Метагалактика Юрия Петухова

Газета «Голос Вселенной» № 11 (1996)

Информационно-публицистическая и литературно-художественная газета
Россия – Вселенная Духа и последняя обитель Вседержителя посреди Черной Пропасти, разверзнутой в ад

Германия – славянская земля

Недавно побывавший в Казахстане глава так называемого «прусского правительства в изгнании» призвал «советских» немцев ехать в Калининградскую область и объявить ее суверенной от России! В таком случае я предлагаю русским и всем славянам объявить в центре Германии суверенную Лужицкую Республику, ведь там еще живут коренные жители – лужицкие сербы, которых насильно онемечивают!

Окиньте взглядом историю славян, господа. И вы увидите, что мир обязан своими достижениями, цивилизацией и культурой – русским! В бронзовом веке (4 тысячи лет назад) наши предки уже обладали государственностью, строили цветущие города и на всю ойкумену славились, как лучшие мореходы. А где были немцы? По словам великого Ломоносова, совершенно дикие германцы еще в шкурах бегали…

…Во II тысячелетии до н. э. славянские народы и племена расселились на огромной территории Европы от Эльбы (Лабы) – на западе, до Днепра – на востоке. И только спустя много времени, в начале нашей эры, древние германцы начали выходить с «острова Скандзы» (Скандинавии) и Ютландского полуострова на захват кельтских и славянских земель.

Знаменитый «немецкий» Берлин – это искаженное название древнейшего города полабских славян, основанного в I тысячелетии до н. э., и в переводе означавшее «запруда» (бурлин). Почти все германские города были основаны западными славянами. Судите сами.

Ольденбург – это славянский Староград (Старигард).

Деммин – Дымин.

Мекленбург – ранее назывался Рарог (Рерик), позднее – Микулин Бор.

Шверин – бодричский Зверин.

А вот современные немецкие города, о древних названиях которых вы и так догадаетесь: Любек, Бремен, Вейден, Люббен. Торгау, Клюц, Рибниц, Каров. Тетерев, Мальхин, Миров, Россов, Кириц, Бесков, Каменц, Лебау, Зебниц и т. д., и т. п. Сюда уместно добавить, что австрийская столица Вена – это славянский Виндебож, а г. Цветль – Светла. Сама же Австрия называлась до онемечивания княжеством Острия!

В. Владиславов, г. Брянск.

От редакции. Наш читатель В. Владиславов перечислил свыше двадцати славянских названий немецких городов и селений. Если же приглядеться к данной проблеме внимательней, то на карте нынешней Европы можно найти тысячи и даже десятки тысяч тех неизгладимых следов, что оставили наши прямые предки в местах своего обитания. Да, те, кого принято называть славянами, славянорусами. венедами и т. д… а если быть более точными, просто русами, чувствовали себя на всей территории Европы как дома. Европа и была их домом. Европа была нашим домом, нашей родиной – мы просто забыли об этом. Но топонимика помнит. Исторические хроники и летописи можно исказить, дополнить, переписать. Но невозможно выправить и переиначить сотни тысяч названий городов, сел, рек. ручьев, озер, равнин, лесов, болот, гор. Невозможно абсолютно переделать язык народа. И потому для нынешнего историка-исследователя основным инструментом является именно лингвистика, и шире того, все, что связано со словом. Вот, к примеру, В. Владиславов употребляет слова «Германия», «германский», «германцы» в совершенно определенном значении, имея ввиду немцев. Но сами немцы называют себя «дойче». Откуда же появился этноним «германцы»? И что он означает на самом деле? «Германцами», а точнее, «германами», называли северных варваров римские историки и более поздние раннесредневековые хроникеры, писавшие на латыни. Подразумевали ли они под «германами» подлинных немцев, «дойче»? Нет. По той простой причине, что «дойче»-немцы не проживали в те времена в Центральной и Восточной Европе, на землях нынешней Германии. Там проживали племена русов-венедов, трансформировавшихся в хрониках в «вандалов», и других русов (их наименования без труда можно найти в писаниях упомянутых римских историков). Вышесказанное однозначно подтверждается топонимикой Европы, а также совершенно четкими указаниями средневековых хроникеров (см. Мавро Орбини и др.), которые писали прямо, что Европу заселяли те; кого позже стали обозначать этнонимом «славяне». Так почему же римляне называли славян-русов «германами»? Нам это кажется сейчас странным, потому что мы закоренели в одной из многовековых ошибок (или предвзятостей). Для римлян же все было понятно и ясно. Они называли северных варваров по одному из их собственных самоназваний, добавляя лишь слово «маны» – «люди», то есть «гер-люди» или «люди, зовущие себя „гер“». Слово «херр», т. е. «человек, мужчина, господин» у немцев появилось сравнительно поздно и под влиянием русов. Лингвистика исключает возможность вхождения этого слова в двухчастное «германы». К тому же здесь получается явная тавтология, «люди-люди», которой образованные римские ученые-историки себе бы не позволили. Само слово «гер», имеет основой своей русское «яр», «ар», то есть «ярый, ярий, арий», не требующее для нас, русскоязычных никакого перевода. В средневековую латынь, как и в латынь римлян, слово «яр» трансформируется однозначно, как «гер» (хронисты, к примеру, записывают славянское божество Яровита «Геровитом», и т. д., такой переход полностью отвечает строжайшим и неукоснительным правилам точной науки лингвистики). Мы получаем исходное «яр-люди» или «люди», назвавшие себя «ярами», «яриями», «ариями». И здесь не следует удивляться, что так называемыми «подлинными арийцами» были вовсе не «дойче». которые присвоили себе не совсем понятное для них русское самоназвание «яр», «ар», а наши предки русы-индоевропейцы, прародители всех европейских и части азиатских народов. Мы их прямые потомки, и потому для нас не нужен перевод этнонима «арий», «ярий», каждый из нас может с ходу привести однокоренные слова «ярый», «ярость», «яростный», «ярить» и т. д., вплоть до слова «боярин», то есть «большой-ярый», «большой воин», «воевода». Сами древние римляне, когда писали про «германцев», определенно и четко имели ввиду вовсе не малое и неведомое племя «дойче», а именно русов, окружавших их со всех сторон и в конце концов, разрушивших Римскую империю. Просто за последующие века многое в Европе изменилось, русы-славяне были вытеснены из нее племенами молодыми и энергичными, племенами сыновними, каковыми и были, в частности, «дойче» и пр., значительно большую часть славян они ассимилировали, навязав свой язык, свой уклад… топонимика же Европы, хоть и в искаженном виде, осталась прежней, подлинной, русской. Процесс «штурма и натиска на Восток» – есть один из сложнейших исторических процессов, который длится уже тысячелетия, и о нем надо писать отдельно, что мы и сделаем в одном из номеров.

Предположение В. Владиславова, что «древние германцы», под которыми он подразумевает явно «дойче»-немцев, начали выходить со Скандинавского полуострова, неверно. Ниоткуда немцы, скандинавы, балты, а ранее и романцы, греки, хетто-лувийцы не выходили – не может ни один народ появиться где-то на «пустынном брегу» и саморазвиться до уровня общей, бытующей на тот момент цивилизации. Домыслы о подобных «выходах» и «исходах» были уместны для историков XVIII и начала XIX веков, когда не было ни лингвистики, ни антропологии, ни топонимики, ни метаисторического анализа. Ныне о подобном говорить несерьезно и ненаучно. Народы не выходили из каких-то географических мест (за исключением дикарей-аборигенов), а отпочковывались в виде сыновних и дочерних племен от народа-отца. Вот таким народом-отцом для отпочковавшихся от него балтов. немцев, англо-саксов, французов, итальянцев, иранцев, индусов (белых) и так далее и был народ, русов, народ индоевропейцев. Попросту выражаясь, «дойче», как и многие другие племена, вычленялись из огромного и древнего этноса русов, вычленились, когда подошло их время, когда их «пассионарность» достигла наивысшего пика. Вычленились и, находясь в этноэнергическом для себя максимуме, и начали тот самый пресловутый «натиск на Восток», пользуясь тем, что отцовнее племя, супернарод русов выплеснул практически всю свою энергию, все свои силы и лучших людей своих отдал на борьбу с Римом и другими врагами. Народы-сыны успешно заменили в Европе обессилевшего отца своего, как это всегда и бывает в Истории. Повторяясь, можно сказать, что часть русов была уничтожена в войнах, часть ассимилирована, часть оттеснена на восток… И все же Народ-отец, прародитель европейских наций, был настолько силен и духовно мощен, что сокрушить его полностью не удалось – русы собрали силы, восстановили государство, Империю на новом месте, как бывало уже не единожды.

