Я читал эту книгу и расскажу тебе одно из преданий.

Попытка киевского князя Владимира Святославича создать на Руси языческий пантеон в 980-м году не удалась.

Это привело к крещению Руси в 988–989 годах. Мечом и огнем была Русь окрещена. Преданные старой вере, вере отцов, не желающие менять Перуна и Дажбога на Христа, язычники бежали в леса, в глухие места. Что было им еще делать? Дружинники князя первыми на Руси после самого князя принявшие крещение, стремясь доказать свою преданность новому богу, взялись за дело рьяно. Непокорные деревни сжигались дотла. Для крещения нужна вода? Ну что ж, непокорных мечами загоняли в воду. Те, кто оказывал сопротивление, уничтожались безжалостно. Хорошую жатву из крови и мяса собрал в свои закрома милостивый бог.

Шло время, еще оставшиеся языческие поселения отступали все дальше на восток, в нетронутые лесные дебри. Не было покоя язычникам. Цари менялись, а христианство оставалось, и даже в глухомани доставали руки Христа. Теперь уже специальные конные отряды вооруженных воинов, называвших себя псами Господними и являвшимися по сути дела инквизиторами Руси, гонялись и днем и ночью по лесам, уничтожая языческие поселения. Шел 1074 год от рождества Христова.

Цепочка всадников, один за другим, по звериной тропе медленно пробирались сквозь чашу. Длинные шишаки на высоких шеломах цеплялись за ветви деревьев, так что то и дело приходилось нагибать головы. Лучи солнца не проникали сквозь густые кроны деревьев и на тропе стоял полумрак. Мошкара, пользуясь прохладой, тучами кружилась вокруг распаренных долгой дорогой коней и седоков. Это был один из летучих отрядов псов Господних. Во главе отряда стоял старший сын киевского воеводы Гюрята. С ним находились и два брата его: средний Святовид и девятнадцатилетний Ярополк. Несмотря на молодость, Ярополк уже был славен своими ратными подвигами и по праву чувствовал себя равным в компании зрелых воинов. С виду хрупкий, он, однако, обладал недюжинной силой, и мало находилось молодцов, рисковавших поспорить с ним в удалых забавах.

К тому же была у него еще одна особенность, делавшая его непобедимым неистовость. Появись он на свет викингом, быть бы ему берсерком. Но если берсерки для приведения себя в состояние безумной ярости употребляют настои и порошки мухоморов и других галлюциногенных растений, то Ярополк входил в это состояние сам по себе, при виде крови.

Стоило почувствовать на губах вкус крови, и уже не было удержу его буйству. Еще будучи мальчишкой, участвуя в уличных драках, был он окрещен бешеным.

В голове отряда, на невысокой лохматой лошаденке ехал проводник. Это был хорошо знавший лесные тропы охотник. Он не был бойцом и поэтому кроме широкого ножа, заткнутого за пояс, не имел никакого оружия. Не по душе ему были те люди, которых он вел. Там, куда приходили они, часто оставались лишь пепелище и трупы. Будь воля охотника – давно бросив лошадь, метнулся бы в чащу. Нипочем не догнали бы его. Гюрята, однако, был не прост. В середине отряда ехал сын охотника. Взяв его, Гюрята сразу убил двух зайцев. Была уверенность, что не сбежит охотник. Ну и, наконец, сын охотника был запасным проводником. Был уже научен Гюрята горьким опытом: вылетит легкая стрелка из лесу, скосит проводника, и блуждай по лесу, не зная дороги.

Следом за проводником ехал сам Гюрята. Мощному, черному, как вороново крыло, коню было нелегко под дородным всадником. Под стать масти коня было и одеяние седока. Черного металла кольчуга в обтяг облегала мускулистый торс. Черненый шлем козырьком прикрывал пол-лица, в прорези остро поблескивали глаза. Над правым плечом возвышалась рукоять тяжелого двуручного меча, подвешенного за спиной поверх длинного, также черного, плаща, шлейфом лежащего на крупе коня. Большой серебряный крест казался игрушечным на широкой груди. Не отличающийся весельем в повседневной жизни, сейчас Гюрята был и вовсе мрачен. Несмотря на быстроту перемещений его отряда, в большинстве случаев внезапных набегов не получалось, казалось, сам лес предупреждал язычников о приближении псов Господних. Деревни либо пустовали, либо в них находились только мужчины, оказывавшие отчаянное сопротивление. После каждой схватки отряд недосчитывался ратников. Воины гибли в лесных переходах от стрел, вылетавших неизвестно откуда. Правда, для язычников, загнанных в глушь, металл становился все дороже и дороже, поэтому они использовали преимущественно легкие стрелы с костяными наконечниками, неспособные пробить доспехи. Но даже и эти стрелы находили незащищенные латами места.

Мысли Гюряты были прерваны внезапной остановкой.

Проводник напряженно вдыхал воздух, как собака, задрав лицо вверх.

– Деревня близко, – посмотрел он на подъехавшего и вставшего рядом Гюряту. – Чувствую запах дыма.

Гюрята удивленно понюхал воздух и понял, что тягаться с охотником бесполезно. Он посмотрел на отряд. Ратники, не понимая из-за чего остановка, настороженно озирались по сторонам.

– Передать в конец: деревня близко.

Послушный поводьям конь двинулся вперед. Оглянувшись, Гюрята увидел, что бывалые вояки приводят себя в порядок. Одни проверяли, легко ли меч ходит в ножнах, другие перетягивали щиты из-за спины на бок. Любил Гюрята эту суету перед боем, сердце опытного воина радовалось при блеске стали. Сам никогда ею не пренебрегал, хоть и был уверен, что все у него в порядке. Вот и теперь: надев тяжелую рукавицу, взялся за рукоять меча. Меч был талисманом. У всех трех братьев мечи были одинаковые, выкованные на заказ, имели они примечательную деталь – рукояти у них были в виде распятья. Мечи были освящены и вручены отцом, когда он благословлял сыновей перед опасной дорогой.

Минут десять еще отряд Пробирался меж деревьями, наконец, деревья стали расступаться. Остановив коня, Гюрята спрыгнул на землю и, укрываясь густым кустарником, подобрался к самой опушке. Лес кончался, сразу за опушкой шел пологий спуск к реке, поросшей зарослями кустарника.

На берегу реки и стояла деревушка. Была она видна как на ладони. Лежа в траве, Гюрята начал прикидывать: «В деревне двадцать домов. На каждый дом мужика по два. Ну что ж, сорок лапотников против моих двадцати семи сущий пустяк». Рядом тихонько пристроились Святовид и Ярополк.

– Святовид, возьми десять ратников и обойди деревню.

Ярополк, будешь со мной. Чтобы все вывалили на улицу, нужно поджечь дома. Ну, Бог нам в помощь!

Некоторое время Гюрята выжидал, наконец, решив, что Святовид уже обошел деревню, он широко перекрестился и взмахнул рукой. Обтекая его с двух сторон, всадники молча рванулись по склону к деревне. В руках некоторых пылали факелы. Деревня была уже близка, когда навстречу с противным свистом понеслись стрелы. Гюрята понял, что внезапного нападения опять не получилось. Чтобы не быть легкими мишенями, всадники рассыпались. Прикрываясь щитом, Гюрята пришпоривал тяжело скакавшего коня. У самого въезда на улицу, вившуюся меж домов, два ратника, несшиеся перед Гюрятой, вдруг исчезли.

Вздыбив коня и чуть не опрокинувшись, он сам едва избежал этой же опасности. Они провалились в ловушку, в замаскированную яму, дно которой был утыкано кольями.

Объезжая, Гюрята заглянул в яму. В глаза бросилась кровавая маска, за минуты до этого бывшая лицом, и копыто умирающей лошади, в конвульсиях бившее по этому лицу.

Стрела, скользнув по шлему, отлетела в кусты. Прикрывшись щитом, Гюрята направил коня в ближайший дворик.

Со всех сторон слышался шум схватки, лязг металла, крики, хрипы. В дальнем конце деревни поднимался дым – Святовид знал свое дело. Конь Гюряты, проломив плетень, ворвался во двор дома и вдруг, захрипев, начал заваливаться.

Высвободив ногу из стремени, Гюрята соскочил на землю, и как раз вовремя, конь рухнул набок. Из шеи, пробив ее насквозь, торчала стрела. Конь пытался подняться на ноги – и не мог. С губ слетала кровавая пена, а подернутый поволокой слезы глаз недоуменно и мученически косился на хозяина.

– Эх, какую животину сгубили… Прости, друже! – и, оборвав мучения животного, рукоятью меча ударил коня меж глаз.

Осторожно, озираясь по сторонам, двинулся к дому. Заглянул в двери пусто. Прижимаясь к стене, пошел вокруг.

Выглянув из-за угла, удовлетворенно ухмыльнулся. Спиной к нему, опустившись на одно колено, стоял здоровенный мужик и стрелял из лука. Мальчишка лет четырнадцати подавал ему стрелы, рядом на траве лежала окованная металлом рогатина. Обернувшегося мальчишку Гюрята откинул в сторону как пушинку. Мужик так и не успел схватиться за рогатину. Меч Гюряты рассек его от плеча до пояса. Откинутый подросток выхватил неизвестно откуда длинный и тонкий нож и как зверь прыгнул на Гюряту.

– Ах ты, змееныш! – процедил тот, и запястье паренька захрустело в его руке. Парень завизжал, и это лишь раззадорило ратника. Выпустив меч, он схватил подростка за ногу и швырнул на стену дома. Серые мозги из расколовшейся, как орех, головы размазались по бревнам…

Через час все было кончено. Застилая небо дымом, горели дома. Изувеченные трупы, лежащие и по одному, и группами, дополняли пейзаж. Отряд Гюряты, отойдя на опушку, отдыхал, зализывая раны. Ратники, разводя костры, весело гомонили. Это могло бы показаться странным, ведь их стало на девять человек меньше. Но смерть была настолько обыденна и привычна, что вызывала в их засохших сердцах не больше чувств, чем укус комара. Потеря в этом бою стольких товарищей к тому же сулила им скорое возвращение на родные подворья. Сила отряда без тех девятерых, что лежали в стороне на земле, рядком, была слишком мала, чтобы идти дальше. Гюрята все это прекрасно понимал и поэтому решил, дав людям передых, вести их назад, в Киев.

Братья отдыхали, удобно устроившись у костра. Лежа на животе, опустив тяжелую голову на сомкнутые руки, Ярополк рассматривал лежащий на траве языческий талисман.

Это была головка Перуна на оборванном шнурке. Уже после окончания боя, проходя по улице деревни, он сорвал ее с шеи убитого язычника просто из любопытства. Мельком рассмотрев, бросил, и лишь у костра заметил, что, зацепившись шнурком за рукоять ножа, она болтается на поясе.

Меч и языческий божок лежали на траве рядом. Христос, распятый на рукояти меча, был весь в ржавых потеках застывшей крови, стекавшей по лезвию во время боя. В призрачных сполохах костра мертвые фигурки росли, оживали.

Сонная одурь туманила сознание Ярополка. Черные тучи затянули звездное небо. Ударила молния, разрезав небосвод ломаной линией. Братья исчезли, и Ярополк остался один около костра. Но нет! Откуда-то сбоку слышится хохот. Оскал Перуна, безудержно хохочущего над чем-то, что находится за спиной Ярополка. До чего же тяжело перевести взгляд. Глаза и вся голова словно налились металлом.

Взгляд медленно смещается во тьму. И вдруг молния освещает все вокруг. Полуобнаженная фигура с протянутыми в небо руками, словно в немой мольбе. И небеса разверзлись, водопадом дождя устремившись вниз. Человек бесновался в неистовом танце, ловил струи дождя широко открытым ртом, размазывал по своему телу красные струи. Но почему дождь красный?! Это кровь! Кровавый водопад!!! Упырь с глазами ребенка. А рядом звучал дьявольский хохот уродливого идола.

Видение пронеслось перед глазами и пропало. Снова костер и братья рядом. Ошеломленным взглядом обвел все вокруг Ярополк. Все лицо горело. Спрятав лицо в ладонях, застыл на минуту. Успокоившись, рывком встал на ноги.

– Пойду ополоснусь в реке, заодно и меч почищу.

Кинув меч в ножны, взял в руку головку Перуна. Пристально вгляделся в злобные черты искусно вырезанного неведомым мастером лица, усмехнулся и швырнул амулет в костер.

Он шагал к реке, все глубже и глубже погружаясь в темноту ночи, а дьявольская головка смеялась ему вслед, обугливаясь в пламени.

Отдаляясь от костра, Ярополк шел к реке. Выглянувшая из-за облаков луна каким-то мутноватым светом освещала все вокруг. Где-то сзади слышались голоса посланных к реке за водой дружинников. Но Ярополк не замечал их. Отдалившись от лагеря, он вдруг услышал звуки необыкновенной чарующей музыки. Они завораживали и неудержимо влекли к себе. Они опьяняли, наполняя все существо Ярополка наслаждением. И он все убыстрял и убыстрял свой шаг, двигаясь на звук. Нега разлилась в нем, заполнив каждую клетку его тела. Все чувства отступили, он не видел ничего вокруг, и лишь слух вел его вперед. Закрыв глаза, спотыкаясь, продираясь сквозь кустарник, он двигался к реке. Наконец склон кончился. Ярополк шел по ровному пространству. Высокая трава достигала пояса. Он разлепил веки. Впереди, среди высокой травы, неестественно синим пламенем горел огромный костер. Вокруг костра, в каком-то мистическом танце, под звуки той чарующей музыки, которую слышал Ярополк, двигались прелестные девушки. Их обнаженные тела серебрились в лунном свете.

Ярополк остановился, что-то насторожило его. Он разрывался. Ему хотелось идти туда, к этому костру, к этим призывно машущим ему красавицам. И в то же время что-то не пускало его. Он не помнил, кто он, не знал, где находится, он забыл все. Памяти не было, лишь чарующая музыка внутри. Но какой-то инстинктивный страх не пускал, держал его. И все-таки он двинулся дальше. Раздвигая траву, он пробирался к костру, но тот не становился ближе, а, казалось, наоборот отдалялся. Ярополк готов был двигаться вперед до бесконечности, но вдруг услышал за спиной крики.

По берегу носились дружинники, обезумевшие от ужаса. Не трава была вокруг Ярополка, а река. Лишь успел он понять это, как рухнул в бездну. Неимоверным усилием ему удалось вырваться на поверхность, но лишь на мгновенье, тяжелые доспехи потянули на дно, и черная гладь воды сомкнулась над его тянувшимися вверх руками. Еще некоторое время на поверхность вырывались из глубины пузыри воздуха, но и эти последние следы его существования быстро оборвались. Спасти его было невозможно. И вот…

Голова отца бессильно опустилась на стол. Пустая бутылка, покатившись, упала на пол. Этот звук вывел Тимофея из состояния забытья, в котором он находился во время рассказа. Тимофей, словно воочию, видел былое. Рассказ отца расширялся в его сознании и приобретал краски, дополняясь его собственной фантазией. Он будто сам был там, участвовал в тех прекрасно-жутких событиях давно минувшего.

Он недоуменно посмотрел на отца и понял, что тот спит.

– Батя, дальше-то что было?

Попытался было отца разбудить, но кроме пьяного бормотанья, перемежавшегося громким храпом, ничего не добился. Продолжения, судя по всему, приходилось ожидать до утра. Тимофей взглянул на часы, стрелки показывали начало четвертого. Слипавшиеся глаза ясно показывали, что пора спать. Перетащив отца на кровать, Тимофей подошел к столу. Свеча догорала, почти скрывшись в застывшем воске.

Взяв блюдечко со свечой, он прошел в свою комнату. Богоматерь, казалось, укоризненно смотрела на него со стоящей на столе иконы. Задув свечу, Тимофей пластом рухнул на кровать. Сон опутал его мгновенно. Вместе со сном пришел кошмар. Тимофей бежал по тропе, хрипел и обливался потом, Корни деревьев цеплялись за ноги, он спотыкался и падал. Поднимаясь, снова бежал. Ветви хватали за руки, били по лицу. Он отбивался, отталкивал их руками, а они снова впивались в него. Тимофей катался по кровати, размахивая во сне руками. Несколько раз он задел стол, и икона упала ликом вниз. И сразу же пришло спокойствие. Так и не проснувшись, он лежал, свесившись с кровати.

Слабое цоканье послышалось в коридоре, тихое и безобидное, как сонное дыхание. Оно медленно приближалось к комнате Тимофея.

Трудно перебить глубокий сон, и уж тем более не могло разбудить Тимофея это тихое действо.

Цоканье замерло у двери. Чуть скрипнув, дверь медленно-медленно приотворилась и снова замерла. Открылась узенькая щелка между ней и косяком. Отодвигая дверь, в щель просунулся у самого пола длинный палец и резко ткнулся в пол. Острый коготь со щелчком впился в пол. Он напрягся, изогнувшись, и дверь приотворилась еще ровно настолько, чтобы в щель просунулся второй палец. Он также вцепился когтем в пол, и уже два пальца толкали дверь. Она медленно отворялась, а в щель просовывались один за Другим остальные пальцы. Наконец щель расширилась настолько, что в нее смогла просунуться вся пятерня. Обрубленная кисть, как огромный уродливый паук, судорожно вонзая в пол когти и подтягиваясь, медленно вползла в комнату, пропуская за собой вторую. С каждым движением они неумолимо приближались к свесившейся с кровати до самого пола руке Тимофея. Тошнотворный запах исходил от этих двух кусков полуразложившегося мяса, почерневшего и покрытого трещинами. И этот запах достиг ноздрей Тимофея, заставив вздрогнуть во сне. Рука Тимофея была уже рядом. Обрубки, цепляясь за ткань рукава когтями, поползли по руке вверх, к плечу.

…Огромный, высеченный в камне зал. Потрескивая, чадили факелы, но их света не хватало. Высокий свод, как и стены зала, терялся во тьме. Со скованными за спиной руками Тимофей стоял на большом каменном табурете в центре.

Величественных размеров каменная лапа еле виднелась во тьме под сводом зала. Свисавшая с нее веревка тугой петлей охватывала шею Тимофея. Было пусто, хотя Тимофею казалось, что он видит в темноте у стен какое-то движение и слышит неразборчивое перешептывание. Вдруг дуновение пронеслось по залу. Двигавшиеся у стен силуэты застыли в неподвижном ожидании. Факелы начали гаснуть один за другим. Лишь чуть слышный шепот во тьме, вопреки всему, не замолк окончательно, а наоборот начал разрастаться, переходя в душераздирающие вопли тысяч глоток. И вот уже заполнив все, отражаясь от стен и сводов, усиливаясь, несется рев:

– Тиллигар! Тиллигар!! Тиллигар!!

Последние факелы уже не горят, а тлеют. Тьма все ближе и ближе подступает к ногам Тимофея. И, словно сама часть этой тьмы, из глухих закоулков зала двинулась к Тимофею закутанная в плащ фигура. Даже просторные складки плаща не могли скрыть уродства, огромный горб скрючил тело.

