Метагалактика Юрия Петухова

Газета «Голос Вселенной» № 12 (1996)

Информационно-публицистическая и литературно-художественная газета
Россия – Вселенная Духа и последняя обитель Вседержителя посреди Черной Пропасти, разверзнутой в ад

Валерий Демин

Гора Меру – прообраз вселенной

Уважаемый Юрий Дмитриевич!

Внимательно слежу за Вашими публикациями по проблемам метаистории, использую их не без пользы в своих изысканиях. Думается, и Вам будет небезынтересно познакомиться с иными подходами. Потому-то решил презентовать Вам только что вышедшую статейку – небольшой фрагмент моей новой книги «Русский космос», где, кстати, несмотря на некоторые различия во взглядах, есть позитивные ссылки на ваши работы «Дорогами Богов», «Русские Боги Олимпа» и др. Моя книга по русской предыстории – всего лишь Введение к серии книг по русскому космизму; о ней было заявлено еще в 1993 г. в монографии-конспекте «К звездам быстрее света: русский космизм вчера, сегодня, завтра» (совм. с В. П. Селезневым).

С наилучшими пожеланиями –

В. Н. Демин,

Председатель Правления Народного фонда «Русь возрожденная».

Первый проректор Русского университета.

Есть ли такое слово?.. Чтобы охватывало Вселенную и Бога, жизнь, смерть и род людской с его неизбывными страстями, короче. – весь Мир? Да. есть! Простое и понятное.

Это само слово «мир» во всех его явных и скрытых значениях, смысловых оттенках и исторических переплетениях. Оно пришло из самых глубин невообразимо далекого прошлого, когда у человечества была одна Прародина и единый Праязык. Жили в то время прапредки современных народов на Крайнем Севере в приполярных областях, а затем из-за климатических катаклизмов постепенно мигрировали на юг и расселились по всему свету. Доводы в пользу полярной теории происхождения человечества будут приведены ниже, пока же – по существу затронутой темы.

Символом полярной отчизны была золотая гора Меру. По древнеарийским и доарийским представлениям, она возвышалась близ Северного полюса, окруженная семью небесами, где пребывали небожители и царил «золотой век» (отсюда, кстати, русская поговорка: «На седьмом небе» – синоним высшего блаженства). Гора Меру считалась центральной точкой бесконечного Космоса, вокруг нее как мировой оси вращались созвездие Медведицы. Солнце, Луна, планеты и сонмы звезд.

От доиндоевропейского названия вселенской горы Меру и произошло русское слово «мир» в его главном и первоначальном смысле «Вселенная» (понятие «космос» греческого происхождения и в русский обиход вошло сравнительно недавно). Священная гора – обитель всех верховных богов индоевропейцев. Среди них – Митра, один из солнцебогов, чье имя созвучно с названием горы Меру. Из верований древних ариев культ Митры переместился в религию Ирана, а оттуда был заимствован эллинистической и римской культурой. Миротворческая роль Митры заключалась в утверждении согласия между вечно враждующими людьми. Этот же смысл впитало и имя Солнцебога, которое так и переводится с авестийского языка – «договор», «согласие». И именно в этом смысле слово «мир», несущее к тому же божественный отпечаток (мир – дар Бога), снова, уже вторично, попало в русский язык в качестве наследия пранарода.

Но это далеко не все. Космизм священной Полярной горы распространялся и на род людской: считалось, например, что позвоночный столб играет в организме человека ту же роль центральной оси. что и гора Меру во Вселенной, воспроизводя на микроскопическом уровне все ее функции и закономерности. Отсюда в русском языке закрепилось еще одно значение слова «мир» – «народ» («всем миром», «на миру и смерть красна», – говорят и поныне). Следующий смысл из обшеарийского наследства – слово «мера», означающее «справедливость» и «измерение» (как процесс, результат и единица), непосредственно калькирующее название горы Меру.

С понятием «мир», восходящим к своей древнейшей первооснове сопряжены и другие слова русского языка, где наблюдается чередование гласных звуков, но остается незыблемым лексический субстрат «гаг». Это хорошо видно на примере слов, образующих лексическое гнездо вместе со зловещим словом «смерть» (корень которого восходит все к тому же названию горы Меру): «умереть» – «мертвый» – «мор» – гласные звуки меняются, но остается неизменной корневая основа. В древнеславянской и древнерусской мифологии смерть была персонифицирована и именовалась Марой-Мораной. Еще сравнительно недавно в русских деревнях практиковался архаичный обряд отпугивания Смерти-Мораны (Морены), неоднократно описанный этнографами. В урочную ночь старые и молодые женщины, вооруженные метлами, кочергами, ухватами и прочей утварью, гонялись по огородам за невидимым призраком и выкрикивали проклятия в адрес Мораны. Обряд этот связан с поминовением умерших родственников на Радуницкой неделе, которая начинается, как известно, с воскресного дня, именуемого Красной горкой и открывающего начало весенних поминок и одновременно – предстрадных свадеб. Необычное название – Красная горка, не правда ли? Откуда оно взялось? Да все оттуда – из далекой прародины. Красная горка – ритуально-обрядовый символ прекрасной горы Меру, олицетворения торжества Жизни над Смертью и вечного круговорота умирания и воскрешения.

Исконно русское слово «мор», то есть «смерть», по корневой основе полностью совпадает с древнегреческим «морос», также означающим «смерть» (и, кроме того, «участь», «жребий», «судьбу»). Любопытно и другое: слово, которым эллины назвали смерть, по вокализации своей абсолютно идентично русскому слову «мороз» (в живой речи произносится с глухим «с» на конце). Вряд ли кого удивит, что в представлении наших общих прапредков мороз ассоциировался со смертью. Вполне возможно, данное совпадение смыслов – следствие и тех климатических катаклизмов, которые вынудили когда-то людей покинуть свою полярную прародину.

Единая в прошлом культура протоэллинов и протославян четко закодирована как в разговорной лексике, так и в некоторых именах персонажей древнегреческой мифологии. Например, архаичная корневая основа легко обнаруживается в одном из эпитетов Зевса – Морий (Мориос), прозванного так в честь священной маслины, посаженной его дочерью Афиной Палладой на месте будущего Акрополя. Но и само имя владыки Олимпа поддается однозначной смысловой реконструкции с точки зрения русской лексики. Имя Зевс того же происхождения, что и русское слово «зев» и сопряженные с ним единоосновные глаголы «зиять», «звать», «зевать». Последний, по Далю, помимо общераспространенного смысла, еще недавно означал: «кричать», «орать», «реветь». Следовательно, «зев – рев» и есть та «смысловая вилка», которая нашла отражение в имени олимпийского громовержца.

Точно так же и имя отца Зевса – титана Крона, свергнутого собственным сыном в результате типичного «дворцового переворота», поддается русскому прочтению. В имени предводителя титанов угадывается множество знакомых русских слов, как исконных («крона» дерева, «корона», «кроника» – древнерусский синоним «летописи»), так и заимствованных (хронос – время и образованные от него слова с корнем «хроно»). Само же имя Крон, исходя из его первоначального смысла, в древности означало «Верховник». Небезынтересно и объяснение имени Аполлона, данное незаслуженно забытым историком нашим А. Д. Чертковым: в нерасчлененном языке протоэллинов и протославян на стадии распада общеиндоевропейской языковой и этнической общности имя солнцебога-гиперборейца могло звучать, как Аплун-Опален, то есть «Опаляющий».

Отсюда следует парадоксальный вывод: формирование будущей олимпийской мифологии и идеологии зарождалось задолго до того, как прапредки эллинов переселились на Балканы (где-то на рубеже между III и II тысячелетиями до н. э.). Поэтому многие события, предшествующие началу массовой миграции и известные ныне в основном по древнегреческим мифам, происходили в районах нынешнего Крайнего Севера (естественно, в иных, нежели теперь, климатических условиях). Именно здесь происходила борьба за власть между «партией» Зевса и «партией» титанов – его конкурентов-предшественников. (Возможно, что как раз в результате одержанной «пирровой победы» будущие олимпийцы вынуждены были отойти на юг, а со своими противниками расправиться идеологически, всячески оболгав их в глазах потомков).

Здесь же. как пишет Эсхил, «на краю земли, в безлюдной пустыне диких скифов», был прикован к скале непокорный титан Прометей. Сюда прибегала к нему и несчастная Ио – по Плутарху, дочь Прометея, будущая прародительница древнеегипетской цивилизации. Сюда же, в Гиперборею, регулярно прилетал солнцебог Аполлон на колеснице, запряженной лебедями. И именно отсюда, со своей исторической родины, он прислал в Элладу, как сообщает Павсаний, первооснователей Делырийского оракула под предводительством жреца по имени Олен(ь), и сегодня понятному каждому русскому. И сюда же. на гиперборейский край земли, как описано у Пиндара, приходил Персей, чтобы сразиться с Горгоной Медузой. '

Прекрасная лебединая дева-форкида (Форкий – Морской царь), обитавшая вместе с сестрами на северной оконечности земли, была, как никто, ошельмована в победившей олимпийской идеологии. Однако память о Лебединых девах навсегда запечатлелась в русском фольклоре (Царевна-Лебедь) и в древнерусском искусстве: знаменитые «змеевики» – амулеты с ликом Медузы и ее лубочные изображения в виде морской царевны Мелузины. Хорошо известен, например, амулет-змеевик Владимира Мономаха, потерянный им на охоте и найденный в прошлом веке. Общее для эллинов и славян происхождение имеют и другие лексемы: от имени титаниды Лето, матери близнецов – Артемиды и Аполлона ведет начало русское слово «лето», а от имени нимфы Майи, матери Гермеса, – название весеннего месяца «май». Северное происхождение закодировано и в имени легендарной Леды, тайной возлюбленной Зевса-Лебедя и матери Елены Прекрасной – героини не только Троянской войны, но и многих русских сказок. В основе имени Леды лежит корень «лед». Леда – значит «ледяная» – далекий прообраз нашей Снегурочки. Имя самой Елены, как и этноним «эллины», восходит к названию тотемного животного северных народов «олень», которое первоначально звучало как «елень» и произошло от другого всем хорошо знакомого слова – «ель», «елка».

Кстати, о Лебеде. В прошлом, когда отсутствовали современные нации, племенная принадлежность, родственные связи и брачные союзы обозначались по тотемам, то есть покровительствующим животным, растениям и предметам. Лебедь – священный тотем многих древних народов, включая русских. Если, к примеру, в мифе сообщается, что мужем Леды и отцом Елены Прекрасной был Лебедь, то это значит, что Зевс в то время принадлежал именно к данному тотему.

Целый круг свидетельств подтверждает неординарную гипотезу в пользу Северной прародины человечества. Еще в прошлом веке выдающийся индийский ученый и общественный деятель В.Тилак в книге «Полярная родина Вед» убедительно продемонстрировал, что былая прародина древних ариев до их победоносной миграции на юг могла находиться только в приполярных областях. Так, в Ригведе и других древнеиндийских текстах нередко описывается приполярное расположение звезд, северные сияния и полярное поведение Солнца, когда оно восходит один раз в году, а сам год делится на один долгий день и одну долгую ночь. Описание полярных дня и ночи встречается также и в Библии. Но есть и другие факты, выходящие за рамки истории индоевропейцев и связанные с древними календарными системами. Когда египтяне впервые появились на берегах Нила (скорее всего в IV тысячелетии до н. э.), у них был очень странный календарь: год состоял из 360 дней. Затем благодаря богу Тоту-Гермесу было добавлено еще 5 дней, дабы избежать неразберихи в летоисчислении. Но откуда же взялись первоначальные 360 солнечных дней? Видимо, прапредки египтян пришли оттуда, где Солнце наблюдалось всего 360 дней в году, а 5 дней находилось за горизонтом. Но такое возможно только в приполярных областях.

Еще более показателен календарь этрусков. Они переселились на Апеннинский полуостров не ранее II тысячелетия до н. э. и пользовались календарем, состоящим из 10 месяцев (именно отсюда проникло в современный русский язык через латинский название последнего месяца «декабрь», дословно означающий «десятый», хотя по нынешнему реальному счету он идет двенадцатым). Нетрудно догадаться, что прапредки этрусков ранее жили в заполярных областях, где Солнце наблюдалось всего 10 месяцев в году, а 2 месяца царила полярная ночь. Понятно, на новой родине, в Средиземноморье, старый календарь потребовал реформы. После тройной коррекции – при царе Нуме Помпилии, Юлии Цезаре и папе Григории XIII – римский календарь стал мировым эталоном, которым мы пользуемся и по сей день.

От былой прародины сохранились и другие следы. Это и меандрово-спиралевидный орнамент, распространенный на всех континентах вплоть до Австралии и Океании. Это и зафиксированная повсюду культура мегалитов и каменных лабиринтов (применительно к Соловецким лабиринтам историк науки Д. О. Святский еще в 30-е годы установил, что в них запечатлено спиралеобразное блуждание полярного Солнца, спроецированное на небесный свод). Это, наконец, и египетские пирамиды, которые открывают свою тайну самым неожиданным образом. Размышления о судьбах проегиптян, мигрировавших около шести тысяч лет назад в Средиземноморье с севера Евразии, порождает неизбежный вопрос: раз нильские солнцепоклонники и строители пирамид отпочковались некогда от единого праэтноса с единой пракультурой, то, вполне возможно, в подтверждение тому должны сохраниться и какие-то зримые доказательства. А может быть, сами пирамиды – модель чего-то связанного с древней прародиной? Например, полярной горы Меру? Как это проверить? Да очень просто! Достаточно взглянуть на иероглифическое написание слова «пирамида» и выявить его современную вокализацию.

В русский язык слово «пирамида» попало из греческого, а эллины заимствовали его непосредственно от египтян. По-гречески оно звучит «пирамис». А как в первоисточнике? Открываем единственный отечественный учебник египетского языка Н. С. Петровского и… Здесь сердце не может не дрогнуть. И не потому, что в иероглифическое обозначение пирамиды входят древние тотемные символы Утки (Селезень – Творец Мира у доарийских народов). Совы (олицетворение Мудрости-Софии) и самой Пирамиды. Ошеломляет другое: корневая основа первичного египетского слова звучит как «mr». С учетом отсутствия гласных в иероглифическом письме это тождественно названию священной горы Меру и. соответственно, емкому русскому понятию Мир.

И снова полный аналог русского «мир» – таинственное созвучие, пронизавшее века и тысячелетия! Правда, в иероглифическом оригинале к корневой основе добавлена еще и приставка «ра» (знак в виде двух расположенных друг над другом чешуек-полумесяцев читается как «а»). В итоге получается – Памир. Круг замыкается: идея об эзотерической и этимологической идентичности – горы Меру и Памирских гор. впервые высказанная великим нашим мыслителем-космистом Н. Ф. Федоровым, получает прямое подтверждение в египетских иегроглифах. В «Философии общего дела» Федоров выделял два древних общемировых центра: 1) вселенский – полярная гора Меру и 2) духовный – Памир – «могила праотца», в прошлом – Эдем (земной рай), куда, согласно апокрифическим преданиям. Ной во время потопа вывез тело (или прах) первочеловека Адама и где «покоятся забытые предки всех арийских и неарийских племен».

Нельзя не удивиться тому, что пирамиды Старого и Нового света – рукотворный символ древнейшей вселенской горы Меру, которая, вполне вероятно, моделируется и в насыпных курганах, прежде всего в знаменитых приазовских. Крупнейший из них – Золотой курган, раскопанный в прошлом веке, соизмерим с египетскими пирамидами. Это отмечено археологами. Налицо и сходство внутреннего устройства. Промчались тысячелетия, исчезли с лица земли многие народы, увяли культуры. Лишь Слово оказалось нетленным и неуязвимым для всепоглощающего Хроноса-Времени.

Множество образов мирового фольклора доносит до нас дыхание Метаистории. В ряде архаичных русских былин сохранились смутные воспоминания о древней северной прародине. Так, быть может, самый загадочный персонаж русского эпоса Соловей Будимирович, которого один из первооткрывателей неисчерпаемого мира северных былин П. Н. Рыбников считал намного древнее Ильи Муромца, приплывает на Русь из глухоморья, из-за моря Студеного, то есть со стороны Ледовитого океана, называемого в некоторых древнерусских Космографиях Соловецкой пучиной. Родом заморский гость из славного города Леденца, что значит «Ледяной» и восходит к устойчивым представлениям славян о сказочно-волшебной Ледяной земле или Ледяном острове. В русском фольклоре эквивалентом полярной прародины выступает также либо Подсолнечное царство, либо Стеклянная (Хрустальная) гора – трансформированный символ Ледяного царства и одновременно намек на гору Меру (в популярной русской сказке «Хрустальная гора» из афанасьевского сборника главный герой с помощью «огненного семечка» растапливает гору, как можно растопить только лед).

Поразительные совпадения с известным сюжетом древнеегипетской мифологии обнаруживаются в былинах о старшом русском богатыре, великане Свято-горе. Во многих записях его имя звучит по-другому – Светогор, что соответствует первоначальному смыслу этого архаичного образа, чье имя напрямую увязано с горами, которые в былинах так и поименованы – Сиверные (Северные) или Светлые (опять-таки намек на полярный день). Сюда-то к нему и приезжает после чудесного исцеления будущий заступник Земли Русской Илья Муромец, дабы перенять могучую святогорову силу. Свершилось это в момент мучительной и неотвратимой кончины великана, которого настигла смерть в каменном гробу.

Акт передачи силы и старшинства от Святогора к Илье носит ритуально-мистический, чуть ли не шаманский характер: Святогор испускает дух. лежа в каменном гробу, в это время «пошла из него да пена вон», и ее-то сглатывает Илья. Сюжет «положения во гроб» и смерти через него как раз и перекликается с древнеегипетским мифом о заключении солнце-бога Осириса его врагами в каменный саркофаг. Откуда он, как и Святогор, не мог выбраться. Богиня Исида (у эллинов ей соответствовала Ио) нашла мертвое тело мужа (и брата) и сумела зачать от него наследника, еще одного солнцебога – Хора (Гора), известного у славяно-руссов под именем солнцеликого Хорса (того же корня русские слова «хорошо», «хоровод», «хор», «хоромы»: не случайна, видимо, и созвучность имен древних богов со словом «гора» – в чешском и лужицком языках оно произносится «hora»).

Общность мифологических сюжетов и образов – лишь одно из многих подтверждений былого единства древнеегипетской и проторусской культур. Можно назвать еще легендарную египетскую птицу Феникс – ее прообраз «вечного возвращения» даже этимологически сопряжен со сказочным русским молодцем-оборотнем Финистом-Ясным Соколом; к тому же и Сокол – один из главных тотемных символом и египтян, и русских. Прапредки египтян появились в Северной Африке на берегах Нила не ранее [V тысячелетия до н. э. На тысячу лет раньше египтян на Ближнем Востоке появились шумерийцы, а на тысячу лет позже началось продвижение по просторам Евразии в поисках новой родины предков индийцев, иранцев, эгейцев, этрусков. Предки же эллинов и латинов – основателей двух последних великих цивилизаций Древнего мира – появились в Средиземноморье лишь на рубеже III и II тысячелетий до н. э. Примерно к тому же времени относится начало миграций протославянских и проторусских племен, описанное в самых ранних тестах утраченных, к сожалению, дощечек Велесовой книги.

Что же заставило прапредков всех этих народов оставить древнюю прародину и устремиться на поиски новых земель? Геофизические катаклизмы, катастрофическое похолодание, неожиданные наводнения.

Именно об этом говорится в священной книге древних иранцев Авесте (ее название родственно русскому слову «весть»). Ужасом наполнены воспоминания о том, что принудило прапредков персов покинуть полярную страну Арйан Вэджа (прародину всех ариев) и мигрировать с Севера на Юг: «Там – десять зимних месяцев и два летних месяца, и они холодны – для воды, холодны – для земли, холодны – для растений, и это – середина зимы и сердцевина зимы. – а на исходе зимы – чрезвычайные паводки».