А. В. Владиславову мы хотели бы порекомендовать напоследок более мудро и философски подходить к оценке своего и окружающих народов в историческом процессе. Да. лужицкие сербы заслуживают иметь свою суверенную республику на территории нынешней Германии. Но мы помним, что большая часть так называемых «дойче» этнически является славянорусами, а сами «дойче» – нашими младшими братьями. Так стоит ли проводить внутри «родни» какую-то межу? Это первое. И второе, в пафосе письма В. Владиславова ощущается чувство некой обиды, которая может перейти в «комплекс неполноценности» и зависти к удачливым и оборотистым «германцам», захватившим славянские земли. Да, «дойче» достигли в своем историческом пути определенных успехов, во многом обогнали нас – они моложе и энергичнее, они пришли на готовое место, в среду народов более цивилизованных на тот момент, чем они сами, в среду русов и римлян, они не останавливали хода своего развития. Исконным же русам, перебравшимся на восток, пришлось значительно труднее, они пришли в среду диких, практически первобытных племен финно-угорской и уральской языковых семей. Кроме того, они попали между молотом и наковальней Запада и Востока. И тем не менее русы, доказывая свое первородство и свой колоссальный духовный потенциал, возродили величайшую в мире Империю. И потому нам всем, прямым потомкам русов, надлежит гордиться своими великими предками и добросклонно относиться к младшим братьям. Почему добросклонно? Потому что могут настать такие времена, когда лишь наши родные младшие братья смогут омолодить наш древний Народ и не дать ему как этносу, имеющему право на жизнь, раствориться в народах кавказских семей и тюркоязычных – процесс такового растворения идет чрезвычайно интенсивно. Но это уже тема для отдельного разговора..

Иеромонах Анатолий

Оккультизм – разновидность сатанизма

ОККУЛЬТИЗМ, ПОДСОЗНАНИЕ И ВОЛЯ ЧЕЛОВЕКА

На подавлении воли основано и кодирование по методу Довженко и его лучшего ученика Григорьева. Воля человека вообще является помехой при кодировании, гипнозе, внушении, медитации, ибо воля активно сопротивляется всякому давлению.

При гипнотизировании или кодировании в область подсознания подается чужая программа поведения. Чтобы она прошла в подсознание и стала силой, управляющей поведение и даже мышлением человека, надо лишить человека воли. Для этого предлагается принять удобную позу, закрыть глаза, расслабиться, ни о чем не думать и выполнять команды гипнотизера. Вообще волевая пассивность человека при оккультных действиях обязательное условие.

Подсознание – это таинственная область человеческой души, где рождаются мысли, чувства, образы, переживания, желания. У человека, живущего бездуховной жизнью, именно подсознание чаще всего и формирует его поведение, направленное в основном на удовлетворение его физиологических потребностей. Оно же формирует мотивацию поведения и его агрессивность. Во многом мотивация поведения обусловлена физиологическими процессами. Например, чувство голода заставляет искать пищу. Половые инстинкты приводят к соответствующему половому поведению и т. п. Эти внутренние физиологические потребности могут быть как нормальными, так и патологическими, вызванными болезненными состояниями или проявлениями страсти. Например, страстное желание курить порождает соответствующее поведение, направленное на удовлетворение этой страсти. Желание выпить у алкоголика приводит к поведению, направленному на обязательное удовлетворение страсти. Все мысли, чувства, переживания, поступки и поведение этого человека направлены на то, чтобы любыми способами добыть спиртное.

У человека, подверженного блудной страсти, все его поведение направлено именно на удовлетворение этой страсти. Эти люди живут в основном плотской жизнью и ищут удовлетворения плотских, т. е. физиологических потребностей: еда, питье, сон, блуд, развлечения, агрессивность по отношению к тем, кто мешает им в выполнении их желаний, воровство, обман и т. п. Для этих людей нет высших духовных принципов, им непонятны такие понятия, как любовь, милосердие, сострадание, чувство долга, чувство прекрасного и т. п. В основе мотивации их поведения лежит удовлетворение физиологических или извращенных духовных желаний.

Следует отметить, что такое поведение не зависит от уровня грамотности и образованности человека. Он может иметь и два, и даже три высших образования, но жить по законам плоти, ибо мотивация его поведения основана на удовлетворении физиологических потребностей.

У людей, живущих духовной жизнью, мотивация поведения контролируется их духовными принципами и физиологическая мотивация подчинена духовной. Большое значение здесь имеют волевые действия души. Но если духовные принципы ослабляют свой контроль, воля человека не может защитить его от тех или иных дурных поступков. Так бывает, например, в состоянии опьянения. Даже человек с высокой духовностью и крепкой волей в пьяном состоянии может совершать дурные поступки или совершать действия, противные его духовным принципам. В этом случае воля человека как бы парализуется. Недаром в народе говорят: «Пьяному море по колено» и «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке», т. е. на фоне снижения сознательного и волевого контроля прорываются подсознательные действия. Апостол Павел сказал: «Не упивайтесь вином, ибо в вине блуд».

У человека, живущего по принципам христианской морали, придающего большое значение молитве, богообщению чрез христианские таинства (исповедь, причастие и др.), сознание, основанное на этих принципах, как бы переходит, погружается в область подсознания, которое и формирует определенный стереотип поведения. Но и в этом случае активное сознание и волевой контроль имеют главнейшее значение в поведении человека. Только жизнь в святости или на грани святости приводит к удивительной симфонии сознания и подсознания. У людей, длительное время занимающихся Иисусовой молитвой, ведущих аскетический образ жизни и твердо соблюдающих закон Божий, настолько перерождаются сознание и подсознание, что происходит как бы преображение не только их души, но и тела. В этом отношении для нас очень показателен пример жизни святого преподобного Серафима Саровского. Вся его жизнь была в Боге и с Богом, его сознание как бы слилось с подсознанием, и все его поступки, общение с людьми излучали любовь, радость в Боге, и всех приходящих к нему он встречал словами «радость моя». Известны случаи его телесного преображения, дар прозорливости, исцеления болящих и чудотворения.

Но что же такое подсознание, и почему мы в рассуждениях об оккультизме и экстрасенсорике придаем ему большое значение?

Ученые определяют подсознание как качественно особую скрытую активность мозга, способную оказывать глубокое влияние на поведение и сложные формы приспособления, восприятие ощущений, осуществляемое посредством органов чувств. Сознание неизбежно базируется на неосознаваемых процессах, происходящих в мозге (и душе). Процессы восприятия информации и переработки ее в нервных клетках мозга имеют именно неосознаваемый характер, и только результаты этой работы становятся доступны сознанию. Человек через органы своих чувств получает огромное количество информации, однако в большей части она остается неосмысленной, но принимает активное участие в формировании наших чувств, переживаний, желаний. Иногда неосознаваемые впечатления прорываются в область сознания в виде непонятных нам образов, мелодий, сновидений.

На первый взгляд подсознание не поддается нашему сознательному влиянию. Но это не так. Мы можем заставить себя проснуться в заданное время или можем заставить себя вспомнить, что нам нужно сделать то или другое дело в определенном месте, и в определенное время и при определенных обстоятельствах. То есть сознательно и с помощью своей воли мы можем закодировать свое подсознание на включение его воздействия на наше сознание в определенное время или при определенных обстоятельствах. Мы вводим в наше подсознание определенную информацию, которая должна в определенных нами условиях сработать. Но внутренние механизмы этой подсознательной работы нам неведомы, мы имеем дело лишь с результатом этой внутренней, скрытой от нашего сознания, работы души и мозга.

Именно через подсознание легче всего влияют на нас злые духи. Своим воздействием они могут порождать в нашем подсознании разные греховные мысли, желания, образы, стремления и влиять на наше поведение. Для бездуховного и безрелигиозного человека сознание и подсознание открыты прямому влиянию злых духов. Показательным примером такого влияния оказывается поведение человека в результате гипнотического внушения. При гипнозе через область подсознательного человек воспринимает информацию императивного (повелительного) характера, которая является руководством к действию. Здесь дух одного человека влияет на дух другого человека на подсознательном уровне. Другим примером духовного воздействия на подсознательном уровне является телепатия. Мы можем передать какие-то свои мысли, желания, образы близким людям на огромные расстояния. Аналогичным образом влияют на нас и злые духи. Выходит, что наш дух подвластен демонским влияниям и оказывается как бы беззащитным перед ними. Именно здесь – на уровне сознания-подсознания – происходит та невидимая брань, о которой говорят святые отцы Церкви. Они выработали в своих аскетических подвигах систему духовного трезвения, защищающую нас от воли бесов, действующую телепатически в виде помыслов, желаний или образов. Наша задача с вниманием относиться к каждому помыслу, образу, желанию, чтобы определить, не от беса ли они, и усилием воли отбросить всякие нечистые устремления. Мы должны быть очень внимательны к нашим внутренним душевным переживаниям, и воля наша должна постоянно работать в согласии с нашим духовным вниманием.

И вот для того, чтобы завладеть душей человека, бесы через гипнотизеров, целителей-кодировщиков, магов и стараются подавить волю и внедрить в глубины души, в подсознание свои программы.

В системе духовного трезвения большое значение имеет частая исповедь и открытие помыслов духовнику. Из святоотеческой литературы мы знаем, что именно этого бесы как огня боятся.