Под стать телу была и голова. Неправильной формы, вся в шишках и вмятинах, которые были сильно заметны под длинными, но редкими волосами. Отвратительный нос с огромными вывернутыми ноздрями был словно размазан по всему лицу. Также огромна и раздута до неимоверных размеров была и нижняя губа. Своей величиной она, казалось, компенсировала отсутствие верхней. Вся верхняя челюсть была оголена, и поэтому создавалось впечатление, что рот оскален. Пожалуй, единственно красивыми на этом лице были глаза. Большие, красивого разреза, с длинными и густыми ресницами, и от этого уродство воистину было еще уродливее. Тем не менее это создание было насыщено такой внутренней силой и излучало такое количество энергии, что из каждой поры на теле Тимофея выступил пот. Не в силах смотреть, Тимофей зажмурился. И вдруг опора вылетела из-под его ног. Он болтался в петле, которая все туже и туже затягивалась на его шее. Он напрягся всем телом и проснулся.

Пробуждение было не менее ужасным. Кто-то невидимый в темноте душил его, вцепившись в шею обеими руками. Пытаясь оттолкнуть противника, Тимофей выкинул вперед обе руки… и наткнулся на пустоту. Ужас парализовал его на миг, но лишь на миг. Он задыхался, из-под впившихся в шею ногтей на грудь уже текли струйки крови. Не найдя перед собой врага, Тимофей схватил то, что его душило, и когда он почувствовал под своими пальцами это, то совсем потерял рассудок. Что он думал тогда, он так никогда и не вспомнил.

Он хрипел и давился собственным языком. Упав с кровати, катался по полу, а потом, когда уже круги поплыли перед глазами, вдруг отчетливо услышал крик петуха. Это было спасение. Он еще долго приходил в себя.

Поднявшееся солнце подняло и отца. Видно, похмелье было жестоким, потому что сначала раздался хриплый кашель, а потом что-то типа молитвы из одного мата. Потом его шаркающие ноги проследовали на первый этаж, хлопнула входная дверь. Через некоторое время он снова зашел в дом. Чем-то долго гремел на кухне и минут через сорок решил разбудить Тимофея.

– Тимофей! – позвал он, поднимаясь по лестнице. Ответа не последовало, и он решил, что Тимофей крепко спит.

– Тимо… – распахнув дверь, он застыл. Открывшаяся картина лишила его дара речи. Все было перевернуто. Тимофей лежал на полу посреди комнаты. Вся шея была покрыта коркой застывшей крови. Но даже не это приковало взгляд отца, он смотрел на кисти. Обрубленные кисти. Его поразил их вид. Кожа на них была нежна, как будто они еще минуту назад принадлежали живому, цветущему человеку. Изумительной красоты длинные пальцы, казалось, еще минуту назад дрожали чувственной дрожью. С трудом оторвав взгляд от этой дьявольской обманки, отец кинулся к Тимофею.

Слава Всевышнему! Тот был жив. Был жив, но находился в глубоком обмороке. Приводить Тимофея в сознание отец не стал. Он был уверен, что организм сына сам справится.

Принялся за уборку. Прежде всего он принес мешок и, брезгливо бросив в него обрубленные кисти, потуже завязал.

Затем, отложив мешок в сторону, привел в надлежащее положение то, что было опрокинуто и разбросано по комнате.

Вооружился тряпкой и, налив в ведро воды, хорошенько все в комнате вымыл. Наконец, наведя порядок и удовлетворенный чистотой, он сел в изголовье кровати и стал терпеливо ждать пробуждения Тимофея.

Тимофей проснулся часа через полтора. Едва проснувшись, он рывком сел в постели и широко открытыми глазами впился в отца.

– Это я, Тима, не волнуйся, – ласково сказал отец.

Казалось, Тимофей ничего не понимал. Недоуменным взглядом он обвел комнату. Прикоснулся рукой к забинтованной отцом шее. Внезапно его лоб покрыла испарина, он вспомнил все.

– Это ужасно! Я… сейчас тебе рас-с-скажу, – торопясь и заикаясь, забормотал он.

– Расскажешь, расскажешь, только во время завтрака, – отец взглянул на ходики. – Ну, вернее сказать, во время обеда.

Отец ласково похлопал Тимофея по руке, и они двинулись на кухню. Но Тимофей не мог удержаться, и не успели они еще дойти до кухни, как он в бешеном темпе уже все рассказал. Обед проходил в томительном молчании. Отец думал, и Тимофей ему не мешал. Он уже пришел в себя, чему в немалой степени помогло принятие двух стопок успокоительного домашней перегонки. Наконец он все же не выдержал:

– Ну, что, батя, надумал? Что делать-то будем?

Отец оторвался от сосредоточенного поглощения пищи и сыто рыгнул. Задумчиво посмотрел на Тимофея и, наконец, вымолвил:

– Да только одно и пришло на ум. Бросить лапы эти поганые ей в могилу да вбить в нее, стерву, кол осиновый.

– А когда?

– Да сегодня и вобьем. Долго ли нам-кабанам? – Он снова рыгнул.

– Ну хорошо, с этим разобрались. Да, кстати, ты не досказал мне про Гюряту и Святовида.

– Да? Ну, можно и сейчас досказать. А на чем я остановился?

– На том, что Ярополк утонул.

– Угу… Ну, слушай дальше.

Отец задумался, вспоминая, а Тимофей, заполняя паузу, налил в стопки самогону.

Прошло десять лет. Много событий произошло за это время. Были и горести и радости – большие и малые. Киевский воевода умер, и Гюрята, по праву, занял место отца.

Властью своей распоряжался он умело и поэтому был уважаем. На радость ему жена родила сына. И все было бы хорошо, да внезапно нарушился покой души его. Брат Святовид, объезжая молодого жеребца, был сброшен на землю.

Все бы ничего, да беснующийся жеребчик копытом проломил ему грудь. Долго мучился Святовид. Ни отвары, ни заговоры знахарок – ничто не помогало ему. Целыми днями лежал он и харкал кровью. Тяжко было Гюряте смотреть на это. Видеть, как умирает брат и чувствовать свое бессилье чем-либо помочь. В ожидании смерти Святовид старел на глазах. Каждое утро в его густых волосах прибавлялось седины. Днем Святовида выносили на двор. Целыми днями лежал он, устремив взгляд в небо. Ему не мешали, и он напряженно думал о чем-то своем.

Как-то Гюряте сказали, что брат зовет его. Выйдя на двор, Гюрята подошел к лежащему Святовиду и присел рядом.

– Мне сказали, ты звал меня.

Святовид, оторвавшись от созерцания облака, посмотрел на Гюряту.

– Поговорить нам пора, Гюрята, Смерть моя уже близко, а на душе тяжело.

Ему было тяжело говорить. Слова с хрипом и свистом вырывались из груди.

– Много крови пролил я. Но не из-за этого мне тяжело.

Кровь и свою и чужую проливал я за Господа нашего, во искупление прегрешений наших перед ним. Так что не тяготит меня это. Другое бремя лежит на моих плечах. Забыли мы в своей гордыне о брате нашем – Ярополке.

Святовид закашлялся, и кровавые брызги упали на землю. Долго молчал, собираясь с силами, и наконец продолжил:

– Этой ночью мне явился ангел. Он сказал, что Ярополк жив, но что погибла душа его. Он велел поставить церковь в том месте, где Ярополк пропал, и молиться за душу его.

Чистые голубые глаза Святовида вновь обратились к Гюряте.

– Я уже не могу ничего. Я хочу, чтобы ты выполнил это.

Это моя последняя просьба. Поставь церковь у той речушки и молись, молись за души Ярополка и мою. Дай мне слово, что исполнишь это.

Его взгляд горел просьбой, он даже приподнялся на локтях.

– Клянусь, Святовид, что выполню то, о чем ты просишь.

– Благодарю, брат. А теперь будь добр, пусть меня перенесут в дом и позовут священника, я хочу исповедаться.

Ночью Святовид умер. Хоронили его как истинного христианина. После прощания с покойным гроб хотели накрыть крышкой, но внезапный окрик Гюряты остановил.

– Подождите! – подойдя к гробу, он положил на грудь Святовида тяжелый двуручный меч.

– Не тоже воина без меча хоронить. – Гюрята отошел, и крышку начали приколачивать. Затем гроб медленно опустили в могилу.

Кончилась спокойная жизнь для Гюряты. Клятва, данная Святовиду, висела над ним, как меч. Он сильно изменился.

Мрачные мысли витали в его голове. И, наконец, настал момент, когда он понял, что дальше так продолжаться не может. Князь не стал удерживать его. Он был занят и озабочен укреплением рубежей. По его приказу создавались в глуши по окраинам княжества крепкие поселения.

С Гюрятой шел отряд из ратников и семьи малоимущих мужиков, которые решили поискать счастья на новых местах. Да и места-то были плодородные. Леса, богатые дичью, земля, дававшая сказочные урожаи. Быстро отстроили дома на месте некогда сожженной языческой деревни. Чуть на отшибе, на взгорке, срубили церковь. Рядом с церковью, как гриб, вырос дом священника. Жизнь налаживалась. Священник проводил молебны по усопшим Ярополку и Святовиду.

Прошел год. Пережили зиму, кончился апрель. Близилась Вальпургиева ночь. За неделю до этой ночи Гюрята почувствовал беспокойство. Оно было тем более необъяснимо, что внешних причин для него не существовало. Беспокойство шло изнутри. Все валилось у Гюряты из рук, за что бы он ни брался. Успокоиться никак не удавалось.

В вечер перед Вальпургиевой ночью он рано лег спать.

Всю неделю его мучила бессонница, и он, как обычно, выпил успокоительного отвара из трав.

Жизнь селения с наступлением темноты замирала. Искусственного освещения не существовало, и люди, вставая с первыми лучами солнца, на закате ложились спать.

Гюряте снился сон. Будто открылась дверь и в горницу вошел Святовид. Окруженный свечением, он приблизился.

– Встань, брат, проснись! Возьми меч и иди в церковь. – Он снял тяжелый двуручный меч Гюряты со стены и положил на стол.

– Проснись же! – взяв Гюряту за плечи, он рывком посадил его.

Заспанным взглядом Гюрята обвел горницу. Меч лежал на столе, тускло поблескивая. Тихонько, чтобы не разбудить жену, Гюрята вылез из-под одеяла. Взяв одежду и сапоги, держа меч под мышкой, вышел в сени.

Быстро оделся. Уже отворив наружную дверь, остановился.

Быстро прошел в детскую. Неслышно подойдя к колыбели, посмотрел на спящего сына. Подоткнув одеяльце, Гюрята вышел. Сбежал по крыльцу, замер, прислушиваясь. Ничто не нарушало спокойствия ночи, вокруг царили тишина и покой.

Выйдя из деревни, Гюрята быстро покрыл расстояние до церкви. Не доходя, остановился и осмотрелся. Все было спокойно. В доме отца Михаила было тихо, очевидно там все спали. Церковь темнела рядом. Опытное ухо воина и охотника не улавливало подозрительных шумов. Тем не менее к церкви Гюрята двинулся, ступая мягко, как рысь. Он стоял перед дверями, уже готовый смеяться над своим сном. От его толчка двери медленно со скрипом распахнулись. Тишина и темнота. Лишь дорожка лунного света, падающая от дверного проема, да в глубине помещения, под образом Христа Спасителя, слабо тлела лампада.

– Бог любит меня! – слабый голос Гюряты, отразившись от стен, прозвучал гулко. Страшный удар обрушился на его голову и сознание заволокла тьма.

Пришел в себя Гюрята разом.

Неестественно выгнувшись назад, он лежал на полу.

На стене, которая была перед самыми глазами, прыгали блики света. Гюрята попытался шевельнуться, но не тут-то было. Кожаный ремешок внатяг, тугой петлей охватывал шею, шел к связанным за спиной рукам и дальше, к связанным лодыжкам. Движение Гюряты привело всю эту систему в действие. Петля, впившись в шею, заставила его захрипеть.

– Как хорошо, Калина, что ты его не убила, – раздался где-то за спиной знакомый голос. – Переверни его и освободи от петли, я не хочу, чтобы он задохнулся.

Холодная сталь ножа коснулась шеи и перерезала петлю, однако ремешок, хитро завязанный, продолжал стягивать руки и ноги за спиной, не давая двигаться. Сильные руки подхватили Гюряту и посадили, прислонив спиною к стене.

Затылок, коснувшись стены, полыхнул болью.

Гюрята огляделся. Четыре человека стояли возле стен.

Факелы, которые они держали в руках, ярко освещали все помещение церкви. Пятый, только что перевернувший Гюряту, стоял рядом. Он был огромен как медведь, и даже здоровенный Гюрята рядом с ним почувствовал себя мальчиком-подростком. Все пятеро были в одеждах из шкур животных, а на головах у них были надеты мешки с прорванными для глаз и рта отверстиями. Вооружены они были топорами и широкими ножами. Лишь у шестого, того, что говорил, был длинный меч, на который он опирался. Запахнувшись в просторный плащ, широко расставив ноги, он стоял напротив Гюряты, широко улыбаясь. На Гюряту смотрел… Ярополк.

– Не ожидал? Я, признаться, тоже. То есть я знал, конечно, что ты прибыл в наш забытый богом уголок, но что ты придешь в церковь в такой поздний час… Да я и мечтать об этом не мог. Видно, проклятая мудрость услышала мою просьбу. Слава Перуну за это. Да ты, я гляжу, онемел? Не бойся, я не мертвец. У меня слишком много долгов на этом свете, чтобы я мог позволить себе такую роскошь, как смерть. Ну, да одним долгом, волей Перуна, в эту ночь станет меньше. Тебя не интересует, что это за долг? Этот долг – ты!

– Так ты, значит, теперь Перуну служишь?

– Да! Перуну, Сатане, Дьяволу. Как тебе больше нравится? Я служу тому, кто не покорился. Тому, кто восстал. Кто не пошел за тираном и обречен быть гонимым.

– Тираном, ты говоришь? Но ты же сам служил Ему! Ты же сам нес Его веру! Распятье! У тебя же до сих пор на рукояти меча символ Его страданий!! Он умер за всех нас, во искупление наших грехов!

– Да! Его распяли! Его распяли за ту заразу, которую он нес людям. Он хотел видеть нас стадом. Мы для него лишь покорные овцы. «Возлюби ближнего своего», «Подставь левую щеку, если ударят по правой». Есть люди, а есть куски мяса. Если мой ближний глупец, подлец, выродок, недостойный называться человеком, я что, должен его любить?

Должен подставлять ему другую щеку? Нет уж, тогда я перестану быть человеком, я стану овцой. Ты говоришь «он страдал!»? Ничего, он уже с лихвой отомстил за это. Он пил и пьет кровь человеческую. Ему и место на рукояти меча, чтобы по нему стекала кровь, которую он жаждет. Ну, а сегодня он будет пить кровь только своих овечек. – Ярополк зашелся приступом смеха.

– Хватит попусту болтать. – Он резко дернулся. – Приведите первую овцу!

Один из четверых, стоявших у стены, вышел и быстро вернулся, ведя отца Михаила. Тот не сопротивлялся, лишь губы его шептали молитвы. Гюрята напрягся, пытаясь порвать ремень, но эластичная кожа лишь впилась в мышцы, причинив боль.

– Зверь! Чем божий человек тебе не угодил?

– Ничего плохого про него сказать не могу. Я к нему переночевать попросился. Очень, знаешь ли, гостеприимный человек. Но он слишком любит Бога! – Ярополк повернулся к священнику.

– Святой отец, скоро ты предстанешь перед ликом того, кому всю жизнь молился. Я думаю, на этом свете тебя причислят к святым мученикам, поэтому воздай хвалу Господу своему за это.

Приведший священника пинком поставил того на колени перед образом Христа Спасителя. Отец Михаил стал истово отбивать поклоны и бормотать молитвы. Небрежно опираясь на меч, Ярополк полуобернулся к Гюряте.

– Ну, разве он достоин называться человеком? Посмотри, он от страха и молитвы-то позабыл. Воистину, тупая скотина. Только для убоя и годен. Впрочем, зла он мне не сделал и поэтому легко умрет. – Молниеносно меч Ярополка очертил дугу.

– Калина! – Голова старика, так и не успевшего ничего понять, еще катилась по полу с удивленно открытыми глазами, а тело, взметнувшееся в руках громилы, уже поливало лики святых кровью, хлеставшей из шеи. Ярополк поднял меч вверх. Ни капли крови не было на лезвии. – Иисус не напился, озабоченно сказал он, указывая пальцем на рукоять-распятье. Он обернулся к стоявшему у стены:

– Дальше!

В это время громила, отшвырнув тело священника, в котором не осталось ни капли крови, к стене, слизывал с руки кровь. Выходивший из церкви волок за волосы женщину.

Она пыталась сопротивляться и безостановочно, на одной ноте, визжала. Посмотрев в ее искаженное ужасом лицо, Гюрята узнал жену священника. Тут ее взгляд остановился на обезглавленном теле и она замолчала. Расширившиеся глаза, в которых плескался страх, повернулись к Ярополку.

– Не убивайте! – только и могла она прошептать перекосившимся ртом.

– Не могу, милая, Иисус еще не напился, – с дьявольской усмешкой глядел Ярополк на обезумевшую от страха женщину.

– Впрочем, если ты отречешься от Бога…

– Отрекаюсь!!! – завыла бедная женщина, на четвереньках подползая к Ярополку и пытаясь поцеловать его сапоги.

– Это тебе это зачтется на том свете, – меч Ярополка взвился со свистом.

– Ну, как тебе это зрелище? – Ярополк повернулся к Гюряте. Гюрята лишь заскрежетал в ответ зубами. Громила тем временем вышел. – Сейчас ты увидишь, как я направлю прямо в рай две ангельски чистые души, безгрешные и непорочные. Разве я не благодетель? Два ребенка, не успев согрешить в этом мире, прямиком попадут в райские кущи.

Громадная фигура показалась в дверях. Каждая рука сжимала ребенка. Это были дети отца Михаила.

– Детки, сейчас мы сыграем в игру. Калина!

Брошенный мощной рукой ребенок полетел на меч Ярополка. Не в силах видеть это, Гюрята зажмурился. Два детских крика, ворвавшись ему в самый мозг, сменились гробовой тишиной. Он медленно открыл глаза. Два детских тельца висели, насаженные на лезвие меча. Детская кровь, пузырясь, стекала на рукоять-распятье. Ярополк с легкой улыбкой созерцал это зрелище. Наконец, словно очнувшись, он скинул оба трупа и широко взмахнул рукой.

– Дети мои! Они ваши! Я не хочу, чтоб они явились господу такими, какими он их создал.