Не меньшим страхом и трепетом наполнены в прошлом веке записанные на Севере пронзительные строки русского духовного стиха, повествующие о нагрянувшем светопреставлении:

Постигла нас тьма несветимая.

Солнце угасн светлая.

Свет свой не яви

На лицы земли;

Прежде вечера в часы дневные

Наступила нощь зело темная;

Луча измени естество свое.

Светлая луна во тьму преломися;

Звезды на нсбеси

Свет свой угаси…

Перемени море естество свое…

Наступи зима зело лютая,

Уби виноград зеленый…

Чудом уцелевшая и поэтически осмысленная информация о глобальной гидроклиматической катастрофе позволяет и сегодня представить живые свидетельства очевидца: после внезапного наступления долгой ночи лютая зима уничтожает виноград, который, оказывается, вовсю произрастал на Севере до климатической трагедии: гаснут Солнце, Луна и звезды; замерзает море, меняя «естество свое».

Что же на самом деле происходило на Земле «в ее минуты роковые»?

Ключ к разгадке дал еще М. В. Ломоносов – его неотлучно преследовал вопрос: почему климат на Крайнем Севере в прошлом был иным и почему «в северных краях в древние веки великие жары бывали», о чем свидетельствуют многочисленные находки останков тропических животных и растений. Ломоносов видел причину резкой перемены климата в изменении наклона земной оси по отношению к плоскости эклиптики. Вследствие этого полюса, как подтверждают и многочисленные научные исследования, неоднократно меняли свое положение. Соответственно, менялось на карте Земли местоположение зон с холодным и теплым климатом, и там, где ныне царят льды, снега и долгая полярная ночь, некогда властвовали буйная тропическая растительность и теплолюбивые животные. Ломоносов ссылается на предания египтян, приводимые в «Истории» Геродота, согласно которым в далеком прошлом эклиптика была перпендикулярна к экватору. Русский мыслитель подсчитал: такое могло быть 399 тысяч лет назад, что практически совпадает с свидетельством Диодора Сицилийского о начале халдейского летоисчисления с 403-тысячного года до взятия Вавилона Александром Македонским.

В старых энциклопедиях, учебниках и научно-популярных книгах нередко приводилась карта движения полюсов по полушариям на протяжении всей истории Земли (в виде сплошной линии с отметкой геологических эр). Как было рассчитано еще в прошлом веке, за геологическое время от докембрия до четвертичного периода северный и южный географические полюса планеты поменялись местами, плавно (а может, и не вполне) пройдя вдоль всей поверхности моря и суши.

Можно назвать несколько вероятных причин изменения климата в районе современного Крайнего Севера, учитывая, что в далеком прошлом нынешние северные территории могли находиться совершенно в ином положении по отношению к плоскости эклиптики или же к самой земной оси. Из астрономии хорошо известно, что ось вращения Земли в течение 26 тысяч лет медленно описывает круговой конус, ось симметрии которого перпендикулярна к плоскости эклиптики (данное явление именуется прецессией). Однако не исключено, что положение оси вращения планеты по отношению к плоскости эклиптики может резко измениться и под влиянием гипотетических космических факторов. Например, появление в пределах Солнечной системы массивного планетарного тела, космический взрыв и т. п. могли бы существенно повлиять на баланс сил притяжения всей семьи Солнца и сдвинуть земную ось на любой угол и в любом направлении.

Возможны и другие объяснения. Глобальные геологические и климатические потрясения вообще могут зависеть от галактического движения в направлении созвездия Льва и пересечения при атом некоторых зон – опасных с гравитационной или температурной точек зрения, а также от вращения самой Галактики. Современная наука пришла также к выводу о периодическом повторении на Земле так называемой геомагнитной инверсии, когда северный и южный магнитные полюса меняются местами. Подсчитано, что за 76 миллионов лет такое случалось 171 раз. Последняя геомагнитная инверсия произошла между 10 и 12 тысячелетиями до н. э., что совпадает с началом массового исхода прапредков индоевропейских и других народов с Севера на Юг. Именно тогда произошло резкое повышение уровня океана (не говоря уже о гигантской приливной волне), скачкообразное повышение уровня рек и «чрезвычайные паводки», как говорится в Авесте. Это в одних местах. В других же. напротив, разразились лютые холода, поползли ледники. Общий итог: окончательно исчезла с лица Земли прародина человечества, символом которой была гора Меру: погрузилась на дно океана легендарная Атлантида, канули в Лету другие очаги мировой цивилизации.

Событие, известное из Библии под названием потопа, описано и во множестве других древних источников. В ряде из них прямо указано на главную причину потопа – изменение наклона неба по отношению к Земле, что возможно только при смещении земной оси. Древнекитайский трактат «Хуайнань-цзы» повествует: «Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад. Солнце, и Луна, и звезды переместились. Земля на юго-востоке оказалась неполной, и поэтому воды и ил устремились туда… В те далекие времена четыре полюса разрушились (похоже, древние китайцы знали о существовании двух географических полюсов и не совпадающих с ними двух магнитных. – В. Д.). девять материков раскололись, небо не могло все покрывать, земля не могла все поддержать, огонь полыхал не утихая, воды бушевали не иссякая».

Теоретически возможно не только изменение наклона земной оси. но и иное ее положение внутри и на земной поверхности (при сохранении прежнего угла наклона по отношению к плоскости эклиптики). А коль скоро земная ось и ее оконечности – географические полюса – не закреплены неподвижно на земном шаре и склонны к блужданиям, то нынешние северные территории, знакомые по карте, могли в прошлом находиться где угодно. Чтобы проиллюстрировать это. достаточно вообразить учебный глобус, проткнутый насквозь длинной спицей. Спица – ось, ее концы – два полюса, которые могут находиться в любом месте, в зависимости от того, как проткнуть глобус. Нетрудно убедиться, что гипотетически полярная прародина человечества и расположенная в ее центре вселенская гора Меру могли располагаться в любой части евразийского субконтинента – хоть на Урале, хоть на Памире, хоть в Тибете и т. д. Следовательно, и судьба миграций праэтносов в результате распада единого некогда пранарода (что совпало к тому же и с описанным геогидроклиматическим катаклизмом) могла быть совсем иной, нежели представляется при изучении знакомых конфигураций на современных картах. Какими именно были эти миграции?

На этот вопрос науке еще предстоит ответить.

Юрий Петухов

Безмолвные Исполины, или Тайна Державы Гора

По следам древних Русов

Древний Египет… Страна жрецов, кудесников и фараонов. Мир непостижимой, так и не разгаданной доныне цивилизации. Семь тысячелетий мрака, из которого проступают в призрачном свете изыскательской мысли еле уловимые контуры былого и небылого – измышленного, порожденного дерзаниями волхвов. Седая, мшелая старина. И циклопические храмы, возведенные то ли людьми для богов, то ли богами для людей. Храмы, стоящие незыблемо десятки веков… Сгниют, рассыпятся в пыль и щебень сиюминутные нынешние строения, вымрут, проживя долгие и короткие жизни миллиарды людей.

А храмы будут стоять все так же величаво и покойно. Ибо созданы не в суете и мельтешении. Ибо поставившие их отличались от нас… Чем? Прошлого не вернуть, не заглянуть в душу тому, чье тело-мумия пережило тысячелетия. Просто они были иными. Но цепочка душ и тел от них тянется к нам. Без них, великих и понимающих Мироздание, мыслящих тысячелетиями и вселенными, не было бы и нас, суетных и мелких, не видящих дальше собственного носа. Гора порождает мышь. Титаны – пигмеев, не помнящих рода-племени своего. Такова, к сожалению, жизнь. Насекомыми ползают тучи человеков-личинок в тени исполинских пирамид. Брезгливо и отрешенно смотрит на двуногих Сфинкс. Точно так же, глядел он почти два века назад на варваров-дикарей наполеоновской орды, тех самых, что по приказу закомплексованного императора упражнялись в стрельбе из пушек, целя в застывший лик того, в чье каменное тело когда-нибудь, в лучшие времена, вернется душа фараона – и Сфинкс подымется, сбросит оцепенение веков, огласит громоподобным рыком небеса… и будет только сам, один в нашем мире, решать – кого ему казнить, кого миловать. Так будет. Так утверждает учение, не нами созданное и не нами постижимое.

Египет интересен сам по себе – бесконечно интересен: своей историей, мифологией, своими бесчисленными, не вмещающимися в сознание памятниками труда человеческого. Но не одни лишь любовь к древностям, интерес и любознательность заставили нас исколесить обширные египетские земли от Абу-Симбела, до Гизы и Саккары, от нубийских знойных пустынь до седых, покрытых инеем горных вершин Синая, где Моисей говорил с Богом. Нет. Мы шли по следам предков наших, прорываясь сквозь торосы напластований, через десятки «культурных слоев», оставленных иными народами на одной из древнейших прародин наших. Ибо если не мы, то кто же…

Сейчас ни один ученый, ни один исследователь не сможет с полной уверенностью сказать, когда русские люди пришли в долины Нила, на плодородные земли солнечной реки Ра. Может, десять тысячелетий назад, может, двенадцать. Эта тайна времени их прихода, по всей видимости, никогда не будет разгадана – тогда еще не вели счет годам, а если и вели, то хроники те древние до нас пока не дошли. Но одно можно сказать наверняка, без тени сомнений – в основе древнеегипетской мифологии, культуры и самой цивилизации лежат мифология, культура, цивилизация древних русов. Все прочее, все напластования, наносы, «культурные слои» лишь прячут под собой первозданное историческое ядро – древнейшую на планете Земля, изумительную и таинственную цивилизацию русов-праиндоевропейцев.

По сей день герб Египта – расправивший крылья орел. А точнее, сокол. Тот самый сокол-рарог, которого мы уже встречали повсюду, где ступала нога русского человека: от Крита до Рюгена, и от Аркаима, через «самостийную» ныне Украйну, до столпов Иверийских. Нет храма в Египте, где бы вы не узрели скульптурное или рельефное изображение царственного, увенчанного коронами Верхнего и Нижнего царств сокола. Учебники, научные монографии, справочники с энциклопедиями дают ему имя Гор. Бог Гор. Сами египтяне зовут соколотолового бога Хорусом. В апофеозе величиях Хорус несет на голове своей красный солнечный диск, обвитый змеем Уреем, о котором мы еще поведаем вам. Сокол-солнце. Финист Ясный Сокол. Светлое солнечное божество Хорус. Хоре. Да, тот самый славянский, русский, исконный бог солнца (точнее, солнечная ипостась Рода-Вседержителя). Тот самый Хоре, чье имя и означает на древнем русском языке «солнце», «круг» (отсюда «хоро», «хоровод» и т. д., в более мягком, диалектном произношении «коло», «коловрат» и пр.). Красное солнце на голове ясного сокола-рарога Хорса. Или, может, было наоборот, может некие купцы, паломники, калики-перехожие занесли на Русь египетское чудо? Нет, к сожалению, такое может быть только в сказках: олитературенный образ никогда не станет на традиционной, народной почве кумиром, объектом почитания. Мифологии и мифообразы рождаются из архаики, затем проходя уже все ступени и степени опоэтизации и охудожествления. Но не наоборот! Есть законы ненарушаемые, не имеющие исключений. А архаика в данном случае – наша, русская, отменить которую никому не дано права. Я привел лишь один из множества примеров, доказывающих, что праотцы наши задолго до нас окропляли себя водами Нила и Красного моря, не говоря уже про море Срединное, море Русское, зовомое ныне Средиземным. Да, к слову, и тот же священный змей Ур или Урей, красующийся надо лбом каждого уважающего себя фараона и являющийся символом силы властителя-мужа, символом плодородия – не что иное, как славяно-русский Юр – образ мужской силы, плодородия, женолюбия и власти – змей, вечно воздевающий свою голову вверх, фаллический символ-образ, имеющий архаические корни свои все у тех же русов-праиндоевропейцев… Много можно писать о божествах «древнеегипетских». И о них будет написана, дай Бог, отдельная книга, монография. Не все вопросы еще ясны мне. Не все они и прояснятся в дальнейшем. До сих пор, несмотря на груды, эвересты перелопаченного научного материала, на изыскательские командировки и прочее, нет ни малейшей возможности установить – напрямую ли русы пришли в Египет с Ближнего Востока, или же были они лишь переселенцами из Малой Азии, теми самыми, что оставили свои города типа Чатал-Гуюка? Пути-дороги русов за 12–14 тысячелетий их бытия – вот загадка для подлинного, серьезного историка!

Тысячелетиями касты египетских жрецов хранили и множили знания древних русов, их кровь и плоть – хранили в самих себе. И это еще одна непостижимая загадка. Тайна тайн! Не мифические «атланты» взрастили волхвов «египетских». Но те, кто реально обладал высочайшим знанием тех времен. Других не было. И не следует тешить себя байками про «инопланетных» цивилизаторов и жителей сказочного утопического острова. Были русы. Первонарод. И были те, кто был после них. И были и есть пока их прямые потомки, мы с вами. И никаких чудес. История уже произошла, история «случилась», ее не перепишешь.

Об этом и о многом другом я думал не только под циклопическими колоннами храмов Луксора и Карнака, Эсны и Эдфу, Ком Омбо, пирамидами Гизы и колоссами Абу-Симбела. Виделось мне искрящееся и изумительное подлинное прошлое люда земного под негреющим на холодных ветрах Синая солнцем, на самой вершине «джебел Мусы», горы Моисея. Неслучайное место было дано Творцом русскому жрецу-волхву в те давние времена. Я не мог подобно ему провести сорок дней очищения от скверны и молений в пещере, не те времена. Но сидя на ступенях крохотной часовенки, поставленной на вершине, вдыхая в себя этот божественный, избавляющий от наносного и суетного воздух, я пытался постичь замысел титана-подвижника. Он должен был придти к Богу. И скрижаль с десятью заповедями дана ему была неслучайно. Он стал последним звеном в долгой цепи. Последним. Сорок лет водил он «избранный народ» по пустыням. Сорок лет шел процесс очищения тех, кто по замыслу древнеегипетских жрецов-русов, должны были стать богочеловеками, новой совершенной расой людей, которая должна была сменить род человеческий и, образно выражаясь, построить Царствие Божие на Земле. Сколько лет потратили волхвы-русы на создание «нового человека», что совершили для этого – может случиться, мы никогда этого не узнаем. Моисей (который и по библейской традиции не был иудеем) увенчал многовековой труд. «Египетский плен» закончился.

Но не с него началась история «избранных». Сам праотец их – Авраам, был выходцем из Ура (опять этот корень-образ, корень-символ «юр»!). Авраам не был иудеем. Не были таковыми и дети его, внуки, вошедшие в Египет. Так с чего же все началось? Где корень «богочеловеков»? Размах, с которым работали, мыслили, творили «древнеегипетские» волхвы-русы, поражает воображение. Вновь и вновь мы сталкиваемся с тем непостижимым явлением, которое уже в нашем веке получило название «русского космизма». Космизм мышления! Мы теперь слишком много знаем о глобальных экспериментах, сотрясавших ноосферу нашей планеты на протяжении тысячелетий, экспериментах, которые по замыслу их творцов-зачинателей должны были переделать мир… Тот, был первым! Новая раса! Жрецы не ведали, что получится из их затеи. Они грезили о совершенстве вида хомо сапиенс, о его сближении с Всевышним… Благими намерениями выстлана дорога в ад. Теперь мы знаем сию простенькую мудрость. Но мудрецы древности еще не постигли ее. О чем думал русский волхв Моисей в темной пещере на вершине Синайской горы, какие сомнения и тревоги терзали его мятущуюся и ищущую вселенской гармонии душу? Или он уже увидел несовершенство нового племени? Скрижаль Господня! Десять заповедей! А там, внизу – раскрывшийся ящик Пандоры, из которого уже изошло неудержимое, неостановимое… Помогут ли заповеди?! Трагедия Моисея заслуживает шекспирова пера. Он, безусловно, знал грядущее. Но остановить «древнеегипетский» эксперимент было невозможно. Увы!

Скользкими, заледенелыми ступенями, среди камней-валунов, над пропастями гиблыми спускались мы с Моисеевой горы к монастырю Святой

Екатерины, где пред восхождением к Богу поставили свечи. И образ мученицы, лежавший в нагрудном кармане моем, хранил нас среди пиков и скал. Спускались, очищенные, просветленные, прикоснувшиеся к стопам Всевышнего, но знающие, как знал это и Моисей три тысячелетия назад, что рода людского не спасти, не выправить, не вывести из той гиблой, черной, лежащей под нами пропасти, ибо род этот глух к заповедям и не зрит скрижалей.

Древний Египет! Плен духа Русского! Тысячелетия брожений и скитаний по замкнутому кругу мудрости, будто внутри чрева змия Апопа, поглотившего свой собственный хвост. Бесконечность, оставленная нам в наследие и отвергнутая нами… История Египта начинается с царя Меноса, объединившего страну под знаменем-образом ипостаси Рода-Вседержителя, под ликом пресветлого Хора-сокола. Того самого сокола-рарога, что был родовым тотемом Жива-Зевса, критского царя Миноса и прочих русов (см. статью в № 9 «ГВ» «Колыбель Зевса»). Итак, два властителя, критский и египетский, Минос и Менос. Один тотем. Один бог. Одно время – приблизительно, начало IV – конец III тысячелетий до нашей эры, «-ос» – окончание, приставленное к корневой основе значительно позже греческими историками. Подлинное имя – Мен, Мина. Древний русский князь-объединитель Мина, соколоносец. Властелин, навечно впечатавший свое имя золотыми буквами в нетленную скрижаль Истории. Да, мы не знаем, когда именно пришли русы в землю Сет. Но мы знаем, что в княжение Мины-Мена они взяли власть над местными племенами, дали мощный импульс-толчок к развитию, стали тем стержнем, ядром, о котором писалось ранее. Русов было значительно меньше, чем автохтонного населения, не изменившего своего антропологического облика и по сей день. Но именно русы положили начало. Именно они стали первыми фараонами, жрецами, писцами, чиновниками, монархами, полководцами… Они благосклонно и терпимо относились к местным верованиям-культам. И потому общая мифология вобрала в себя не только индоевропейские высокие начала, но и местных себеков-крокодилов, анубисов-шакалов, скарабеев-жуков; амонов-баранов и пр. Напластования наносились столетиями, тысячелетиями, в каждой местности державы Ра привнося свой колорит.

Недавно вышла в свет интересная книга серьезного исследователя метаисторических процессов Н. Н. Вашкевича «Утраченная мудрость», в которой автор достаточно убедительно доказывает, что задолго до нашей эры существовала огромная Мировая Держава русских, что Египет был лишь одной из ее составных частей наряду с Индией, Аравией, Ливией, Вавилоном, Китаем и непосредственно Русью. Ученый-арабист пришел к такому выводу, скрупулезно изучая наличие исконно русских корней в арабском и других языках, сопоставляя культуры, традиции, мифологии. Аргументы его во многом бесспорны, неопровержимы – решающее влияние древних русов на всю мировую историю с древнейших времен не заметить и не оценить по достоинству может лишь предвзятый «историк» или невежда. И все же скорее всего, Единой Мировой Державы как таковой, Империи с централизованным управлением и развитой инфраструктурой, все же не существовало. Да, русы были изначально (по отношению к иным народностям и племенам) и в Индии, и в Китае, и в Сибири, и в Семиречье, и в Двуречье, и, разумеется, на Ближнем Востоке, в Малой Азии, Средиземноморье… Но связь между их родами в VI–III тысячелетиях до н. э. была уже значительно ослабленной, роды эти существовали, вершили дела свои и созидали новые державы самостоятельно, подчиняясь отнюдь не директивам из единого центра, но естественным жизненным, общественным законам. Русские фараоны IV–III тыс. до н. э. не подчинялись своим кровным коронованным братьям, властвующим в древнем Уре, долинах Инда и священной реки русов Яридона (Иордан). Мощнейший первоначальный этнодуховный взрыв, разбросав роды русов, наполнил их на долгие века бурлящей, неистовой энергией созидания – созидания без приказов из какого-либо центра, без оглядки на вышестоящие инстанции. Египетские русы просто были сыновьями и дочерьми своих отцов и матерей. Они пришли после долгих и тяжких странствий, полных невзгод и испытаний, в благодатный край. Исполинские сокрытые духовные и телесные силы, затрачиваемые прежде на преодоление препятствий, в этом земном раю (по меркам привыкших к лишениям и страданиям русов) вырвались наружу, облеклись в высшие формы процветающих наук, искусств, ремесел… И главное, созидающая воля! Без нее и миллиарды рабов неспособны поставить одну многотонную глыбину-блок на другую, не то что воздвигнуть самую крохотную пирамидку. И все же единство было. Но не в управлении, а в самой изначальной культуре русов, в традициях. И потому вы без труда найдете общее и в храмовых строениях Индии, и в зиккуратах древнего Ура, и в ранних пирамидах Египта (пирамида Джосера и пр.).