Воля человека неизменно связана с его активным сознанием. Сознание, которое не в религиозном и философском, а в медицинском плане можно рассматривать как состояние бодрствования в отличие от сна, включает в себя и внимание, и мышление, и представление образов, и желания, и волю. Волевым действием мы можем концентрировать свое внимание на тех или иных явлениях внешней среды, внутренних переживаниях, заставить себя думать о чем-то или, наоборот, не думать и т. д. Но на наши переживания, приходящие помыслы, желания, переживания, душевный комфорт или дискомфорт огромное влияние оказывает наша подсознательная деятельность души и мозга.

Подсознание, не контролируемое активным сознанием, – входные ворота в нашу душу бесов. В самом деле, если бесы будут внушать нам на уровне сознания «убей», «соблуди», «обмани», «укради», мы просто не примем эти мысли. Но мысли и желания или образы, приходящие к нам изнутри, из нашего подсознания, являются как бы нашими, естественными для нас, как желание есть или пить и т. п. Эти мысли и желания могут быть внушены нам бесами или их посредниками (колдунами, ворожеями, магами, ведьмами) телепатически или посредством магических действий.

Если мы примем эти мысли и желания и сознательно будем развивать их, это уже путь ко греху. Дьявол через какой-либо грех (любой), войдя невидимо в душу человека, произведя в нем какие-то движения ко греху (пусть маленькому), раздвигает «ворота», увеличивает свой плацдарм и уже приводит человека к совершению другого греха. И так, постепенно, если человек не ведет активной борьбы, не прикладывает усилий своей воли к искоренению греховного помысла и греховных наклонностей, он становится исполнителем чужой – демонической – воли.

Но именно на подавлении воли и основаны оккультные воздействия на него. И не важно, что эти воздействия кажутся нам благотворными, спасительными для человека, как это говорят нам белые маги, экстрасенсы, «целители», психотерапевты – кодировщики, гипнотизеры. Важно то, что личности человека, его душе, образу Божию в человеке нанесен ущерб – умален Образ Божий: подавлена воля, внесена чужая информация, душа человека закодирована на исполнение чужой воли. А воля эта в конечном итоге направлена к исполнению греха, к удалению от Бога, к духовной погибели.

МАНИПУЛИРОВАНИЕ СОЗНАНИЕМ ЧЕЛОВЕК И ФЕНОМЕН «ОТКРЫТОЙ ЛИЧНОСТИ»

Действительно ли можно сознанием одного человека или другого духа воздействовать на психику другого человека через его подсознание? Не является ли это наше утверждение следствием давно бытующего в народе суеверия, основанного на сказках О ведьмах, колдунах, домовых, леших и т. п.?

То, что на человека можно воздействовать на уровне подсознания и влиять на его поведение, образ мышления, мировоззрение, в настоящее время не вызывает никаких сомнений. Это – реальность нашего времени. Вот что пишут в Российском Медицинском журнале (№ 1, 1995 г. – стр. 31) И. В. Смирнов и Е. В. Безносюк: «Чрезвычайно важной проблемой в настоящее время стала перенасыщенность информацией психологического пространства человека и общества в целом, достигшая критического уровня, за которым становятся реальными управление и манипулирование самочувствием, настроением, поведением и всей картиной мира человека при распространении информации с использованием технических средств и приемов, позволяющих осуществлять информационное воздействие на неосознаваемом уровне…» «Уровень биологической эволюции и особенности органов восприятия не позволяют человеку контролировать неосознаваемые техногенные информационные воздействия. Часть информации при этом может быть не контролируема сознанием, но воспринята мозгом и психикой, что изменяет состояние и поведение человека помимо его воли и желания». Они также отмечают, что тенденции к использованию различных психотехнических приемов в последнее время резко усилилось. Они носят ауто- и гетеросуггестивный характер, как прямой (телесеансы А. Кашпировского), так и замаскированный различными магическими представлениями (например, телесеансы А. Чумака являются вариантами шаманизма, чародейства).

В свое время Адольф Гитлер создал специальное подразделение из индусов, пытаясь использовать их экстрасенсорные способности в военных целях для воздействия на противника.

Ю. А. Фомин считает, что в последнее время все больше и больше появляется субъектов, обладающих экстрасенсорными способностями. В связи с этим, считает он, возникает опасность проявления «открытой личности». Сущность этого явления заключается в том, что значительная часть общества оказывается не защищенной от воздействия со стороны отдельных личностей и групп лиц, обладающих развитыми экстрасенсорными возможностями. Это создает угрозу формирования общества, состоящего из покорной, безвольной толпы, управляемой суперличностями.

То, что это возможно, показала нам история. И. В. Смирнов и Е. В. Безносюк считают, что примером тому могут служить сравнительно быстрые психические модификации целых народов под влиянием «вирулентных» (т. е. сильных по своим проявлениям) идей лидеров типа Гитлера и Сталина. В наше время такие структуры уже появляются в нашей стране в виде колоний тоталитарных сект. Члены этих колоний (Белое братство, Аум Сенрике, секта лжехриста Виссариона, Богородичный центр) становятся биороботами, зомби, управляемыми сильными личностями с развитыми экстрасенсорными способностями. Эти биороботы, или зомби, готовы выполнить любой приказ своего повелителя. Предполагают, что члены секты Виссариона закодированы таким образом, что по условному знаку, или ключу, каковым может быть какое-либо слово или фраза, переданные по радио или телевидению, могут мгновенно помчаться в г. Минусинск или другое место для защиты своего повелителя.

Выше мы уже отмечали, что члены тоталитарных сект, как правило, прошли через увлечения оккультными занятиями. Это сделало их психику резко гипнабильной, и поэтому неудивительно, что они быстро поддаются гипнотическому внушению, или зомбированию, со стороны руководителей сект или их «апостолов». Специальная диета, коллективное чтение или пение молитв, произнесение мантр, слушание закодированной музыки или проповедей довершают их зомбирование и превращение в биороботов.

Приведем несколько примеров, иллюстрирующих, до какой степени может доходить «зомбированность» членов секты Виссариона. Перед нами несколько писем в Комитет защиты молодежи от тоталитарных сект.

1. Письмо от потерпевшего О.

Моя жена И. О. является членом секты «Последователи Виссариона» и собирается ехать с 4-летней дочерью в г. Минусинск, где находится их община. В течение года она является активным членом этой секты, распространяет литературу, листовки. Завлекла в секту свою двоюродную сестру с ребенком, которая уехала в Минусинск и уже в течение полугода живет там. Они обманули своих близких людей, продали квартиру, а деньги передали в общину.

Прошу привлечь к уголовной ответственности людей, завлекших мою жену в секту, и руководителей секты, а также принять все меры для запрещения этой секты.

М. О. 07.06.95 г.

2. Письмо от потерпевшей Л.

Моя дочь вместе с 10-летней внучкой попала под влияние секты Виссариона.

Моя дочь Т. С. Л. несколько лет назад познакомилась с соседкой по даче В. Сначала это были взаимные обмены опытом по садовым вопросам. Потом у В. возникли способности экстрасенса и она стала «лечить» мою дочь. Постепенно контакт В. с моей дочерью приобрел более постоянный и тесный характер, и общение их стало продолжаться и в городе. Моя дочь с внучкой стали пропадать где-то и возвращаться за полночь. Я часто разыскивала ее, обзванивая всех знакомых, нервничала и переживала, но это мою дочь нисколько не трогало. С 1993 г. она стала упорно сопротивляться моему появлению на садовом участке. Когда я все-таки приехала, у нас состоялся разговор, из которого я узнала, что В. ввела мою дочь с 10-летней внучкой в секту Виссариона. После знакомства с В. и пребыванием в секте моя дочь совершенно изменилась.

Я одна всю жизнь поднимала и растила своих двух дочерей, очень много работала без отпусков, дала своим дочерям высшее образование, купила 3-комнатную квартиру в кредит, который выплачивала в течение 20 лет. В 1989 г. мне пришлось совершить родственный обмен со своими родными тетями, чтобы ухаживать за ними, т. к. они были одинокими, старыми и больными. В результате обмена моя дочь вместе с внучкой остались прописанными в 3-комнатной квартире, а я стала проживать со своими тетушками.

Весной 1994 г. на 84-м году жизни умерла моя последняя тетя, и дочь осталась жить с внучкой в 3-комнатной квартире. Отобрав обманом у меня ключи от этой квартиры, она мне их не вернула и в апреле сообщила мне, что эту квартиру она продала и все деньги перевела в секту Виссариона. В тот же день вместе с В. она улетела в Минусинск, оставив свою 10-летнюю дочь у чужих людей, оторвав ее от школы, а самое главное – моя 10-летняя внучка лишилась жилплощади и до сего дня скитается по чужим квартирам и людям в ожидании отъезда в Минусинск, где мать якобы купила для нее какое-то жилье, в котором, как мне стало известно, в последнее время проживает 15 человек, которые спят на полу в антисанитарных условиях, и у них появились вши.