Фигуры в звериных шкурах, стоявшие в ожидании, устремились к трупам. Они разрывали их руками, впивались в них зубами. Слышались лишь хруст разгрызаемых костей и чавканье. Гюрята не смотрел. Одни только звуки этого пиршества упырей выворачивали все его нутро. Желудок был пустой, и только поэтому он держался. Поужинай он плотно, и вся бы его пища была на полу. Сколько это длилось, он не знал. Наконец все кончилось. Упыри расползлись в разные стороны, сыто рыгая.

– Ну что, Гюрята? Теперь и твоя очередь пришла. – Ярополк толкнул Гюряту ногой. – Тебе не плохо ли, брат мой? А ведь каким воином ты был. А сейчас раскис, как красна девица.

Гюрята исподлобья взглянул на Ярополка:

– Ну так и меня, как телка, зарежешь?

– Нет, ну что ты. Ты же воин, ты достоин большего. Ты достоин поединка. Со мной, слабеньким, тебе позорно было бы биться, ведь тебе нужен достойный противник. Калина! – Громила приблизился. – Вот с кем на кулачках будешь биться.

Гюрята содрогнулся. Буйвол в человеческом обличье приблизился и, достав из-за сапога массивный нож, разрезал стягивавшие Гюряту путы. Затем отпихнул ногой так, что тот откатился к стене. Откинутый нож пролетел через всю церковь и по рукоятку вонзился в противоположную стену.

Стоя у стены, Гюрята разминал мышцы.

– Обнажись, Калина, покрасуйся. – Ярополк развлекался. Калина стащил куртку через голову вместе с мешком.

Тяжелая грива волос упала на голые плечи. Гюрята был поражен, это была женщина. Но какой же мускулатурой она обладала! Ни капли жира, гора витых мускулов. Каждая рука – что две ноги Гюряты, кулак – с его голову.

– Ну что, Гюрята, нравится тебе моя девочка? Потерпи, скоро ты прижмешься к ее пленительной груди. Она очень нежно тебя обнимет.

Ярополк шутил, а Калина улыбалась, обнажив острые клыки. Такие челюсти, пожалуй, запросто могли бы перекусить ногу быка. Калина не спеша двинулась к Гюряте. Это было страшное зрелище. При каждом шаге под кожей волной перекатывались бугры чудовищных мышц, У простого смертного все внутри сжалось бы от ужаса, но не у Гюряты.

Он был воином, и все предки у него были воинами. Еще лежа в колыбели, с молоком матери он всосал великую заповедь: «Вступая в бой, лишайся чувств». Всю жизнь он готовил себя для убийства и убивал. Убивал не беззащитных людей, а таких же, как и он сам, мужчин, воинов. Убивал оружием и голыми руками. Умудренный опытом бесчисленных схваток, в которых он участвовал, Гюрята сразу избрал тактику быстрых перемещений. Обладая огромным весом, Калина была медлительна и не слишком поворотлива. Будучи и сам человеком тяжеловесным, Гюрята все же обгонял ее в скорости. Калина попыталась схватить его, но, поднырнув под ее руку, он заскочил ей за спину и тут же, подпрыгнув, обеими ногами ударил ее в спину. Никто еще из противников Гюряты этого удара не выдерживал. Здесь же впечатление было такое, словно он прыгнул на ствол сосны. Несколько ошарашенный, Гюрята отпрыгнул от Калины и начал снова кружить вокруг. Попробовав сзади, нужно было попробовать и спереди. Калина методично пыталась загнать его в угол или прижать к стене. Хотя и она и Гюрята находились в постоянном движении, ни тени усталости не было в ней заметно. В то же время Гюрята уже почувствовал утомление. Последние годы мирной жизни разбаловали его, и он начал выдыхаться. Калина же, в отличие от Гюряты, казалось, лишь ускорила свои движения. Долго так продолжаться не могло, и, прекрасно это понимая, Гюрята решил рискнуть. Надеясь лишь на свою реакцию, он сделал вид, что споткнулся. Калина ринулась вперед и на мгновенье раскрылась. Вложив весь свой вес, изо всей силы Гюрята ударил ее под дых. Ударил и тут же пожалел об этом, скривившись от боли. Мышцы пресса у Калины обладали твердостью каменной кладки. В глазах у Гюряты потемнело от боли.

Мощный удар в грудь отшвырнул его к стене. Будь Гюрята потяжелее раза в два, этот удар проломил бы ему грудную клетку, а так лишь кинул на стену. В груди, после каждого вздоха что-то захлюпало. Не в силах двинуться, ловя широко открытым ртом воздух, Гюрята сползал по стене.

Сквозь туман в глазах он видел надвигающегося как гора, монстра. Вывернуться уже не было возможности. И тогда Гюрята вспомнил, что ему когда-то говорил отец: «Удиви противника, и у тебя будет ценный миг его замешательства». Огромные лапы были уже рядом. Приняв комичную до абсурда позу, Гюрята скорчил смешную гримасу. Калина опешила и на секунду остановилась. Этой секунды было достаточно, указательные пальцы Гюряты вонзились ей в глаза. Бешеный визг наполнил церковь. Руки Калины хватали пустоту. Гюрята, отбежавший на безопасное расстояние, с ужасом взирал на дело рук своих. Обезумевшая от боли Калина вихрем понеслась по церкви. Один из людоедов, не успевший увернуться, одним махом ее мощных рук был разорван надвое.

– Опомнись, Калина! – крикнул Ярополк, но это лишь привлекло к нему ее внимание. Развернувшись, он попытался бежать, но, наступив на полу собственного плаща, упал.

Он еще стоял на одном колене, когда огромная фигура Калины нависла над ним. Ярополк был не из тех, кто при виде опасности закрывает глаза. Он хладнокровно ударил мечом в сердце и, отпустив рукоять меча, прокатился у нее меж ног. Пронзенная насквозь, Калина сделала еще несколько шагов и, крутанувшись на месте, рухнула на спину.

Первый пришел в себя Гюрята. В два прыжка покрыл он расстояние, отделявшее его от Калины. Наступив ей на грудь, он вырвал меч. Теперь в его руках было оружие. После гибели Калины и разорванного ее руками упыря, перед Гюрятой осталось четверо противников: Ярополк и трое его подручных. Эти трое уже двигались к нему, подняв топоры.

– Лапотники, – презрительно процедил Гюрята, прислоняясь спиной к стене.

– Стоять! – Резкий окрик заставил всех замереть. – Он мой!

Сбросив плащ, широко расставив ноги, Ярополк стоял посреди церкви. Он раскрутил перед собой меч Гюряты, с которым тот пришел в церковь, и уверенно пошел вперед.

Его слова были законом, и мрачные фигуры отступили в стороны.

– Ты не боишься, что я убью тебя? – Гюрята усмехнулся.

– О да, ты всегда лучше меня владел мечом. Но, брат мой любимый, за то время, что мы не виделись, я очень сильно прибавил.

Крутя мечами, они медленно сходились. Лязг первых пробных ударов огласил своды. Тяжелые двуручные мечи в руках братьев казались невесомыми перышками. Молча, все более распаляясь, они наносили и отражали удары. Гюрята сразу почувствовал опытную руку, руку большого мастера.

Все его хитрости разбивались о мастерство Ярополка, как вода о камень. Кружась вокруг Гюряты, Ярополк забавлялся, будто кот с мышью. Обходя защиту, его меч уже несколько раз бил Гюряту плашмя. Это могло продолжаться до бесконечности, как вдруг с улицы в церковь вбежал стоявший там на страже.

– Владыка! В деревне какая-то суета! – Ничего не отвечая, Ярополк сделал прыжок в сторону. Его меч, чиркнув по полу, зацепил лежавший плащ и бросил в лицо Гюряте. Ослепленный Гюрята почувствовал, как обожгло ноги. Выпустив меч, он грохнулся на пол. Попытался вскочить и снова упал, застонав от дикой боли. Вместо ног были культи, обрубленные ступни ног так и остались стоять на полу.

– Несите солому! – Ярополк распоряжался, уже не обращая на Гюряту внимания. Все засуетились, забегали, внося и укладывая у стен охапки соломы. Меч Гюряты еще дрожал, воткнувшись в пол в метре от него. Широкая спина Ярополка, такая ненавистная, была рядом. Неимоверным усилием воли Гюрята бросил тело к мечу. Его пальцы уже обвили рукоять, когда Ярополк стремительно развернулся. Нечеловечески взвыв, Гюрята покатился по полу. Кисти же его так и продолжали висеть, впившись в рукоять меча.

– Ну добей же меня!!! – невыносимо страдал Гюрята, корчась на полу весь в собственной крови.

– Зачем? Ты и так погибнешь в огне. Ну а если тебя спасут, то ты будешь весь остаток своей жалкой жизни страдать неполноценным. Ты уже не опасен ни для кого, ты теперь лишь жалкое насекомое, – и, швырнув факел в кучу соломы, Ярополк вышел из церкви.

– Проклинаю!!! Не я тебя, так потомки мои все поганые всходы твои из земли вырвут! Проклинаю!!!

Тимофей с отцом уже были порядком окосевшие от всего выпитого.

– Ну?

– Что?

– Сгорел он? – Тимофей пьяными глазами посмотрел сквозь отца.

– Нет. Его вытащили сбежавшиеся на пожар. Между прочим, твоя мать и, стало быть, ты в каком-то колене, черт его знает в каком колене, его потомки. А то распятье, что у матери в комнате, рукоять его меча.

– Ну?

– Что?

– Ну, а Анфиска-то тут причем?

– А… Анфиска в каком-то, черт знает в каком колене, потомок Ярополка.

– А откуда ты знаешь?

– А вот здесь уже нужно вспомнить те события, которые случились тут, когда ты учился. – Отец сделал неопределенный мах рукой в сторону потолка.

– Ну?

– Что?

– Ну, дальше рассказывай!

– Сейчас, – и отец извлек полный пузырь самогона.

– Хоттабыч, – пробормотал Тимофей.

Ненависть, испытываемая матерью Тимофея к семье Анфисы, для всех была необъяснима. Да и она сама, пожалуй, не смогла бы ее объяснить. Повода вроде бы и не было, тем более, что Анфиса, всегда приветливая и обходительная, была всем в деревне по сердцу. Но вот не могла ничего с собой поделать мать Тимофея, и все тут. Вся ее сухонькая фигурка наливалась черной ненавистью при малейшем упоминании об Анфисе или о ее родителях.

– Бог с тобой, Авдотья, чего ты на них взъелась? – пытался угомонить жену Егорыч. – Ну, чем они тебе досадили?

– Не знаю, Степа. Разумом не могу этого понять, но уж больно душа моя их ненавидит. Чувствую всем нутром зло в них. Бесово они отродье, Степан, и никто меня не переубедит.

Сердце матери сразу почуяло зарождение чувства между Тимофеем и Анфисой. Это был удар. Все внутри нее восстало против этого. Всеми возможными и невозможными средствами пыталась она разлучить их, оградить Тимофея от Анфисы. Будучи женщиной умной, она придумала довольно хитрую затею.

По соседству с ними жила семья Трифоновых. Сын их, ровесник Тимофея Григорий был влюблен в Анфису. Вот и решила Авдотья использовать в своих целях этого ограниченного парня. Дело закончилось печально. Доведенный до исступления бесплодностью своих попыток завоевать сердце Анфисы и ее насмешками, Григорий решился на насилие. Но на его беду поблизости оказался Тимофеи. Дрались стиснув зубы. Обладавший от природы завидной физической силой, Тимофей жестоко избил его. Получи это дело огласку, дорого бы стоили Тимофею сломанные ребра и сотрясение мозга, полученные Григорием. Но, по вполне понятным причинам, родители Григория шума поднимать не стали. Григорий же затаил в сердце своем злобу и, подловя момент, стрелял в Тимофея из охотничьего ружья. Убить он его не убил, но две картечины застряли у Тимофея в плече. Григорий был изобличен и после суда, как в песне поется, поехал из Сибири в Сибирь.

Наученная горьким уроком, мать больше не пыталась как-то воздействовать. Она решила просто удалить Тимофея от Анфисы.

Отъезд Тимофея на учебу в институт принес ей облегчение. Было убито сразу два зайца: он был далеко от Анфисы и получал образование, то есть путь к легкой жизни, которой не смогли добиться ни мать, ни отец. Оставалась еще одна проблема – переписка. Но, пораскинув мозгами, Авдотья и из этой ситуации нашла выход. Письма Тимофея к Анфисе и Анфисы к Тимофею прямиком от почтальона попадали к ней в руки. Этому способствовала страсть того к горячительным напиткам. Ради такого дела Авдотья не жалела самогона. И могло бы это все длиться очень долго, пока Анфиса и Тимофей не плюнули бы друг на друга, да опять вмешался случай.

Как-то, будучи «под мухой», проболтался почтальон.

Правильно говорят: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Короче, дошла вся эта история с письмами до Анфисы. Скандал разразился посреди деревни. И у Авдотьи, и у Анфисы языки неплохо были подвешены. Ни та, ни другая за словом в карман не лазили. Кто уж из них на кого больше грязи вылил – трудно судить, но обиженной себя посчитала мать Тимофея. До вечера она распалялась, а потом двинулась в дом семьи Анфисы требовать извинений, как в запале крикнула, мужу. Отсутствовала она недолго.

Вернулась в каком-то – нервозном возбуждении. Пропустив вопросы мужа мимо ушей, заперлась в своей комнате и что-то долго писала.

Уже потом, после всех событий, перебирая лежавшие в шкатулке Авдотьи бумаги, Степан Егорыч более-менее смог понять, что было к чему.

Мать Тимофея была в секте «Защита Храма Божьего».

Переживя множественные гонения, секта лишь укрепилась и держалась на жесточайших законах дисциплины и повиновения. Проклятье Гюряты, брошенное вслед Ярополку, передавалось из уст в уста и стало чуть ли не девизом секты.

Судя по всему, в тот вечер Авдотья узнала, что Анфиса одна из потомков Ярополка. Писала же она, очевидно, насчет этого патриарху секты. Что она писала – неизвестно.

Сохранился лишь ответ патриарха, бережно запрятанный в шкатулку:

«Да возлюбит тебя Бог, сестра наша во Христе, Авдотья!

С великой радостью получил от тебя благостную весточку. Сведения, сообщенные тобой, наполнили душу мою умиротворением. Еще одним змеенышем ярополковым скоро станет меньше и еще одной бескорыстной заслугой перед Господом нашим Иисусом Христом у тебя станет больше. Для вырывания сорного всхода этого из земли посылаю тебе в помощь семерых псов Господних. Их предназначение охранять плоды дел Господних на этом Свете.

Да Возлюбит нас Бог!

С любовью к сестре своей

патриарх Тихон».

Целую неделю Авдотья не выходила из дому. С утра до вечера молилась и, соблюдая пост, не брала в рот ни крошки, только стакан воды выпивала утром и вечером. До разговоров с мужем не снисходила, и он, поначалу пытавшийся с ней заговаривать, отстал.

Через неделю вечером, уже укладываясь спать, Степан Егорыч услышал шум подъехавшей к дому телеги. «Кто бы это мог быть?» – подумал он. В дверь повелительно постучали. Чертыхаясь, хозяин спустился в сени.

– Кого нелегкая занесла? – не очень гостеприимно спросил он.

– К Вашей супруге, Авдотье. – Ответ, глухо раздавшийся из-за двери, большого удовольствия ему не доставил.

– К моей супруге в такой час не приходят.

– Открой! – вдруг раздалось за спиной.

Степан Егорыч обернулся. Жена, одетая в какое-то монашеское рубище, со свечой в руке, спускалась по лестнице.

– Открой, я давно их жду.

«Так их еще и несколько…» – про себя подумал Степан Егорыч, но дверь открыл. Через порог шагнули трое. Все как на подбор, рослые, широкие в плечах. Черные плащи-дождевики облегали могучие фигуры.

– Да возлюбит тебя Бог, сестра! Патриарх шлет тебе свой поклон.

– Я ждала вас. Откладывать незачем, идем.

– То есть как это идем? – вмешался Степан Егорыч. – В такой час я тебя никуда не пушу.

Первый из троих удивленно на него посмотрел, а потом перевел взгляд на Авдотью.

– Вы можете сделать, чтобы он нам не мешал? – в свою очередь взглянула на того Авдотья и, увидев, как кривая усмешка переломила тому губы, поспешно добавила:

– Только не причиняйте ему вреда.

От таких слов пальцы Степана Егорыча крепко вцепились в рукоять топора, а по спине пробежал неприятный холодок. В это время его глаза встретились с глазами незнакомца. Все окружающее куда-то исчезло, были только эти глаза, и он в них тонул. Откуда-то со стороны, вернее, со всех сторон, обволакивая сознание, послышался голос:

– Ты безволен!

Он стоял и смотрел, как выходили жена и незнакомцы.

Ему было все равно. Лишь под действием какого-то инстинкта стадности он двинулся следом. Во дворе стояла телега, на которой сидели еще четверо в таких же черных дождевиках. Обменявшись приветствиями с сидевшими на телеге, Авдотья вдруг увидела мужа.

– Почему он здесь?

– Не знаю, но нам он не будет мешать.

– Ну ладно. Я думаю, телега нам не понадобится. Идти недалеко. Идите за мной. – Авдотья зашагала к деревне, следом гуськом двинулись приехавшие. Теперь у каждого в руках были ружья и еще какие-то тюки. Чуть приотстав, с безумным взглядом шел, пошатываясь, Степан Егорыч.

Деревня как вымерла, даже собаки молчали. Зловещая группа, черная и ощетинившаяся стволами ружей, наконец достигла нужного дома. Дом семьи Анфисы стоял у самой околицы. Метрах в двадцати уже темнела стена деревьев.

– Птички спят в своем гнездышке, – прошептал один, похожий в своем черном плаще на ворона.

Быстро разбежавшись, «псы Господни» достали из тюков канистры, обливали стены дома бензином. Один из них закурил. Взяв прислоненные к стене грабли, подпер входную дверь. Несколько раз глубоко затянулся дымом и швырнул папиросу в лужу бензина под стеной. Взметнувшееся пламя быстро охватило дом.

– Полезут из окон, стреляйте.

Внутри дома раздались крики. Кто-то налег изнутри на дверь, но это было бесполезно. В окне мелькнуло чье-то лицо, но, увидев стоящих в свете пламени «псов Господних», поспешно отшатнулось.

– Посмотрим, что они выберут, смерть от пламени или от пуль, повернулся к Авдотье один из стоявших рядом.

Он посмотрел вдоль улицы.

– Люди на пожар сбегаются. – Взведя курки на двустволке, выстрелил в воздух. Бежавший к горевшему дому с ведрами народ, повернувшись, бросился обратно.

– Смотрите, они там! – вдруг закричала Авдотья, тыча пальцем в сторону леса. За околицей откуда-то из-под земли показались одна за другой две женские фигуры. Одна, девичья, быстро достигла леса и скрылась среди деревьев.