Сейчас многие рассуждают об империях, об имперском мышлении, соревнуясь в оскорбительных и уничижительных эпитетах. Но странствуя по Египту, воочию видишь, что оставила в стране Империя, и что породили все прочие формы человеческого бытия. В первом случае – величественные монументы, достойные богов. Во втором – ужасающая нищета, грязь, разруха, кишение не созидающих, но торгующих, коих еще Спаситель изгонял из Храма, но так и не смог изгнать, ибо имя им легион. Последним творением Великой Империи русов в Египте можно назвать Асуанскую плотину. Стоя возле прекрасного и грандиозного памятника русскому человеку на одной из древнейших его прародин, глядя на разлившийся широко благодатный, полноводный Нил, я думал о том, как мелки и подлы все эти суетные позывы нынешних «борцов за экологию» (напомню читателю несведущему, что большая часть из них является платными работниками спецслужб, которые в подобной изощренной форме подрывают экономику стран-соперниц) – дескать затопили земли! крокодилов стало меньше! памятники пришлось переносить! и вообще египтянам не нужны никакие плотины, они хотят жить в простоте и единстве с природой! Мерзавцы! Не будь этой плотины, выстроенной нами, русскими, египтяне нынешние не досчитались бы добрых десяти миллионов своих сограждан, а выжившие изнывали бы от засух и гибли бы в чудовищных наводнениях после страшных зимних дождей (мне довелось видеть последствия одного из таких ливней – полотно железной дороги было опрокинуто и выгнуто дугой на протяжении сотен километров!) Русские, перед уходом своим с исторической арены, свершили подвиг. Пройдут века, тысячелетия, а русская плотина в Древнем Египте, подобно пирамидам и храмам древних русов останется стоять – незыблемо и вечно.

Мы плыли по державному, имперскому Нилу-батюшке, по живительной реке Ра, будто по державной, имперской матушке-Волге былых, добрых времен, которую так же звали когда-то рекою Ра. А мысли из прошлого через настоящее истекали в будущее. Египет древних русов, Египет фараонов, ожидающих Страшного Суда, задолго до того, как о нем узнало остальное человечество, Египет, живущий под знамением Креста (позже его назвали почему-то коптским) за тысячелетия до рождения Христианства… и Египет нынешний – мусульманский, шумный как базар в Луксоре, пыльный, строящийся без надежды когда-нибудь достроиться. Два мира – несовместных, несоизмеримых. Русы ушли из Египта давным-давно. Русы уходят из Руси-России. На смену им спешат иные насельники, «новые русские», торгующие в бывшем Храме, снующие, суетящиеся. Новые племена, чужие и чуждые, заправляют великой когда-то Державой… Мы отступаем, все дальше и дальше. Уж некуда отступать. Только в Небытие. А пирамиды и храмы стоят. Стоят посреди иного, нового, но, может быть, и не лучшего мира. Пройдут века. И такими же молчаливыми исполинами стоять будут среди иных языков и насельников уцелевшие кремли наши и церкви… Узрит ли кто из потомков, коли останутся еще таковые на Земле, следы наши?!

Уважаемый Читатель! Если Вас интересуют загадки и проблемы не «официальной», лженаучной, подогнанной под амбиции правящих на Земле стран и «наций» псевдоистории, которую излагают в учебниках и энциклопедиях, а Подлинной

Истории Человечества – читайте наш журнал «История».

Кто не успел подписаться на него на почте, может выписать журнал в редакции.

Ю. Зайцев, Р. Илюшин, О. Цеханович

Призраки океанов

Море… море, то ласковое и спокойное, то суровое и холодное, неповторимое в своей красоте и своем многообразии. Можно смотреть бесконечно на морские просторы, кто знает и узнает ли сколько судов, сколько человеческих жизней оно унесло в свои глубины. Тысячи тайн хранят в себе моря и океаны, и мы, наверное, никогда не узнаем когда и сколько цивилизаций исчезло в их глубинах.

Согласно преданиям в водах Атлантического океана исчезла легендарная Атлантида, где-то под слоем ила и песка лежат руины ее древних городов. А может быть, она и не исчезла совсем, ведь сотни людей наблюдали, как из морских глубин устремляются ввысь неопознанные летающие объекты и, кто знает, может быть их пилотируют потомки тех древних цивилизаций – наследники легендарных атлантов. Ведь, согласно одной из гипотез Атлантида не исчезла совсем, она видоизменилась и, может быть, в глубинах океанов существует еще не познанный нами мир, о котором мы сейчас и не подозреваем.

Моря и океаны – это тайны и загадки, их число растет с каждым годом. В этом еще не известном нам мире происходят события, которые мы на сегодня не можем понять и объяснить.

Одной из таких загадок являются корабли-призраки. Плывущий по волнам корабль-призрак, несомненно, прекрасное зрелище, к которому мы стали относиться с большим уважением только после того, как рано утром 11 июля 1881 года король Георг V, будучи молодым морским офицером, увидел в Южной Атлантике «Летучего голландца». Когда же на борту такого судна присутствует команда, то это явление еще более сенсационное.

Согласно старинной легенде, корабли-призраки обречены никогда не приставать к берегу; среди моряков существует поверье, что встреча с ними предвещает гибель.

Приведем наиболее популярные легенды о «кораблях-призраках».

Итак, август 1840 года: неподалеку от столицы Багамских островов Нассау было обнаружено французское судно «Розали», дрейфовавшее в море с поднятыми парусами без экипажа. Судно не имело никаких повреждений. Все выглядело так, будто команда покинула «Розали» несколько часов назад, хотя судно не имело течи, груз не был поврежден, а единственным пассажиром оказалась полумертвая от голода канарейка.

Спустя 32 года: 4 декабря 1872 год.

«Мэри Селест», бригантина длиной 103 фута и водоизмещением 282 тонны, стала символом самого загадочного происшествия. Она была обнаружена в 800 километрах к западу от Гибралтара грузовым судном «Деи Гратиа». «Мэри Селест» под командованием капитана Бриггса вышла из Нью-Йорка 7 ноября 1872 года и взяла курс на Гибралтар. Капитан «Деи Гратиа» Морхауз рассказывал, что, увидев «Мэри Селест» в океане, идущую под парусами по ветру, но странными зигзагами, он заподозрил неладное, приказал матросам спустить шлюпку и пришвартовать к борту бригантины. Оказалось, что судно покинуто, хотя не имеет никаких повреждений, спасательные шлюпки находятся на своих местах на палубе, в кают-компании накрыт стол. Что же случилось с экипажем – неизвестно.

Затем в 1881 году произошел, вероятно, самый непонятный случай в истории Бермудского треугольника. Английское судно «Эллен Остин» встретило в океане покинутую шхуну, полностью сохранившую свои мореходные качества и лишь незначительно поврежденную. На шхуну перебралось несколько матросов, и оба судна взяли курс на Сент-Джонс, расположенный на острове Ньюфаундленд. Однако, вскоре опустился туман, суда потеряли друг друга. Через несколько дней они вновь встретились, и снова на шхуне не было ни одного человека.

20 октября 1902 года в океане было обнаружено немецкое торговое судно «Фрея», покинутое экипажем. Судно было обнаружено поврежденным, календарь в каюте капитана был перевернут на 4 октября, из чего следовало, что несчастье произошло вскоре после отплытия из Мансанильо, хотя в районе катастрофы стояла прекрасная погода!

Спустя 19 лет. В январе 1921 года на отмели Дайамонд Шоулз была обнаружена пятимачтовая шхуна «Кэррол А. Диринг». Она не имела никаких повреждений, паруса были подняты, в кают-компании на столах стояла еда, но на борту не оказалось ни одной живой души, если не считать двух кошек; экипаж – отсутствовал.

6 марта 1932 года: в 50 милях к югу от Бермудских островов греческая шхуна «Эмбрикос» обнаружила двухмачтовое судно «Джон энд Мэри». Судно оказалось брошенным, экипаж его загадочно исчез, став еще одной жертвой Бермудского треугольника.

Неподалеку от Бермудских островов пароход «Ацтек» 18 августа 1935 года обнаружил судно «Ла Дахама» со сломанными мачтами и покинутое экипажем. Судно не производило впечатления вот-вот готового затонуть, на палубе было достаточно продовольствия и питьевой воды, спасательные шлюпки были на месте. Судьба экипажа осталась загадкой.

Затем, 4 февраля 1940 года в 200 милях к югу от Мобила в Мексиканском заливе была обнаружена шхуна «Глория Колита», оставленная экипажем.

Спустя 4 года 22 октября 1944 года у берегов Флориды было обнаружено судно «Рубикон» без экипажа, единственным существом на борту была собака. Судно было в отличном состоянии, если не считать пропавших спасательных шлюпок и порванного буксирного троса, свисавшего с носа корабля. Личные вещи членов экипажа также остались на борту.

5 декабря 1946 года в море обнаружена шхуна «Сити Белл» без экипажа, следовавшая курсом из столицы Багамских островов Нассау на один из островов архипелага Гранд-Терк. На судне все было в полном порядке, спасательные шлюпки находились на своих местах, а экипаж судна бесследно исчез.

Спустя 2 года. В марте 1948 года известный в то время жокей Эл Снайдер и двое его друзей поставили свою яхту «Дрифтвуд» на якорь у отмели Санди-Ки у южной оконечности Флориды, пересели в небольшую моторную лодку и вышли в море для ловли рыбы. Обратно они уже не вернулись. Организованные спасательные работы не принесли результатов. Лишь в 90 километрах от Санди-Ки была обнаружена пустая моторная лодка. Поиски продолжались несколько недель, поскольку жена Эла Снайдера обещала награду в 15000 долларов тому, кто обнаружит хоть какие-нибудь следы. Но все было бесполезно.

В сентябре 1955 года между Бермудскими и Багамскими островами обнаружена яхта «Коннемара IV», на борту которой не было ни одной живой души. И затем, спустя 14 лет, 10 июля 1969 года между Бермудскими и Азорскими островами была найдена тридцатиметровая яхта «Тинмут Электрон» без экипажа.

А последний, наиболее известный случай появления корабля-призрака (вместе с командой) был отмечен в 1991 году. В сообщениях зарубежных газет речь шла о… нападении призрачного пиратского корабля на финскую чету яхтсменов Олле и Ленну Лентоннен, которые на своей яхте «Рокеус» плыли по Карибскому морю вдоль восточного побережья Центральной Америки.

Более семи часов они были пленниками пиратов, вооруженных мушкетами, ятаганами и саблями. Их яхта была изуродована и ограблена.

– Я до сих пор не могу поверить в то, что произошло, – сказал корреспонденту «Ньюс» тридцативосьмилетний Олле Лентоннен, когда их яхту «Рокеус» с ободранными парусами, без навигационных приборов притащили на буксире в порт на острове Гренада.

– Мне казалось, что это идиотский сон. Мы шли вдоль восточного побережья Центральной Америки и вдруг увидели фрегат, перерезающий наш курс. На мачте развевался черный флаг с изображением черепа и скрещенных костей. Жена сказала, что, очевидно, здесь снимают фильм о пиратах средневековья, но у меня неожиданно дрожь прошла по коже. Было предчувствие, что произойдет что-то страшное…

По словам супругов, корабль шел с надутыми парусами и совершенно не мыслимой для парусника скоростью, хотя ветра не было вообще. Лентоннены хотели удрать от него на моторе, но из этого ничего не вышло. Пиратский корабль обошел их с правого борта и, приблизившись ярдов на сто, произвел выстрел из пушки. Ядро со свистом пролетело над яхтой и плюхнулось в море. Пришлось заглушить мотор и бросить якорь. Через несколько минут на борт яхты вломилось около десятка живописнейших пиратов с мушкетами и ятаганами. Они без всяких сантиментов крепко привязали Олле и Ленну к мачте и принялись уродовать яхту, частично выбрасывая за борт, а частично забирая с собой то, что находили; так, они забрали деньги яхтсменов, запасы продуктов и вино, а также украшения Ленны.

– Я уверен, что это был не корабль, а призрак, – говорил Олле, – он был полупрозрачный, как из дымчатого стекла. Когда же он находился возле нас, мне в ноздри ударил запах гнили. Сами пираты тоже как будто не были людьми. Глазницы их были пусты, лица пепельного цвета, и от них исходил трупный запах. Когда же они привязывали нас веревками к мачте, мы совершенно не чувствовали их прикосновений: веревки словно сами опутывали нас.

Яхта супругов Лентоннен дрейфовала в море трое суток, пока ее не заметил проходивший мимо траулер и не оттащил в порт на Гренаду…

Заметим, что история мореплавания знает не мало примеров, когда на обнаруженном корабле-призраке находили людей из экипажа, застывших в различных позах.

Так, летом 1775 года с борта английского китобоя «Гренландия», совершавшего под командованием капитана Джонса арктическое плавание, заметили затертое льдами судно. Когда матросы поднялись на борт этого судна, то в кубрике перед ними предстала такая картина: капитан судна, молодая женщина и несколько матросов застыли в различных естественных позах, расположившись по всему помещению. Последняя запись в судовом журнале была сделана 14 ноября 1762 года. Тринадцать лет сидели эти замороженные люди в одной и той же позе. Их судно попало в плен льда…

22 сентября 1860 года капитан английской китобойной шхуны «Хоуп» в районе пролива Дрейка заметил в подзорную трубу затертое льдами парусное судно. Английские моряки подошли к борту таинственного парусника. Его рангоут был почти полностью изломан, паруса разорваны в клочья. Когда матросы спустились в каюту капитана, то увидели, что за столом перед раскрытым вахтенным журналом сидел мертвец. Запись в вахтенном журнале гласила: «4 мая 1823 года. Уже 71 день на судне нет пищи. Я единственный из живых существ на борту…» Нескольких замерзших членов экипажа нашли в различных местах судна. Английское Адмиралтейство по судовым документам обнаруженного судна установило, что это шхуна «Дженни», вышедшая из перуанского порта Кальяо, а 17 января 1823 года попавшая в ледовую ловушку в районе пролива Дрейка. В течение тридцати семи лет шхуна была в плену у льдов.

История мореплавания знает не мало страшных находок у американского побережья. Еще в середине XVIII века на западном побережье Мексики, близ города Акапулько, были найдены японская джонка и скелет ее владельца. В 1813 году английский бриг «Форрестер» обнаружил у острова Ванкувер японскую джонку, в которой было тридцать два скелета, а спустя два года этот же бриг встретил близ острова Санта-Барбара дрейфовавшую японскую джонку с четырнадцатью погибшими моряками на борту. Японское рыболовное судно вместе с погибшим экипажем было найдено в 1832 году у мыса Флэттери.

Американский пароход «Маргарет Даллар» летом 1927 года, подходя к острову Ванкувер, встретил полузатопленное промысловое судно; оказалось, что это японская моторная шхуна «Райо-Яйи-Мару». В кубрике нашли одиннадцать трупов. Вахтенный журнал «Райо-Яйи-Мару» рассказал о разыгравшейся здесь трагедии.

По неписанному закону, капитан корабля, при любой ситуации, судно не покидает. Это – кодекс морской чести. Поэтому оставление командой судна вместе с капитаном – это акт неосознанный, основанный на страхе и панике.

Так что же заставляет команду покидать корабль? Согласно одной из гипотез – это газ. Со дна на поверхность океана пробивается газ. Каждое газовое выделение сопровождает водяной пар. Их совместное выделение говорит о том, что газ появился в океане только что и еще не успел отделиться от водяного пара. Но совместный выход газа и водяного пара над поверхностью океана явление очень редкое. Из-за разных удельных масс они разделяются еще до выхода на поверхность океана и появляются над поверхностью раздельно. Появление на поверхности океана туманного облачка – это признак того, что где-то недалеко над поверхностью океана появилось газовое облако. Надвигаясь на корабль, газ не имеет резко выраженной границы с атмосферным воздухом. Поэтому отдельные фрагменты газа, которые атакуют судно, взвинчивают психику людей. Не зная природы этого явления, команде кажется, что надвигается что-то страшное. Попадая в облако газа, команда корабля лишается кислорода – начинается паника. Эффект неожиданности – один из сильнейших факторов гибели людей. Человеческий мозг не успевает включиться на анализ события, да и не может в силу отсутствия необходимой информации, и команда, задыхаясь от недостатка кислорода, инстинктивно начинает искать то место, где бы он мог быть. Во время парусного флота команда обычно находилась на верхней палубе. И поэтому, если корабль попадал в такие условия, то вся команда дружно покидала корабль и гибла в морской пучине.

Заметим, что особенность газовой атаки состоит в том, что длится она от нескольких минут до десятков минут. Поэтому можно дать следующий совет: при попадании корабля в газовое облако необходимо немедленно найти укрытие, замкнутое помещение: трюм, каюту, рубку и т. д., закрыть дверь, форточки, иллюминаторы, отключить вентиляцию и переждать с десяток минут в этом помещении. Для дыхания кислорода на это время хватит, а газ не сможет быстро пробиться через маленькие щели и поры. Надеемся, что этот совет спасет десятки людей.

Следует обратить внимание на то, что быстротечность происходящего и массовая гибель людей, как правило, не оставляет никаких свидетелей. Единственные свидетели, которые оставались на корабле – это птицы и животные. Закрытые в каютах, они, как правило, хорошо переносили период трагедии, постигшей людей. И только тогда, когда каюты были открыты, птицы и животные погибали.

Газовая атака кораблей – пожалуй, наиболее вероятная гипотеза неожиданного исчезновения команды с судна, но чем объяснить таинственную участь, постигшую одно из советских рыболовных судов «Александр Барков» в декабре 1986 года?

12 декабря связь с «Барковым» неожиданно прервалась, судно исчезло в Гренландском море. Два научных корабля отправились в этот район, но не смогли обнаружить траулера. На четвертые сутки он был неожиданно замечен в состоянии свободного дрейфа. Когда это произошло, поблизости находилась подводная лодка ВМС США, командир которой дал интересную информацию. Он наблюдал в перископ, когда к «Баркову» на шлюпках подплыли люди с «Кропоткина» и «Трофимова» (русские научные суда). Они поднялись на палубу и поначалу не нашли там ничего. Внезапно из-за рубки появилось темное высокое существо с палкой и попыталось наброситься на людей. Его выловили с помощью сети. Оно напоминало обезьяну, но командир подводной лодки заметил на нем штаны. Впрочем в последнем он не уверен. Существо было доставлено на «Трофимов». Внутри пропавшего траулера оказалось еще несколько подобных существ и, кажется, среди них один человек, очень обросший, как будто он не брился целый год. Похоже, что он находился в невменяемом состоянии.

Капитан сообщил, что его командой с борта «Баркова» были сняты несколько обезьян и одно человекоподобное существо с редкой шерстью. По пути в порт это существо, обладавшее бессвязной речью, произнесло целую фразу: «Сначала летала штанга, потом погас костер». Фраза была записана на магнитную пленку, а протокол об этом подписали некоторые члены команды. Существо стремительно обрастало шерстью и изменяло выражение лица, которое все больше походило на обезьянье.

Было высказано предположение, что команда «Баркова» под воздействием необычных причин превратилось в обезьян. Но этот вывод был сразу же отвергнут членами комиссии, как противоречащий марксистской диалектике, теории Дарвина, абсолютно поповский, мистический и буржуазный.