Члены секты совершенно отвергают какое-либо медицинское обслуживание и говорят, что вши появляются от плохих мыслей, а беременность рассасывается сама собой. В такие тяжелые антисанитарные условия моя дочь собирается везти 10-летнего ребенка.

Я как мать и бабушка не могу с этим мириться, но не знаю, что мне делать. Мои попытки что-либо изменить не увенчались успехом. Моя дочь изменилась, она стала жестокой и неузнаваемой по отношению ко мне и своей сестре. Никакие мои просьбы и слезы не трогают ее совершенно. Она не слышит меня.

Отняв квартиру, секта теперь заставляет мою дочь продать дом на садовом участке, который построила я лично для всей семьи на ссуду, которую я взяла в банке как блокадница, на вещи и книги, которые я продавала, отказывая себе во всем – отдыхе и здоровье, чтобы дочке с внучкой была возможность вырастить свои овощи и фрукты, а внучка летом жила на даче. Все деньги от продажи этого дома с участком тоже уйдут в секту.

Секта Виссариона отобрала у меня самое дорогое для меня – дочь и внучку, разорила мою семью, оставив меня одинокой… и самое главное – одурманила мою дочь и внучку, которые не ведают что творят.

3. Письмо от потерпевшего С. Ш.

В моей семье произошла беда, а именно супруга и двое малолетних детей (девочки) всего лишь один раз сходили на видеопроповедь Виссариона. После этого она перестала кормить детей нормальной пищей и давала им есть только овес и пророщенную пшеницу (все в сыром виде, пропуская через мясорубку). Через несколько дней членами этой организации они были отправлены в г. Минусинск Красноярского края для якобы новой счастливой жизни. Задав вопрос по телефону одному из агитаторов этой тоталитарной секты Виссариона, для чего они сманивают туда людей, ответ получил такой: «Для создания нового общества и продолжения человеческого рода, который будет жить только в ХХ1-м веке. Все равно скоро конец света и мы будем дышать не через легкие, а через кожу и перейдем в пятое измерение». Уже четвертый месяц я не могу принять участия в воспитании своих детей, тем более, что в этом году они должны были пойти в школу.

Я не специалист в области религии и медицины, но считаю, что то, что произошло с моей супругой, это – кодирование определенной части мозга и внушение какой-то информации. Действие этой секты считаю надругательством над личностью и попранием прав человека.

В данный момент супруга и дети находятся в тайге и неизвестно, что с ними. Опасаясь за здоровье и жизнь детей, прошу Вас принять какие-нибудь меры для закрытия этой секты. Помогите в розыске детей! 29.11.94 г.

4. В письме женщины Ю. Ш. говорится о том, что ее дочь С. была вовлечена в секту Виссариона 2 года назад после прослушивания его проповеди и вскоре после этого уехала в г. Минусинск, ничего не сказав об этом родителям. И хотя она периодически приезжала в родной город, никакой связи с родными не поддерживала. Отец поехал разыскивать ее в Минусинск, но следы ее пропали. Он не смог этого пережить, с ним случился инсульт, и он умер. Вскоре от переживаний скончался и ее брат. От него скрывали ее связь с сектой Виссариона, т. к. у него было больное сердце. Но когда он узнал обо всем и о причине смерти отца, он не выдержал и умер от инфаркта миокарда.

Ю. Ш. отметила, что, когда ее дочь связала свою жизнь с сектой, она резко изменилась: будучи музыкантом, прекратила выступления, перестала ходить в театр и на концерты, стала отказываться от еды, перестала контактировать с родителями и близкими людьми, а потом и вовсе исчезла.

Вот какие странные трагедии разыгрываются в семьях людей, связывающих свою жизнь с тоталитарными сектами. Обращает на себя внимание связь тоталитарных сект и их руководителей с оккультными силами. Ведь и Виссарион – Сергей Тороп – начал свою деятельность именно с оккультных контактов с так называемым «высшим разумом». Каждому христианину конечно же ясно, что это за «высший разум». И безусловно правы И. В. Смирнов и Е. В. Безносюк, сотрудники кафедры психиатрии Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, заявившие о возможности одномоментной модификации (т. е. изменении) психики путем не осознаваемого сознанием ввода программы при аудиовизуальной подаче информации.

Другим примером подсознательного воздействия информации, кодирующей психику человека, является признание Боба Коэна, сотрудника Корпуса Мира в Индии, принявшего учение «Сознание Кришны». В своей книге «Совершенные вопросы. Совершенные ответы», распространяемой в России адептами этой экзотической для России тоталитарной секты и изданной в 1991 г. в Ленинграде издательским центром «Реверс» тиражом в 500 000 экземпляров(!), он откровенно признает факт кодирования мантры Харе Кришна. Он пишет: «Впервые я услышал мантру Харе Кришна в конце 1968 г. на Гринвич Виллидже в Нью-Йорке. Пение было захватывающим и приносило ощущение покоя и уюта. Мантра врезалась мне в память. Впоследствии мне объяснили, что тогда было посеяно трансцендентное семя, которое в конечном счете должно было принести плод любви к Богу».

В этом признании Б. Коэна нетрудно заметить кодирующее воздействие мантры на подсознание человека: «Мантра врезалась мне в память… тогда было посеяно трансцендентное (т. е. противоположное физическому, духовное) семя». Именно кодирующее воздействие этой мантры и привело его в последующем к легкому и быстрому принятию учения «Сознание Кришны».

И. В. Смирнов и Е. В. Безносюк пишут, что технической основой аудиокоррекции психики на подсознательном уровне являются средства дельта-модуляции и спектральной модуляции речевого сигнала. При этом формула внушения подвергается такой переработке, что становится недоступной сознанию человека. Внушаемая информация тем не менее попадает в мозг и там с помощью нейропсихофизических механизмов декодируется, оказывая мощное корректирующее воздействие на психику человека.

Мы уже упоминали о том, что аудиопроповеди Виссариона имеют элементы гипнотического внушения. Вполне возможно, что и его видеопроповеди также имеют кодирующую информацию. Этим и могут объясняться столь быстрые метаморфозы в сознании людей, прослушавших проповеди Виссариона, в приведенных выше примерах. Аналогичная метаморфоза произошла и с сознанием Боба Коэна при прослушивании им закодированной мантры.

Но вернемся опять к статье И. В. Смирнова и Е. В. Безносюка. Они считают, что психотехнологии, воздействующие на подсознание человека, могут быть полезными при лечении психических и соматических (телесных) болезней человека. «Психотехнологии являются качественно новым этапом развития науки и техники и позволяют определять причины многих нарушений психики и соматических заболеваний и производить нелекарственную коррекцию здоровья. Все резервные возможности, способности любого человека начинают развиваться, совершенствоваться в желаемом направлении».

Но что это за психотехнологии? Это все те же гипноз, различные виды внушения, кодирование, в том числе кодирование при помощи аудио- и видеовоздействий, компьютерных программ и т. п., т. е. все те же оккультные методы воздействия на психику человека. Они также считают, что «средства акустической психокоррекции могут оказаться полезными во время стихийных бедствий или при ликвидации их последствий (например, массовой паники и др.)» (там же). Но ведь все это – целенаправленное управление психикой человека. Не надо быть большим прозорливцем, чтобы понять, что в этом случае создается великий соблазн психотронного воздействия на людей и управления массами людей в корыстных целях.

Мы сейчас с негодованием выступаем против варварского метода лечения психически больных людей – лоботомии (хирургического рассечения лобных долей мозга), превращающей людей в послушных дрессированных животных. Но разве такое психотронное воздействие не сделает людей послушным стадом, которым можно манипулировать как угодно? И. В. Смирнов и Е. В. Безносюк весьма серьезные и уважаемые ученые, но, к сожалению, это их мнение нельзя считать правильным с этической и христианской точек зрения. К тому же мы уже знаем, к чему, каким последствиям может привести насильственное воздействие на подсознание людей.

Не лучше ли было бы призвать к духовно-ориентированному лечению, основанному на христианских таинствах и любви?

В наше время надо призывать не к оккультным (прямым и техногенным, пусть даже и с благими целями) воздействиям на людей, а на методы защиты от этих воздействий. Надо разъяснять вред любых оккультных влияний на человека – его психическое и соматическое здоровье и на их социальную и политическую опасность. Но есть ли такие методы защиты?

В наше время человек нерелигиозный или невоцерковленный практически открыт воздействию чужой воли. Более того, экстрасенсами и колдунами все делается для того, чтобы лишить человека защитного психологического барьера. В свое время, когда проводились телесеансы А. Кашпировского, многие ученые предупреждали о том, что его выступления значительно повысят уровень гипнотической внушаемости населения страны и это приведет к страшным психологическим и политическим последствиям. И вот мы видим, что эти прогнозы оправдались.

Люди очень быстро подхватывают всякие модные учения, быстро попадаются в сети экзотических сект, быстро уверовают в инопланетян и в летающие тарелки, в переселение душ, во всякие астрологические и политические предсказания, доверяются всяким политическим и коммерческим проходимцам, бездумно вкладывают свои деньги в весьма сомнительные акции, предприятия, банки. Это говорит о том, что внушаемость людей резко повысилась.