– Там подземный лаз из дома, – процедил один из «псов Господних», ловя на мушку фигуру, тяжело бежавшую к лесу. Из-под земли в это время выбирался мужчина. Грянул выстрел. Женщина, почти добежавшая до спасительных деревьев, упала. Мужчина пригнулся и, повернувшись, прыгнул обратно в лаз. Первой к лазу подбежала Авдотья.

Ненависть придавала ей силы.

– Там один остался. Отец Анфиски! – указывая на нору в земле, крикнула она.

– Ничего страшного, там и похороним. – Толовая шашка полетела под землю. Глухо прозвучал взрыв. Земля просела. Подземного лаза больше не существовало. Пока все занимались лазом, Авдотья подбежала к убитой и перевернула ее. Это была мать Анфисы. Вопль бешенства вырвался у матери Тимофея.

– Быстрее! – крикнула она, устремляясь в лес. – Анфиска сбежит!

– От нас не убежит. – «Псы Господни» рванулись следом.

– После этого никого из них больше никогда не видели. Сгинули они, – заплетающимся языком закончил отец и посмотрел на Тимофея. Уронив голову на стол, сломленный крепкой самогонкой, Тимофей спал.

– Э… брат, да ты слабоват, – скорее сам с собой, чем с Тимофеем, заговорил Степан Егорыч. – Коли ты сегодня не боец, то все дела придется делать мне самому. А что мы сделать были должны? – посмотрел он на спящего Тимофея и сам же ответил: – Мы должны были разобраться с покойницей.

Опрокинув стул, Егорыч вылез из-за стола. Зигзагообразно добрался до двери, на удивление точно попав в проем.

Трудно сказать, чем ему казался пол, возможно палубой корабля, попавшего в шторм. Взяв в комнате Тимофея мешок с кистями Анфисы, двинулся к лестнице, размахивая мешком, как канатоходец веером. С горем пополам спустившись по лестнице, долго и мучительно вспоминал, что же еще нужно сделать? Наконец вспомнил, нужно взять топор. На крыльце упал. Скатившись по ступенькам, он вставать не спешил. Лежал на земле и напряженно соображал, зачем нужен топор? Все-таки до него дошло, что топором нужно вырубить осиновый кол. Идти в лес за осиной было лень, и Егорыч направился к сараю. Из горы дров вытащил подходящую жердину. Тут он замешкался. Он не мог решить, осина это или береза.

«Плевать», – подумал он и принялся заострять кол. А ведь ему действительно попалась березовая жердь.

Погода была замечательная. Солнце припекало, но свежий ветерок разгонял духоту. Егорычу до прелестной погоды дела не было. Держа в охапке лопату, мешок, кол и топор он шагал к «нечистому кладбищу». Чтобы снова не пришлось сводить разъезжавшиеся в разные стороны глаза, он старался не смотреть по сторонам. Сконцентрировав все свое мутное внимание на тропе, он шагал как в туннеле.

Как всегда неожиданно, за поворотом открылось кладбище. Егорыч знал от Тимофея, где находится могила Анфисы, поэтому найти ее не составляло для него большого труда. Тем более, что и земля на ней была рыхлая, а не слежавшаяся. Эта могила среди остальных сразу бросалась в глаза, как бросается в глаза среди новеньких томов засаленная, часто читаемая книжка.

Деловито разложив все свое хозяйство на соседней могилке, Егорыч поплевал на руки и взялся за лопату.

Копать было легко, штык без усилий полностью уходил в землю.

«Раз она часто вылезает, то глубоко не забирается», – размышлял Егорыч, копая. Он выкопал уже с метр, как вдруг лопата ткнулась во что-то. Тут же ее выдернув, Егорыч посмотрел на штык, на нем была свежая кровь. Перекрестив себя, а заодно и могилу, Егорыч уже осторожнее продолжал вынимать землю. Наконец он увидел чёрное полотно, сквозь которое проступали очертания тела.

Утерев пот со лба, Егорыч бросил лопату. Ему вдруг ужасно захотелось посмотреть на Анфису. Взяв за край, он приподнял полотно.

– Свят, Свят… – вырвалось у него. Он ожидал увидеть что-либо отвратительное, близкое к разложившемуся трупу.

Под покрывалом же в могиле лежало божественное создание. Пожалуй единственное, что покоробило его взгляд, это отсутствие у этого прекрасного тела кистей рук. Степан Егорыч знал, что Анфиса мертва уже несколько лет, но при взгляде на нее он усомнился в собственном рассудке. Казалось кощунством ставить слово Смерть рядом с ее именем.

Она будто спала. Ее ярко-алые губы изгибались в замечательной улыбке. Яркий румянец покрывал пленительно красивое лицо. Не в силах смотреть, чувствуя, что еще минута, и он не сможет выполнить то, ради чего пришел, Егорыч отпустил полотно. Трясущимися руками он развязал мешок и вытряхнул отрубленные кисти в могилу. Упав на дно, они закатились под полотно.

Холодная испарина покрыла лоб Егорыча, когда с колом в руках он встал на краю могилы. Предвкушение чего-то страшного навалилось на него. Его всего затрясло.

– А, гори все синим пламенем! – крикнул он и, широко размахнувшись, вонзил остро отточенный кол в тело Анфисы, проступавшее под полотном.

Поздно вечером Тимофей проснулся. Первым побуждением было опохмелиться. Спустившись в кухню, он извлек из шкафчика бутыль и налил полный стакан. Крякнул, осушил его и смачно захрустел, вытащив из кадушки горсть кислой капусты. Оклемавшись, вспомнил об отце.

– Батя! – помолчал, прислушиваясь. – Бать!

Не дождавшись ответа, Тимофей пошел наверх. Он обошел весь дом, не был только в своей комнате, а отца так и не нашел. С последней надеждой он заглянул в свою комнату.

Нет, отца здесь не было, но не хватало и еще чего-то. Он напрягся, вспоминая. Точно, не было мешка с кистями Анфисы. Сразу Тимофей не понял, зачем понадобился отцу мешок. Вдруг в его памяти всплыли слова отца: «Бросим ее поганые лапы в могилу и вобьем в нее, стерву, кол осиновый… Да, сегодня и вобьем…»

Тимофей заметался. Ему было ясно, что отец ушел на кладбище, но он не знал, что делать. Тимофей вышел из своей комнаты и плотно закрыл дверь. Вернувшись в комнату отца, он бросился на кровать. Что-то острое уперлось в живот. Удивленный Тимофей откинул одеяло. Там лежало оплавленное и закопченое распятье. То распятье, что еще вчера Тимофей видел на стене в комнате матери.

– Что за чертовщина? – Тимофей не верил своим глазам. Он метнулся в комнату матери и, распахнув дверь, вообще опешил. Точно такое же распятье, что и у него в руках, целое и невредимое спокойно висело на стене. Поразмыслив, он понял:

– Вот, значит, что мать у Анфисы в доме увидела, рукоять меча Ярополка.

Тимофей швырнул распятье под кровать и вышел. Ни с того ни с сего в нем почему-то утвердилось решение идти за отцом на кладбище. Появилась какая-то уверенность, а может бесшабашность. Но стоило выйти из дому, углубиться в чащу, как уверенность улетучилась. Закусив губу, озираясь, Тимофей крался меж деревьев. Внезапно он замер и, затаив дыхание, прислушался. Впереди на тропе слышались приближающиеся шаги. Страх плеснулся в груди. Не разбирая дороги. Тимофей с тропы вломился в чащу. Но далеко убежать не удалось, в двух шагах от тропы он споткнулся. Уткнувшись лицом в мох, он лежал, боясь пошевелиться. Пульс бился в висках в такт шагам, звучавшим все ближе и ближе.

Шаги замерли напротив Тимофея. Казалось, остановившийся вглядывается в темноту, что-то почувствовав. Зарывшись в мох, Тимофей не то что посмотреть на тропу – глаза открыть и то боялся. «Лишь бы не привлечь внимание», – билось в мозгу. Шаги вновь зазвучали, удаляясь в ту сторону, откуда пришел Тимофей. Подождав, пока они затихнут вдали, Тимофей сел. Он сидел, уставившись в одну точку и беззвучно плакал. Он ненавидел себя за трусость, презирал, но ничего не мог с собой поделать. Желание идти вперед пропало. Все вокруг дышало угрозой, и лишь у себя дома было относительно безопасно.

Поминутно останавливаясь и прислушиваясь, Тимофей двинулся обратно. Он ни на секунду не забывал, что в ту сторону прошел «некто» и поэтому был настороже. Но ничего страшного не случилось, и до дому Тимофей добрался без приключений.

Закрыв за собой дверь и задвинув засов, Тимофей облегченно вздохнул. Опасность осталась за стенами, и он мог позволить себе расслабиться.

В полной темноте он поднялся на второй этаж. Коридор был слабо-слабо освещен свечой, которую он не потушил в комнате отца. Решив спать в комнате матери, Тимофей двинулся туда, предварительно захватив из комнаты отца свечу.

Проходя мимо своей комнаты, машинально закрыл полуоткрытую дверь. Он пошел дальше, а дверь за его спиной снова медленно открылась.

Раздевшись, Тимофей задул свечу и забрался на кровать.

Он лежал задумавшись и уже начал засыпать, как вдруг его размышление было прервано. По скрипу он пенял, что дверь в комнату открылась. Кто-то вошел, но больше Тимофей ничего не слышал.

– Кто здесь? – дрожащей рукой он нащупал спички и чиркал, но они ломались у него в руках. Наконец, спичка все-таки загорелась. Волосы зашевелились на голове у Тимофея. Вытянув перед собой руки, весь в засохшей крови к нему двигался бесшумно как воздух, безголовый труп.

– Где ты? – загробный голос раздался из самого нутра чудовища.

Чтобы хоть что-то иметь в руках, Тимофей сорвал со стены распятье. Чудовище было уже рядом и его руки уже тянулись к Тимофею. Стремясь хоть на секунду отдалить весь ужас, Тимофей вжался в стену и ткнул перед собой распятьем. Пальцы трупа сомкнулись на распятье. Эффект был потрясающий. Казалось, в мертвеца ударила молния. Он грохнулся на пол и из него посыпались искры. Забившись в угол, ошарашенный Тимофей с ужасом взирал на происходящее. Нестерпимый визг резал уши. Мертвец катался по полу и из него шел дым. Казалось, это будет продолжаться вечность, но вдруг все прекратилось. Сжимая в руках распятье, мертвец неподвижно лежал на полу. Дым медленно вытягивался в открытую дверь. Только Тимофей собрался встать, как вдруг труп зашевелился и заговорил голосом отца:

– Я был послан, чтобы убить тебя, но в распятье страшная сила. Она вывела меня из-под власти дьявола. Теперь я могу защитить тебя. Но без головы я незряч. Ты должен принести мою голову. Иди и принеси. Она на «нечистом кладбище» возле могилы Анфисы.

Быстро одевшись, Тимофей бросился к двери.

– Быстрее! Пока не проснулись демоны! – неслись ему вслед слова отца. Сейчас тебе еще ничего не грозит!

Тимофей бежал к «нечистому кладбищу». Он беззаветно верил отцу и поэтому ничего не опасался. Беспорядочные мысли теснились в голове. Вихрем промчавшись меж могил, Тимофей подбежал к могиле Анфисы. Сразу увидев голову отца, он остановился, чтобы отдышаться.

– Тима! – раздался из могилы голос Анфисы.

Побледнев, Тимофей схватил голову отца и бросился прочь. Земля на могиле зашевелилась. Комья полетели в разные стороны. Хрипя, из могилы вылезла ведьма. Выбравшись на край, она пыталась выдернуть из своего тела березовый кол. Наконец, буквально с мясом, ей удалось его вырвать. Не выпуская кол из рук, она помчалась по тропе.

Ведьма настигла Тимофея уже в самых дверях. Он пытался захлопнуть дверь, но Анфиса успела всунуть между дверью и косяком кол. Все решали секунды. Спасти Тимофея мог только отец. Отпустив дверь, Тимофей ринулся по лестнице наверх, перепрыгивая через несколько ступенек. Он ворвался на второй этаж и бросился к комнате матери.

Уже на пороге комнаты, упав, ведьма схватила Тимофея за ногу. Оставив в руках Анфисы ботинок, споткнувшись, Тимофей вкатился в комнату. Голова отца, выскользнув из рук, отлетела в дальний угол. Безголовый труп отца, сжав обеими руками распятье, стоял посреди комнаты. Вскочив, Тимофей забежал ему за спину. Ворвавшаяся Анфиса, увидев Егорыча с распятьем в руках, отшатнулась. Безголовое туловище бестолково топталось на одном месте, а Тимофей и ведьма метались вокруг него.

– Ну, приставь же меня к телу! – сказала из угла голова. – Я вижу, но не могу, а оно может, но не видит.

Используя момент, когда находился между туловищем отца и головой, Тимофей кинулся в угол. Он не успел лишь самую малость. Анфиса сбила его с ног и попыталась впиться зубами в горло. Он успел подставить руку, и челюсти ведьмы сомкнулись на его предплечье. От страшной боли у Тимофея в глазах потемнело. Затуманенным взором он увидел туловище отца с занесенным распятьем, выросшее за спиной Анфисы.

– Бей! – крикнула голова отца, и распятье с хрустом вонзилось Анфисе в спину.

Медленно Тимофей приходил в себя. Рядом, уставившись стеклянным взглядом в одну точку, лежала ведьма.

Туловище отца лежало метром дальше.

– Тимофей! – голова отца умоляюще смотрела на него. – Приставь меня к телу.

Медленно поднявшись, Тимофей взял голову отца и приставил к шее. На его глазах шрамы на шее отца стянулись. Через мгновенье на шее не осталось ничего, что бы говорило о том, что она была разорвана.

– Вот и все, – прошептал отец синеющими губами. – Помни, Тима, ты должен похоронить нас до завтрашнего полудня и вбить в могилы осиновые колья. Иначе мы будем выходить из могил. Помни, Тима, до полудня!

Уйдя в комнату отца, Тимофей уснул мертвым сном.

Разлепив глаза на следующий день, он взглянул на часы.

Семь утра. Можно было поспать еще часик. Проснувшись через некоторое время, он снова взглянул на часы. Семь часов. Уже понимая, но еще отказываясь верить, он поднес часы к уху, они стояли. Сорвавшись, Тимофей подбежал к окну и распахнул ставни. Солнце клонилось к западу. Полдень давно прошел. Через час Тимофей был уже далеко от деревни. То шагом, то бегом он стремился подальше от этого проклятого места.

Андрей Ив

Замок

Солнце погружалось в черные глубины моря, с остервенением бросавшего свои волны на скалистые берега. Последние лучи окрасили небо в нежно-розовый цвет. Чайки вдали парили над поверхностью, то падая вниз, то взмывая вверх, иногда перекрывая своим криком шум волн.

Все напоминало те старые времена, когда первые завоеватели из Европы ступили на берега Англии. Вот только замка не было, он был воздвигнут значительно позже, веке эдак в одиннадцатом, а то и в десятом. И переходил из рук в руки до второй половины девятнадцатого века, пока не умер последний из династии Роджерсов (им принадлежал замок).

Были скромные похороны, и местожительство последнего из Роджерсов превратилось в национальный музей.

На этом история и закончилась бы, но однажды хранителя музея нашли мертвым. Газетчики сразу же сделали из этого сенсацию и раздули ее до немыслимых размеров. Полиция встала в тупик: не было ни единого следа и не пропало ни одной вещи. Может быть у ваших пап и мам еще лежат где-нибудь газеты с огромными заголовками типа:

«Зверское убийство в национальном музее останется очередным „темным делом“?». Но еще более сенсационным стало известие, что муниципалитет Лондона продает замок в частное владение некоему Марку Дугласу.

Комиссар полиции, ведущий дело об убийстве в музее, узнав об этом аж подпрыгнул в кресле. «Вот она, та путеводная нить, дернув за которую, мы размотаем клубок», – воскликнул он и отправил своих подчиненных следить за Дугласом. Но неотступная слежка не помешала новому хозяину в один прекрасный день, а точнее в одну прекрасную ночь, сойти с ума и выброситься из окна замка, оставив после себя лишь надпись на стене: «Это смерть», сделанную кровью.

Полицейские, наблюдавшие за окнами кабинета, в один голое утверждали, что Марк Дуглас был выброшен из окна и, притом, с нечеловеческой силой. Замок прочесали, но не нашли абсолютно ничего, кроме погрома в кабинете Дугласа, из коего и был сделан вывод о его сумасшествии. И… все затихло. Муниципалитет отказался взять замок под свою опеку. Полиция прикрыла дело.

…Он стоял на берегу мрачный и неприступный, одинокий и заброшенный. Визг тормозов на несколько секунд нарушил тишину и серебристый «шевроле» остановился, поблескивая на солнце. Из машины вылез мужчина лет тридцати. Достал сигарету, прикурил, осмотрелся и направился к воротам замка.

Его звали Джо Даллин. Если бы кто увидел его сейчас – в темных очках, черной куртке, плотно облегающих ноги джинсах, ступающего мягко, как кошка, то несомненно принял бы его за супермена или частного детектива. Что ж, он ошибся бы совсем ненамного.

Джо Даллин не так давно работал полицейским детективом, но был уволен с работы. И болтался без дела два месяца, пока не встретил своего бывшего однокашника Рэя Сноу, работавшего агентом у одного весьма известного лица, занимающего большой пост (поэтому мы не будем называть его имени). Джо предложили работу: расследовать убийство Марка Дугласа, сулили за это лицензию на открытие бюро частного сыска. Лучшего не предвиделось на горизонте, да и желудок, доведенный за последние два дня до полустерильного состояния, сказал свое веское слово, и Даллин согласился.

Скользнув в темную арку ворот, он окинул взглядом внутренний двор. Откуда-то из далекого – далека пришел стук копыт, перед глазами встали могучие древние воины, проходившие много лет назад под этой аркой. Кивком головы Даллин отбросил наваждение. Мелкими кошачьими шагами детектив пересек внутренний двор и поднялся по лестнице. Дверь в здание была приоткрыта и Джо прошмыгнул внутрь.

Этот огромный дом во внутреннем дворе был достроен позже. Он был воздвигнут на месте башни, некогда украшавшей ансамбль крепости. Башня была разрушена каким-то непонятным образом. То ли ее взорвали, то ли ураган разметал ее по округе, то ли… Предположений ходило много, но одно было известно точно: падение башни сопровождалось дымом, огнем и грохотом.

По предоставленным ему материалам Джо знал, что с момента смерти Дугласа замок пустовал. Последними здесь были полицейские, и с того момента никого.

Свет солнца еле пробивался через грязные, запыленные и загаженные мухами стекла окон. Через холл, по направлению к лестнице, ведущей на второй этаж, на слое пыли, ковром покрывавшей пол, хорошо отпечаталась цепочка следов.