Доктор Федоров подтвердил, что действительно видел этих несчастных, Он рассказал как и при каких обстоятельствах это произошло.

В конце декабря 1986 года у него попросило консультацию военное ведомство. Поскольку отказать столь могущественному просителю у русских не принято даже в Рождество, бросив дома жену, доктор согласился на поездку. Местность куда его доставили в закрытой машине, он не знал. Ему предложили посмотреть имеющихся обезьян. Осмотрев первую из них, Федоров сообщил, что он никогда не видел ничего подобного. На вопрос о происхождении обезьяны ему ответили, что ее получили путем селекции. Федоров искренне поздравил их и осведомился, «чем именно они ее делали», впрочем нисколько не веря в правдивость их слов. Военные поблагодарил его и, уклонившись от ответа, попросили показать следующую обезьяну. Увидев ее, ученый едва не лишился чувств: это оказался «лемур Куэ», вымерший на Земле 10 миллионов лет назад. Доктор грозил поднять скандал – ведь от науки скрыты ценнейшие факты! Посоветовавшись с начальством, военные решили закончить дело миром. Федоров подписал бумаги о сохранении тайны, и ему сообщили, что данные обезьяны сняты с траулера «Александр Барков».

Доктор посещал базу еще дважды. По его словам, последний из несчастных – лемур – умер в июле 1987 года. «Несомненно, что это были люди. Они стали жертвами обратной эволюции». За несколько дней они прошли путь в миллионы лет. Такая чудовищная скорость с точки зрения современной биологии невозможна. Федоров, таким образом, дал понять, что здесь замешаны пришельцы, от которых и происходят все наши чудеса. Факт, подтверждающий это, сообщил и капитан американской подводной лодки. По его словам, именно 12 декабря они наблюдали большой НЛО, летевший с востока на запад. Косвенным доказательством являются так же слова несчастного лемура: уфологи подтверждают, что существует НЛО в виде штанги.

Так что же на самом деле происходит в морях и океанах? На этот вопрос, как и на многие другие, – ответа нет. Существует множество различных гипотез, но ни одна из них не подтверждена хоть каким-то научным фактом.

По-видимому, долго еще будут «ломать» головы ученые различных стран, пытаясь пролить хоть луч света на темное царство загадок морей и океанов.

Ю. Зайцев, Р. Илюшин, О. Цеханович

Письма читателей

Здравствуйте, уважаемый Юрий Дмитриевич!

Пишу Вам по зову сердца и в первый раз. Я уже три года знаком с Вами заочно, на днях отправил заказ на заключительный – 8 том и с нетерпением буду его ждать. До этого читал запоем разные направления отечественной и зарубежной фантастики, считал себя знатоком, но Ваше творчество было для меня открытием и каким!

Такой глубины правды, бьющей в душу, я еще не встречал. По два-три раза перечитал и романы и публицистику, читали мои друзья, отзывы потрясающие.

Не хотелось бы прерывать все на 8-м томе, обмана развелось много, а правда редко посещает нас в нашем маленьком уральском городке.

Юрий Дмитриевич, если это возможно, вышлите вместе с книгой каталог Ваших изданий, буду очень благодарен, и не я один. Насколько я знаю, издательство «Метагалактика» уже в течение ряда лет печатает Ваши и произведения других русских писателей в газетном, книжном и журнальном варианте.

Год назад под впечатлением прочитанного написал стихи, в первый раз за всю жизнь. Выношу их на Ваш суд, больше никто их не видел и не читал. Был какой-то всплеск или озарение – не знаю, но этими стихами я попытался выразить все наболевшее, свое «я». Вот они:

Чему мы учим и что хотим друг другу дать,

Забыв предначертанье предков.

Любовь ли, святость, благодать,

А может рай земной в отдельно взятой клетке?

Корысть, стяжательство, обман,

Жизнь человеческую в грош не ставя,

Идут одни, других ногами попирая,

Чтоб угодить в конце пути в капкан,

Другим злорадно сети расставляя.

* * *

Давно уж путь сей проторен,

Из бездны лет идет эта дорога.

Вступивший на нее – опомнись, оглянись!

Познай суть самого себя и Бога!

* * *

Кто право дал тебе вершить судьбу чужую,

Судьею быть над миром и Землей?

Опомнись, Человек!

Уже занесена нога над бездной темных свод.

Остался шаг.

Сверни, повороти с дороги этой,

Останови, безумства мрачный ход.

Очнись!

Открой глаза навстречу Солнцу,

Очистись телом и душой от скверны злой своей гордыни

И будь же счастлив –

ты спасен отныне!

Немного о себе. 32 года, русский, православный. Женат, две прелестные дочурки. Работаю в средней общеобразовательной школе, учитель трудового обучения, пед. стаж – 12 лет. Что люблю и ненавижу, попытался передать в этом письме.

До свидания, Юрий Дмитриевич.

С уважением: Фурсов Василий Владимирович.

г. Троицк. 04.06.96 г.

Здравствуйте, уважаемый писатель, и как говорится, «брат во Христе».

Прочитала в вашей книге «прорицание» о том, что ожидает нашу Землю матушку в ближайшие годы.

Конечно же, проще всего и легче верить в хорошее будущее, но все говорит о противоположном. Честно говоря, страшно. Я читала и ревела. Я верующая, но не в нашу исковерканную церковь, а в Господа и Высшие силы добра. Почему в послании ничего не сказано о том, что ожидает истинно верующих. Я честно признаюсь, что очень боюсь физических мучений, но не смогу отступиться от веры. Мой муж казак, во всех лучших значениях этого слова, истинный христианин. Вы пишете, что не верите в гадания по руке и тому подобную чушь. Я человек довольно образованный, с хорошим образованием и увлеклась хиромантией не так давно, по-моему, рука человека так же как его лицо и глаза отражение души; это печать божья и данная ему судьба, от которой не уйдешь.

Так вот, при рождении; с числом рождения связано очень многое, у меня и моего мужа это число 9 – т. е. высшая духовная мыслительная активность. Я просчитала числа рождений на нашем хуторке почти у всех жителей и получилось, что этих 9 очень-очень мало. Нас здесь считают белыми воронами, интеллигентами. Как можно сплотить людей духовно развитых? Где их можно найти? Очень тяжело, когда тебя никто не понимает, как докричаться до людей и заставить их о чем-то задуматься, не только о деньгах, но и о душе своей. Подумать о том, что их грехи лягут на души их же детей. Прочитали мы и Климова, честно говоря не все в нем сразу приемлемо; но после более глубокого осмысления понимаешь, что его ненависть к евреям не на пустом месте построена.

С мужем мы давно уже задумались о том, что идет не просто истребление случайное людей, а именно война религий и планомерное истребление христиан. И о Талькове также с вами согласна, очень он был близок к душе, и внешность у него была неповторимая, он смог бы сыграть Христа. Также и Виктор Цой не бросал слов на ветер, а был посвящен.

Так подскажите, где взять ответ на больной вопрос?

Как спасти нашу красавицу Землю от гибели, ведь много хороших людей с сильной душой, которые не поддаются никакому зомбированию, кодированию и внушению. Неужели их силы и веры не хватит? Неужели нельзя сжечь эту чертову Ленинскую мумию до шла?

Меня часто посещают во сне видения. Я восприимчива ко всему злому, чувствую его на расстоянии. Видела Богородицу во сне и верю в очистительные слезы. Мужа моего во сне посетил сам Господь, не видел он его лица, но обращался к нему, как к Господу и он благословил его на праведные дела в возрождении казачества. Но об этом нельзя ни с кем говорить, потому что никто не поймет и не поверит. Но так же и нет сил больше терпеть и молчать, зная о том, куда мы катимся. Есть ли такие общества, которые что-то делают, борются со злом, противостоят. Кому верить можно?

Юрий Петухов

Бойня

роман-предостережение
часть вторая

Пак Хитрец

– У-у, гад! – сказал Буба с пьяной злобой.

– Он на самом деле известен вам? – тут же спросил серый у пророка.

Чокнутый долго смотрел на пристебая, будто впервые в жизни видя его, потом потряс головой, ткнул пальцем в сторону Трезвяка, икнул и выдал малоразборчиво:

– Вот он и есть окопавшийся… ик! Я его, паскудину, сразу узнал!

Буба все-таки не удержался, рухнул. Но обормоты тут же подхватили его под белы ручки и поставили на ноги.

– Окопавшийся? – глубокомысленно произнес вслух серый. – Что ж, это хорошо. Вот мы завтра и устроим показательный суд над выявленным врагом демократии. Да и расстреляем его другим в науку! – и пристебай энергично потер руки, заранее предвкушая грандиозное зрелище.

– Суд! – завопил вдруг Буба Чокнутый, будто его окатили ледяной водой. – Суд праведныый! Чтоб всех без разбору! К едрене-матрене! Пособников, агентов, агнцев и козлищ!

Пророка уволокли. А несчастного правдоискателя Трезвяка приковали на ночь к ржавой решетке, чтоб не сбежал до суда и поставили перед ним миску с баландой и кружку воды, чтобы не окочурился раньше срока.

Всю ночь Трезвяк не спал. Мучился он ужасно, терзая себя и проклиная, сожалея, что поселковые сотоварищи во главе с Додей Кабаном и Татой Крысоедом не сожрали его еще тогда, в те благие и давно ушедшие времена. Трезвяка трясло, бросало то в жар, то в холод. Он представлял, как в него летят камни – один, другой, третий, как трещат переламываемые кости, как хрустят ребра и лопается череп. Он умирал с каждым таким камнем, и оживал перед следующим броском, чтобы умереть в ужасных муках снова и снова. Кроме того где-то за стеной всю ночь буянил, орал и непотребно ругался Буба Чокнутый, явно впавший в запой и окончательно потерявший разум. Не ожидал Трезвяк от него такой подлости, не ожидал!

Под утро Буба приполз к решетке на карачках с бутылкой в руке. И зарыдал на плече у Доходяги.

– Земеля-я, браток, – разводил нюни он, – ты же мне-е как родня-я, я ж тебя за волосы драл, я ж твою-ю пайку пойла сосал! Ты помни-и-ишь, как отдавал мне пойло-о-о?! А я-я… Дай я тебя поцелую, Доходяга!

Буба облапил распухшее от слез лицо узника, обслюнявил, обдал жарким и сырым винным духом из своей раззявленной пасти. Бубе было безмерно жалко односельчанина, до коликов в животе и бабьего рева. Припоминались долгие годы в Подкуполье, припоминался поселковый совет и дурацкое, обрыдлое, но безмятежно-счастливое время, которому, казалось, не будет конца и краю. Золотой век! От бурлящих внутри чувств Буба позабыл про высокий стиль и мудреные словеса – пустое все и лишнее. Ему даже показалось, что не под решеткой поганой внутри чугунного шара сидят они, а под трубой с краником, на прелой соломе, и что никого за тыщу верст нет, и что капает сверху пойло, и веселит нутро, а Трезвяк, как и всегда отдает ему свою дозу и мелет какую-то чепуховину о своих сомнениях и тревогах… Нет! Все это ушло безвозвратно, такого больше не будет никогда, как не будет детства и юности, первого поцелуя и первого шприца с нарко-той. И-ех, Трезвяк, Трезвяк!

Буба глотнул из бутылки. Потом сунул ее в рот Доходяге. Тот отпихнул горлышко, зачастил плаксиво:

– Буба, Буба, отвяжи ты меня, ради всего святого, засудят же они, точняк, засудят… ну а в чем я виноватый, спаси меня, спаси, Буба, не дай пропасть, ведь ты же убедился, что это я, Трезвяк, ты помнишь…

– Помню, помню! – проворчал Буба. – На вот лучше глотни!

Трезвяк покорно глотнул из бутылки, ошалел от единственного глотка – с непривычки и по старой, запущенной винной болезни. Бухнулся Бубе в ноги.

– Будь моим спасителем, Христа ради!

– Спасителем? – переспросил Буба, кося налитые глаза.

– Ага, – угодливо поддакнул Трезвяк. Буба утер слезы, надул губы, поглядел на прикованного сверху вниз.

– О себе пекешься, ибо жалок и смертей, – пророкотал он совсем на иной манер, будто перед паствою, – ибо смраден, гнусен и подл есть. Но и ты, тля, зришь во мне Спасителя… Говори, червь земной, зришь?!

– Зрю! – как на исповеди поведал Трезвяк.

– То-то! – Буба встал, расправил плечи и вознес длань над безухой головой. – Но знай тогда, что аз ниспослан в мир сей не всякую сволочь спасать и кретинов безмозглых, но род человеческий!

Трезвяк успел схватить обеими руками Бубин башмак, припал к нему, с горячностью принялся осыпать его поцелуями, перемежая их страстной мольбой.

– Буба, Бубочка, слугой верным буду, спаси, поща-ди-и-и…

– Изыди, лукавый! – отдернулся Буба. И тут же пнул Доходягу нацелованным башмаком под глаз. – Изыди! Аки бес в пустыни! Аки демон окопавшийся! – Но не удовольствовался словами. И слабеющей рукой хряснул бывшего односельчанина по склоненной главе – недопитая бутылка разлетелась осколками.

Удар получился веский: все страхи, боли и тревоги покинули Доходягу Трезвяка, будто вышибленные наружу вместе с душой. И он утих на пыльном полу.

Буба отошел подальше, спрятался за угол, потом выглянул из-за него и погрозил еле дышащему бесчувственному телу корявым пальцем.

– И пребудут грешники и святые в покое до суда праведного, ибо суди не суди, а гореть им в геенне огненной всем без разбору! – Потом огладил ладонью давнишнюю и непроходящую шишку на своей бугристой голове – как напоминание о суде уже свершившемся, и добавил машинально: – Едрена-матрена!

Там, дома, за Барьером у Айвэна Миткоффа все дни были выходными. Здесь в Подкуполье он не любил выходных дней. И страшно скучал, когда не. было вылетов и выездов в миротворческие карательные рейды. Но по внутреннему расписанию добровольческой дивизии выходным был каждый шестой день. Каждую субботу приходилось торчать в части – это называлось быть в резерве.

Айвэн сидел перед мерцающим экраном телеящика и потягивал пивко из банки. Показывали всякую ерунду: от бесконечной череды развлекалок и до безумия идиотических викторин, перемежаемых назойливой рекламой презервативов и прокладок, Айвэна уже тошнило. И потому, когда на экране появилось крупным планом лицо знаменитой телеведущей, он с облегчением вздохнул. Лицо это горело праведным гневом, возмущением и алчью. Ведущая была похожа на крысу, унюхавшую свежатинку.

– Да, – затараторила она с невероятной скоростью, – то, о чем предупреждала весь мир наша прогрессивная общественность в лице известных поборников демократии и советников по правам человека, свершилось. В это трудно поверить, но к серии чудовищных террористических акций, проведенных боевиками из Подкуполья, прибавились новые злодеяния. Вчера был совершен массированный налет на Гамбург, в результате которого разрушено свыше четырехсот зданий, сожжены портовые сооружения, крупнейшие в Европе супермаркеты… по оценочным данным в результате налета погибло до восьмидесяти тысяч человек и около полумиллиона ранены… До этого убийцы-мутанты подвергли обстрелам пригороды Берлина…

Айвэн допил пиво и отшвырнул банку. Ему было плевать на жителей Гамбурга и портовые сооружения. Он знал, что крыса-ведущая по врожденной привычке к вранью загибает и преувеличивает все раз в двадцать, было бы совсем неплохо, ежели б «убийцы-мутанты» подвергли обстрелам ее саму. Айвэн Миткофф видел собственными глазами этих «убийц», и его было трудно провести – смирнее и беспомощней обитателей Подкуполья никого в целой вселенной не найдешь. Он уже собирался вырубить ящик, когда нос у крысы вытянулся еще сильнее и задрожал в предчувствии острого душка сенсации.

– …вот только что! Вот прямо сейчас в нашу студию принесли сообщение! Да! Наконец-то президент принял решение о немедленном вводе в Резервацию регулярных воинских соединений быстрого реагирования для нейтрализации баз боевиков и поддержания демократического процесса! Сорок дивизий уже переходят границы Подкуполья! Как долго мы ждали этого светлого часа, этого торжества подлинной демократии!

Крыса еще кричала, визжала, радовалась чему-то. Но Айвэн Миткофф уже не слышал ее. Он чуть не вывалился из кресла, услыхав про входящие дивизии. Как? Почему?! Не может быть! Для него, солдата свободы и Героя Демократии, это сообщение стало ударом ниже пояса. Подлецы! Негодяи! Они же Пройдут огнем и мечом, не оставляя после себя ни травинки! Это конец! А он, наивный дурень, все откладывал свое, личное, самое дорогое на потом, на десерт! Он так и не добыл ни одного стоящего чучела! Простофиля! Болван!

Айвэн бежал в бронепарк, охлопывая себя по бедрам, проверяя револьверы, патроны, бежал, обуреваемый одной мыслью – успеть! успеть!! успеть!!! пока всех мутантов без разбора не выжгли плазмометами и не вдавили в грунт траками. Сорок дивизий! Сволочи! А ему что, возвращаться восвояси без трофеев? Он знал, что коли вводят регулярные части, то несчастных добровольцев отправят на заслуженный отдых с почетом и цветами. Нет, не бывать тому!

Он отшвырнул в сторону дежурного, обругал его и тут же бросил стодолларовую бумажку, чтоб не обижался. Вскочил в броневик, проверил зарядный блок микроплазмера, пулеметы и прочее хозяйство. На всякий случай.

– Н-но, родимая! – закричал он, выжимая полный газ.

Все гравилеты были на замке. Ну и плевать. Он и по земле доберется, куда надо, с земли лучше видно. Правда, на двести миль от базы ни черта живого не найдешь, ной это не беда – для резвого броневика двести миль – час ходу. Он обернулся назад, проверяя, много ли места под броней – ничего, хватит, сиденья можно пристегнуть к стенкам, больше трофеев влезет!

После того, как тайный соглядатай-стукач впал в очередной запой, Гурыня решил, что с ним надо кончать. Но кончать так, чтобы никто ничего за Барьером не узнал. Он отволок пьяного в глубокий подвал, поставил рядышком с ним канистру пойла. И два дня выжидал – вылезет или нет. Потом послал двоих местных ублюдков из народно-освободительной армии с одним большим мешком. Народоармейцы сунули тупо мычащего стукача в мешок, вместе с рацией, блокнотом для донесений и канистрой, для весомости подложили туда же четыре добрых булыжника, отволокли к отстойнику да и утопили – только пузыри пошли.

И Гурыня вздохнул привольно. Даже найдут коли, с него-то какой спрос? Он свое дело делает. Правда, дел все меньше и меньше – все поселки да городишки Подкуполья передрались, перегрызлись меж собой, ожесточились, озлобились – попробуй встрянь между ними, живо бока наломают, нынче так запросто не повешаешь людишек – все, кого можно было повесить да побить, смирные да тихие, уже побиты и повешены, остались гады какие-то окопавшиеся, злые как псы цепные и гиены. Их теперь не унять. Каждая сволочь за свободу и демократию будет драться до конца, и оружия откуда-то стало навалом, раньше вовсе железняк не было, а нынче хоть забор из них городи.

Больше половины пятнистых, прошедших выучку за Барьером, уже сбежали от Гурыни – загуляли по вольной и бесшабашной жизни, многие сами стали атаманами да вожаками и куролесили теперь, не щадя ни животов своих, ни окрестного люда. Короче, цивилизация медленно, но неотвратимо проникала, проползала в дремавшее доселе болото Резервации.