Большим кодирующим влиянием на психику и поведение людей обладают телевидение, средства массовой информации, современная музыка. Давно уже не секрет, что многие музыкальные пластинки, на которых записаны концерты рок-групп, несут сатанинскую кодировку. Есть неофициальные данные, свидетельствующие о кодировании некоторых зарубежных телесериалов.

Отсутствие духовной защиты, массированная духовная агрессия против наших граждан, широкая сеть оккультных школ, оккультных учений и прямых сатанинских воздействий – от сатанинских черных месс до ритуальных убийств христиан – все это стало возможным из-за того духовного вакуума, который создавался в течение 70 с лишним лет в нашей стране.

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» ОККУЛЬТИСТЫ

Как объяснить то, что некоторые оккультисты, занимаясь по существу бесовским делом, часто рядятся в тогу «православных»? Здесь может быть несколько причин.

Во-первых, в наше духовно непросвещенное время многие из тех, кто начинает заниматься экстрасенсорикой, биоэнергетикой, «целительством», никакого представления не имеют, что лежит в основе этих «целительств», какие духовные силы задействованы здесь. Особенно это касается врачей. Обучение врачей вообще проходит в сугубо материалистическом духе. Уфология, палеокосмонавтика, астрология развиваются в недрах науки, а отношение к науке у нас уважительное. Даже те, кто начинает заниматься магией и колдовством, вначале не сознают, к каким силам они притягиваются.

Таким образом, эту причину занятий оккультизмом можно обозначить как неведение. Поэтому нередко прибегают к оккультным занятиям люди, искренне считающие себя верующими и даже православными. Приведу пример. Женщина 45 лет, Г. В. с молодости занимается «целительством» руками, словом, водой. «Дар» этот проявился у нее спонтанно, считает себя верующей с детства. Ходит регулярно в храм, исповедуется, причащается, но о своем «целительстве» никогда не говорила священнику. В декабре 1994 г. окончила школу «Помоги себе сам – клуб Сатурн», где ее научили подключаться к «белому потоку». Стала «контактером». Ее прикрепили к «духу Николая Угодника». Мысленный голос нередко будит ее ночью и говорит: «Вставай, бери ручку и пиши». Идет поток мыслей, и она автоматически пишет (автоматическое письмо). При этом может читать «Отче наш». К вопросам веры относится чисто традиционно. На связь всегда выходит именно с «духом Николая Угодника». Для православного христианина сразу видна кощунственность такой «связи».

Во-вторых, та же духовная безграмотность приводит нередко к размытости понятий «вера», «христианство», «православие», и в этом случае «верующий» не видит разницы между православием и псевдорелигиозными учениями и для него все равно, кем себя назвать. Но коли уж Россия традиционно считается страной православной, то он и себя называет православным, даже занимаясь оккультизмом.

В-третьих, имеет место сознательный обман и целенаправленное использование православной символики для привлечения верующих, особенно маловерующих и непросвещенных людей. Это – своеобразная реклама своего «предприятия». Приведем подобный пример.

Перед нами книга: «Московская академия христианской народной медицины. Николай Федоренко. Исцеление души и тела. Москва, 1994».

Книга эта явно оккультная, хотя автор и относит ее к «христианской народной медицине». В первой части книги собраны многочисленные христианские молитвы, которые читаются по случаю какой-то боли или недуга: от головы, от глаз, от живота, от грыжи, от кашля и т. п. Молитвы к разным святым приспособлены в плане неоязычества с магической целью для магического целительства не болезни, а того или иного симптома (проявления) болезни.

На стр. 89 сказано; «Молитва – обращение священника либо самого верующего к Богу, к высшим силам с просьбой ниспослания блага и отвращения зла. Ее истоки лежат в глубокой древности, в вере наших далеких предков в магическую силу слова.

Ушиб и порез, зубная боль и боль поясничная, бородавка или чирей (терминология автора книги – Федоренко!) и многое другое – на каждую из этих болезней, недомоганий, физических изъянов имелись свои избавляющие средства. Одним из них являются молитвы и лечебные заговоры». Во второй части книги приводятся языческие магические способы целительства, абсолютно ничего не имеющие с православием.

Невооруженным глазом видно, что здесь грубое невежество, самореклама, отсутствие знания медицины сочетаются с неозяычеством, магией, чародейством. Ясно, что к православию это целительство имеет такое же отношение, как и к официальной медицине, а между тем организована так называемая «Московская православная академия народного и духовного врачевания им. Федоренко», где слушателей за деньги обучают лечению заговорами и методам народного знахарства.

Судите сами, дорогие читатели, о каком «православии» здесь можно говорить! Но эта «академия» существует, принимает на обучение желающих прикоснуться к язычеству, но под маской православия, берет за обучение деньги, предоставляет общежитие. Но на какого потребителя рассчитана эта академия? Любой православный христианин скажет, что не на него!

Вспомним слова Иисуса Христа из Евангелия от Матфея:

«…Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые… И так, по плодам их узнаете их. Не всякий говорящий Мне: „Господи! Господи!“, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? (предсказатели, ясновидцы. – И. А.) и не Твоим ли именем бесов изгоняли (целители, экстрасенсы. – И. А.), и не Твоим ли именем многие чудеса творили? (Например, колдун Ю. Лонго поднимал умершего, что транслировалось по телевидению. – И. А.). И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (7, 18–23).

Итак, не смущайтесь, что некоторые экстрасенсы, маги, «целители» пользуются православной символикой и даже посылают людей креститься. Ведь соблазнить крещеного бесу гораздо приятнее, чем некрещеного. В этом проявляется поистине сатанинское злонамерение!

СВЕТ И ТЬМА, ИЛИ КОМУ СЛУЖАТ ОККУЛЬТИСТЫ

Почему оккультные знания прятались от мира? Со слов самих оккультистов, в учениках убивалась та реальная жизнь, которой они жили, и они познавали нечто другое, чему нет эквивалента в реальной жизни. По их мнению, их учение закреплено «снисхождением святого духа» – откровением, без которого человек терял бы все жизненные ориентиры. С христианской точки зрения, это откровение есть откровение дьявола, и потому их знания есть тьма, а для нас знание есть свет: в Евангелии от Иоанна сказано: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков; и свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (1, 4–5). Вторая важная причина, по которой оккультные знания прятались от мира, заключается в силе. Со слов оккультиста и ярого противника христианства А. Киселя, «тайные знания – это сила. Сила шаманов, жрецов; сила, которая руководила Гитлером; сила, которая изучалась в закрытых сталинских институтах. Познанная суть явлений, их связь – позволяет владеющему этим не ошибаться».

Таким образом, тайные знания дают силу или власть над людьми и природой. Сила и власть развивают непомерную гордыню. Согласно учению святых отцов православия, гордость приводит к целому ряду страшных грехов: тщеславие, гнев, блуд, зависть, клевета, ненависть, вражда, прекословие, дерзость, леность, высокомерие, хвастовство, непослушание, сребролюбие и конце концов огорчение, печаль, уныние, самоубийство.

Кто же такие экстрасенсы? На этот вопрос прямой ответ дают сами экстрасенсы.

Е. Санин в разговоре с «большим» экстрасенсом А. Бабичем приводит весьма интересное для нас «откровение»: «В жизни, словно в сказке, существуют явления экстрасенсорики, в которых участвуют как черные, так и светлые энергетические силы. Задача первых – делать людям зло. Долг же вторых, назовем их пока носителями белой жизненной энергии, – нейтрализовать это зло… Носителей черной отрицательной энергетической силы еще в стародавние времена наши предки называли колдунами, ведьмами или злыми феями… Соответственно, противоборствующие им люди с белой жизненной энергией – добрые феи… или, как принято теперь называть, экстрасенсы».

Итак, сказано о себе самих яснее ясного! Итак, экстрасенсы, по признанию их самих, это – «добрые колдуны» (феи), или «белые маги», или просто – маги. Далее он заявляет: «Иногда люди, попавшие под влияние злой силы, знают, что работают во имя зла, иногда даже не подозревают об этом, хотя интуитивно это чувствуют, порой делают это вполне сознательно, и я бы сказал, даже с удовольствием… эта черная отрицательная сила, и подвластные ей люди могут делать зло заочно… Из чувства зла или зависти такие люди могут сделать наговор на человека и с помощью определенных заклинаний перенести его на самые разнообразные вещи, продукты, воду, деньги, т. е., как это принято говорить, заряжают их, словно кремы или воду во время телесеансов. И если А. В. Чумак во время своих сеансов заряжает свои кремы и воду светлой силой во имя добра, милосердия и здоровья, то ведьмы, напротив, делают это во вред человеку, добиваясь желанного результата самыми различными способами».