Следы были свежие. Даллин вынул пистолет, снял с предохранителя, бегом пересек холл, остановился под прикрытием колонн у самой лестницы. Прислонился. Никто не нападал, никто не убегал. В доме царила тишина. Снаружи доносился шорох ветра, шум волн, щебет птиц, но внутри – мертвая тишина. Или тот, кто здесь прошел, вышел из здания в другом месте, либо он заметил Джо и притаился.

Детектив осторожно поднялся по лестнице и очутился в темном коридоре. Слева и справа были двери в жилые комнаты. Где-то в середине коридор перечеркнула светлая полоса.

Даллин стер выступивший на лбу пот. Вот он, первый этап – кабинет Марка Дугласа. Джо крадучись преодолел расстояние от лестницы до дверного проема и шагнул внутрь.

Спиной к нему стоял старик и копался в куче книг, сваленных в углу.

– Руки вверх! – заорал Даллин по старой полицейской привычке, а вслед за этим выдал приготовленный заранее вопрос:

– Кто вы и что здесь ищете?

Для старика его вопль прозвучал, как гром среди ясного неба. Он обернулся и было видно, как внутри его прошлась целая буря чувств. Испуг, растерянность, злость… Наконец старик совладал с собой и спокойно, с достоинством ответил:

– Я, – Сэм Томпсон, слуга и библиотекарь сэра Марка Дугласа, хозяина этого замка…

– Бывшего, – вставил детектив и лучше бы ему этого не делать. Богатая и колоритная натура Сэма выплеснулась наружу

– А ты кто такой? Ты меня чуть до инфаркта не довел, сосунок!

Сэм Томпсон был еще крепок, хотя прожитые годы уже давали о себе знать. Он больше походил на моряка, чем на библиотекаря. В общем-то он и был лоцманом, и оставался моряком до сих пор.

Марк Дуглас подобрал его в одном из портов Ливерпуля, когда Томпсон, получив расчет, гулял по пирсу, наблюдая за причаливающими и уходящими в море кораблями…

Даллин спокойно перенес нелестное замечание в свой адрес.

– Меня зовут Джо Даллин, частный детектив. Прибыл сюда, чтобы разобраться в тех странньк вещах, которые здесь происходят, – тут до Джо дошло, что он, как идиот, до сих пор держит перед собой пистолет. Даллин опустил руки.

– А теперь, мистер Томпсон, вас не затруднит показать мне ваши документы?

– Ничуть! – с издевкой ответил Томпсон, он все еще был зол на детектива. Сэм подошел к столу, принялся выдвигать ящики и перебирать в них бумаги.

Даллин не сводил с него глаз. Черт его знает, что взбредет в голову взбалмошному старику, да еще и неизвестно, какой он библиотекарь. И тут детектив почувствовал напряженный взгляд в спину. Он поднял глаза на зеркало, висевшее напротив дверного проема. Кроме темноты коридора и светлого пятна на противоположной стене за спиной у него ничего не было. «Черт с ним, со стариком!» – подумал Джо и собрался было выглянуть в коридор, но удар нечеловеческой силы сбил его с ног. От боли у Даллина потемнело в глазах. Он, как воздушный шарик, перелетел через кабинет, рухнул на Томпсона и потерял сознание.

II

Даллин открыл глаза. Над ним нависал низкий, беленый, неизвестно когда, потолок.

Джо огляделся. Он находился в небольшой комнатушке.

Убранство ее было весьма и весьма бедным. Кроме некоего подобия кровати было еще кресло, явно перекочевавшее сюда из замка, стол, вешалка и некая помесь камина и плиты, у которой возился Сэм.

Детектив сел, поморщился от боли в позвоночнике. Куртка лежала на спинке кровати. Он порылся в кармане, достал пачку «Винстона», вытряхнул сигарету и прикурил. Сэм обернулся и проворчал:

– Очнулся, сосунок?! Ну и перепугал ты меня. Я уж думал все – еще один покойник.

Даллин жадно затянулся.

– Сколько я был без сознания?

– Двое суток, сэр детектив! – выпалил Томпсон, одной рукой дурашливо отдавая честь, другой – помешивая что-то в кастрюльке.

– Да, шарахнуло оно вас здорово, – добавил старик.

Даллин потянулся, боль в позвоночнике не проходила. Удар противника был настолько сильным, что мог переломить его пополам, удивительно, как он остался цел.

А в общем, старый Томпсон был прав, назвав его «сосунком». Он только начал это дело и сразу же вляпался по уши.

– Что это было? – спросил детектив.

– Не знаю, – ответил Сэм. – Но не исключено, что оно приходило за мной. Это – хозяин.

– Кто? Мистер Дуглас? – Брови Даллина поползли вверх. – Мистер Дуглас?

– Нет. Слуги поговаривали, что мистер Дуглас вызвал из подвалов нечто, с чем не смог совладать, и оно погубило его.

– Ага, – детектив понимающе кивнул головой и, не выдержав, идиотски хихикнул. – Ну-ну! Старые замки, родовые привидения! Томпсон, вы не такой болван, чтобы в это верить.

– Поосторожней с выражениями, сосунок, – осадил его Сэм. – Я говорю то, что знаю. Я живу здесь со дня смерти мистера Дугласа и, хотя не встречал Хозяина, чувствую его присутствие. Я жив только потому, что осторожен, чего и вам советую. – Сэм вернулся к плите.

– Я пойду в замок, – твердо произнес Даллин.

Сэм повернулся, лицо его побледнело, глаза отражали ужас и страх, всколыхнувшийся в нем, но это продолжалось лишь несколько секунд. Этот человек умел скрывать свои истинные чувства. Лицо его стало снова непроницаемо-спокойным.

– Ты сейчас выпьешь кружку грога и ляжешь спать, а завтра можешь хоть все ступени вылизать в этом…

– Я пойду в замок сейчас! – повторил Даллин.

– Сынок, сейчас двенадцать часов ночи, а ночью он – Хозяин. И не тебе устанавливать свои законы.

– Я сказал, что пойду в замок сейчас и выведу всех на чистую воду, подозрения, что старик что-то скрывает, прикрываясь всеми этими сказками про неведомого хозяина, сделали детектива на редкость упрямым. Даллин накинул на плечи куртку.

– Хорошо – хорошо, – Сэм понял, что этот молодой недоумок все сделает по-своему. – Но сначала ты выпьешь грогу и выслушаешь все, что я тебе скажу.

Томпсон снял с плиты кастрюльку с напитком и разлил его по кружкам. Одну из них он протянул Даллину и сел в кресло.

– Ну, что стоишь, как шест от пугала среди поля? Садись.

Даллин сея и сделал глоток из кружки. Варево ему понравилось. – Я уже говорил, что живу здесь с того часа, как мистер Дуглас покинул этот мир, продолжал Сэм. – За это время я ходил в замок в разное время суток: и днем и ночью. Я изучил его повадки и, скажу тебе, что был немало удивлен, когда оно напало на тебя. Днем по замку можно было ходить совершенно спокойно. Что теперь будет я не знаю.

Томпсон вздрогнул, допил грог и поставил кружку на стол.

– Не знаю как ты, но я, если бы собрался туда идти, завязал себе глаза. Сэр Марк говорил, что это чудовище как-то действует на зрение. Так что ночной замок лучше всего изучать через объектив фотоаппарата. Ты сможешь пройти по замку с завязанными глазами?

– Но…

– Можешь или нет? – оборвал Даллина Сэм.

– Да!

– Вот и делай как тебе говорят, – сердито сказал Томпсон. – Тоже мне экспериментатор! – И добродушно добавил: – Ладно, пойдем провожу до ворот. Но лучше бы тебе не ходить – не твое это дело.

– Может и мое, не тебе решать, – Джо поставил кружку на пол, встал и они вышли по двор.

Детектив огляделся. Они находились во внутреннем дворе. Было прохладно. Светила луна, мерцали звезды. Ветер играл в зарослях вереска.

Его машина стояла недалеко от домика сторожа, где жил Сэм и где Джо пролежал два дня.

Томпсон прикрыл дверь, в руках он держал полосу черной шелковой ткани и фотоаппарат.

– Ну что, сэр детектив? Вперед? – Сэм направился к дверям замка. Джо шел за ним, опустив голову и разбрасывая ногой гравий дорожки по сторонам. Какое-то неясное предчувствие охватило его. Он не хотел идти туда, уже не хотел. Первый порыв прошел и сейчас Джо шел туда лишь для того, чтобы не оказаться «сосунком». Они подошли к дверям. Даллин закурил сигарету. Изнутри замка дохнуло холодом, Томпсон поежился.

– Ну что? Еще не передумал? – спросил Сэм. Даллин промолчал. – Ну как знаешь, но я бы не ходил. Прожить всю жизнь в аду и попасть туда после смерти – это как-то не по-человечески. – Джо слушал треп Сэма в пол-уха. Смутное предчувствие все больше и больше оформлялось в нечто страшное, холодное и тяжелое. Еще немного и он бы отказался от своей затеи, но вопрос Сэма вывел его из раздумий и перевесил чашу его сомнений в другую сторону.

– Ну так что? Ты идешь или нет? – старый Томпсон выжидательно смотрел ему в глаза. – Это не лучшее место для вечернего моциона.

Детектив кивнул в ответ.

– Ну что ж, как это говаривал мой знакомый русский, к слову добрый моряк был – «хозяин – барин».

Сэм свернул полосу черного шелка в несколько раз и завязал Даллину глаза, проверил повязку.

– Ну как?

– О'кей, – ответил Даллин и получил в руки фотоаппарат.

– В добрый путь, – было слышно, как Сэм три раза сплюнул. «Еще и перекрестил, наверное, старый черт» – подумал Даллин и шагнул в холод и тьму замка.

III

Джо напряг память и представил в уме план здания.

Вспомнил свои передвижения.

Да, он сейчас стоял на пороге бывшего зала для балов, превращенного Дугласом в картинную галерею.

Даллин сделал несколько шагов вперед и очутился на открытом пространстве. Сразу же он ощутил присутствие в зале кого-то еще. Детектив сбросил оцепенение и двинулся вдоль стены, время от времени щелкая фотоаппаратом.

Нечто двинулось за ним, постепенно приближаясь. Он чувствовал, как взгляд неведомого существа сверлит его спину между лопаток. Напряжение нарастало вместе с желанием сдернуть повязку с глаз. Джо заметил, что ноги его ускорили ходьбу.

Даллин остановился. Еще немного и он перешел бы на бег. Немедленно снять повязку и увидеть неведомого преследователя. Что угодно, только не неведение, только не слепота.

Сзади послышалось глухое урчание. Джо осторожно подключил вспышку, резко развернулся и нажал на спуск.

Вспышка света разорвала темноту, проникнув даже сквозь плотную темную ткань. Урчание перешло в зловещий рокот.

У Даллина возникло ощущение, что рокот исходит откуда-то из глубины, из подвалов замка и отдается в пол замка.

Сейчас оно бросится на него. Джо пытался представить своего неведомого противника. Воображение сразу же нарисовало некую помесь медведя, огромной обезьяны и овчарки. Вот могучие, сильные лапы отрываются от пола. оскаленная морда приближается…

Ощущение безотчетного страха овладело им, заполнило мозг и тело. Он бежал, бежал по закоулкам замка, буквально скатывался по лестницам. Лишь благодаря подсознанию он не заплутал и не разбил себе голову, оно вывело его.

Даллин очнулся на крыльце от порыва налетевшего ветра, сорвал с глаз повязку и с удивлением посмотрел на правую руку, пальцы которой судорожно вцепились в фотоаппарат. Сзади из открытых дверей замка выползал холод.

Прочь, прочь отсюда. Он почти бегом преодолел расстояние до крыльца домика сторожа и ввалился внутрь.

IV

Сэм Томпсон сидел на тубарете, прихлебывал из кружки грог и смотрел в огонь. Даллин заперся в чулане и проявлял негативы. Старый моряк думал о том, что встретил детектив в замке. Сам он никогда не встречался с ним, но за время одиночества Сэм нашел множество-документов, подтверждающих то, что и до появления Марка Дугласа в замке было не все благополучно. Правда однозначного мнения в свидетельствах «очевидцев», земля им пухом, не было.

Одни называли это – призраком, другие проклятием семьи Роджерсов, третьи – зверем, а четвертые – просто НЕЧТО. Но все они сходились в том, что в замке живет некое существо, или несколько, и живет уже давно. С принадлежностью его к роду Рождерсов тоже не все так уж ясно, ведь изначально замок принадлежал Хьюго Сорктвину – чернокнижнику из…

Тут размышления Томпсона были прерваны истошным криком Даллина. Дверь распахнулась, на пороге стоял Джо.

Волосы его были взлохмачены, глаза блуждали по комнате, лицо исказила гримаса ужаса.

– Оно там! – прокричал детектив. – Оно прошло сюда через это… фотоаппарат, пленка с негативом и пачка фотографий полетели в огонь камина. Томпсон бросился закрывать дверь в чулан. Когда он задвигал тяжелый засов, у него за спиной раздался звук падающего тела. Сэм обернулся.

Джо лежал на полу. Голова его была неестественно выгнута, спина исполосована чьими-то когтями, а рубаха свисала лоскутьями, и из этого кровавого месива торчал костяной шип величиной с указательный палец.

Моряк подошел к Даллину, приподнял его голову. Глаза детектива закатились, он был мертв. Некоторое время Томпсон тупо стоял и смотрел на дверь, за которой находилось нечто. Дверь сотрясалась от ударов и, казалось вот-вот разлетится в мелкие щепки.

– Эх, парень, парень! – В глаза Сэма будто переселилось пламя, бушевавшее в камине. Для Даллина это была страшная смерть, но Томпсон ждал этой встречи и свыкся с мыслью о смерти настолько, что сейчас страх почти полностью отсутствовал, зато вовсю закипала злоба.

– Я уничтожу тебя! – ревел Томпсон, перекрывая шум ветра. Моряк сверкнул глазами в сторону двери и выхватил из печки – камина две пылающие головни. Одну он бросил на кровать, та сразу же вспыхнула, с другой выбежал во двор.

– Я уничтожу тебя! – Внутри дома бушевало пламя.

Сэм остановился посмотреть на результаты своего труда. В доме металось живое существо. Его крики, сначала жалобные, просящие, переросли в озлобленное рычание, доносившееся до Сэма. И будто в ответ на них из замка донесся рокот, слышанный уже Даллиным. Томпсон посмотрел на пылающую головню в своей руке. Огонь уже почти лизал его пальцы, но моряк не чувствовал боли. Он был похож на сумасшедшего: всклокоченная борода, растрепанные волосы, дикий блеск в глазах.

Ропот повторился.

– Я уничтожу все ваше мерзкое гнездо! – Томпсон бросился в замок…

V

В Лондоне с утра шел дождь. Рей Сноу вышагивал на улице, подставляя лицо каплям дождя. Подойдя к газетному киоску он кинул продавцу мелочь и взял с прилавка свежий номер «Таймс».

Сразу же в глаза бросился шикарный заголовок: «Очередные жертвы замка Роджерсов. Замок сгорел, поглотив свою тайну!?» Далее шла статья, в которой сообщалось, что вчера вечером в замке Роджерсов (бывшем национальном музее) произошел пожар. Погибли двое: библиотекарь Марка Дугласа – Сэм Томпсон и частный детектив Джо Даллин. Далее шло нечто вроде постскриптума, а котором сообщалось, что редакция газеты устанавливает, награду в 1000 000 фунтов стерлингов тому, кто отгадает тайну замка Роджерсов.

Рей стоял под дождем тупо уставясь в газету. Мимо шли люди, ехали машины.

Газета промокла и стала распадаться под тяжелыми дождевыми каплями. Скоро Сноу держал в руках лишь небольшой клочок бумаги. «1000 000 фунтов стерлингов тому, кто разгадает тайну замка Роджерсов. Искатели приключений, не упустите свой шанс!!!».

Последний из Роджерсов

Ночное небо над замком взрывалось каскадами разноцветных огней. Все в замке были веселы, они радовались возвращению наследника. Он приплыл сегодня из Франции, он вернулся, значит все будет хорошо.

Никто не слышал за шумом празднества, как тревожны были крики чаек, реющих над волнами, а за огнями фейерверков никто не обратил внимания на кровавый закат. Слуги радовались возвращению хозяина, а господа – дорогого их сердцу друга. Они были молоды и им не было никакого дела до того, что предвещала Природа; что сулила Судьба.

Снова и снова наполнялись кубки и бокалы, и оказывались пустыми. Все выбежали во двор и увидели, как высокий молодой человек с черными, как смоль, волосами, гарцует на ослепительно белом коне, среди зажженных костров.

Толпа возликовала и разлилась бурными аплодисментами, криками одобрения. Всадник подождал, когда соберется побольше народу, а затем направил жеребца к ближайшему костру. Взяв небольшой разбег, животное перепрыгнуло через огонь.

Толпа взорвалась новым воплем восторга. Молодой человек на скакуне подозвал слуг и отдал им какое-то распоряжение, и те подбросили в огонь еще хворосту. Пламя взметнулось почти на семь футов от земли. Всадник развернул жеребца к костру и пришпорил. Животное не сдвинулось с места. Всадник выхватил хлыст и стегнул коня. В глазах животного мелькнул страх, оно стало на дыбы и выбросило молодого человека из седла, тот едва успел увернуться, чтобы не попасть под копыта.

Жеребец, как ошалелый, понесся по двору, а гости разбегались и прятались по углам. Они не стремились попасть под копыта осатанелому скакуну. Двое из слуг бросились наперерез, но жеребец перепрыгнул через них, едва задев одного из них копытом и тот скорчился на земле от боли.

Неизвестно сколько бы это продолжалось, но пистолетный выстрел расколол воздух, животное упало и забилось в судорогах.

Всадник убрал пистолет за пояс и приказал слугам убрать труп.

– Ген, – крикнул он гостям, – веселье продолжается…

В небо взметнулась новая порция огней.

I

Всадник мчался по дороге, догоняя карету. Одной рукой он придерживал цилиндр, другой – сжимал поводья и трость. Поравнявшись с каретой, на секунду отпустив цилиндр, молодой человек распахнул дверцу и мгновенье спустя оказался внутри, до смерти испугав пассажирку. Его движения были настолько точны, быстры и выверены, что, казалось, он занимался проделыванием подобных трюков всю свою жизнь. Что ж, в этом была доля правды.

Очутившись в карете, всадник, рукой в белой лайковой перчатке, изящным, благородным жестом приподнял цилиндр и произнес:

– Разрешите представиться – Эндрю Гордон Роджерс.

Дама ослепительной красоты, оправившись от испуга, жеманно поджала губки.

– Не очень-то оригинальный способ знакомства, – сказала она. – И весьма безрассудный.

– Что делать, мадам, но наша семья славится своим безрассудством, несколько вольготно произнес Роджерс. – Но я не собираюсь с вами знакомиться, я приглашаю вас к себе в гости, Элизабет, – лицо молодого человека при этом осталось спокойным. Женщине оставалось только ждать, что кроется за этим спокойствием.