Гурыня сидел на кочке и грыз и без того обгрызенные ногти. До него начинало доходить, что забарьерные падлы выжали его как лимон и выбросили, почти выбросили. Исполинские планы рушились как песчаные замки. Еще два месяца назад он не терял надежду, что скучкует вокруг себя всех резвых да шустрых, соберет такую ватагу – только дым пойдет, а там и вся власть в Подкуполье окажется в его лапах, а там и сообщество этих забарьерных гадов-туристов признает его, ежели не владыкой Резервации, то хотя бы наместником, губернатором. Размечтался! А вышло – хрен с маслом! Гурыня бормотал под нос проклятья. Все зазря! Все впустую! Они с соглядатаем-стукачом и всей шоблой тыщи диверсий сорганизовали! сотни поселков и городишек перебаламутили! три суверенных, падла, – научился-таки выговаривать проклятущее словцо! – государствия сколотили и три народных армии! принесли недоумкам подлинную свободу! А что взамен? Ни хрена! Даже эти независимые президенты, которые, казалось, еще вчера стояли перед Гурыней навытяжку с руками по швам и трепетали, сейчас забурели, налились жиром, окружили себя вооруженной до зубов охраной и его, наставника и учителя, на порог не пускают! Вон, Микола Гроб, подлюга, добра непомнящий, заматерел, падла, шесть стран независимых со своей ордой прошел, везде шороху навел, камня на камне не оставил… а туда же, получил нового советника из Забарьерья, а его, Гурыню, благодетеля своего объявил нежелательной персоной да вон вышвырнул. Падлы! Ну ничего, он их еще достанет! Ногти у Гурыни были изгрызены до корней.

Пятнистые пьянствовали в последнем не разгромленном до основания домишке. Гуляли! Мешать ребятам не стоило, они заслужили право повеселиться, отвести душу. Но сам Гурыня не мог веселиться. А душа его была чернее ночи.

– Падлы! – хрипел он. – У-у, падлы!

Здоровенный турист в голубой каске миротворца выскочил из-за руин внезапно и бесшумно. Гурыня и пикнуть не успел, как стальная лапа сдавила его горло, приподняла. Серые глаза миротворца глядели из-под каски холодно и вместе с тем завораживающе, глядели прямо в черную Гурынину душу.

– Ты чо, падла, – просипел Гурыня из последних сил, – ты чо, я ж сво-ой! Меня…

Договорить он не успел – что-то острое и жгучее вонзилось в подбрюшье, крутанулось там, дернулось и вышло наружу. Горячими струйками обожгло ноги. В глазах у Гурыни померкло. И душа его изошла из тела – может, через продырявленную миротворцем дырку, может, через какую другую.

Айвэн Миткофф приподнял повыше обескровленную тушку мутанта. Пригляделся получше. Дрянь экземплярчик попался: брюхо бурдюком свисает к кривым коротким ногам (длинными, почти кроличьими ступнями, корявые лапы-обрубки, узкие костлявые плечи, длинная, неестественно длинная шея, змеиная голова дегенерата, обвисшие слюнявые губы, обезьяньи ноздри, покатый лоб… Дрянь! Таких при желании и за Барьером можно найти. А в броневике осталось мало места – на два-три будущих чучела.

Айвэн отбросил труп мутанта, брезгливо тряхнул рукой. И легкой бесшумной поступью бывалого охотника заспешил на раздающиеся из развалин голоса.

Голова не держалась на шее. Отшельник клал ее на каменный выступ в нише, так было полегче. Из его набрякших вен торчало уже три ржавых старых иглы, одной не хватало. В змеевике гудело и булькало постоянно. Но мозг жил, вопреки всему жил. Глазу не на чем было остановиться – пещера теперь больше напоминала склеп покойника, чем жилище еще живого существа. Зато внутренним взором Отшельник видел все, почти все.

– Хитрец! – кричал он, казалось, навею свою берлогу. Но это только казалось, звуки не вырывались из его клювика. – Ты слышишь меня?

– Слышу, – отзывалось под сводами.

– Тебе надо уходить. Пора! Хватит играть с огнем!

– Мы только начали, – огрызался Пак. – Мы еще не всех тут побили!

– Нет! Тыне понял меня, Хитрец! – вещал Отшельник. – Я даю тебе силу… но сейчас она нужнее здесь. Ты давно не был в Подкуполье, ты не представляешь, что здесь творится. Возвращайся!

– Представляю! Видал по ящику…

– Это было давно, три дня назад. Сегодня они ввели войска, очень много войск, со всех сторон – с запада и востока, с севера и с юга. Они убивают всех без разбору, беспощадно, это нелюди, Хитрец! Они не трогают только три больших города, где шурует их агентура. Эти города они показывают по всему миру, мол, демократия торжествует и процесс пошел. Но всех прочих они истребляют, они выжигают дотла поселки, они травят газами беженцев. Ты не перебьешь всех в Забарьерье, их там восемь миллиардов… Ты играешь им на руку, Хитрец! Хотя я очень хорошо понимаю тебя. Возвращайся! И не бойся – гравилет проходит сквозь Барьер! Хватит воевать с детьми и бабами! Тут есть дело по-серьезнее!

Пак долго молчал. Потом с трудом, будто ворочая глыбищи, сказал:

– Ладно, твоя взяла.

Отшельник вытянулся в нише. Он видел дымящиеся руины, видел трупы на улицах Гамбурга, видел запекшуюся кровь. Но он знал, что виновен в ней вовсе не Пак, власти могли обезвредить его с самого начала, могли «нейтрализовать» и потом, сотни раз. Но они не делали этого. А теперь, когда войска введены в Резервацию, когда по всей планете на улицы вываливают толпы с требованием выжечь эту язву деградации с лица земли, когда уже сотни миллионов по всем странам Сообщества скандируют хором: «Наказать убийц!» и «Покончить с Резервацией!», теперь они сделают это. Надо спасать Пака.

Дивизии, бронированные дивизии – тысячи танков, тысячи бронемашин, тысячи штурмовых самолетов, десятки тысяч вооруженных до зубов и выдрессированных убийц! И все же надо пока жить, пока… По хилому тельцу Отшельника прокатилась волной судорога. Да, они использовали ярость и ненависть Умного Пака в своих целях. Но и он дал им жизни, он доказал, что и х можно истреблять тоже. И ради этого стоило идти на риск. Ведь для вторжения они, эти подлинные выродки, нашли бы предлог. Любой предлог! Так что прочь сомнения, все верно! Теперь задача сохранить Пака, сохранить таких как он, несдающихся, готовых драться за себя, за свой народец и свою землю, готовых мстить до последнего. Сохранить любой ценой! Вот только после этого можно будет издохнуть, только после этого…

Пробуждение от сна в который раз отозвалось тягучей и неизбывной болью. Чудовище с трудом разлепило глаз, долго не могло перейти грань между наваждениями и явью, которая была страшней любого наваждения.

– Прошу прощения за беспокойство, – то ли проговорил, то ли пропел своим тягучим голоском человек, не обретший еще четких очертаний, расплывчатый и ускользающий. – Много наслышан о вас, прелюбопытно было взглянуть самому. Впрочем, я забыл представиться – Сол Модроу, советник президента.

– Что надо? – буркнуло Чудовище.

Посетитель ничуть не смутился грубостью и неучтивостью.

– Да, впрочем ничего и не надо. Погляжу, да и пойду к себе. Вы и на самом деле прелюбопытнейший индивидуум… вот тут данные высвечиваются – один только мозг весит восемнадцать с половиною килограммов, однако! И при этом – человек, как ни крути! Я, знаете ли, все больше по вопросам зоны, Подкуполья, то есть. Нет, вам не надо было уходить оттуда, вы сами себя и погубили. Ладно, давайте посоветуемся с вами, как же сделать так, чтобы ваши собратья не выходили из зоны?

Человек обрел ясные очертания, и Чудовище увидало, что он уже в возрасте, полноватый, весь какой-то обтекаемый и скользкий. С таким лучше говорить напрямую, без реверансов и вывертов.

– Убейте всех, вот и решение проблемы, – глухо проворчало Чудовище.

– Гениально, – изумился советник президента. – И просто, как все гениальное. А мы эту проблему, знаете ли, не могли решить целый век, даже немного больше. Вот что значит восемнадцать кило мозгов! Впрочем, ближе к делу. Мне посоветовали подключить вас к нашей компьютерной системе и прогнать все варианты трансформации зоны в недалеком будущем, что вы скажете на это?

– Подключайте, ежели вам не жалко ваших машин.

– Вот так?

– Вот так!

Советник Сол Модроу улыбнулся печально и понимающе. Он уже сообразил, что контакта с этой жуткой, отвратительной тварью, от которой осталось три четверти головы да какой-то болтающийся скользкий хвост, не получится. Ну и не очень нужно. В главном они сошлись. Надо просто убить всех. И делу конец. К этому клонится и сам президент. Машина закручена, заверчена, не остановишь. А у этой твари есть все основания быть угрюмой и грубой, еще не хватало обижаться на нее.

– Не любите нас? – спросил он грустно.

– Ненавижу! – откровенно призналось Чудовище.

– И за что же, позвольте поинтересоваться?

– За все!

– Очень точный и полный ответ. За все! За то, что мы двуногие и двурукие, здоровые и сильные, процветающие и почти всемогущие, за то, что у нас тут чисто и красиво, за то, что у каждого есть свой дом, а в доме семья: жена, детишки, старички, и еще полным-полно всякой всячины, за то, что мы купаемся в синем ласковом море, и пьем ароматные и вкусные вина, за то, что мы хорошо едим и сладко спим… за все за это?

– Да!

– Тогда это можно назвать одним словом, – Сол Модроу выждал минуту, и выдохнул тихо: – это просто зависть, мой друг. Вы завидуете нам. А скажите, что вы сделали, чтобы быть такими же, а?

– Это вы калечили и убивали нас. Вы разделили мир на чистых и нечистых, превратили его для одних в рай, а для других в ад и не оставили выхода. И еще спрашиваете, что мы сделали! Что мы могли сделать – больные, убогие, брошенные на вымирание! – Чудовище разъярилось не на шутку. Оно кричало и готово было сорваться со своей тумбы.

– Ошибаетесь, мой друг, – дождавшись конца пылкой тирады, вставил Сол Модроу. – Ни один наш солдат не вошел к вам, чтобы калечить и убивать вас. И с какой-такой стати мы должны были заботиться о ваших убогих? Нет, все не так.

– Вам не нужны были солдаты, вы имели кое-что другое…

– Да, это другое называется спецслужбы, а еще плюс к ним – пятая колонна, агентура и тому подобное. Но вы просто не знаете, не можете знать всей этой терминологии и того, что за ней скрывается. Ведь и другая сторона имела спецслужбы и агентуру. Мы играли в одну игру. Но наши играли всерьез, а ваши… тут ведь запутаться можно, мои предки, Биг – да, мы знаем, как вас зовут – мои предки из России… так вот, ваши надеялись на авось и, вдобавок, покупались за тряпки и жевательную резинку. Да, вы даже не знаете, что это такое… но это правда, святая правда, они, ваши предки, продали вас за жевательную резинку, которую сейчас почти никто не жует даже у нас. Они выбрали пепси-колу! Вот так, мой друг. Каждый сам выбирает свою дорогу. И мы не виноваты, что вы избрали дорогу в отстойники. Я читал мемуары наших сотрудников тех лет, что вы, в них нет зла на противника, совсем нет, только удивление и растерянность при виде сующих свои головы в петли. Знаете, на китов иногда нападает странная психическая болезнь, они десятками выбрасываются на берег… Почему? Потому что они утрачивают инстинкт самосохранения, и только. Ваша нация тоже утратила этот инстинкт… а мы, увы, не санитары из скорой помощи и не ветеринары. Если бы вашему прапрадеду сказали, что у него будет такой потомок, он даже не улыбнулся бы, ему эта шутка не показалась бы смешной. А шутка-то вышла реальностью. Мне жалко вас, честное слово!

Чудовище содрогнулось. Неужели этот тип просто издевается над ним – в такой нелепой, изощренной форме? Нет, не может быть. Но и согласиться с ним нельзя, нельзя же палача назвать случайным прохожим.

– Я не могу этого объяснить, – выдавало оно с трудом, через силу, – я действительно слишком мало знаю. Но виноваты вы. Именно вы, живущие за Барьером!

– Еще бы, – Сол Модроу улыбнулся мудрой улыбкой, – мы всегда во всем виноваты. Моя старая мама не раз говорила мне: Шмуля, делай потихоньку свои деньги, не лезь в политику…Разве я слушал свою старую маму, а?! В от и ваш приятель, этот Буба Проповедник, набросился на меня – мол, жиды, Христа распяли и меня разопнете! Почему? Зачем нам его распинать? Кому нужен этот ваш Буба?!

– Он не мой, – отрезало Чудовище.

– Тем более! Вы же умный… э-э, человек. Ну причем тут жиды? Причем спецслужбы? Подбросили, забросили, подрывная работа, пятая колонна! А почему вы к нам не забросили жидов, спецслужбы и пятую колонну, почему?! Ведь мы играли наравных! Просто мы выиграли – вот и все! А вы сами погубили себя. Вы начали спиваться и вырождаться сами, мы только помогли вам. Ваш прапрадед был самым обычным человеком, таким как я и мой прапрадед, они, может, встречались где-нибудь в Одессе или Жмеринке и выпивали вместе. Но ваш дед уже был мутантом и бабка ваша была мутантом. Опять жиды виноваты? Ну не смешите меня! Будто это жиды ввозили в Россию миллионы тонн радиоактивных отходов и прочей дряни! Их ввозили ваши правители, позарившиеся на легкие денежки – сиди на печи да ешь калачи, только считай составы с отравой да плату взымай. Мы что вам эти составы ядовитые насильно ввозили, под дулами пушек?! Нет, товарищи хорошие! Вы хотели получать большие деньги, не шевеля пальчиком… вот вам и аукнулось. Вы бросили строить заводы сами. Зачем? Проще продавать свои земли под вредное производство! Ну-ка, скажете мне сейчас, где эти деньги? То-то! Денег нету. А отец ваш и мать были уже не просто мутантами, а мутантами в квадрате. И они породили вас, даже отдаленно не похожего на человека. Вы сами во всем виноваты… это вам надо было переводить на наши земли всякую дрянь. А самим работать, вкалывать до седьмого пота. И тогда с вами все было бы о'кей! Но вы глупые и ленивые. Вы не хотели ни работать, ни просто думать. И мы раздавили вас в три этапа. Да! Первый был в начале двадцатого века, когда мы подбросили вам нашу агентуру. И вы под ее началом разгромили сами себя, а потом начали строить «светлое будущее», уничтожив по нашему плану собственноручно половину населения, даже немного больше. Вы вывернулись через двадцать с лишним лет, постреляли наших людей. И ваша Россия начала возрождаться… это для вас. А для нас начал крепнуть и набирать силу вековечный враг. И мы натравили на вас Гитлера с его полчищами таких же арийцев, таких же белокурых бестий, какими и вы сами были. Простота хуже воровства, Биг! Мы стравили тех, кто мог бы смести нас с лица планеты. Немцы оказались еще большими простофилями, чем русские. И они поплатились за это. И еще долго платили нам контрибуции. Но Россия опять начала усиливаться, опять над нами навис топор. И тогда мы подбросили вам сверхатомную мину замедленного действия под кодовым названием «перестройка». В шестидесятых мину обезвредили. Ну, ничего, зато в восьмидесятых и девяностых годах двадцатого века она так рванула, что от России осталось только название. Опять жиды и пятая колонна виноваты?! А чего ж вы свою родину не защищали? Чего ж вы ее без боя сдали?! Вы сами виноваты во всем! И это знали лучшие из вас. Мы превратили вас в ничто, мы загнали вас в Резервацию под Куполом, отгородились Барьером. Но мы давали возможность здоровым, сильным, богатым бежать из Резервации – пожалуйста, дорога открыта! Так почему ж они свое здоровье и богатство не употребили на защиту своего отечества? Почему они сбежали, бросив бедных и больных?! Нет, Биг, тут дело в другом. Вы проиграли значительно раньше. И выродились вы раньше, чем следы мутации стали заметны на ваших лицах и в ваших фигурах. Так что ищите причину вашей гибели в себе! Нечего пенять на очки, коль рожа кривая! Правильно говорила моя старая мама, политика дрянное дело… лучше ничего не знать!

Чудовище молчало. Ему нечего было ответить. Прапрадеды давно мертвы, какой с них спрос.

– А сейчас начинается четвертый этап. Заключительный акт чудовищной трагикомедии, растянувшейся на века. Мне нечего скрывать от вас. Иногда врагу можно поведать то, чего не расскажешь другу. Особенно поверженному, загнанному в угол и обреченному врагу. Он уже никогда не выдаст тайны. Да, Биг, в этом акте мы добьем вас – полностью и окончательно! Вы надоели нам! И у нас нет средств, чтобы содержать вас в Резервации… вернее, средства всегда есть, но мы найдем им лучшее применение. Мы очистим Подкуполье. В прямом и переносном смысле. Сейчас появились новые технологии: смрада, грязи, ядовитых отходов больше вообще не будет. Все и везде будет чисто и красиво. Но вы сами подумайте, зачем нам в этом чистом, светлом и красивом мире какие-то некрасивые и грязные уроды? Да, Биг, мы все же построили «светлое будущее» – на ваших костях и без вас. Так всегда бывает в жизни. Это борьба за выживание, сильнейший пожирает слабого. А пройдет еще десять, двадцать, пятьдесят лет – и никто, даже ученые-историки, не вспомнят, что была такая страна Россия, что были какие-то русские, мы сотрем эту память ото всюду, это лишняя, ненужная память. Про Римскую империю и Византию будут помнить, про империю Дария тоже… но про вас никто не вспомнит. И поэтому вас не будет ни в будущем, ни в прошлом. Мы теперь знаем, как надо расправляться с противником.

Сол Модроу снова улыбнулся тихо и печально. Заглянул в единственный глаз Чудовища. Покачал головой.

– Но вы будете жить. Вечно! В этой комнате, на этих шлангах и трубах. Я умру. И все живущие ныне. А вы останетесь… как экспонат, как диковинка в кунсткамере. Останетесь в назидание студентам, изучающим мутагенез. Я завидую вам! – улыбка советника президента стала жесткой, злой.

– Ты мучаешь меня, – прохрипело Чудовище, – ты издеваешься надо мной!

– Возможно, – с легкостью согласился Сол Модроу. – Мне это доставляет удовольствие. Я, поверьте, близок к цели.

Чудовище содрогнулось, но промолчало. Оно было абсолютно беспомощно. И все же накатило что-то давнее, полузабытое. И оно начало тихо-тихо:

– У нас в поселке была ватага малышни, я так их называл, хотя они были разного возраста, они ходили всегда кучей, дрались, приставали ко всем, били слабых, издевались над немощными… И вот однажды они застали меня в развалинах и опутали толстой сетью, а потом еще завалили камнями и прибили концы сети к земле железными крючьями. Я думал, они убьют меня. Но им не нужна была моя смерть, как не нужна она и вам. Им нужно было торжество надо мной. И они, зная, что я не выношу собственного отражения, что это единственная для меня по-настоящему лютая пытка, приволокли старинное зеркало – большущее зеркало. И поставили прямо перед моими глазами. Это был самый гнусный день в моей жизни. Но видел бы ты, как они смеялись, как они радовались и наслаждались. У них были страшные глаза диких и тупых животных, обезумевших от крови… такие же как у тебя сейчас!

Сол Модроу опустил голову. Перестал улыбаться. Но узкие бесцветные губы прошептали сами:

– Вот и хорошо, теперь я знаю, что ты любишь больше всего на свете. Теперь ты не будешь скучать. Я прикажу принести сюда зеркало. Ничего, Биг, тебе придется привыкнуть к своей собственной гнусной морде. Ведь ты не очень-то благодарный.

Зеркало принесли почти сразу. Где его только смогли отыскать – старинное, немного мутное, в тяжелой деревянной раме, будто сделанной на заказ по просьбе Чудовища.

– Вот так хорошо, очень хорошо, – поблагодарил служащих Сол Модроу. И сам подправил тяжелое стекло, подвинул ближе. – Идите!

Чудовище смотрело на себя, не моргая. И единственный глаз от раздражения и злости начинал наливаться кровью. Из пасти вырвался сип, потекла слюна.

– Совсем неплохо, – заметил советник. – Я вижу вам нравится!