Мы сделали эту длинную выписку из книги Е. Санина «Чудеса без чудес» специально, чтобы показать, что экстрасенсы – это маги, или колдуны, только якобы действующие во имя добра. И С. Н. Лазарев в своей книге «Диагностика кармы» (СПб., 1993) неоднократно признается, что он начинал как колдун, затем стал экстрасенсом, а затем разработал свою систему диагностики и лечения по карме, но иногда все же пользуется методами магии.

Если экстрасенсы – это светлые маги, то почему же после их сеансов человеку становится хуже или он заболевает, почему они доводят человека до тяжелого психического заболевания и самоубийства, как и при явных контактах с бесами – «инопланетянами»?

Ведь многие врачи отмечают, что после сеансов у экстрасенсов, в том числе и Чумака, у людей болезнь не проходит, а принимает новый, более худший вариант течения?

В этом отношении весьма интересным и полезным для нашего понимания, что же такое экстрасенсорика и оккультизм вообще, являются опять-таки признания самих оккультистов. Их матронеса Елена Блаватская признает: «Существует странный закон в оккультизме, который был засвидетельствован и доказан на протяжении тысячелетних опытов… закон этот неизменно подтверждался почти в каждом случае. Стоит только кому-нибудь вступить на путь испытуемого, как начинают появляться некоторые оккультные следствия. И первое из них есть выявление наружу всего, что находилось в человеке до сих пор в спящем состоянии: его недостатков, привычек, качеств и скрытых желаний… если человек… тщеславен, или чувствителен, или самомнителен, то все эти пороки неминуемо выявятся в нем, даже если до сих пор ему удавалось успешно скрывать и подавлять их. Они выступят неудержимо, и ему придется бороться с ними во сто раз сильнее чем раньше, прежде чем удастся искоренить в себе подобные наклонности. Человек, налагающий на себя маску, не будет в состоянии скрыть своей истинной природы, будь она низка или благородна.

В области оккультного это есть непреложный закон…» (Е. Блаватская «Тайная доктрина»).

А. Кисель добавляет к этому, что цель познания оккультного – это критерий, устанавливающий глубину падения или вознесения, а эпоха – критерий, умножающий эту глубину.

Это означает, что прикосновение человека к оккультизму приводит к развитию в нем страшных духовных последствий, приводящих к нравственному и духовному падению. Наша эпоха, по свидетельству А. Киселя, умножает глубину этого падения.

Здесь, в оккультизме, человек сталкивается с демоническими силами, которые и приводят его к падению в страшные глубины ада. Таким образом, сами оккультисты признают, что экстрасенсорика – это вид магии, т. е. вид колдовства, или чародейства, сопричастность демоническим силам, вот почему мы и видим разнообразные страшные последствия этой сопричастности.

Приведем страшный пример, подтверждающий непреложный закон оккультизма, о котором говорит Е. Блаватская и который дополняет А. Кисель.

Молодой человек И. А., 25 лет. В течение пяти лет активно занимался экстрасенсорикой. В течение последних полутора лет стал заниматься черной магией. В оккультных кругах считается перспективным экстрасенсом, неоднократно выступал на международных и российских семинарах по экстрасенсорике. По характеру был очень добрый, нежный, ласковый молодой человек, жалел животных, птиц, никого не мог обидеть, наоборот, иногда его обижали, хотя он физически крепкий, занимался спортом (тяжелой атлетикой) и даже занимал призовые места по Москве среди юношей по поднятию тяжестей.

На фоне занятий черной магией его психическое состояние резко изменилось. Он стал очень взрывчатым, грубым, дерзким, склонным к истерическим припадкам, во время которых не мог совладать с собой. Сослуживцы по работе стали его бояться, избегать встречи с ним. Как только он появлялся на работе, все замолкали, боялись встретиться с ним взглядом. Стал сексуально развязным, причем появилась тяга к связям с девицами легкого поведения. По ночам он стал выходить из дома, искал встречи с одинокими прохожими и нападал на них, жестоко избивая. Нередко, избив свою жертву, садился рядом с нею на корточки, курил, успокаивался и шел домой спать.

Его злобно-агрессивное состояние вызвало непонимание и осуждение его поведения самыми близкими друзьями. Во время одного припадка бешенства чуть не зарезал свою близкую подругу. Стал говорить про себя, что он «одержим бесом». Однажды попросил эту подругу, чтобы она в случае, если с ним что-нибудь случится, обязательно шла в православный храм и молилась за него.

Когда человек обращается к дьяволу, ничего хорошего его ждать не может. Это же касается и так называемого кодирования.

Конечной целью оккультистов всех мастей является отторжение человека от Бога и борьба с Богом.

А. Кисель пишет, что христианское Священное Писание есть «посвящение ни во что». В другом месте он пишет: «Мы поняли, что второго распятия не будет, второй приход Христа не будет миссией добра. Не надо витать в облаках: „Бог нас любит, Бог простит…“ Нет, не простит. Между нами Голгофа». Он же пишет, что «Православие на самом деле отреклось от истинной истины и Православная Церковь превратила светлое учение о жизни в черное учение людей, и поклоняется тому, что называется дьяволом».

Здесь белое называется черным, черное – белым. Для них Бог – это дьявол, а дьявол – это Бог. Таким образом, оккультизм во всех его видах есть настоящий сатанизм.

В одном оккультном журнале прямо высказали цель развития оккультизма в мире: это создание новой религии, где есть место высшему разуму, но нет места христианскому Богу. Теперь мы с вами убедились, кто такой этот высший разум – дьявол.

В начале нашей брошюры мы привели определение оккультизма, приведенное в БСЭ. Сами оккультисты несколько «смущаются» этим термином и предпочитают другой термин – «тайная доктрина». В предисловии к книге «Тайная магия» В. М. Бедаш пишет: «Принятый термин „оккультизм“ смущает многих. Выражение „тайная доктрина“ с легкой руки бывшего президента Теософического общества прошлого столетия мадам Е. П. Блаватской более предпочтительно. Оккультизм говорит о тайном учении, которое передается по традиции, но каждый из нас может открыть его в себе». Во введение к этой книге он пишет: «Есть существа, живущие в невидимом мире, как рыба в воде… Они настолько могущественны, что если мы пойдем против них, то результат будет губительным, так как мы нарушим естественный закон природы».

Мы уже приводили высказывание самого экстрасенса, что экстрасенсорика – это магия. Магия есть не что иное, как колдовство. В. М. Бедаш признает, что «колдун отдает духам во власть свою душу, в этом ужасное коварство колдовства; воздействуя своей волей на определенные силы природы, имея знания, применяя волю, колдун может излечить или же наоборот – навлечь какие-то болезни, вызывать гром на безоблачном небе, заклинать и т. п.». Он заявляет также, что тайные знания, применяемые с дурной целью, составляют колдовство, с доброй целью – мудрость. Но мы с вами, дорогие читатели, убедились, что экстрасенсорика, которая, со слов самих магов – экстрасенсов, якобы применяется с доброй целью, приносит людям неисчислимые беды. И нам – врачам и священнослужителям – это особенно хорошо известно. Так что не надо обманывать ни себя, ни других, ни Бога. Экстрасенсорика, магия, колдовство вводят человека в мир черных духов, от которых нельзя ждать добра.

Очень ценным для нас является признание этого колдуна и мага – В. М. Бедаша о том, что «существует незримый закон для посвященных (т. е. самих магов, колдунов, экстрасенсов), пока мир находится в неведении относительно сил ума и сил природы (т. е. тайных, сокровенных знаний). Лучше, чтобы посвященные молчали, так как знание, если оно распространяется повсюду без разбора, приносит вред, а не благо». Далее он пишет: «Магия, выродившись из науки самопознания в прикладные области применения, известна как черная (нанесение вреда и зла), белая (противоположная ей – предназначенная для противодействия), зеленая (лечебная), любовная (оказывание влияния на людей чарами для привязывания к себе) и т. д. Черной магий, часто непрофессионально и постоянно, занимается большое количество людей».

Таким образом, В. М. Бедаш признает, что лечебная магия (экстрасенсорика, биоэнергетика, целительство методом Рэйки) есть земная магия. Выше мы приводили слова епископа Самарского и Сызранского Сергия о том, что цвет магии значения не имеет, есть просто магия.

«Есть немало людей, – пишет В. М. Бедаш, – для которых царство Дэв (т. е. злых духов) имеет большую притягательную силу, и они пытаются посредством медитации вступить в контакт с ними… Контакт легко приводит к нарушению психического равновесия, если вообще не к фактической одержимости… Они вносят глубокое расстройство в человеческое сознание… Это кризис, который может резко ухудшить состояние пациента и обострить его болезнь».

В этой брошюре мы уделили большое внимание вредным последствиям «лечения» людей у экстрасенсов, колдунов и магов. И вот вам признание самих колдунов!

Что же еще можно сказать после этого признания?