И Элизабет посмотрела на него: во взгляде ее был явный интерес. Ей понравился этот сильный и смелый, хотя и излишне самоуверенный, молодой человек.

– Вы француз? – спросила она.

– Я долго жил во Франции. Итак, вы принимаете мое предложение?

– Я… Я не знаю, как отнесется к этому мой муж… – смутившись от такого напора, прошептала Элизабет и помрачнела.

– Я приглашаю вас, а не вашего мужа, – настойчиво сказал Эндрю Роджерс.

– Я жду вас завтра у себя в шесть часов вечера.

– Я подумаю, – ответила Элизабет, но молодой человек не дослушав ее до конца, распахнул дверцу кареты и исчез вместе с ворвавшимся порывом ветра, так же внезапно, как и появился.

II

Эндрю Гордон Роджерс был человеком смелым, безрассудным и влюбчивым. Ревнивые мужья соблазнительных парижанок плюнули на него и давно перестали вызывать на дуэли. Слава Эндрю Гордона, как меткого стрелка, неслась впереди него и успокаивала вспыльчивых мужей прежде, чем те успевали взяться за оружие.

Кроме этого Роджерс был деятельным деловым человеком. И, вернувшись в Англию, принялся за переделку замка своего отца. Под его руководством на месте каменной башни, украшавшей двор замка со времени его постройки, был выстроен особняк из самых дорогих пород дерева. Всю старую мебель он заменил новой, более модной.

С утра Роджерс был взволнован и покрикивал на слуг, тыкая их потом во всякие досадные мелочи. Несравненная Элизабет Смит, жена миллионера из Америки, согласилась приехать к нему и он должен был поразить ее.

– Этот шкаф нужно убрать, – сказал Эндрю, осматривая гостиную. – Он портит интерьер.

Двое слуг отодвинули шкаф от стены и за ним обнаружилась каменная дверь, исчерченная кабальными, магическими фигурами и знаками.

– Что это за дверь, Густав? – спросил Роджерс своего управляющего, дородного немца.

– Она ведет в подвал, это все, что я знаю. Но ваш отец запретил открывать ее, – отчеканил Густав.

– Отец умер и теперь хозяин здесь я, – с нажимом произнес Эндрю.

– Как она открывается?

– Сэр, я бы не советовал Вам…

– Как она открывается? – Лицо хозяина покраснело, он не переносил, когда слуги начинали ему перечить.

Густав подошел к светильнику, воткнутому в стену и повернул один из завитков, украшавших его. Дверь вздрогнула и тяжело, со скрежетом, отошла в сторону. Эндрю заглянул в открывшийся проем и в лицо ему дохнуло могильным холодом. Он готов был поклясться, что слышит из подземелья какие-то ни на что не похожие звуки. Роджерс отпрянул назад.

– Закройте его, – сказал хозяин. Густав расторопно вернул завиток на место и дверь закрылась.

– Занавесьте персидским ковром, – немного подумав сказал молодой человек, – а шкаф отнесите в мой кабинет.

Эндрю представил, как будут выглядеть комнаты после таких перемен в их обстановке и в подтверждение своих слов кивнул головой. Слуги принялись исполнять приказание.

А Роджерс, чтобы как-то скоротать время до вечера, отправился на верховую прогулку. Перед глазами все еще стоял образ очаровательной Элизабет Смит, но теперь от него веяло подземным холодом.

III

Весь день мысли о подземелье не давали ему покоя. Каждую минуту он ловил себя на том, что пытается понять, что за звуки доносились из темноты. Что отец мог там скрывать?

Ноги сами вели его в гостиную и не раз он обнаруживал, что стоит перед дверью, завешенной персидским ковром, а рука его лежит на тайном рычажке.

Но все это отступило на второй план, когда карета Элизабет Смит въехала во двор. А когда она протянула ему свою изящную ручку для поцелуя, то наваждение исчезло вовсе.

Но как только они стали настолько пьяны, чтобы делать безрассудные поступки, когда разум уступил чувствам, оно вернулось. И витало в воздухе назойливой мухой, приставая к Эндрю. Тот отгонял его, но… Как трудно избавиться от этого навязчивого насекомого, так же трудно избавиться от желания разгадать тайну.

Наконец Роджерс сдался. Он подошел к ковру и сдернул его, обнажив дверь. Элизабет тут же подбежала и с любопытством стала рассматривать украшавшие ее магические знаки.

– Куда ведет эта дверь? – спросила она таким тоном, словно молодому человеку следовало открыть существование хода сразу же по ее приезду.

– Не знаю, – пожал плечами Роджерс. – Но мы можем узнать об этом вместе.

Он взял женщину за руку и повернул рычажок. Дверь отошла в сторону.

Разгоряченный вином разум не почувствовал необычайного холода, ворвавшегося из подземелья в комнату.

Эндрю вступил на крутую каменную лестницу и, держа в одной руке фонарь, а другой поддерживая Элизабет, стал спускаться.

Лестница была небольшой. Очень скоро они оказались в коридоре, освещенном тусклыми фонарями.

– Это похоже на средневековое подземелье катаров или еще каких-нибудь безбожников, – прошептала Элизабет, прижавшись теснее к Эндрю.

– Вы разбираетесь в истории? – удивился Роджерс. – Куда теперь?

Коридор простирался на обе стороны. Элизабет махнула ручкой налево.

– Ну что ж, возможно мы найдем там клад, – усмехнулся Эндрю и поднял повыше фонарь.

IV

Они отошли от лестницы ярдов на пять, когда услышали за спиной шорох. Они одновременно остановились и дрожь пробежала по их телам.

Эндрю и Элизабет обернулись. Хмель улетучился моментально. В сорока футах от них темнел человеческий силуэт. Но сколько Роджерс не всматривался в тусклом свете фонарей, не мог различить, что это.

– Густав, это ты? – крикнул он, сделал несколько шагов вперед и поднял свой светильник к потолку.

То, что увидел Эндрю было невероятным. Он увидел самого себя, своего двойника, но без лампы в руках. За спиной раздался истошный крик Элизабет.

– Это мой муж! – взвизгнула она и вцепилась пальцами в плечо Роджерсу. Тот легонько оттолкнул ее, выхватил пистолет и выстрелил. Пуля прошла сквозь двойника. Второй Эндрю Гордон Роджерс сдвинулся с места и двинулся к ним навстречу.

Роджерс сделал шаг назад, закрывая собой дрожащую от страха Элизабет, отбросил в сторону ставший ненужным пистолет.

– Этого не может быть, – прошептал он. – Это галлюцинация.

Это были его последние слова.

На минуту тишину разорвал мучительный крик, полный ужаса и отчаянья, крик Элизабет Смит.

V

Слуги, слышавшие его, молча переглянулись. Затем встали на колени перед образами святых и перекрестились.

– Он все-таки нарушил повеление отца, – ни к кому не обращаясь сказал Густав. Он, единственный из слуг, решился зайти в гостиную и закрыл дверь в подземелье. Вернувшись, управляющий с помощью двух слуг заколотил дверь…

…К утру все слуги покинули замок, ставший последним пристанищем последнего из рода Роджерсов.

Проклятие Роджерсов

«Где сумрак запад обволок,

Воздвигла смерть себе чертог.»

Э. А. По.

Небо с утра было затянуто тучами. Чайки о чем-то тревожно кричали, кувыркаясь над морем, которое, будто большое черное зеркало, покрытое кое-где пылью волн, простиралось на восток от острова.

Мастеровые, привезенные из самого Рима, заканчивали работу. На лестнице послышались звуки шагов и на смотровую площадку восточной башни поднялся карлик в черном плаще, черном камзоле, черных ботфортах.

– Долго вам еще? – спросил он каменотесов.

– К вечеру закончим, хозяин, – ответил мастер.

«Знали бы вы, кто здесь хозяин», – подумал карлик и бросил взгляд вниз, где у берега на волнах качался корабль. Вечером он уйдет на материк, забрав с собой этих людей и, возможно, они увидят родные берега, а, возможно, и нет.

На все воля хозяина!

Карлик сам не понимал, почему он так привязался к этому человеку, одно упоминание о котором повергало в трепет и священный ужас королей большой земли, человеку, с которым имели дело почти все сильные мира сего, устраивая заговоры друг против друга, и которого они ненавидели. Да, они ненавидели господина, потому что боялись его.

Но карлик оставался верен своему хозяину всегда и везде: во время ли опасного путешествия по Иерусалимской земле к гробу Господню, и когда они замерзали в снегах Тибета, и когда скитались по подземельям храма Кришны, брошенные хитрыми брахманами. Везде его хозяин впитывал тайные знания, сделавшие его опасным противником владык большого мира.

Но сейчас господин карлик жаждал уединения. Он не желал воевать с этими вождишками и их ничтожными армиями. Он хотел сделать всё сразу, одним махом объединить их в одно единое могучее государство на великом материке. И во главе этого государства будет стоять Он – великий воин и чародей ЭНТОНИ ДЖИЛЛИС РОДЖЕРС.

I

На море разразился шторм. Он начался внезапно, хотя весь день погода говорила о том, что это должно было случиться.

Карлик стоял у окна и смотрел, как огромные волны бьются об утес, на котором возвышался замок.

– Хозяин, – обратился карлик к высокому седовласому человеку в черной тунике с вытканным на ней золотым драконом. – Не надо было губить этих людей.

– Я в этом не виноват, Спарби, – человек подошел к карлику и положил ему руки на плечи. От порывов ветра туника его заколыхалась, дракон на ней словно ожил и, казалось, он выпускает струи золотого огня. – В играх богов мы лишь пешки.

– Но ты же мог успокоить бурю и помочь беднягам достигнуть земли, карлик повернулся к хозяину и заглянул ему в глаза, но увидел в них лишь тьму, бездонную и всепоглощающую. – Стихиями ведают демоны, а вы знаетесь со многими из них, ведь не зря вас зовут Великий Роджерс.

– Да, я мог бы это сделать, Спарби. Но зачем? Ты не знаешь, что ждало бы их, когда они вернулись. Может быть это хуже чем смерть. Ты становишься сентиментальным, Спарби.

Роджерс отошел от окна и приблизился к камину, подержал руки над огнем.

– Нам пора, Спарби. Мы должны завершить начатое дело и освободить того, кто даст нам власть. – Роджерс направился к одной из стен, повернул едва заметный фигурный крючок рядом с факелом и стена отошла в сторону. Вместе они спустились по длинной узкой лестнице вниз. В святая святых замка Энтони Джиллиса Роджерса.

Пока мастеровые заканчивали башни, Роджерс уже обустраивал подземелье. На каменном столе аккуратно были расставлены коробочки и склянки с зельями, s кожаных сумках, развешанных на стенах, находились трава и коренья для вызова демонов. В клетках пищали и царапались крысы, в больших стеклянных флаконах бились змеи и земноводные.

Но главной достопримечательностью был каменный гроб, стоявший на втором столе. На крышке была высечена надпись на тайном языке жрецов Египта. На то, чтобы расшифровать ее, Роджерсу понадобилось пять лет, но сейчас он помнил каждое слово. «Огонь принесет ему жизнь. Вода и древняя сила снимет заклятие. Но ничто не вернет ему дух.

Только познавший силу древних может совладать с ним и подчинить себе. Просто смертный пусть страшится прикоснуться к нему, ибо великое зло сокрыто в нем и смерть грозит всякому… Так повелели мы, жрецы Тигра и Евфрата, сокрывшие это зло в твердь земную от благотворных лучей великого Ра».

Карлик и его господин поддели крышку остриями копий и сбросили ее на пол. Плита с грохотом упала и раскололась.

В гробу лежало нечто. Иссохшая мумия то ли человека, то ли зверя была помещена в хрустальный параллелепипед.

Зубы мертвеца сжимали золотую пластину, а глаза прикрывали два серебряных кружочка.

Роджерс взял со стола фиал с какой-то мутной жидкостью и окропил гроб и его содержимое. То, что карлик принял за хрусталь, таковым не являлось. Вещество, в которое была заключена мумия, впитало оброненную влагу и стало холодного голубого цвета, сохраняя прежнюю прозрачность.

Пустой фиал Роджерс поставил на место.

Он прикрепил к скобам по бокам параллелепипеда крючья и поднял его на цепях вверх. По опустевшему гробу побежали трещины и он стал разваливаться на куски, а куски превратились в песок.

С помощью хитроумных блоков Роджерс и его слуга перенесли мумию к большой жаровне, закрепили ее.'Языки пламени лизали «хрусталь». Роджерс бросил в огонь щепоть какого-то порошка и пламя стало фиолетовым, а параллелепипед изменил цвет на розовый. Хозяин приказал Спарби поддерживать огонь и удалился.

II

Шли вторые сутки с того адомента, как мумия была извлечена из гроба. Цепи, на которых висел параллелепипед раскалились докрасна, серебро расплавилось и заполнило глазницы мумии, золото – покрыло зубы.

Спарби читал толстый фолиант, сидя за столом, и время от времени подбрасывал дрова в огонь жаровни. Он, ежась от страха, смотрел на озерца серебряных глаз мумии и снова возвращался к чтению.

Страх пребывания в одном помещении со злобным, но пока еще мертвым существом, терзал карлика, но он утешал себя. тем, что в подземельях брахманов было еще страшнее.

Там зло было живым. И лишь имея великую силу, чтобы отстоять свою жизнь, и железные нервы, чтобы не сойти с ума, можно выйти оттуда живым.

Но вот, когда карлик в очередной раз подошел к жаровне, чтобы подбросить дров, он увидел, что чудовище ожило. Его сухие руки скользнули по «хрусталю», а серебряные глаза жестко и зло смотрели на Спарби.

Карлик не мог подавить крика, и вопль ужаса разнесся по подземельям замка. Спарби, боясь пошевелиться, буквально остолбенел от страха. А тварь изучала его. Он проникла в его мозг и теперь нещадно потрошила его мысли, воспоминания, все, что он знал когда-то, то что он знает сейчас и, возможно, узнает когда-нибудь потом. У карлика закружилась голова, его подташнивало. За всю свою жизнь, насыщенную опасностями и подобными встречами, он еще не видел подобного существа. Оно ненавидело все и всех: от света звезд до шороха травы, от людей до мельчайших насекомых, ползавших на земле. Но кто-то разорвал это наваждение. Рядом стоял Роджерс.

– Хозяин, оно ожило, – дрожащим голосом сказал Спарби.

– Я вижу, Спарби, – спокойно ответил Роджерс, глядя на существо, находящееся за толстой стеной из «хрусталя».

С помощью блоков они перенесли параллелепипед в каменную чашу, заполненную водой. Из маленьких отверстий с боков чаши били – тоненькие водяные струйки, в дне ее тоже было несколько отверстий, так что вода не застаивалась и всегда была свежей. Тварь внутри своей хрустальной чаши сжалась и замерла.

III

На следующий день Спарби и его хозяин отправились на прогулку. Денек выдался славный. Солнце сияло в небе, одаривая теплом травы, деревья, людей и животных. Где-то под облаками выдавали трели жаворонки.

Хозяин и его слуга ехали на арабских жеребцах к темневшему на горизонте лесу, рядом с которым находилось селение островитян. Туника Роджерса играла от набегавшего ветра и, казалось, дракон на ней взбесился.

– Я стар, Спарби, – неожиданно сказал Роджерс.

– Я рад, господин, что вы наконец это поняли, – спокойно ответил Спарби, но его глаза с тревогой посмотрели на Роджерса. – Но если вы не прекратите заниматься этим чертовым колдовством, то, боюсь, умрете раньше своего часа.

– Не тебе решать, чем мне заниматься, – осадил слугу Роджерс. Каждое его слово пронизывал такой холод, что Спарби поежился. – Я думаю о преемнике, – голос хозяина снова потеплел. – У меня должен быть сын…

– Я радуюсь, хозяин, – глаза карлика весело засверкали. – Это хорошая мысль.

Впереди показалось селение. От крайних лачуг к всадникам шла девушка. Стройная и простоволосая она могла дать фору многим придворным красавицам, которых Спарби видел на большой земле.

– А вот и моя суженая, – сказал Роджерс и пришпорил коня. Как вихрь он налетел на нее, подхватил и перекинул через луку впереди себя.

Спарби с недоумением смотрел на действия своего хозяина.

Затем он увидел, что от селения в их сторону бегут люди, размахивая копьями и луками.

– Возвращаемся, – крикнул Роджерс и они погнали лошадей в сторону замка.

Вернувшись, Роджерс отнес девушку в свою спальню, бедняжка от испуга лишилась чувств/Когда он возвратился, лицо Спарби, видимо, выражало удивление и' изумление действиями хозяина. И Роджерс, пытаясь ободрить его, спросил:

– Ты знаешь, что думают эти дикари, в том селении?

Карлик отрицательно покачал головой.

– Они думают, что ее унес вихрь, – господин усмехнулся.

– Опять колдовство, – Спарби тяжело вздохнул и, привязав лошадей, поднялся в спальню Роджерса.

Девушка пришла в себя и удивленно осматривала помещение, куда попала. Увидев карлика, она вскрикнула. Лицо ее выразило страх, но тут. же снова приобрело удивленное выражение.

– Куда Лея попала? – спросила она.

– Это замок Энтони Джиллиса Роджерса, великого воина и чародея, сказал Спарби и отвесил низкий поклон.

IV

С момента появления в замке Леи прошло семь месяцев.

Она быстро училась языку, была хорошей хозяйкой. Спарби полюбил свою новую госпожу за ее доброту и ласку, но еще больше он любил ее за то, что она носила в себе сына его хозяина, маленького Роджерса.

Сам же Роджерс в последнее время стал угрюмей и молчаливей прежнего. Подолгу пропадал в подземелье и часами сидел у «хрустального» параллелепипеда. Спарби хорошо помнил свою первую встречу с тварью и поэтому не на шутку волновался за судьбу своего господина. Хватит ли у него сил подчинить себе этого демона?

Каждый раз, спускаясь за водой к чаше, Спарби содрогался от отвращения при виде чудовища. Но оно не было теперь похоже на мумию. В нем теперь жила сила, которой с каждым днем все больше и больше наполнялось его тело.

Руки существа покрывала теперь черная густая шерсть, из пасти торчали клыки, отливавшие в свете факелов золотом.

Неизвестно, откуда бралась у Спарби смелость, но каждый раз, приходя сюда, карлик плевал на «хрусталь» и осыпал тварь всеми мыслимыми и немыслимыми проклятиями.

Но вот однажды, после ужина, Роджерс позвал к себе карлика.

– Спарби, ты должен сходить в селение и найти кормилицу для моего будущего сына, – сказал он.

– Зачем? – спросил недоуменно Спарби, в сердце его закралось сомнение.

– Госпожа Лея умрет?

– Да, – холодно сказал Роджерс. – Так того хочет Такильнотра.

Сомнение карлика переросло в уверенность. Тварь подчинила себе его хозяина, так же как и Спарби. И теперь тварь хочет убить госпожу Лею.