Чудовище уже ревело от ненависти к себе, его трясло. И все же оно не теряло полного самообладания. Сейчас его нельзя было терять. Ни в коем случае? Оно не имело права ошибиться!

– Отличная реакция! – Сол Модроу совсем расплылся, предвкушая нечто неожиданное.

И это неожиданное свершилось. Да, единственное щупальце, последняя уцелевшая конечность висела плетью, оно было безнадежно. Но мозг, невероятный, заставляющий делать невозможное мозг жил. И он мог дать жизнь на миг, на секунду даже мертвой плоти. Чудовище напряглось до пронзительной, смертной боли, оно бросило всю кровь, все силы в это обвисшее щупальце, заставило его ожить.

Удар был молниеносным. Огромное зеркало разлетелось вдребезги. Но самый длинный, самый острый осколок не упал, Чудовище схватило его, разрезая плоть, обливаясь зеленой жижей.

– Нет, – просипел в ужасе побелевший советник, бывший уже советник, – нет…

– Да! – прошептало Чудовище. Оно не могло ни кричать, ни говорить.

В то же мгновение мелькнувший в воздухе молнией осколок перерезал дряблое, морщинистое горло, рассек шею, раздробил позвонки… и голова с широко раскрытыми испуганными глазами упала на пол.

«Все! Вот и все! – пронеслось где-то внутри. – Больше они меня не оживят. Я сам хотел этого, сам! Я поклялся разбить их все – все до единого, а потом перерезать самым большим и самым острым осколком глотку, чтобы сдохнуть, чтобы земля никогда не носила на себе столь отвратительную тварь. Я сам желал этого… Прощайте! Отшельник! Прощай, если ты слышишь меня! Пора!»

В комнату уже бежали. Стук ног, множества ног становился все громче. Да, пора!

Чудовище наотмашь рубануло по шлангам и трубкам. И тут же, сильнейшим, безжалостным, смертным ударом вогнало осколок через единственную глазницу в свой пылающий мозг. Полметра острого, иззубренного толстенного стекла продырявило нежнейшие ткани, разворотило их. Оно успело еще провернуть осколок в собственном мозгу… и только после этого без боли, без страданий, испытывая лишь мимолетную сладостную легкость, погрузилось в непроницаемый мрак. И покой.

Серый человек пробудил Доходягу Трезвяка, когда из-за решетки внутрь чугунного шара прорывался блеклый дневной свет. Трезвяк вздрогнул, открыл глаза и сразу съежился.

– Так на кого ты работаешь? – спросил в упор серый. Трезвяк шевельнул разбухшим шершавым языком, но не смог выдавить из себя ни слова, только вжал голову в плечи, ожидая, что вот сейчас его станут бить.

Но серый и не думал заниматься рукоприкладством.

– У нас смертная казнь отменена, законом, – прошипел он почти в самое ухо узнику, – но по совокупности преступлений народный суд впаяет тебе лет двести, вот так. И за неимением в Резервации мест заключения мы тебя повесим. Я доступно изъясняюсь?

Трезвяк кивнул раз… другой, голова у него задергалась в нервном тике. Они повесят! Запросто!

– А если я признаюсь? – спросил он неожиданно для самого себя.

Серый плотоядно улыбнулся и сдвинул на затылок серую шляпу.

– Ну-у, тогда суд возьмет во внимание вашу откровенность и чистосердечие… Так чей же вы агент?

– Окопавшийся я, – горестно выдавил Трезвяк.

– Чего-о? – серый не понял.

– Окопавшийся, говорю, – повторил Трезвяк. Что он мог еще сказать.

– Идиот! – выругался пристебай. Он прекрасно знал цену всей этой дешевой болтовне, и ждал от «агента» совсем другого признания. – Вот за то, что ты полный идиот, тебя уже следует повесить! Ну, ладно, ты получишь свое, кем бы ни был, получишь!

Серый ушел.

А вчерашние обормоты подошли к Трезвяку, отковали его, отвязали и повели на площадь, не дав ни глотка воды. Наверное, они думали, что этого типа уже не для чего поить, пустое дело поить мертвяков, только драгоценную влагу переводить зазря.

Площадь колыхалась и гудела, по бескрайнему морю голов прокатывались ветра, ураганы и девятые валы. Никогда еще Трезвяк не видал такого скопища народа. Почему-то было очень много увечных; покалеченных, битых со свежими ранами и увечьями, перемотанных тряпками, сквозь которые проступали кровяные пятна. Трезвяк не знал, что творилось за городом. Да и знать он теперь ничего больше не хотел. Потому как, что ж это будет за «светлое будущее демократии», ежели его, Трезвяка, в этом будущем не будет?! Обидно! И досадно! Врагов всяких и окопавшихся много, это нынче каждый знает, вот, к примеру, Тата Крысоед – матерый вражина, шовинист, его прибили за дело. Но почему должны страдать невиновные?! По щекам Доходяги текли горючие слезы.

Он стоял, удерживаемый своими стражниками, стоял на невеликом возвышении, и никто не обращал на него внимания, мол, стоит какой-то обалдуй на уступе возле шара чугунного, значит, там его место, пускай стоит себе. И от такого равнодушия демократических слоев населения к его персоне становилось еще горше. Сквозь пелену слез по врожденной своей любознательности он, хотя и не все буквы помнил, читал надписи на транспарантах и дивился смелости пробудившихся от спячки сограждан. А писано было разное, иногда и не совсем понятное, например: «Аткрытая Явропа ат Урала до Отлантики!», «Даеш канверсюю!», «Бей правакатаров!», «Бубу Прапаведника – в призиденты Падкуполья!», «Цывилезацюю сигодня!»… отдельно стояла огромная толпа гудящих и зудящих баб, у них над головами реяло «Хватит ражать! Слава имансипацыи!» и «Бей окопавшихся мужуков!», и уж совсем наособицу молчаливо сидели на корточках насупленные люди в тюбетейках с единственньм лозунгом на полотнище: «Давай свабода!!!» Трезвяк понимал про «свабоду» и «правакаторов», но «явропа» и «имансипацыя» были выше всякого его разумения. Одно он знал точно, ежели Буба станет «призидентом Падкуполья», то «суды праведные» закончатся нескоро, а значит, слава богу, не одного его засудят. И потому, в надежде, что немного лояльности приговору не повредит. Доходяга Трезвяк заорал на всю площадь не своим, громовым голосом:

– Бубу в президенты-ы-ы!!!

Народец с полминуты стоял ошарашенный, а потом, сообразив, что такова, видно, установка самых демократических демократов, начал скандировать все громче и громче:

– Бубу! Бубу!! В пре-зи-ден-ты!!! Бубу! Бубу!! В пре-зи-ден-ты!!!

Оба обормота, принявшиеся было крутить руки ослушнику и вольнодумцу, опешили, ничего не понимая – против Бубы и его избрания в президенты они не имели ничего, и не смели иметь. Они просто зажали Доходягу Трезвяка между своими увесистыми тушами и принялись раскрывать рты, будто и они, как добропорядочные граждане, выкрикивают нужный лозунг.

Скандирование продолжалось примерно полчаса. За это время из недр чугунных шаров успели вывести и возвести на скрипучую и величественную трибуну бледного, растрепанного и полупьяного Бубу Чокнутого. Сам проповедник и пророк, спаситель рода людского и продолжатель дела отца демократии внимал воплям благожелательно, чуть качая головой в такт. Приторно улыбался серый пристебай, улыбалось ближайшее окружение Бубы – люди для Трезвяка незнакомые и непонятные, одним словом, хмыри.

Когда скандирование само собой начало смолкать и почти выдохлось, утихая, расползаясь отголосками эха по окраинным закоулкам площади, Доходяга совершил невероятное усилие, раздвинул туши, набрал полную грудь воздуха и заорал оглушительней прежнего:

– Бубу Проповедника в президенты!!!

Толпы откликнулись с утроенной силой, теперь даже самый глупый и бестолковый рвал голосовые связки на совесть, сообразив, что лучше переусердствовать, чем оказаться в «окопавшихся красно-коричневых провокаторах».

– Бубу! Бубу!! В пре-зи-ден-ты!!!

На этот раз орали, кричали, визжали, бесновались, сотрясая недоумевающие небеса втрое дольше. Не прекращая скандирования, то в одном, то в другом месте всенародного собрания забивали лазутчиков реакции. Крики переходили в речитатив, полупение, какую-то новую и более торжественную аллилуйю. Ликованию не было конца и края!

Сам Буба Чокнутый вздымал вверх руки, пытаясь остановить скандирование, кричал что-то, но его не слышали. Буба тоже рыдал, подобно несчастному Трезвяку, но на Бубином лице сверкали слезы не горести, а умиления, вот она! всенародная оценка его тяжких трудов праведных! вот оно признание! куда там этому столпу вселенскому, этому Андрону! Буба временами вскидывал бугристую растрепанную голову и с презрением смотрел в поднебесье, туда, где маячил шароголовый отец подкупольной демократии. Будет, будет памятник и повыше!

– Братья! Сестры! Господа! – орал Буба. Но народ гнул свое:

– В пре-зи-ден-ты!!! В пре-зи-ден-ты!!!

Наконец Буба не выдержал. Он бросился к стропилам, поддерживавшим высоченную трибуну, ухватился за самую скрипучую, рванул раз, другой, третий… ему тут же бросились помогать. Сообща выдрали из основания шестиметровую длиннющую доску, сшибли ею вниз то ли двоих, то ли четверых хмырей из ближайшего окружения, развернули и положили мостиком к навершию чугунного шара. Бубу подсадили, подхватили и совершенно неожиданно он с необычайной шустростью побежал на четвереньках по прогибающейся доске… Теперь выше Пророка никого не было, если не считать незримой снизу круглой головы гения всех времен.

– У-У-у!!! – прокатился над землей гул восхищения. А Буба стоял над толпами, стоял на коленях и бил земные поклоны, расколачивая об чугун и без того битый лоб свой.

– Согласен! – вырывались отдельные вопли из толп. – Батюшка! Отец наш! Берет крест на себя! Спа-а-аситель!!!

Вот теперь скандирование, разрываемое душераздирающими воплями восторга, начинало стихать, гаснуть, переходить в тихий, но еще могучий и довольный гул.

Не дожидаясь, пока гул совсем стихнет, Буба Чокнутый воздел руки, запрокинул голову назад и закричал будто в десяток усилителей:

– Люди добрые! Избиратели мои! Подкуполяне! Простите меня, коли виноват пред вами… простите-е-е!!!

Голос у Бубы сорвался до какого-то вселенского по размерам покаянного плача. Но этим дело не кончилось, Буба выждал, и когда стало совсем тихо, с такой силой ударился в земном поклоне о чугунный шар, что гулкий и тяжкий, торжественный звон прокатился над площадью.

– Прощаем! Ето мы виноватые-е-е! Батюшка-а-а! Теперь и народ лил слезы – в тысячи ручьев лились они тут и там. Рыдали шумливые и тихие, увечные и здоровые, бабы и мужики, старцы и старухи, рыдали оба обормота по бокам от Трезвяка, даже суровые и важные люди в тюбетейках – и те лили светлые и радостные слезы.

– Нет! Не верю! – еще истошней испустил вопль Буба. И снова так приложился лбом, что уже какой-то величальный, торжественный гуд разнесся на версты вокруг.

– Прости! Ето ты нас прости-и-и!!!

Буба стукнулся лбом в третий раз. И объявил:

– Прощаю! Вы мне теперь аки чада родные! И не сойти мне вот с этого святого места, ежели я не выполню всех ваших чаяний и наказов! Да! Видит бог, что не вынашивал я и мысли такой, что и думать не смел о тягчайшей ответственности этой… Сам народ! Вы избрали меня! И я помню того простого, сермяжного подкуполянина, что выступил с инициативой от вашего имени. Помню! Вон он!

Царственный перст уперся из царственных высот в Доходягу Трезвяка. И оба обормота сдавили его сильней, готовые разорвать на куски по первому приказу.

Но приказ последовал совсем иной.

– Так пусть же этот подкуполянин, кровь от крови, плоть от плоти вашей, подымется ко мне! И я облобызаю его аки брата! А с ним облобызаю и всех вас, любезные чада, братья и сестры, демократы вы мои!

Обормоты поволокли Трезвяка на трибуну, только суставы у него захрустели. Доски выли, играли под их ногами, раскачивалась сработанная наспех трибуна, кружилась голова, пихали в бока хмыри из окружения, зловеще скалил зубы серый, замирало от ужаса сердце… Доходяга со страху снова обмочился. Но было поздно, куда тут денешься. Его пихнули в мокрый зад, пнули сапогом – и он пополз на карачках по хлипкой, гуляющей на всех ветрах доске, пополз в само поднебесье, обливаясь ледяным смертным потом…

Подлец и предатель Хреноредьев выпрыгнул из гравилета, когда они только перешли через Барьер, не успели проскочить и двухсот верст. Но Пак не расстроился, он только усмехнулся криво и прибавил ходу. Плевать! Сто раз плевать на инвалида! И тыщу раз на всех прочих! Его снова начинало мучить былое. Леда! Милая Леда! Почему она оставила после себя одно лишь слово, всего одно слово?! Сердце разрывалось от боли. Да, он виноват, он во всем виноват… и нет возможности вымолить прощения! Все ушло! Все в прошлом! Ничего не исправишь! Остается только бить их, этих гадов, этих сволочей.

– Получи по мозгам! – просипел он себе под нос. И выпустил плазменный шарик в головную машину. Огромный броневик вспыхнул всеми цветами радуги и расплылся железом по дороге. Колонна встала. В след ударил залп из трех стволов. Поздно! Пак расхохотался. Они всегда – опаздывают. Они слишком сытые и холеные! Они слишком благополучные! Они… они просто ленивые и сонные слюнтяи! Он всегда будет опережать их.

Гравилет обошел уже третью колонну. И везде его принимали за своего. Салаги! Они ленятся связаться друг с другом! Они думают, что пришли на веселую прогулку… Пак нахмурился. Да, та и есть, они пришли именно на увеселительную прогулку, а он для этих дивизий не страшнее, чем жалкий комар для стада бизонов. Ну и пусть! Он настигнет передовые части, а потом развернется – он будет их бить, кусать, жалить пока есть силы… Ох уж, эти силы! Пак слабел час от часу. Видно, Отшельник совсем забыл про него, совсем. Он даже не слышен, хотя сейчас Пак намного ближе к его потаенной берлоге, к его подземной пещере…

– Отшельник! – закричал Пак в который уже раз. – Почему ты молчишь? Откликнись! Помоги мне!!!

Ответа не было.

Отшельник умирал в своей нише. Невероятно огромная голова, полупрозрачная и еще светящаяся, лежала на сыром и холодном камне. Ледяное скрюченное тело уже отбилось в агонии, замерло. Все три ржавых иглы, вырванные из вен, валялись рядом, спасительная жидкость текла по каменистому уступу вниз, журчала и слегка поблескивала.

Он сам вырвал иглы из собственного тела. Хватит жить! С таким мозгом нельзя жить! С таким видением мира невозможно существовать в этом мире! Всего полчаса назад Отшельник вдруг узнал, что Биг еще живой, что он изуродован, обезображен, что он в плену, в неволе и это заключение для Бига страшная пытка. Их поля разорвали преграду чудовищного расстояния, слились… Это могло означать только одно – Бигу было совсем плохо, хуже некуда. И тогда Отшельник ощутил то, что ощущало за сотни тысяч миль Чудовище. Это было жутко. Это было страшно! Вся вселенная была наполнена страхом и ужасом, ничего другого в ней не было, черные волны ужаса и страха вытеснили из нее все прочее. И еще накатывало отвращение, наваливалась острейшая боль… Подлость! Смрад! Грязь! Там, за Барьером их было значительно больше, чем здесь! там был целый океан подлости, грязи и смрада! Отшельник ощутил все это неожиданно, вдруг – и понял: да, вот она, истина, вот она, правда! он жил сказками, легендами, розовыми грезами, усыпляя сам себя! он начал пробуждаться совсем недавно, вместе с Умным и Хитрым Паком… Поздно! Все поздно! Огромное, иззубренное, толстенное острие вонзалось в его мозг. Да, это не он, это Биг убивал себя там, это Чудовище уходило в муках из жизни, уходило во тьму и покой. И он мог оттолкнуться, уйти, убежать, отключиться от этой ужасной и страшной боли. Но тогда Бигу станет плохо, совсем плохо – боль и ужас обрушатся на него, на одного, в самый последний миг. Нельзя! Этого нельзя было допустить! Вот тогда Отшельник и вырвал иглы из вен. Теперь они умрут оба – да, они «разбили свои зеркала», все до единого, и пришло время умереть! Потому что вслед идет время иное, непонятное и чудовищное, в котором им не будет места.

– Прощай, Биг, – прошептал Отшельник.

Он знал, что Чудовище уже не слышит его. Ну и пусть. Там только покой. И ничего больше… Покой.

Мозг еще жил. Трупный яд только начинал проникать в него из умершего тела… Отшельник страдал. Его единственный глаз слезился – слезы как капельки росы искрились на камне, скатывались вниз, чтобы слиться с каплями пойла и застыть на холодном полу. Грюня! Почему-то вспомнился именно он – несчастный, сонный, затюканный, вечно виноватый перед ватагой и такой же одноглазый. Он мог стать ему заменой, мог. Отшельник это знал точно, просто давал нагуляться, наиграться вволю. Мог… но не стал, его убили эти ублюдки, эти настоящие, подлинные выродки вырождающейся планеты. Это судьба. Ничего не поделаешь. И до них вымирали – тысячами, миллионами, десятками миллиардов. И они умрут… Правда, жив еще Умный Пак. Жив! Как он мог забыть про него.

Отшельник вздрогнул. Собрал остатки уходящих сил.

– Хитрец, – просипел он еле-еле, – ты слышишь меня?

– Слышу! – прогрохотало в мозг, прогрохотало под сводами пещеры. – Помоги мне! Помоги мне, Отшельник!

Трудно было держаться на кромке сознания, невероятно трудно. Живучий мозг хотел жить сам по себе, без него, без Отшельника, без тела, жить как живет светящийся поганый гриб на стене пещеры. Но рано еще… рано!

– Держись, Хитрец, – прошептали сложенные в клювик мертвые губы, – теперь ты будешь один, всегда один… Прощай! И прости меня… я не смогу тебе помочь, никогда не смогу… Прости!

Выпученный шар глаза медленно стеклянел, его заволакивало поволокой. Все имеет конец свой и в Забарьерье и в Подкуполье, все смертно на смертной земле.

– Я не слышу тебя! Руки дрожат! Я не могу больше! – не стихало под сводами далекое, нездешнее. – Ничего не слышу! Свет пропал… я не вижу ничего!!!

Доходяга Трезвяк дополз до вершины чугунного шара, последний раз отпихнулся ногой от хлипкой доски-стропилины… и она полетела вниз, опрокидывая трибуну со всем ее содержимым – серый пристебай в шляпе, хмыри и подпевалы полетели вверх тормашками вниз, на головы митингующих, полетели вместе с досками, брусками, перилами, лестницами и прочими премудростями, из которых было сколочено это величественное сооружение.

Но Доходяге было наплевать на сверзившихся с правительственных высот в народные ряды. Он стоял на верхотуре и его обнимал, прижимал к себе сам Буба Проповедники, можно считать уже, сам Буба-президент.

Народ внизу заходился от ликования.

– Вот он, – возбуждал сердца Буба, – вот он простой подкуполянин, говорю я вам, чада мои, самый обычный мужичонка из народа, такой же пламенный демократ и свободолюб, как и все мы с вами! Это он из недр народных, из самых глубин земли нашей издал стон ее надежд и чаяний, аки посланец ваш и светлый агнец! И за это облобызаю я, аки президент ваш и местный святой, в его лице все ваши лица! Ибо назад пути нету!

Буба Чокнутый ухватил Доходягу Трезвяка еще крепче, с силой прижал к своей груди, обслюнявил до ушей развесистыми губами. Отстранился. И неспешно и смачно облобызал его еще дважды с такой любовью и нежностью, с таким признанием и с такой благодарностью ко всем стоящим, что бабы внизу заголосили сиренам и слез стало вдвое больше.