Мы можем добавить со слов оккультистов, что использование сверхнормальных психических воздействий, которое всегда было известно оккультистам под названием черной магии, ведет к духовной деградации (В. М. Бедаш, стр. 144). Это касается черной магии. Но то же самое утверждает и С. Н. Лазарев про экстрасенсорику. Мы уже приводили его слова о том, что занятие людей экстрасенсорикой приводит людей к вырождению. В другом месте он пишет, что человек, увлекающийся магией (экстрасенсорика – вид магии), в ущерб этике, любви разрушает себя, своих детей и родственников. Психотерапевты, экстрасенсы, колдуны, гипнотизеры грубо вторгаются в подсознание, ориентируясь на внешний эффект, решая чисто практические задачи. Это происходит на фоне полного незнания того, что такое подсознание, каковы законы его функционирования. «Биоэнергетика, – пишет он, – превращена в науку о практическом воздействии на человека. О том, что, вылечив тело, мы можем навредить душе, никто не думает». Он также отмечает, что духовная неразвитость экстрасенсов приводит к духовному, а затем и к физическому распаду их самих или их близких людей.

С. Н. Лазарев также пишет, что его путь в биоэнергетику прошел через магию и колдовство. И он признает также, что биополевые деформации он может снять «магическими средствами типа заклинаний, взглядом или руками». Но вместе с тем он признается и в том, что методы классического экстрасенсорного лечения могут дать только облегчение, но не могут вылечить человека, т. к. сама причина болезни (грех!) не снимается при этом и болезнь в любой момент может проявиться в другом месте, что мы очень часто и наблюдаем в нашей духовной и врачебной практике.

Вредные для человека последствия занятий оккультизмом проявляются не только в экстрасенсорике.

Мы уже упоминали об отрицательных последствиях увлечения людей «летающими тарелками» и «инопланетянами». К этому можно добавить и мнение президента Уфологического союза доктора технических наук Рэма Варламова. На страницах журнала «Аномалия» (№ 1, 1994, стр. 15) он пишет «Для большинства людей, по данным статистики, контакты с аномальными явлениями (далее – АЯ) оказывают отрицательное воздействие даже при начальном положительном эффекте… Диапазон отрицательных явлений простирается от проходящих недомоганий до нарушения работы системы зрения, сердечно-сосудистой и двигательной систем, иногда до тяжелых психических потрясений, неизлечимых заболеваний, смерти».

Это вполне согласуется и с нашим духовно-медицинским опытом.

А. Петухов, член экспертного совета Уфологического союза, отмечает, что некоторые особенности психики контактеров с «внеземным разумом» заставляют усомниться в их психическом здоровье. На конференции уфологов 26.02.94 он сообщил, что некоторые контактеры ведут себя как марионетки под воздействием чьей-то воли. Но ведь это марионеточное поведение является признаком зомбирования, лишения своей воли, духовной агрессии против личности!

Наталья Рзаева, известный контактер из Ростова-на-Дону, одна из первых организовавшая даже «предприятие» по установлению контактов с «инопланетянами», в одном из выпусков газеты «Труд» писала: «Человечество в опасности! Землю пытается поработить энергетическая цивилизация из Проклятых Миров. Это разумные сгустки „черной энергии“. Внедряясь в тела людей, образуют энергоинформационный вирус, подавляющий волю и разум».

Руководитель уфоцентра из Северодвинска Г. Корнеев уверяет, что ему «…известно на Земле множество энергетических объектов иных форм разума (инфоров), не воспринимаемых глазом».

Рэм Варламов пишет, что АЯ, в частности НЛО, – это не столько техногенная структура, сколько структура с определенной психофизической системой защиты от несанкционированного доступа с односторонним телепатическим каналом считывания информации человека. И здесь приходится оперировать, казалось бы, слишком далекими от науки понятиями. Дело в том, что особенностью близких контактов с так называемыми гуманоидами (читай – бесами!) являются принудительные или добровольные похищения (абдукции). Говоря церковными терминами, соблазнение на добровольную абдукцию является, по мнению святителя Игнатия (Брянчанинова), иеромонаха Серафима (Роуза), следствием согласия на бесовский соблазн, на «продажу души бесам».

Весьма примечательный вывод самих оккультистов!

Следует отметить, что духовная слепота и безграмотность и одурачивание умов наших людей со стороны адептов оккультизма столь велики, что люди обращаются даже через газеты и журналы к «контактерам» с «внеземным разумом» (бесам!) с просьбами установить контакты… с душами умерших людей. Это есть прямая просьба к бесам явиться к ним и контактировать, а значит, и отдать им свою душу.

А. Петухов далее пишет, что анализ «контактной» информации (получаемой контактерами), несмотря на ее «космическую» окраску, в целом свидетельствует о том, что «никакими инопланетянами тут и не пахнет». Кандидат технических наук, эксперт ассоциации «Экология непознанного» Виталий Шелепов прямо называет силы, с которыми общается контактер, темными. При этом он находит, по крайней мере, четыре критерия, свидетельствующие об этом.

1. Воздействие «темных сил» направлено на развитие в человеке чувства дискомфорта, раздражительности, агрессивности, жестокости, алчности.

2. Подмена творческого, бескорыстного самовыражения эгоистическими корыстными мотивами.

3. Стремление навязать окружающим свою волю, унизить достоинство собеседника, командовать им.

4. Развитие в человеке тщеславия, чрезмерной самооценки, некритического отношения к себе.

Как все это похоже на «непреложный закон оккультизма», о котором писала Е. Блаватская и который подтверждал А. Кисель. Но ведь с христианской точки зрения это – непреложное действие на человека демонов и развитие особой духовной болезни, именуемой прелестью.

Крупный специалист и авторитет в области неврологии заведующий кафедрой нервных болезней Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова профессор А. М. Вейн, делая обобщенный портрет оккультных целителей, говорит о том, что часто это люди, не имеющие врачебного образования. Формулируя свои идеи, они не пользуются ограничительными механизмами конкретного знания, у них не развита самокритика, склонность к диалогу и дискуссии, но имеется тенденция к развитию культа своего авторитета. У них нет сомнений в своей правоте, но существует фанатическая убежденность, одержимость. Не может быть и речи об оспаривании каких-либо положений, никакие аргументы не обсуждаются. Возражения воспринимаются как проявления консервативной ограниченности и предубежденности, но зато создается огромная реклама и бесконечный поток больных, что освобождает их от необходимости что-то доказывать и объяснять.

Этот замечательно сформулированный «обобщенный портрет» целителя-оккультиста прекрасно подтверждает мнение православных христиан о духовной болезни, в которой пребывают оккультисты, то есть о прелести.

Но прелесть – это состояние, вызванное чрезмерной гордостью или прямой одержимостью бесами. Таким образом, с христианской точки зрения, оккультизм – явление бесовское.

ЗАЩИТА ОТ ОККУЛЬТНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ

Злые духи обманывают внимающих им.

Сет. Игнатий Брянчанинов

Христианство считает, что в оккультизме человек сталкивается с бесовским миром. Но экстрасенсы и другие целители лечат, и нередко, ведь мы видим и положительные результаты. К тому же особенно в последнее время оккультисты часто работают «под православных»: обставляют себя иконами, возжигают лампады и свечи, читают молитвы, заставляют больных креститься, исповедоваться, причащаться. Как тут разобраться простому, духовно малограмотному человеку?

Пока мы установили, что экстрасенсорика как вид оккультизма связана с бесовским миром. Поэтому мы и видим страшные, порой трагические последствия увлечения этими занятиями. В оккультизме через тайные, сокровенные знания человек входит в контакт с бесами. А почему не с ангелами? Может быть, все-таки ангелы помогают экстрасенсам и другим целителям вылечивать людей в тех случаях, когда они действительно помогают? На этот вопрос хорошо отвечает святитель Игнатий Брянчанинов: «Святые духи уклонились от общения с человеками, как с недостойными такого общения; духи падшие, увлекшие нас в свое падение, смесились с нами и, чтоб удобнее содержать нас в плену, стараются сделать и себя, и свои цепи для нас незаметными. Если же они и открывают себя, то открывают для того, чтоб укрепить свое владычество над нами… Общение со святыми ангелами несвойственно нам по причине нашего отчуждения от них падением… Духи, чувственно являющиеся человекам, пребывающим в греховности и падении, суть демоны, а никак не святые Ангелы. „Душа оскверненная, сказал Исаак Сирский, не входит в чистое царство и не сочетается с духами святых“. Далее он пишет, что „злые духи обманывают внимающих им“.

Итак, „злые духи обманывают внимающих им“. А. Петухов, член совета Уфологического союза, говоря о „контактерах“ с внеземным разумом» (бесами!), констатирует весьма примечательный для нас в этом отношении факт: «анализ контактной информации свидетельствует, что действительно полезных и понятных нам знаний на уровне современных представлений об окружающем мире не так уж много – не более 5-10 %».