– Я все сделаю, хозяин, – процедил Спарби сквозь стиснутые зубы и уже, будто в упоении осенившей его мыслью, повторил – Я все сделаю… Но хозяин уже не слушал его, он опять спускался в подземелье.

Преодолев все переходы и лестницы, Спарби добрался до комнаты Леи.

– Госпожа, вы должны покинуть замок, – сказал он глотая слова от долгого бега.

– Почему, милый Спарби? – спросила Лея.

– Вам здесь грозит опасность, если вы останетесь, то умрете, – Спарби собрал все ее вещи в тюк, взвалил его себе на спину и поманил свою госпожу за собой. – Вы обещаете мне, госпожа?

После долгих колебаний Лея ответила: «да».

Они вышли во двор. Спарби отвязал жеребца и помог взобраться на него Лее. Проводил ее до ворот.

– Берегите его, госпожа, и никогда не возвращайтесь сюда, этот дом проклят. Скачите, госпожа, скачите, – сказал он и передал поводья Лее. Она хлестнула коня и он пустился вскачь. Карлик некоторое время смотрел ей вслед, затем смахнул слезу и направился в подземелье.

Когда Спарби вошел в подземелье, то сразу увидел фигуру своего хозяина, сидящего у чаши. Он, казалось, был увлечен разговором с этой тварью. И еще, краем глаза, карлик заметил на столе талисман, подаренный его господину тибетскими ламами. Талисман, дарующий его господину власть над всеми демонами земли. Спарби взял талисман и сжал в кулаке.,

– Хозяин, я пришел сказать тебе, что пора уничтожить эту тварь, пока она не уничтожила нас, – сказал карлик. Роджерс вздрогнул от неожиданности и повернулся к нему лицом. Глаза его светились холодным светом, но в них скрывался дьявольский огонь, неподвластный даже самому Роджерсу. Да и сам Роджерс не принадлежал себе Его душой и телом управлял демон, заключенный в «хрустале».

– Я уже говорил, Спарби, ты становишься слишком сентиментальным, Энтони двинулся на карлика, в руке его блеснул нож.

– Я знал хозяин, что он живет в тебе, но этого больше не будет, Спарби швырнул талисман в огонь.

– Нет! – эхом разнесся по подземелью крик Роджерса.

Вместе с тем, как первые языки пламени коснулись талисмана, по «хрустальному» кокону побежали трещины и он развалился. Тварь вырвалась на волю. Теперь она казалась куда больше, чем раньше.

Спарби, остолбенев от страха, смотрел в серебряные глаза чудовища, его хозяин в бессилии извивался по полу, выкрикивая заклятья и чертя магические знаки. Но ничто уже не могло повредить освобожденному демону. Его черные крылья сомкнулись над ними, и они погрузились в первобытный мрак и ужас.

V

Замок ходил ходуном. Скала сотрясалась, рискуя расколоться. Будто наступил конец света, будто все демоны ада собрались на пиршество в замке. То тут, то там в окнах вспыхивали огни и мелькали зловещие тени.

Люди из селения собрались на окраине и смотрели в сторону замка, но никто из них не решился отправиться туда.

Среди них стояла Лея. Она смотрела, как огненные фейерверки взлетают над замком и плакала. Она смотрела туда, где полгода прожила с мужем, и где теперь жила Смерть.

Она, как и многие здесь, поняла это. Но в ней жил тот, кому предстояло прославлять имя Роджерсов в веках. В ней жил ребенок ее мужа, бесславно погибшего воина и чародея ЭНТОНИ ДЖИЛЛИСА РОДЖЕРСА.

Олег Меняйлов

Съеденный заживо

Егор пришел домой довольно поздно и как всегда крепко выпивши. Почти весь вечер он пьянствовал со своим постоянным собутыльником Никитой, только ближе к ночи приятели расстались.

Слегка пошатываясь, Егор взобрался по порожкам на крыльцо, вытащил из кармана ключ, с большим трудом после нескольких попыток попал в замочную скважину. Облегченно вздохнув, он открыл дверь, сделав шаг вперед, зацепился за порожек ногой и рухнул как подкошенный на пол, больно стукнувшись обо что-то рукой. Это загрохотало и упало на Егора, слегка придавив своей тяжестью. Зазвякало бьющееся стекло, по полу покатились пустые кастрюли и бутылки.

Егор выругался крепким словечком, осторожно придерживая дверцы узкого и высокого шкафчика, чтобы не вывалился остальной хлам, поставил его на место.

– Вот сука, накаркала мне несчастье сегодня, того и гляди шею дома сломаешь. Ну завтра я до тебя, Клавдия, доберусь, – вслух сказал он.

Сегодня Егор поругался с ней, вечером приходил взять самогону в долг, еще не расплатившись за прежний. Бабка Клава не дала ему ни капли, Егор со злости вышиб стекло в окне кирпичом, она же вдогонку наговорила обидчику много проклятий. Все бы ничего, но поговаривали на селе: мол, колдунья она, с чертями путается. Егор-то самогонки нашел, только вот здорово не везет ему сегодня. На околице неизвестно почему подрался со своим бригадиром Федором, чуть ножом в бок не получил, Никита разнял. Пошел в гости к бывшей своей жене – на детишек посмотреть, с женой он уже года три не живет, ушла она от него. Дебоши ежедневно, пьянки, кто такое выдержит. Так теща. на него собак спустила, едва успел ноги за ворота унести. Потом решил податься к сорокалетней вдовушке из соседней деревушки, к ней все мужики холостяки бегают – в реку с мостика свалился.

Благо ребятишки на отмели коней купали, вытащили. А теперь вот шкаф чуть голову не проломил.

«Как это он только умудрился повалиться, тяжелый ведь, нарочно и то не сразу сдвинешь», – подумал Егор, проходя на кухню.

Заглянув в холодильник, он обнаружил, что кроме прокисшего супа и пожелтевшего от времени куска сала в нем ничего нет. Недовольный, он хлопнул дверцей и удалился в спальню, на ходу скинув башмаки и штаны, на рубашку сил у него не хватило.

– Спать, спать, завтра что-нибудь в магазине куплю, – прошептал он и плюхнулся на кровать. Уже через минуту он мирно похрапывал в неестественной для спящего человека позе.

До полуночи он спал спокойно, но только часы пробили двенадцать, ему стал сниться удивительный сон.

Егор шел по пустыне. Яркое солнце нещадно палило. В горле пересохло, язык, одеревенев, прилип к нёбу. Ноги подкосились, и он упал на раскаленный темно-желтый песок.

Теперь Егор уже полз, пытался из последних сил покорить высокий бархан. Он словно вода волною осыпался, но Егор снова и снова карабкался вверх, захлебываясь песчинками, Его толкала непреодолимая сила, как будто кто-то гнал вперед неразумную машину в облике человека. Руки по локоть утопали в зыбучей жиже, ноги не находили опоры – скользили. Еще немного, совсем чуточку, и, облегченно вздохнув, он растянулся на вершине бархана. Высохшие глаза увидели воду. Она шумно шелестела, и совсем рядом, внизу, всего в нескольких метрах. Небольшая рябь пронеслась по озеру, и оно заиграло, заблестело сотнями серебряных искорок, ослеплявших, как зеркальные зайчики. Прозрачная до голубизны вода манила, притягивала к себе животворной прохладой, словно неотразимая красавица протягивала нежные ручки, предлагая себя.

Егор кубарем скатился с-бархана и, подняв столб брызг, с головой окунулся в бирюзовое озеро. Он пил с жадностью верблюда, стараясь одним глотком втянуть в себя весь водоем. Но жажда не проходила, она еще больше пронизывала его тело, как червяк прогрызает насквозь спелое яблоко.

Егор прямо в воде стал на колени, набрал в пригоршни живительную влагу и плеснул себе в лицо. Колкие песчинки ударили по щекам и скатились на грудь и ноги.

– О Боже, – взмолился он охрипшим голосом, – укрепи душу мою, не дай умереть рабу твоему. Помоги.

Желто-белый диск солнца неожиданно потемнел, и на нем показался угрюмый лик Господа, удрученный грехами человеческими.

– Проснись, Егор, очнись от наваждения и не спи до рассвета, во сне твоя погибель.

Грозный голос гулким эхом прокатился по пустыне, и Егор действительно проснулся. Резким движением он вскочил с кровати и замотал головой, как собака, стряхивающая с себя воду. Он почувствовал ужасную сухость во рту и сразу же метнулся на кухню. Набрав до краев огромный ковш воды, на одном дыхании выпил все без остатка. Вытерев рукавом рубахи немного размякшие потрескавшиеся губы, учащенно дыша, Егор уселся на табурет.

«Вот это да, – подумал он, полностью придя в себя, надо же, чуть не сдох во сне от жажды».

Трясущимися руками он вытащил из пачки папиросу, даже не разминая сунул в рот – закурил.

«Ох, старая карга, завтра я тебе дом подпалю, будешь знать, как людей со света сживать. Это же надо, одним проклятьем едва к праотцам не отправила, ведьма треклятая. А еще селяне хвалят: вот добрая душа, никому ни в чем не отказывает. Паскудина».

Егор сплюнул на пол и посмотрел в окно. Ему вдруг показалось, что полная луна подмигнула правым глазом и еще больше расплылась в приятной улыбке.

– Вот черт, уже всякая дрянь мерещится, – сказал он вслух и еще раз сплюнул.

Вдруг в спальне заскрипела кровать, и что-то грузно упало на пол. Егор вздрогнул, поднявшись, схватил в руку табурет и на цыпочках подошел к двери. Неяркий, белый свет луны немного освещал комнату сквозь большое без занавесок окно.

Егор ужаснулся от увиденной им картины, волосы встали дыбом, тело затряслось, как от жгучего холода.

На полу лежал он, – Егор, широко раскинув руки и уставившись мутными глазами в потолок. Со всех углов, из-под мебели сбегались к нему десятки серых крыс, они рвали маленькими зубками тело, обгладывали пальцы, лицо. Ухватив приличный кусок мяса – его мяса, убегали прочь, исчезая в тени.

Егор несколько секунд стоял, оцепенев от ужаса, не зная, что предпринять. И только когда самая наглая из крыс оторвала ухо и пустилась наутек, он заревел, как от невыносимой боли, и швырнул в нее табуретом. Затем ногами стал топтать противные создания, истошно воя и выкрикивая несвязные слова. Крысы пищали, пытались огрызаться, лязгая челюстями. Вот уже с дюжину наглых тварей было раздавлено его тяжелыми пятками, некоторые, недобитые, отползали к стене, оставляя за собой тоненькую полоску крови. Их становилось все больше и больше, они уже начали сыпаться с потолка и стен, тело Егора совсем исчезло, покрытое серыми спинами. Неожиданно он поскользнулся, с размаху врезался лбом в спинку кровати и потерял сознание.

Утром Никита зашел к своему приятелю похмелиться и обнаружил обглоданный скелет Егора. Он лежал навзничь, широко раскинув руки, рядом валялось несколько десятков раздавленных крыс.

Вадим Дарищев

Плот

Солти с громким лаем гнал оленя прямо на Джойса. Лесной красавец обезумел от страха и несся напролом, с треском ломая ветки и оставляя на острых сучьях клочья коричневой шерсти. Джойс уже ясно видел налитые кровью глаза и отчетливо слышал тяжелое хриплое дыхание. Олень быстро приближался. Охотник передвинул предохранитель и поднял свой «бреме». Солти, бежавший вплотную к зверю, уловив этот момент, упал, поджав под себя лапы, и даже зажмурился. Хлестнул выстрел. Олень, подбитый на лету, споткнулся, тяжело перевернулся через голову и больше не пошевелился.

Тут же появился Солти и, поджидая хозяина, стал деловито обнюхивать тушу. Джойс выбрался из своей засады и, закинув за спину ружье, пошел к уже проявляющему нетерпение Солти. Потрепал его положительно за ухо и, достав из-за голенища мехового сапога широкий нож, отрезал у поверженного оленя губы – любимое лакомство Солти, на которое он всегда претендовал. Потом некоторое время с улыбкой смотрел на пса.

– Ну как, Солти?

Пес уже все съел и, облизываясь, смотрел на хозяина.

– Хорошо поработал, вкусно поел! Да? Ну пойдем домой.

И, взвалив на плечо двухсотфунтового оленя, Джойс двинулся вперед широкими шагами.

За два часа удачливые охотники одолели три мили, отделявшие их от маленького заброшенного форта. Уже начало смеркаться, когда Джойс окончил свежевать оленя и растянул для просушки шкуру. Часть мяса он взял, чтобы пожарить, а остальное засолил. Приближалась длинная и холодная в этих местах зима, и следовало подумать о пропитании впрок.

Приветливо потрескивал в печи огонь. Солти спал возле порога и во сне подергивал ухом. Джойс сидел за прочным дубовым столом и занимался тем, что перелистывал толстые старые книги – испанские, греческие, арабские. Джойс конечно не знал этих языков, но всегда с удовольствием листал пожелтевшие страницы. Ему нравились яркие картинки, большие заглавные буквы и просто лаконичная строгость знаков. Книги даже пахли по-разному, а иногда по вечерам Джойсу казалось, что он слышит звуки, издаваемые этими книгами. Звуки, которые они впитали, живя у прежних своих хозяев. Это были звон посуды на кухне, звучание мандолины, детские голоса. Джойса путал незнакомый шум.

Он убирал книги в сундук и ложился спать.

И так день за днем в трудах и заботах о хлебе насущном.

Сколько Джойс жил в заброшенном форте, он уже и сам не помнил. Когда-то он бежал от людей, двигался днем и ночью, чтобы уйти от погони, от мести тех, чьи законы он нарушил. Совсем обессилевший, с пулей под лопаткой, Джойс встретил в лесу облезлого долговязого щенка. И когда встал вопрос, кого умертвить, чтобы самому не умереть с голоду – несовершенного звереныша или встретившегося на пути старика-отшельника, Джойс не колебался долго. Собака – это единственный друг и помощник, который его устраивал.

Солти, имевший в родителях дворняг, перемешавшихся с волками, был необычайно силен, подвижен и, когда дело доходило до драки, незамедлительно пускал в ход свои клыки – острые как бритва и не знающие пощады. Он никогда не смущался численным перевесом противника, и вскоре у них с Джойсом был свой собственный охотничий участок, границы которого уважали и дикие кошки, и медведи, и полярные волки.

Без собаки Джойс ходил только на свою охоту. Это начиналось в конце лета, когда Нейдахо теряла свою могучую силу и переставала реветь на порогах. Река мелела, становилась безопаснее, и появлялись смельчаки, спускавшиеся вниз по течению на плотах и больших лодках. Как правило, это были люди отчаявшиеся, разоренные, бегущие от нужды и долгов. Они продавали свои нехитрые пожитки, наскребали несколько золотых, покупали, а чаще крали лодку и отправлялись в неизвестное. Они все были одинаковыми. Они все вели себя одинаково. И поэтому Джойс хорошо изучил их повадки за много лет. Он выжидал солнечного, ясного утра и отправлялся к реке. Приходил безошибочно. Суеверные беглецы решались идти через пороги только при солнечном свете.

В точно рассчитанном месте, где река делала перед порогами последний спокойный поворот и втискивалась в ущелье, охотник делал засаду. Так же тщательно, как и на зверя. На высоте двадцати двух ярдов в каменной ложбине, между корней корявой анзейской сосны, Джойс был безнаказан.

Когда перед путешественниками внезапно открывалась вся величественная красота ущелья и белые буруны порогов, обессиленные люди цепенели и не двигались, как завороженные. Этого минутного замешательства Джойсу хватало, чтобы навести свой «бреме» на голову рулевого и выстрелить. Неуправляемая, посудина подхватывалась течением и устремлялась на самый страшный камень порога, за которым начинали свои дьявольские пляски гибельные водовороты. Но в самый последний момент лодку с перепуганной до смерти командой перехватывала быстрая струя, которая, двигаясь вопреки всем законам, выбрасывала свою ношу на небольшую косу, усыпанную речной галькой.

С одной стороны была река, с другой неприступная отвесная стена, на которой появлялся, как ангел смерти, Джойс и расстреливал оставшихся в живых. Затем он спускался по одному ему только ведомой тропе и забирал все, что могло его интересовать: патроны, порох, золото, книги и какие-нибудь яркие тряпки. Остальную поклажу сваливал обратно в лодку. Туда же и трупы. Отталкивал лодку длинным шестом, и она, разогнавшись по течению, благополучно разлеталась вдребезги на следующем пороге.

…Все происходило как обычно. На сплошной водной глади, прямо по слепящей солнечной дорожке двигался небольшой плот с поставленным на нем шалашом. На руле сидел худой, давно не брившийся человек. Он слезящимися глазами напряженно вглядывался вперед, стараясь угадать, что там, за очередным поворотом. Больше снаружи никого не было.

– Неохота, небось, помирать при таком-то солнышке, бродяга! усмехаясь, проворчал себе под нос Джойс, глядя в подзорную трубу на рулевого, тоскливо озирающегося по сторонам. Затем он отложил трубу и с удивлением посмотрел на небо. Солнечного дня как не бывало, была серая осенняя мгла и сгущавшиеся тучи, из которых сначала редко, а потом все сильнее стала сыпать снежная крупа:

«Вот наваждение. Господи», – подумал Джойс и тут же хватился плота. Поднес к глазам трубу – сплошная мутная пелена. И в это время неожиданно, сквозь мелкую барабанную дробь града, послышался тихий: скрип весла. Джойс перегнулся и обнаружил плот совсем рядом, под скалой. Моментально передернул затвор и прицелился.

«Бреме» повел своей мертвой пустой глазницей и замер.

Но неожиданно Джойс встретился взглядом с человеком, в которого собирался стрелять. Рулевой уставил зрачки в лицо своей смерти и не двигался с места. Раздался выстрел. Пуля в бессильной ярости сорвала с неотесанного плота кусок коры и, злобно шипя, ушла в глубину реки. Джойс чертыхнулся и побежал к заветной косе. Он никогда не промахивался, тем более с такого расстояния, а тут… «Ну, ничего. Сейчас все будет исправлено!»

Джойс появился на отвесной стене за несколько секунд до прибытия плота. Вот он стал поудобнее на одно колено…

«Проклятый бродяга! Он не отводит взгляда! Опять!!! Этот уродливый, худой, в лохмотьях! Стоит и смотрит!» У Джойса набегает слеза, режет глаз, мешает целиться. Но вот доходяга на плоту, глубоко вздохнув, отворачивается и подставляет спину. Тут уж охотник не промедлил. Двенадцатимиллиметровая пуля ударила точно в позвоночник и, пройдя насквозь, вырвала целый фонтан живой плоти.

Тело с мокрым звуком шлепнулось на бревна.

Уф! Джойс с облегчением выдохнул и, присев на большой холодный валун, устало вытер рукавом со лба пот. Мелкий град все так же часто моросил и приятно освежал разгоряченное лицо. Но что это? Опять посторонние звуки.