– Тронут! – заорал Буба дрожащим голосом. – Душевно тронут! Хотя и недостоин и убог! Но плачу вместе с вами, сестры и братья мои, подкуполяне! Ибо дороже вас нету никого для меня! И не будет во веки веков!

Буба отстранил от себя «мужичонку из народа», будто желая полюбоваться им, но немного не рассчитал, и Трезвяк пошатнулся, оскользнулся, извернулся как-то странно, взмахнул руками и ногами, но не удержался и полетел кубарем с чугунного шара в народные массы, в гущу передовых демократов-подкуполян.

Буба громко и размашисто захлопал в ладоши. Он не растерялся ни на секунду. Подобающая торжественному случаю улыбка сияла на его опухшем лице.

– Я аплодирую этому скромному труженику-демократу, – закричал он, перекрывая гул народный, – который не захотел отрываться от вас, чада мои, который вернулся к вам… моим ученикам, дабы проповедовать и нести свет во все уголки Подкуполья!

– Нет уже никаких уголков! – послышался вдруг отчаянный вопль какого-то смутьяна. – Один город и остался! Кругом огонь да танки!!!

Смутьяна забили прежде, чем Буба успел открыть рот.

– Да! – заорал новоиспеченный президент Подкуполья. – Да, братья и сестры, чада мои, ублюдки и болваны, я не был бы святым и спасителем, выразителем ваших тревог и забот, коли бы скрыл от вас правду! Да, наши друзья из Забарьерья, благодаря которым только и стал возможен этот благой процесс демократизации нашего прогнившего тоталитарного общества, они, эти благожелатели и добродетели по нашей с вами неоднократной и настоятельной просьбе, дабы пресечь смуты и беспорядки на земле нашей и спасти нашу молодую, нарождающуюся демократию, ввели в Подкуполье ограниченный контингент миротворцев. Ур-рра, господа подкуполяне, ур-ра-а!!!

– Ур-ра-а-а!!! – прокатилось недружно, но оглушительно по площади.

– Ведь это вы, народ нашей независимой державы, призвали сюда этих ангелов мира и процветания?! – вопрошающе орал Буба. – Ведь это вашими устами и сердцами воззвание было, аки к силам светлым и праведным! Да, господа мои и чада, мы жаждали с вами суда праведного и высшего, дабы покарать живущих во грехе и смраде! И вот, наконец, когда уже нашему долготерпению подошли пределы, когда мы устали ждать, но не устали верить, пришли судии вершить суд! Так грянем же наше всенародное ура, господа! Ур-р-рааа!!!

Площадь откликнулась взрывом радости.

– Нам и не нужно ничего, кроме нашего города! – надрывался Буба. – Верно я говорю?! Сорок семь областей и прочих регионов Подкуполья отделились от нашего города и образовали свои суверенные государства, господа! И пусть! Это и есть подлинная всенародная демократия, ублюдки и обалдуи, это я вам говорю, ваш президент! Нам хватит и этой площади, чтобы быть самыми свободными во всем мире! Ур-рааа!!!

– Ур-р-раа!!! – загрохотало отовсюду. – Хва-а-атит!!!

– Ибо окопавшихся, чада мои любезные, всегда будет много! Их будет все больше! Год от года!!! Но миротворцы нам помогут! Ур-р-рааа!!! – Буба воздел руки к небу. Потом задрал и голову, прислушиваясь, втягивая дымный воздух ноздрями. И вдруг снова заорал, но уже громче и радостней. – Ибо летят! Летят судии, я слышу, трепет их крыл, господа! Летят суд вершить и расправу! Чтоб и агнцев, и козлищ! Без разбору! Ур-р-ра!!!

Герой Демократии Айвэн Миткофф возвращался домой. Прочую добровольческую братию с честью усадили на «транспортный» бомбардировщик ВВС Сообщества и отправили восвояси. Но Айвэн за небольшую доплату выбил себе старенький, но вместимый вертолетик, погрузил в него все тринадцать набитых собственноручно чучел и тридцать семь заспиртованных голов мутантов. За несколько последних дней он добыл трофеев больше, чем за иной охотничий сезон в Подкуполье. Было чему радоваться.

День стоял ясный для Подкуполья, погожий – видно было за два десятка метров. Айвэн сжимал рукоять рычага и напевал прилипший мотивчик из какой-то последней развлекалки. Пропуск на вывоз трофеев из зоны лежал у него в нагрудном кармане. Желтая звезда висела под сердцем, на самом видном месте – в родном городе его встретят с оркестром, первым делом пригласят в колледж выступить перед ребятишками, рассказать о боевых подвигах. Славно! Ему будет чем поделиться с молодежью, ведь, чего там скрывать, он рисковал жизнью на передних рубежах, не то что некоторые, протиравшие штаны в тылу или вообще не вылазившие из своих кресел домашних.

Ничего! Еще два-три часа лету, и он пересечет Барьер. И он окажется у себя, почти дома! А там дружки! А там подружки! А там заслуженный отдых, море, хорошее вино… каминный зал! И сладкая, привольная, долгая-предолгая, бесконечная жизнь!

Чудовищно огромную очкастую морду с необъятным лысым лбом Айвэн Миткофф увидал только в последний миг. Она наплыла на него из сизого тумана… Мелькнула молнией мысль: как же так, ведь ему тысячи раз говорили, что тут, в проклятом Подкуполье, не осталось ни одной развалины выше десяти метров. Так откуда же этот лоб? Откуда?!

Морда наплыла… расплющила об себя списанную тарахтелку-старушку. И накренилась сама на шеестолпе, склонилась вопрошающе, как склоняется голова пса, следящего за движением бутерброда в руке хозяина.

Но Айвэн Миткофф, солдат свободы, миротворец, ничего этого уже не видел – скрючившись в своем креслице, с разбитым вдрызг лицом и проломленным черепом, раздробленными ребрами и вывернутыми ногами, он падал вниз в горящей расплющенной машине, падал и горел вместе с ней, вместе со всеми своими трофеями, вместе с желтой звездой Героя Демократии.

– Отшельник! Где ты! – орал обезумевший от бессилия и слепоты Пак. – Я ничего не вижу! Ты бросил меня! Отзовись!!!

Он раздирал клешнями свои четыре глаза – не помогало. Да и не видел Хитрец только снаружи. Внутри он видел все. Он просто разучился управлять этой машиной, этой клеткой, в которой он сидел. Он тыкал скрюченными пальцами в зеленую панель. Гравилет кидало из стороны в сторону. Автопилот спасал положение, выравнивал машину. Но Пак снова бросал ее то вверх, то вниз. Он уже догадывался, что с Отшельником произошло нечто страшное, может, его и нет больше. Почему он прошептал в последний раз «прости»?! И еще – «прощай»?! Его нет! Как нет и Леды! Как нет распятого папаньки! Как нет большинства тех, кого Пак знал когда-то. Эх, папанька-папанька, и зачем ты мордовал его, зачем лупил, зачем учил своему ненужному ремеслу обходчика? Зачем?! Ведь так и сгорел вместе с новенькими штанами, вместе с телогрейкой, вместе с этими вышитыми «голубями мира» – тихо сгорел в адском пламени напалма, безропотно, будто было за что гореть… подвижник, праведник! Чтоб они так же все сгорели, твари!

Пак обоими кулаками обрушился на рукояти, на панель.

Гравилет дернулся. Резко рванул вправо.

И ударил с невероятной силой в навершие огромного, невесть уже и кем поставленного столпа. Умного Пака отшвырнуло вместе с выдранной кабиной, расплющило всмятку о каменные развалины.

Но исполинская круглая голова еще продержалась какое-то время, покачиваясь на ветру из стороны в сторону, будто осуждая кого-то невидимого в смраде и дыме. И даже выражение на странном и уродливом лице этой чудовищной головы изменилось: выпертая челюсть выперла еще больше вперед, морща щеки и подглазья, кривые и выпяченные губы стали совсем нечеловечьими, обезьяньими, очки перекособочились, уши оттопырились и обвисли… И стало лицо это до того обиженным и злобным, что шея-столп, разорванная двумя ударами с разных сторон, не выдержала, промялась, прорвалась, сплющилась по краям.

И медленно, но неотвратимо, будто круглая термоядерная бомба из брюха бомбардировщика, голова полетела вниз, к подножию столпа подкупольной демократии.

– И приидут судии! Услышьте же поступь их! Вот они! Трепещите, ублюдки и господа! Чада мои и грешники! Близка кара небесная!!! Ион грядет к нам! Мой предтеча! Я вижу его!!!

Буба Чокнутый в молитвенном экстазе воздел руки вверх, к небесам, к гению всех времен и народов, отцу демократии и основателю Резервации.

И в этот миг что-то огромное и шарообразное обрушилось на него из облачных высей, аки испрошенное от сил незримых, сил неведомых. Обрушилось, подскочило, ударившись о чугун, и не оставило от Бубы Проповедника, от президента независимого наконец Подкуполья даже мокрого места.

Доходяга Трезвяк все видел. Сверзившись с чугунного шара, он сломал только одну ногу и одну руку, да свернул себе челюсть. Его подняли, поставили на здоровую ногу, дали хлебнуть крепкого пойла. От трех глотков Трезвяк совсем окосел. Он даже начал вопить вместе с другими, закричал «ур-рраа!!!» В конце концов, жизнь была не такой уж мерзкой и гадкой, и Буба его все-таки признал. А главное, он нашел правду! Правда была в том, что его не сожрали, не повесили, не расстреляли и не забили камнями сегодня. И слава богу! А назавтра будет иная правда…

Одержимый молитвенным экстазом, вместе с другими одержимыми, под истерически-призывные бубины завывания он уставился вверх, на уходящий в заоблачные райские выси вселенский столп, на это светлое и радостное олицетворение новой, светлой и радостной жизни в едином цивилизованном и просвещенном мире. И он видел, как грохнулся слева от столпа один горящий ком, как потом, почти вслед за первым обрушился справа на море голов другой сгусток огня. Он слышал, как завопили в тысячи глоток свободные и независимые господа-подкуполяне, любезные чада, а вместе с ними и недоумки, ублюдки, кретины, дерьмом набитые, грешники, святые, агнцы и козлища… Завизжали истошно залитые кипящим огнем освобожденные бабы, затрещал в лютом пламени их красивый транспарант с призывом никого больше не рожать до полной эмансипации, завыли на разные лады солидные люди в тюбетейках… Но приглядываться и прислушиваться к корчам, судорогам и воплям погибающих не было времени.

Потому что сверху, прямо на проповедующего и грозящего карами Бубу Чокнутого падала лобасто-ушастая, очкастая голова Андрона Цуккермана, падала со вселенского столпа, вековечного и незыблемого.

– Едрена-матрена! – прохрипел кто-то за спиной. Удар был чудовищен, будто разорвалась исполинская, мегатонн на сто, бомба.

Здоровенным обломком расколовшейся головы поубивало всех рядом с Трезвяком. Досталось и ему: целую до того ногу оторвало напрочь, руку раздробило, вышибло левый глаз и разорвало брюхо. Волоча за собой кишки. Доходяга червем выполз из-под обломка, вгляделся в рваные края. Потом заполз сверху, внутрь, как в скорлупу. Голова гения всех времен и народов, отца демократии была пуста. Трезвяк раздавленными ладонями ощупал эту впалую пустоту, улыбнулся улыбкой познавшего истину. И умер.

Но и после смерти его искалеченное, изуродованное тело не нашло успокоения. Разрывной снаряд, просвистев сиреной в свинцовом воздухе, ударил в застывшую грудь безмятежно улыбающегося покойника и разнес его вместе с телами прочих подкуполян, жаждавших свободы и демократии, разнес в кровавые ошметки. Митинг был окончен.

В разрушенную, заросшую бурьяном и репейником, накрытую свинцовым панцирем гари, кишащую миллиардами крыс и заваленную тысячами трупов Москву медленной поступью хозяев вползали танки мирового сообщества.

Завершен роман-предостережение «Бойня». Завершен цикл пророческих романов Юрия Петухова, вошедших в его восьмитомник. Автор работает над циклом новых романов – исторических. Будущее наше за черной и страшной завесой. Люди боятся приподнимать ее, не хотят знать правды… Но они не знают ничего и о прошлом…

Иеромонах Анатолий

Экстрасенсорика

В мозге во время медитации, гипнотического состояния, сеанса экстрасенсорики наблюдается особый тип электроэнцефалограммы, которая характеризуется высокоамплитудной гиперритмичной активностью.

Что это за режим работы мозга? Ясно, что это и не бодрствование, и не медленноволновый сон, и не парадоксальный сон. Это какое-то совсем особое и необычное состояние мозга, в которое специально подготовленный человек (экстрасенс) может войти на краткое время.

Что же это за состояние мозга?

Несомненно, что это какой-то особый режим работы мозга, в котором скорее всего одновременно(!) задействованы все три режима работы мозга – и бодрствование, потому что при регистрации этой активности мышцы полностью не расслаблены, как при ПС или даже МС, и человек не спит, и МС, поскольку это высокоамплитудные медленноволновые колебания, и ПС, поскольку регистрируется регулярная гиперритмичная активность.

Хорошо ли это состояние для самого мозга? Полезно ли оно?

Это вызывает большие сомнения. Обратим внимание на то, что здесь три обычно последовательно сменяющих друг друга режима работы мозга каким-то образом включаются одновременно. Откуда после этого состояния мозг будет черпать запасы сил, восстанавливать израсходованные ресурсы? От этого состояния обязательно приходится отдыхать. А длительное пребывание в подобном состоянии (если человек автоматически не отключится и не выйдет из него) будет скорее всего гибельно для человека. Это какое-то суперэкстремальное состояние. И это наше предположение подтверждается свидетельствами самих оккультистов. Говоря о психокинезе экстрасенсов, Ю. Г. Мизун и Ю. В. Мизун свидетельствуют о том, что создание психической модели, или образа предмета, и психическое воздействие на эту модель требует от экстрасенса огромных затрат психической и физической энергии. Поэтому восстановление нормального психического и физического состояния экстрасенса занимает не дни, а недели и месяцы, а в отдельных случаях и годы. Они свидетельствуют, что для психического воздействия на психический (мысленный) образ предмета (при психокинезе) экстрасенс должен осуществить переход на иную систему психической саморегуляции (подчеркнуто мною. – И. А.). Именно иную, т. е. он должен осуществить перестройку регуляторных психических (и мозговых!) процессов. На это нужно время и затраты собственной энергии. Эта перестройка связана с огромным напряжением психики экстрасенса. Но ведь это как раз согласуется с нашим анализом электроэнцефалограмм экстрасенсов и подтверждает наше предположение. Частые и длительные подобные психические перестройки грозят экстрасенсу тяжелыми последствиями, что мы – врачи и священнослужители – часто и видим в жизни.

Это касается психокинеза. Но аналогичное состояние развивается и при «простом» экстрасенсорном сеансе. Мы уже приводили слова А. Бабича о том, что при проведении биосеанса больного можно привести даже к смерти (Е. Санин. «Чудеса без чудес». Москва, 1993, стр. 23).

Нам следует обратить также внимание и еще на одно электроэнцефалографически выявленное аномальное изменение в работе мозга при экстрасенсорном «особом состоянии познания» (транс, медитация, гипноз и т. п.) – усиление межполушарной асимметрии мозга: активность правого полушария начинает резко преобладать над активностью левого полушария.

Именно в этом состоянии и сходном с ним пребывают медитирующие, гипнотизеры, вводящие кого-то в гипноз, кодирующие, люди, занимающиеся оккультными науками и т. п. Как известно, по словам самих «специалистов», занимающихся подобной практикой, в это состояние надо уметь войти, оно вызывает колоссальное напряжение сил, а после этого – сильную усталость. Ясно, что и практика входа в такие состояния («особое состояние сознания») раз за разом, день за днем связана с прямыми опасностями для здоровья, психики и жизни прежде всего самих «целителей» и всех тех, кто практикует подобные опыты и состояния.

Мы говорили о том, что у экстрасенсов и их пациентов часто развиваются тяжелые психические и соматические заболевания. Не потому ли развиваются эти болезни, что мозг тяжело реагирует на экстрасенсорные воздействия? Мы отметили также, что частые и длительные пребывания мозга в необычном для него режиме работы чреваты тяжелыми для него последствиями. Не приводят ли они к срыву нервно-психической деятельности и дезинтеграции мозговых процессов, что и является причиной развития нервно-психических и соматических заболеваний, с трудом поддающихся лечению как обычными медицинскими средствами, так и экстрасенсорному?

Давайте обратим внимание на следующий очень важный факт. Выше мы приводили в качестве примера, что дети с тяжелыми органическими поражениями мозга особенно остро и быстро реагировали на экстрасенсорные воздействия резким ухудшением состояния (дети, больные детским церебральным параличом, эпилепсией и склонностью к судорожным припадкам, с опухолями мозга). Это же касается и больных с латентно (скрыто) протекающими психическими заболеваниями. К сожалению, нам часто приходилось наблюдать таких больных. «Лечение» у экстрасенсов быстро приводило к резкой декомпенсации их состояния.

С нашей точки зрения, именно появление особого режима работы мозга, вызванного экстрасенсорным воздействием, и является патофизиологическим фактором, способствующим проявлению заболеваний или декомпенсации имеющейся в скрытом состоянии патологии мозга. Это «особое состояние» и такой режим работы мозга по своей физиологической сути анормальны. Оно неестественно и нефизиологично. Ведь человеческий мозг устроен так, чтобы три обычных состояния (Б, МС, ПС) чередовались, сменяли друг друга, чтобы, когда израсходуются ресурсы одного режима, начали включаться ресурсы другого, задействующие другие механизмы функционирования мозга, а предыдущие бы отдыхали, восстанавливались. Не устроено так, чтобы мозг в норме работал одновременно (!) во всех трех этих режимах.

Ясно, что и войти в такое состояние человек просто не может. Не связано ли это с какими-то специфическими особенностями людей, занимающихся этой практикой, ведь они и сами много раз подчеркивают, что далеко не все люди имеют здесь успех, только «избранные». Нет ли какой-либо спе-цифики у всех этих людей, например, в электрофизиологических характеристиках работы их мозга, ЭЭГ?

Оказывается, что есть. Электроэнцефалографические исследования экстрасенсов позволяют предполагать перенесенную ими когда-либо черепно-мозговую травму. И при опросе все они подтверждают, что травма такого рода была, как правило, за несколько лет до этого.

Отсюда вытекает, что вхождение этими людьми в подобные состояния, во-первых, крайне плохо отразится рано или поздно на самих «целителях» по чисто медицинским и физиологическим причинам. Во-вторых, исходя из того, что в гипноз, например, могут быть введены далеко не все люди, следует быть особо внимательным людям, подверженным гипнозу, поскольку у некоторых из них также могли быть в жизни черепно-мозговые травмы, а значит, и для них гипнотическое состояние небезопасно, раскачивает какие-то механизмы работы мозга, может привести когда-нибудь к сложным патологиям мозга и нарушениям психики.

В одной из работ показано, что у введенных в гипноз усиливается эпилептогенез (т. е. эпилептическая активность мозга) и это гипнотическое воздействие даже рекомендовано для диагностики латерализации (т. е. обнаружения места) эпилептогенного очага.

А заниматься этим людям экстрасенсорикой, медитацией и другими видами оккультизма крайне опасно, т. к. это аномальное «особое состояние сознания» постепенно должно привести к полному истощению всех мозговых ресурсов, а следовательно, и психической деятельности, что приведет к тяжелейшим нарушениям психики, что вы и видели, дорогие читатели, во многих приведенных нами примерах, вплоть до самоубийства. Кстати, в секте лжехриста Виссариона, о которой мы упоминали, зарегистрировано уже несколько случаев самоубийства.

Подчеркнем еще раз, что все эти материалы о том, в каком состоянии находится мозг экстрасенсов и медитирующих, они что называется «сами набрали на себя», скрупулезно проведя множество тщательнейших исследований, опубликовав их во многих солидных научных журналах во всем мире и в своих особых – оккультных – книгах и брошюрах. Мы с сотрудником Российского Православного Университета во имя св. Иоанна Богослова академиком С. В. Крапивиным провели анализ электрофизиологических и клинических данных, собранных нами в этих журналах, книгах, брошюрах, и сопоставили их с нашими наблюдениями.

Поскольку «особое состояние сознания» обращает на себя внимание на электроэнцефалографическом уровне своей аномальностью и нефизиологичностью, коротко перечислим и другой «компромат», который набрали на себя оккультисты во время и после пребывания своего в необычном состоянии.

1. Большое снижение лактата плазмы (это может плохо сказаться на состоянии организма, т. к. может привести к изменениям кислотно-щелочного состояния, что чревато тяжелыми последствиями).

2. Усиление кровоснабжения мозга (полезно не во всех случаях, иногда может привести к тяжелым осложнениям, вплоть до острого нарушения мозгового кровообращения).

3. Падение мышечного напряжения (миорелаксация; у лиц с заболеваниями мышц – миопатии, миастения, миопатические синдромы при коллагенозах и др. заболеваниях – может привести к прогрессированию заболевания).

4. Сильное повышение когерентности ЭЭГ (такое чаще всего бывает во время сильных эпилептических припадков. Кстати, приведенная выше картина ЭЭГ у оккультистов напоминает такую при эпилепсии, только у человека в этот момент нет внешних симптомов припадка. Это, на наш взгляд, еще раз свидетельствует о том, что такое «особое состояние сознания» отрицательно для человека).

5. Резкое изменение работы всего мозга, поскольку усиливается практически вся передача информации во всем мозге.

6. Резкое усиление межполушарных различий, преобладание правого полушария над левым.

Считают, что медитация «быстро освобождает от перенесенного стресса, повышает скорость реакции мозга, повышает скорость рефлекторных реакций», что после подобного состояния «усваивается лучше информация, улучшаются вербальные (словесные, речевые) операции, повышается восприятие, улучшается функционирование обоих полушарий мозга, счет, письмо, чтение, усвоение слов, происходит повышение иммунных реакций» и т. п. Но все эти факты хорошо подтверждают лишь то, что это состояние – резкая встряска всего организма и мозга. Они какое-то время работают в усиленном режиме, повышенные характеристики их работы сохраняются какое-то время и после выхода из этого состояния. Нечто подобное наблюдается и после любого стресса, но через какое-то время все эти показатели будут снижаться.

А как отнестись к тому факту, что через несколько лет после практики медитации у людей снижается тяга к спиртным напиткам, марихуане, курению, кофе, некоторым лекарствам, обладающим свойством привыкания. Это ведь вроде бы неплохо? Эти изменения сами по себе хороши, только надо иметь в виду, что у человека развивается очень плохое духовное состояние – состояние прелести (частое и неосознаваемое общение со злыми духами) и принятие этого состояния за нечто необходимое и полезное, поскольку оно необычно и приносит человеку своеобразное удовлетворение и развивает высокое мнение о себе и чувство гордости. А это, с христианской точки зрения, тяжелее и хуже всех пристрастий, вместе взятых. А

Нам остается пожалеть о том, что некоторые исследователи, проводившие обследования экстрасенсов и медитирующих лиц, столь объективно и достоверно зарегистрировавшие и опубликовавшие свои данные в самых авторитетных мировых научных журналах, прямо не указали на опасность «особых состояний сознания» и, в первую очередь, для самих оккультистов.

Итак, мы установили, что у обследованных электронейрофизиологически экстрасенсов и у медитирующих лиц ЭЭГ изменяется и носит гиперсинхронный характер. Но такой же тип ЭЭГ наблюдается и при эпилептических припадках. Все это признак ненормальной работы мозга.

Но вот еще интересный факт. Давно подмечено, что явления полтергейста совершаются чаще в присутствии посредников, причем посредниками чаще бывают мальчики-подростки или девушки. Вспомним знаменитого «барабашку». Он проявлял себя в присутствии трех девушек, живших в общежитии. Оказалось, что у полтергейстных подростков ЭЭГ носит также эпилептоидный характер.

Теперь вспомним о случаях исцеления Иисусом Христом некоторых одержимых бесами. Из евангельских рассказов видно, что некоторые из них страдали тяжелыми эпилептическими припадками: они падали, бились головой, рычали (во время классического эпилептического припадка человек может издавать звук, напоминающий рычание). Затем, после изгнания бесов, успокаивались.

Во время крещения, перед причастием, во время чтения Евангелия, венчания также иногда случаются аналогичные припадки. Я неоднократно видел, как во время крещения и венчания у людей происходили такие припадки. Опытный священник успокаивает стоящих рядом близких и др. людей и говорит, что больше с ним таких припадков не будет. По-видимому, это так и есть. Мы должны прислушаться к большому духовному опыту этих пастырей.

А не говорит ли все это о том, что такой тип ЭЭГ является биологическим, патофизиологическим, признаком одержимости бесами?

Безусловно, что это требует проверки. Ясно только то, что работа души проявляется через мозг, и взаимодействие души с мозгом сопровождается определенными физиологическими проявлениями – в частности появлением биотоков мозга.

Обратим особое внимание на некоторые факты, известные из жизни святых Православной Церкви, которые исцеляли людей – действительно и навсегда.

1. Известно, что некоторые из них на протяжении многих лет крайне мало спали. Здесь надо понимать, с одной стороны, что их несомненно укреплял Господь Бог особыми дарами, которые даются только святым угодникам Божиим (их святость подтверждена и при жизни и, что важно, после смерти).

С другой стороны, спали они мало, исцеляли и т. д. совсем не вследствие того, что у них было такое «особое состояние сознания», когда одновременно задействованы три режима работы мозга (Б, МС, ПС). Экстрасенсы весьма ненадолго и с колоссальным трудом входят в это состояние, святые же спали мало изо дня в день годами и десятилетиями (и не искали и не входили сознательно или специально ни в какие особые состояния сознания).

2. Нельзя не отметить и известный православию факт, что, когда люди находятся под действием благодати Святого Духа (Фаворский свет, преображение, беседа преп. Серафима с Мотовиловым и т. д.), у них в этот момент открыты глаза, они нормально разговаривают или пишут (евангелисты), у них нет никаких особых впечатляющих (демонических) движений, поз или выражений лица. Нет и никаких резких изменений частоты дыхания, сердцебиения, выраженного расслабления (миорелаксации).

Многие святые Отцы Православной Церкви (по Добротолюбию) отвечают, что у них никогда вообще нет никакой подготовки перед исцелением, чудотворением, но Господь посещает всегда внезапно, неожиданно, никогда не вследствие каких-то особых усилий самих святых. Св. Игнатий (Брянчанинов) подробно рассматривает и показывает, что все эти вещи (подготовка, ожидание, особый настрой, вхождение) очень характерны только для одного особого и плохого состояния души человека (отмечаемого многими Отцами Церкви) – прелести, заблуждения. Основа этому – запрятанная глубоко внутрь подчас неимоверная гордость человека, вера в свое «я» и свое могущество и якобы «святость» свою, непогрешимость. Святые же Отцы рекомендовали человеку искать только одно чувство – смиренное о себе сознание и плач о своей греховности (покаяние).

Отсюда вытекает, что «особое состояние сознания» самих «целителей» (помимо выраженных отрицательных физиологических изменений работы мозга) в плане состояния души есть состояние заблуждения, прелести, что также чревато для них многими плохими последствиями (самоубийства, отчаяние, душевные аномалии, расстройства и т. д.).

В чем же сущность обольщения? В необычности своего внутреннего состояния и стремлении его повторить и в иллюзии того, что человек якобы как-то стал управлять собою и мобилизовывать свои скрытые ресурсы, да и еще может помогать другому. На деле же воздействуют и на предметы и на пациентов демонические силы. И пожалуй самый нелепый и тяжелый случай, когда прельщенный человек не имеет никаких реальных знаний о том, что такое демонические силы и как им противостоять, поскольку он становится (играя с огнем, про который мало что знает) беспомощной игрушкой сил зла, хотя сам этого обычно не понимает (в обольщении), поглощенный мыслями о своем превосходстве и уникальных своих «способностях».

Поражает еще и очень быстрое научение технике медитации – часто за несколько часов. Это подтверждает, что от человека в данном случае нужно только одно – проявить интерес и дать свое согласие попробовать (какой великий дар дан человеку от Бога – наличие свободы, свободной воли! – и разум, чтобы понимать, куда направлять эту свободу). Дальше уже бесы «помогут» (именно то самое добровольное согласие, которое требовал Мефистофель от Фауста: сначала дай – а потом «получишь»). Здесь же, в современной ситуации с экстрасенсами, медитациями, колдовством и гипнозом даже хуже, поскольку эти люди чаще всего и не знают и не понимают, что такое злые демоны, но их тянет испытать «особое» состояние или же других «исцелять» и т. п. Без нашего согласия злые силы никогда не могут ввести нас в прелесть. А согласился – почти сразу же уже что-то «можешь». Но душа при этом ослеплена состоянием прелести, теряет критический самоконтроль. Не забудем здесь, что святые угодники Божий, которые исцеляли, могли предсказывать события и т. д., проходили до этого многолетний (часто десятки лет) подвиг поста, молитвы, воздержания, а главное – укреплялись от Самого Господа Бога имеющимися в Православной Церкви особыми таинствами. И при этом все они четко указывали, что исцеляют не они, а Господь Бог наш Иисус Христос, его сила.

Из изложенного становится понятно, что имеются радикальные средства помощи тем людям, которые осознавали, что, занявшись оккультной практикой, они могут попасть в серьезную беду. Все эти средства уже почти два тысячелетия используются человечеством, знания о них в полноте сохранено в Православной Церкви. Это: крест, молитва, крещение в церкви (чин отречения от злых сил), миропомазание (соединено с крещением) – дает силы для борьбы со злыми силами и противостояния им, исповедь (если человек уже был крещен), другие таинства Православной Церкви.

Самое, быть может, трудное – показать обольстившемуся, что он в обольщении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, дорогие читатели, мы установили, что экстрасенсорика есть вид магии, или колдовства. Колдовство связано с темными, демоническими силами, которым человек – колдун – отдает свою душу добровольно ми по незнанию (чаще добровольно) дьяволу и от него получает свои «сверхъестественные» способности. Действуя на людей дьявольской силой, колдун, маг, экстрасенс, «целитель» и производит те воздействия на человека, которые мы видим после сеанса «целительства», те отрицательные последствия у них, о которых мы подробно говорили.

Конечно, не всегда мы видим сразу отрицательные воздействия экстрасенсов и целителей. Не так уж редко мы видим положительные результаты «целительства» и никаких отрицательных последствий этого «целительства» не видим. Но так или иначе, рано или поздно эти отрицательные явления все-таки случаются или у тех, кто обращался за целительством, или у самих «целителей». Приведу пример.

У одной женщины Г. в подростковом возрасте проявились самопроизвольно экстрасенсорные способности. В молодом возрасте она стала «целить». При этом отмечались поразительные результаты, и она не может сказать, чтобы у кого-то из лечившихся у нее был возврат болезни или развились психические нарушения. Но все же пострадала она сама. Ее сын в 10-летнем возрасте стал «контактировать с внеземным разумом». В возрасте 25 лет пристрастился к алкоголю, вскоре после этого стал слышать «голоса», стал очень злым, агрессивным, неуживчивым, не смог жить с женой, разошелся. Врачи установили тяжелую психическую болезнь.

Конечно, было бы неправильно всех экстрасенсов и даже заведомых колдунов обвинять в прямом, сознательном общении с дьяволом. Чаще это происходит неосознанно, по неведению. В настоящее время экстрасенсорика и биоэнергетика активно входят под благовидными предлогами в медицину как нелекарственные методы лечения. Разрабатываются технические средства экстрасенсорного лечения, под них подводят научные обоснования. Мало кто притом задумывается над истинным источником оккультных знаний.

Да и знания ли это вообще, если все это связано с дьявольской силой и волей? Безусловно, знание. Мы и определили в самом начале нашей работы оккультизм как знание тайных, скрытых сил природы. Нет сомнения в том, что в оккультизме скрываются очень тонкие знания многих процессов и явлений природы, стоящих на грани духовного и тонко-материального. Да и само понятие о материальном в оккультизме как и в официальной современной науке, расплывается и даже уничтожается. В рамках данной работы не представляется возможным это показать, да, может быть, это и не нужно. Во всяком случае, современная наука и основанные на ней технические разработки, вооружившись оккультными знаниями, производят в последнее время новую научно-техническую революцию. Но, как каждая революция – социальная, техническая, половая – приводит, как правило, к неисчислимым бедам, так и новая научно-техническая, или точнее, по-современному сказать, информационно-энергетическая революция приведет человечество к таким бедам и трагедиям, которые в наше время – на пороге этой революции – трудно еще осознать.

Но давайте попробуем проанализировать будущие беды и трагедии этой революции.

1. Подавление личности и управление сознанием людей.

2. Превращение человека в биоробота.

3. Отчуждение от Бога, грубое нарушение экологии духа.

4. Нравственное разложение, ибо без Бога нравственность немыслима.

5. Разрушение семьи, бездуховный образ жизни, непомерное развитие службы наслаждений, индустрии наслаждений.

6. Отчуждение людей друг от друга.

7. Жизнь на грани двух реальностей – мнимой, или ложной, и реальной.

8. Резкое увеличение числа душевных болезней самоубийств.

9. Активное созидание новой религии, основанной на поклонении дьяволу, и подготовка к принятию антихриста.

10. Принятие антихриста и поклонение ему. Нет смысла сейчас расшифровывать все эти пункты. Они следуют один из другого и из оккультной науки. Конечно, оккультизм – это наука, но на уровне греховного состояния человечества, когда, по слову апостола Иоанна, «мир во зле лежит», овладение этой наукой приносит человечеству неисчислимые беды. Знание этих наук дает возможность человеку входить в непосредственный контакт с миром злых духов.

Отсюда проистекает очень важное следствие для духовного развития человека. Христианский путь ведет к Богу и к улучшению духовной сущности человека, развивая в нем любовь, веру в Бога, вплоть до самопожертвования, стремление помочь людям, доброделанию, смирению. Оккультный путь ведет к развитию гордыни, возвышенного мнения о человеке, а гордость, наивысшим развитием которой является гордыня, как антипод христианского смирения – начало и конец всякого греха. Поэтому и неудивительно, что оккультное целительство, гадание, астрология развивают у человека страсть к деньгам и наживе. Экстрасенсорика стала служить преступным целям, связав себя с преступными мафиозными структурами, служа им в качестве советчиков и предсказателей, естественно не бесплатно, а за большие вознаграждения. Известно, что в последние годы различные преступные группы стали для своих грязных целей нанимать экстрасенсов, ясновидцев, предсказателей, колдунов. Стал развиваться как особое направление экономический вид экстрасенсорики. Не брезгуют этим, и, наоборот,

берут себе на вооружение ясновидцев и предсказателей, астрологов и политические деятели и партии.

Таким образом, оккультизм ведет к целенаправленному развитию у человека сверхъестественных способностей без нравственного совершенствования, а часто и к преступным целям. Он основан на духовном насилии над личностью человека, приводит к попранию образа Божия в человеке и препятствует его богоуподоблению, и поэтому есть даже не духовный тупик, а прямой путь к порабощению души человека дьяволом.

Поэтому он и ведет к тяжелым последствиям: к духовным, душевным и телесным болезням, и к логическому финалу – тяжелому духовному угнетению – депрессии (грех уныния) и самоубийству. Все! Дьявол получил то, чего добивался – нераскаянную душу человека, оторванную или уведенную им от Бога.

Все это мы попытались представить на страницах данной работы на основании собственного врачебного и духовного опыта, опыта других священнослужителей и невольных признаний самих оккультистов.

Оккультный опыт, и в частности оккультные целительства, гадания, предсказания, ясновидение, чудотворение, – это непосредственный путь к сатане и его воинству. Неудивительно поэтому, что сатанинские секты берут на вооружение оккультные методы и символику. Сатанист убивал иноков и иеромонаха Василия в Оптиной пустыни кинжалом, имевшим оккультную символику – число 666. При инициации (посвящении) в сатанинские секты и в масоны используется оккультная символика.

Гитлер в свое время мечтал об утверждении черной магии в городах и деревнях России, о разделении Православной Церкви и создании в каждой деревне своей секты или внедрение в них различных христианских конфессий.

Различные тоталитарные секты в наше время используют оккультные методы, направленные на подавление личности человека, его свободы воли и, следовательно, образа Божия и богоуподобления (медитация, гипноз, внушение и т. п.).

Оккультные целители, маги, колдуны считают, что их деятельность направлена на благие цели – исцеление больных, «снятие порчи», изменение «судьбы» человека, исправление его дурных наклонностей и т. п. На самом деле, как мы видим, они не только не помогают человеку, а вредят ему и, самое главное, увлекают душу его в лапы дьявола, удаляют ее от Бога и спасительного пути. Но ведь именно это и является основной целью дьявола и его бесовского воинства.

Иеромонах Анатолий

Под властью Орды

Несколько слов по итогам года

На этот раз я нарушу добрую традицию и не стану давать обширного многостраничного интервью по письмам читателей, как делал это в предыдущие года (см. материалы «Третья Мировая война в разгаре», «На руинах Третьей Мировой» и т. д.) Писать и говорить больше не о чем: все написано. все сказано, все сбылось. От России остались рожки да ножки. Пастухи, коим надлежало пасти, беречь и умножать «стадо российское», спасая его от «волков», пошли в услужение этим волкам, стали шакалами при них… итог: стадо вырезается под корень, пастбище урезано иными пастухами – волками… Короче, была Россия, а нынче нету ее, одни воспоминания остались да население дичающее, бесправное и нищее… Задайте вопрос Лужкову, кому принадлежат заводы, фабрики, рынки, магазины, банки, дома столицы и все прочее? Он вам не ответит. Потому что русским не принадлежит ничего!

И по всей федерации так. А как вы думаете, почему власти вооружают до зубов и финансируют чеченских «борцов за независимость», одновременно тиранически притесняя и разоружая казаков, которые живут бок о бок с этими «борцами» на Кавказе? Вот если вы ответите себе на этот вопрос, вы поймете и все прочее… Никакой России уже нет. Мы живем в ордынской узде, безропотным стадом. Вот такой расклад. Мы живем на земле, которая поделена и продана иноземцам. И все, что на ней – не наше. Поинтересуйтесь, кто владеет фирмой или предприятием, на котором вы работаете? И вы узнаете – немец, чеченец, азербайджанец, турок… Какая ж это Россия, ежели в ней все является собственностью чужеземцев, а государственной собственностью распоряжаются воры и иные государства? Русские лишь быстровымирающая рабочая сила… И надежд на возвращение хоть доли независимости нет. Пастухи – волки и пастухи-шакалы в этом незаинтересованы. Оппозиции нет. Еще год назад была мощная, сильная оппозиция. Но коммунист Зюганов, возглавив ее, собрав под свою длань, сумел сделать то, чего никогда не добилась бы вся «мировая демократия» запада и востока, управляемая спецслужбами. Он обратил оппозицию в ничто. Ее больше нет. Вот такой «поп Гапон»! А где наши патриоты? Где Распутин, Белов, Бондарев..? Вы что-нибудь слышали про них? Где все прочие?!

Когда-то Россия пережила Орду. Теперь не переживет. Нынешняя Орда пришла навсегда. У нее все силы мира. Но не в ней дело. Дело в другом – народ наш изжил себя, превратился в стадо, которое уже никому не жалко, он полностью утратил инстинкт само – сохранения – и потому он обречен. Чуда не будет. И говорить, писать больше не для кого… Если, пожалуй, для тех немногих, избранных, кто останется Русским и на чужой уже, не принадлежащей земле, кто захочет сохранить память о Великой Державе. Только память. Ничего больше не останется. Но и Память дело немалое.

Главный редактор