Джойс напряг слух. То ли плеск воды, то ли всхлипы. Поднялся с валуна так и есть. На плоту, крестом через труп мужчины, лежала женщина. Она была так же плохо одета, и почти беззвучные рыдания сотрясали ее плечи. «Бедная женщина, – подумал Джойс, – одна, здесь, на краю света, муж мертв. Должно быть, ей страшно и очень плохо». И, подумав это, он поднял ружье еще раз и пригвоздил женщину к телу мужа.

Сегодня охотник нарушил правила. Обычно он не убивал женщин сразу. Перебив всех мужчин, Джойс овладевал женщиной, перепуганной насмерть, прямо на камнях среди трупов, а затем удушал ружейным ремнем. Правда, один раз он даже хотел оставить себе жену. Это была девочка лет тринадцати с огромными серыми глазами и не по возрасту развитой грудью. Она все время молчала. Стальные глаза ее смотрели недобро, а по ночам, когда приходилось терпеть зверские ласки Джойса, она кусала до крови свои детские губы, и по ее щекам текли злые слезы. Она прожила в форте полтора месяца и за это время один раз попыталась перерезать Джойсу опасной бритвой горло и убегала три раза.

Бритву после того случая он убрал подальше, да и забыл потом, куда. А после третьего побега просто приоткрыл дверь наружу и скомандовал резко: «Солти!» Пес вскочил со своего нагретого места так, будто давно ждал этой команды. Лязгнув своими знаменитыми клыками, он исчез в темноте, а наутро, когда хозяин проснулся, пес как ни в чем ни бывало сладко посапывал на своем любимом месте.

…«Удивительно, что женщина не появилась при первом выстреле. Но теперь-то уж в шалаше точно никого нет». Так думал Джойс, настороженно спускаясь вниз. Приблизился к плоту и заглянул вовнутрь шалаша: ворохи каких-то тряпок.

«Да, здесь вряд ли удастся чем-нибудь поживиться». Но было еще одно место… Джойс подошел к телам мужчины и женщины и сразу рассмотрел кожаный шнурок на шее рулевого. – «Это как раз то, что нужно!» Нагнулся, взялся за шнурок пальцами и рванул. Голова убитого резко мотнулась, но шнурок не поддался, а Джойс на мгновение увидел раскрытые глаза мертвеца. По спине пробежали мурашки. «Ну! Такого уж точно никогда не было!» Страха охотник в таких случаях давно уже не испытывал, а тут… Джойс перерезал шнурок ножом и вытянул из-за пазухи убитого маленький мешочек, в котором, как выяснилось, были три золотые монеты. Он рассматривал свою добычу, положив монетки на ладонь. Они были странной и незнакомой чеканки. Такие Джойс видел впервые. Он ссыпал золото себе в карман, и в момент, когда тускло звякнула последняя монетка, сердце его остановилось. Охотник явственно почувствовал, что за спиной стоит человек Живой человек!.. Джойс резко обернулся и увидел перед собой маленького, лет шести, оборванного мальчика. Этот малыш, казалось, не замечал Джойса.

Он смотрел своими большими печальными глазами далеко-далеко и молился. Никогда еще охотник не испытывал такого ужаса, как перед этим несчастным ребенком. А мальчик, словно почувствовав состояние Джойса, перестал молиться, скрестил руки на груди и закрыл глаза. «Скорее, скорее! Если он опять откроет глаза – я сойду с ума!» Досланный патрон радостно угнездился в казеннике, и «бреме» без задержки полыхнул коротким пламенем.

Тело мальчика долго не тонуло. Засаленное тряпье на нем плохо намокало, и, отброшенный почти к середине реки, мальчик, наполовину утопленный, совершал на водоворотах какой-то свой танец. Он торчал из воды как поплавок и, раскачиваясь на волнах, словно бы приглашал Джойса поиграть вместе с ним. Наконец река справилась с телом.

Это послужило сигналом для охотника. Джойс сорвался с места и, суетясь и дыша со свистом, принялся выдирать из тайника длинный шест. «Быстрее избавиться от этого плота.

Дьявол его на мою голову!» – Джойс изо всех сил навалился на шест, и тот, не выдержав, сломался. Обозленный охотник, выплевывая ругательства, вскочил с гальки, на которую упал, и сбросил с себя мешающее ружье. Затем он уперся руками в край плота и начал отталкивать его от берега. В конце концов тяжелый плот поддался, и Джойс, зайдя для верности по пояс в ледяную воду, последний раз коснулся бревен. Он убедился, что река прочно держит свою добычу, и побрел обратно к берегу. Джойс тяжело загребал ногами воду и все ждал грохота бревен. Ждал этого звука за спиной, когда река заберет себе свою часть и погонит обломки дальше. Но было тихо. Может быть, строптивая стихия решила поиграть? Джойс выбрался наконец на косу и, оглянувшись, обомлел: плота нигде не было.

Ночь выдалась беспокойной. Джойс почти не спал. То ему чудилось, что кто-то то заглядывает в маленькое закопченное окно, то прячется по углам. Джойс хватался за свой «бреме», вскакивал, подбегал к двери и, как только первые лучи солнца коснулись стен его жилища, быстро собрался и бегом отправился к реке.

Когда он прибежал к косе, солнце уже полностью вышло из-за горизонта и освещало стоящий возле галечного берега плот. Казалось, трагедия разыгралась только что. Раны на телах, еще дымились и кровь растекалась по бревнам, это Джойс, стоящий на краю обрыва и с ужасом взиравший на происходящее, видел отчетливо. Пересилив себя, он сбежал вниз и, помедлив еще несколько секунд, что есть силы навалился на своего врага. На этот раз Джойс не отводил взгляда до того момента, пока плот не налетел на камни. Ничуть не успокоившись, он приплелся в форт. Солти, увидев хозяина, радостно запрыгал и очень удивился, что на него не обращают внимания.

Вторая ночь прошла сплошным кошмаром. Хозяин, пугая Солти, стрелял по углам своего жилища, везде ему чудились глаза – закатывающиеся мертвые глаза рулевого. И с первыми лучами солнца, как и в прошлый раз, измученный Джойс побежал к реке. Одной рукой он волок свой верный «бреме», другой прижимал-к груди большую расплескивающуюся склянку с керосином. Он был уверен, что плот окажется на месте целым и невредимым. Джойс добежал до обрыва и остановился на самом краю, затем зарычал как зверь и бросил под ноги ружье. Он поднял высоко над головой бутыль с керосином и метнул горючее на бревна, плота. Горючее брызнуло во все стороны, и утреннее солнце заиграло на волнах радужной пленкой. Джойс поднял ружье и не целясь выстрелил.

Пламя сначала нехотя, затем быстрее и смелее охватывало плот-призрак. Вот вспыхнул шалаш, оба тела скрючились до неузнаваемости и зашевелились, словно силясь подняться…

Огонь делал свое дело быстро и надежно, а Джойс стоял, и ликование было на его осунувшемся лице: я убил тебя все-таки, я убил тебя. Вдохнул полной грудью воздух с запахом гари и, повернувшись, пошел от шипящих в воде головешек.

…Те две ночи, до этой, третьей, были цветочками, а теперь Джойс не мог даже сидеть спокойно. Он ревел, обливаясь потом, пытаясь сорвать с горла несуществующие пальцы, катался по полу, на который его ежеминутно рвало желчью. Солти испуганно жался по углам и решительно ничего не понимал. Потом Джойсу вдруг полегчало как-то неожиданно. Он полежал немного на заблеванном полу, проверяя свое исцеление, немного отдышался и встал на ноги. Чуть-чуть пошатывает, но идти можно. Отпер заветный сундук, вытащил кожаный мешок и при свете свечи отобрал среди разномастного золота и серебра три маленькие, неизвестной чеканки монеты.

Дорогу до/ реки Джойс достаточно хорошо знал и для ночной поры. Вскоре он уже слышал шум воды и чувствовал на лице движение холодного воздуха. Вот и обрыв. Внизу, у галечной косы угадывается темный силуэт плота. Джойс со всего размаха швырнул монеты в него и услышал, как они, стуча, запрыгали по бревнам. Затем сел на большой валун и стал ждать рассвета. Он немного задремал, а когда очнулся – было уже совсем светло и никакого плота не было и в помине.

С тех пор Джойс стал спать спокойно, а еще через месяц завыли метели, и все переживания были покрыты белым и надежным покрывалом.

Хозяин с Солти продолжали охотиться и как могли коротали длинные зимние вечера. Как-то раз, ближе к вечеру после охоты, Джойс пошел сложить в поленницу дрова, которые он наколол накануне. Каково же было его удивление, когда он увидел аккуратно сложенные и подровненные поленья чего никогда не делал сам Джойс. Пришлось списать все на отказавшую память. Другой раз, когда Джойс преследовал вместе с Солти лося, он услышал за хрустом снега под лыжами какие-то всхлипы, мольбы, наконец явственно увидел перед собой лютые глаза собаки, клыки блеснули и крик оборвался.

От неожиданности охотник остановился. Видение прекратилось. Впереди далеко мелькал среди заиндевевших кустов Солти. Искрились под солнцем сугробы. Джойс снова побежал по снегу и услышал отразившееся в той ночной июльской чаще эхо детского крика.

Возвратившись в форт, охотник увидел, что его жилище тщательно убрано. Вымыт пол, до белизны выскоблен стол, подметена по углам паутина. Печь еще не остыла, а на плите стоял горячий ужин. Джойс посмотрел на Солти: пес преспокойно проследовал к своей подстилке. «Если бы какая-то живая душа побывала здесь, Солти отреагировал бы обязательно, – подумал Джойс, но тут же сам отметил: – Если живая душа… А если неживая?»

И каждый раз, возвращаясь домой, Джойс находил нетронутыми волосинки, спички на двери – это показывало, что двери никто не открывал, но внутри по-прежнему ждал порядок и горячий ужин.

..В один из дней, ясный и по-зимнему звонкий, Джойс обнаружил в лесу странные следы. Это очевидно были следы человека, но уж очень маленькие, а в одном месте, где снег был не очень глубоким, явственно угадывалась босая детская ножка. «Ну, это уж слишком! В такую стужу…»

Солти рванулся по следу, хозяин за ним. Следы вели к реке, и когда до нее оставалось совсем немного, собака зашлась хриплым лаем и, не обращая внимания на команды хозяина, понеслась что есть духу по твердому насту к обрыву. Солти пролетел по воздуху полтора десятка ярдов и точно угодил в словно для него приготовленную полынью.

Джойс подбежал, когда Солти уже волокло течением под прозрачным льдом. Возвратившись в форт, Джойс впервые почувствовал себя осиротевшим. Как в забытьи он открыл дверь, вошел в жарко натопленную комнату. Все вокруг опять сверкало чистотой. На столе аккуратной стопочкой лежало свежее, пахнущее мятой белье, голубое махровое полотенце, стоял бритвенный стаканчик со взбитой мыльной пеной. Ничуть не удивляясь, Джойс разделся и стал в деревянное корыто. На плите в цинковом баке была приготовлена горячая вода.

Мылся Джойс с удовольствием, вытирался мягким чистым полотенцем, затем брился той самой опасной бритвой, которую когда-то спрятал от девочки с серыми глазами и забыл куда. Сбрив бороду и еще раз посмотрев в зеркало, Джойс с трудом поверил, что отражение принадлежит ему, так плохо он выглядел и так затравленно смотрели эти чужие глаза. А на голове были рога! Джойс схватился за голову – рога исчезли. Убрал руки – рога появились вновь!

Отойдя от зеркала, Джойс, будто чужими руками, стал убирать по местам полотенце, бритву, помазок. Затем вынес и выплеснул с крыльца мыльную воду. Медленно остывал июльский вечер и солнце плыло к горизонту. Джойс вернулся в дом, тщательно собрал тряпкой расплескавшуюся воду, а когда распрямился, то не был удивлен, увидев раскачивающуюся над столом петлю из новой пеньковой веревки.

Джойс покорно взобрался на стол и без колебаний просунул голову в петлю. Веревка пахла земляничным мылом, и, закрыв глаза, он вдруг ясно вспомнил каменный дом, цветник, запах гренок с кухни и голос матери:

– Джойси, сынок! Где ты?

Мама в розовом платье, такая молодая и красивая. Она протягивает к малышу руки:

– Ну, иди же к маме!

Мальчик радостно смеется и делает шаг к маме.

Джойс делает шаг со стола, и веревка рывком затягивается на его шее.

Девочка положила к стене форта последнюю охапку хвороста, и тот сразу задымился. Широко раскрыв глаза, она с интересом наблюдала, как огонь побежал во все стороны и взобрался на крышу. А когда пламя охватило все постройки, девочка повернулась и пошла прочь.

Она зашла в лес и негромко позвала:

– Маноло!

Из-за дерева показался маленький мальчик в лохмотьях.

– Я хочу домой, Лина!

Лина улыбнулась мальчику, взяла его за руку, и они пошли между деревьев в сторону медленно заходящего солнца.

На алом фоне заката фигурки детей стали едва различимы, когда горящие бревна форта обрушились, подняв тысячи гаснущих в небе искр.

Объявления

Принимаются заказы:

– Комплект журнала «Приключения, фантастика» за 1991 год – цена 600 руб.

– Комплект журнала «Приключения, фантастика» за 1992 год – цена 600 руб.

– Подборка избранных номеров ежемесячника ужасов, мистики и аномальных явлений «Голос Вселенной» 1991-92 г.г. – 300 руб.

– Книги серии «Приключения, фантастика»: «Бойня», «Измена», «Западня», «Прокол», «Бродяга», «Сатанинское зелье», «Чудовище» – по 150 руб.

– Историко – мифологическое исследование о двенадцатитысячелетней истории Русского Народа «Дорогами богов» – 150 руб.

– Талисман-оберег от сглаза, порчи, энергетического вампиризма, зомбирования, демонизации, черных наговоров, колдовства, всех видов присух с инструкцией – 310 руб.

– Фантастико-приключенческий детектив «Западня», повествующий о приключениях инопланетного резидента-убийцы, – 50 руб.

Для получения заказа Вам необходимо выслать почтовым переводом соответствующую сумму, указать свой точный почтовый адрес, на обороте указать, что Вы заказываете.

Адрес: 111123, Москва, а/я 40, Петухову Ю. Д.

Отправлять только почтовыми переводами. Телеграфные не принимаются.

ВНИМАНИЕ!

Вы можете приобрести все наши издания оптом и в розницу непосредственно в филиале редакции.

Цены вдвое ниже рыночных!

Адрес: Рязанский пр., 82/5, 417 отд. связи – вход с другой стороны.

Проезд: метро Выхино, далее пешком или одну остановку на авт.209.

ФОНД «МЕТАГАЛАКТИКА»

Редакция благодарит всех, кто поддержал наши издания! Огромное Вам спасибо, друзья!

Со всех концов Великой нашей Державы, пришли Ваши пожертвования: от Абабий Н. М. из Кишинева, Казбека Галанова из Владикавказа, Ткаченко В. Г. из Братска, Миронова С. Е. из Пятигорска, Цветкова Г. Г. из Самбурга, Низенко Е. Е. из Якутска, Богомоловой В. А. из Баранги, Арзаева В. Н. из Нетешина, Сальника В. Н. из Москвы, Зимина Ю. Н. из Читы, Ероговой И. А. из Пушкино, Фамина Н. А. из села Байловка, Костылева А. С. из Райчихинска, Кузова А. В. из Находки-18, Макагонова Д. А. из Серпухова, Валеева Б. А. из Никольского и др.

Мы сердечно благодарны Вам, люди добрые! Издания наши всенародные, на госдотации они подобно «независимым газетам и журналам» не стоят, наоборот подвергаются преследованиям и дискриминации. Именно поэтому для нас так важна и ценна Ваша помощь! Надеемся на Вашу поддержку и в этом, тяжелейшем для России году!

Наш расчетный счет 151939 РКЦ ГУ ЦБ РФ Издат-Банк 602003

получатель журнал «Приключения, фантастика» МФО 201791.

Адрес для почтовых переводов: 111123, Москва, а/я 40, Петухов/Ю.Д-

Всех подлинных ценителей фантастики, приключений и всего необычного, сверхреального мы призываем – поддержите наши подлинно независимые издания.

Полное Прорицание о Грядущем Конце Света

Уважаемый читатель!

Впервые в мировой практике в результате ряда гиперэкстрасенсорных сеансов связи с Высшими Сферами Мироздания получено и дешифровано Полное Прорицание о Грядущем Конце Света. Прорицание с документальной точностью воспроизводит цепь событий, которые приведут к гибели Земную Цивилизацию. Скрупулезное описание всех катастроф, эпидемий, войн, казней, преступлений должностных лиц, землетрясений, наводнений (с точнейшими указаниями мест и дат), инфернопроникновений и разъяснения подлинной сути таких аномальных явлений, как телекинез, полтергейст, вампиризм, зомбирование… от наших дней вплоть до 2000-го года изложено в первом Полном тексте Прорицания, полученного Свыше. Несмотря на пространный, большой объем Прорицания все события в нем изложены предельно четко, ясно, доступно – никакого тумана, полунамеков и недомолвок, свойственных лжепророкам и горе-вещунам. Одновременное принятие текста Прорицания тремя экстрасенсорами четвертого предела повергло психоприемников в шок. До сих пор не установлено, что именно заставило Высший Разум Вселенной направить землянам данную информацию – страшную, жестокую, но, судя по всему, объективную. Столь мощный и направленный информационный психоимпульс наблюдался в XX веке лишь однажды – за четыре дня до падения Тунгусского «метеорита». Предлагая Вашему вниманию текст Прорицания, Комиссия категорически не рекомендует его лицам с неустойчивой психикой и ослабленной нервной системой. Ознакомление вышеозначенных с хроникой грядущих событий может привести к тяжелым последствиям.

Вы можете заказать Прорицание, выслав почтовым переводом 41 руб. по адресу:

111123, Москва, а/я 40, Петухову Ю. Д. или 109417, Москва, Метагалактика.

Внимание! В целях пресечения спекулятивного распространения текста высылается не более одного экземпляра по одному адресу.

Выходные данные

Художники Роман Афонин, Е. Кисель, Алексей Филиппов.

Перепечатка материалов только с разрешения редакции.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Рег. номер – 319 от 1.10.1990.

Адрес редакции; 111123. Москва, а/я 40.

Учредитель, издатель, главный редактор – Юрий Дмитриевич Петухов.

Формат 84 x 108/32. Тираж 350 000 экз. Заказ 75.

Сдано в набор 10.10.92. Подписано в печать 20.01.93.

Бумага газетная. Усл. печ. л. 5. Уч. изд. л. 10.

Отпечатано с готовых диапозитивов в Московской типографии № 13.

107005, г. Москва, Денисовский пер., 30.

ИНДЕКС 70956

Примечания

(1) Лилит – первая жена Адама, один из самых страшных бесов преисподни.