А. М. Вейн приводит в своей книге «Джуна, Чумак и другие» небезынтересные факты. Однажды он имел встречу и беседу с «колдуном России» Ю. Тарасовым, который заявил ему, что может лечить и тяжелые органические заболевания нервной системы, что у маститого ученого-невролога вызвало, естественно, скепсис. На одной из пресс-конференций Ю. Тарасов провел сеанс лечения двух девочек-сестер, страдавших тяжелым заболеванием нервной системы. После сеанса их мама утверждала, что у девочек наступило значительное улучшение. Однако, со слов А. М. Вейна, невооруженным глазом невролога с 40-летним стажем работы он видел тяжесть поражения нервной системы и необратимость происшедших в мозге изменений. Но именно их несчастная и надеющаяся на чудо мать с негодованием, которого она не скрывала, не хотела замечать и говорила о несомненном улучшении состояния девочек.

А. М. Вейн пишет также, что на этой пресс-конференции он случайно встретил соседа по дому – молодого человека с последствиями тяжелой травмы позвоночника и спинного мозга и параличом ног. Тарасов публично заявил, что считает делом своей чести поставить больного на ноги. Несчастный отец больного в течение года добивался, чтобы Ю. Тарасов хотя бы принял молодого человека. Но так ничего и не добился.

Другой интересный для нас пример приводит А. М. Вейн. Колдун Ю. Лонго вознамерился оживить В. Ленина и получил широкую возможность изложить эту идею во многих средствах массовой информации. «Вряд ли он мог не знать, – пишет А. М. Вейн, – что из тела Ленина извлечен головной мозг, внутренние органы и что жизнь и методы современного, да и вообще „бальзамирования“ – понятия несовместимые».

Мне вспоминается один случай из телесеансов А. Кашпировского. Как-то во время одного из телесеансов был показан мальчик, страдающий тяжелым заболеванием – детским церебральным параличом, который якобы был «исцелен» чудо-доктором, и мальчик в благодарность за это преподнес Анатолию Михайловичу букет цветов. Но я, как врач детский невропатолог, к тому же хорошо знающий данную неврологическую патологию, к сожалению, увидел ребенка тяжелого инвалида с выраженными двигательными и речевыми нарушениями.

Приведу еще один случай из своей практики. В 80-е годы по всему бывшему Советскому Союзу в медицинских кругах, и не только в них, нашумело «дело» профессора Васильева и врача Шошиной, которые якобы нашли способ излечения детского церебрального паралича и некоторых других, порой неизлечимых заболеваний. Для нас, врачей, методика лечения была хорошо знакома, и не вызывало никаких сомнений, что мы имеем дело, мягко выражаясь, с шарлатанами. Но тем не менее и я был удивлен, когда однажды по телевизору увидел передачу, в которой группа родителей с упорством, достойным все-таки уважения, отстаивала методику лечения Васильева и уверяла, что многим детям он помог. При этом я увидел одну родительницу, которая с жаром уверяла, что Васильев помог ее ребенку, от которого отказались все врачи. Но в это самое время ее ребенок, страдающий тяжелым наследственным, абсолютно неизлечимым заболеванием мозга, находился в нашем отделении, и я его наблюдал.

У бедных родителей желаемое часто выдается за действительность. Что же касается колдунов, магов, чародеев, то они, как имеющие дело с бесовской силой, нередко обманывают себя и других людей. «Злые духи обманывают внимающих им».

И коли уж мы имеем дело с бесовской силой, то должны, естественно, верить, что эта сила не выносит молитв и креста. Вот что по этому поводу говорит Рэм Варламов, президент Уфологического союза: «Есть указание на то, что наиболее надежной защитой, по данным исследователей, от нежелательных близких контактов и влияний аномальных зон (и явлений) является чтение православных молитв».

Сказано предельно ясно! Приведем примеры из нашей врачебной практики. Мне неоднократно признавались православные христиане, по недоразумению посещавшие оккультных «целителей», что чтение молитв, даже не вслух, приводило «целителей» в неистовство.

Один молодой мужчина обратился к кодировщику-психотерапевту с просьбой вылечить его от курения кодированием. Во время сеанса «лечения» он читал Иисусову молитву. Психотерапевт стал нервничать, ерзать на месте, вскакивать, вновь садиться и наконец заявил молодому человеку: «Покиньте комнату, вы мешаете мне работать, и я не только вам не могу помочь, но и другим людям».

Женщина К., 42 лет, обратилась к психотерапевту-кодировщику с просьбой помочь ей справиться с излишней полнотой. Во время сеанса кодирования она про себя читала Иисусову молитву. Психотерапевт прервал сеанс и сказал ей: «Вам лучше не ходить к нам на лечение. Мы не сможем вам помочь, в вас действует слишком сильный контрагент. Деньги мы вам вернем».

Таких примеров можно приводить множество. Я вспоминаю в связи с этим случай из моей прошлой жизни. Будучи студентом, я попал однажды интереса ради на сеанс спиритизма. Я был уже верующим, знал, что спиритизм дело бесовское, но по молодости и по отсутствию духовного опыта решил все же увидеть это своими глазами. В сеансе я участия не принимал, а сидел в стороне в качестве наблюдателя. В разгар спиритического сеанса, когда блюдце вовсю вертелось, бегало и выдавало информацию, я мысленно перекрестил стол, на котором совершался сеанс. Контакт с духом мгновенно прекратился. Никто из сидевших за столом не мог видеть меня, они сидели спиной ко мне, а крест я наложил мысленно!..

Так как же защититься от воздействия оккультных сил?

Прежде всего: не занимайтесь ни экстрасенсорикой, ни колдовством, ни магией, ни гаданием и предостерегайте от подобных занятий ваших родных, близких, друзей и знакомых.

Апостол Павел в послании к Ефесянам сказал: «Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (5, 10). За занятия подобными делами, со слов апостола Павла, «приходит гнев Божий на сынов противления; итак, не будьте сообщниками их» (Ефес, 5, 6). Помните, что в экстрасенсорике и других оккультных методиках и учениях человек сталкивается с миром бесов, а контакт с этим миром гибелен для человека не только в плане духовного спасения, но и в плане психического и физического здоровья.

Иеромонах Анатолий

Юрий Петухов

Бойня

роман-предостережение
часть вторая

Пак Хитрец

– Банда невиданно жестоких и циничных диверсантов-убийц из Резервации продолжает безнаказанно орудовать в приграничных с Барьером районах! – вещал замогильным голосом ведущий. – Мы не знаем, сколько десятков или сотен вооруженных до зубов, свирепых и беспощадных мутантов пробралось в наш мир… вы видите последствия их кровавого карательного рейда…

И Пак с Хреноредьевым увидали эти «последствия». Сначала камера долго смаковала растерзанные тела полицейских на свалке, будто заново потрошила своим взглядом их, выворачивая наружу внутренности. Плюгавый мужичонка лежал рядом со стражами порядка, лежал с вывернутой шеей. Трупов было много, Хреноредьев считал, шевеля жирными губами, сбивался и начинал считать заново.

– Сволочи! – прошипел Пак. Он начинал догадываться, что происходило. – Они не щадили никого!

Трупы убитых в самом поселке показывали еще дольше, с разных сторон. Там были все – и вытащенные из подвала старик со старухой, и паренек, и младенец, залитый черной запекшейся кровью, а потом пошли другие дома, другие лица и тела – мертвые, искалеченные, страшные, поднятые из подполов, разбросанные по комнатам, растерзанные, задушенные, с рассеченными головами и разбитыми лицами…

– Они зверски убивали даже маленьких детей! Только выродки Резервации способны на такую отчаянную жестокость! Смотрите! Никто не знает, где сейчас банда этих убийц! Никто не знает, сколько таких банд приступили к своему черному делу на землях Сообщества! Никто не знает, чем все это кончится! Мы знаем только одно – убийцы-живодеры могут оказаться в любом из наших домов, у меня, у моих родных и друзей, у вас!!!

– Чегой-то я ни хрена не возьму в ум, – растерялся Хреноредьев, – ежели они все ето засняли, стало быть, они по следу идут, за нами… а чего тодась не хватают?! Убей бог, не пойму!

Пак нервно бил кулаком по коленке. И не слышал бормотании инвалида. Беспечные? Нет! Они не беспечные, они подлые, гаусные, безжалостные, они страшные! Таких и надо убивать, всех, до единого!

– Хреновые дела, Хреноредьев, – наконец сказал он, – чего б мы тут ни натворили – все им на руку! И не хватают нас эти твари, потому что мы сработали на них, понял?!

– …народ требует от правительства и президента принятия самых неотложных, экстренных мер! Мы не имеем права допустить безнаказанного разгула чудовищной преступности! Но мало уничтожить те отряды боевиков, что просочились в наш мир! Необходимо немедленно нанести превентивный удар! Надо разгромить опорные базы убийц-мутантов на их территории, в самой Резервации! Во имя нашей свободы, во имя наших детей, желающих жить, во имя, наконец, самой демократии!!!

Крик диктора перерос в истошный, безудержный визг. И теперь уже Хреноредьев не выдержал – спихнул телевизор с тумбы, принялся бить по нему ногами, протезами, костылями. Разъяренный инвалид еще не понял до конца происходящего. Но до него дошло – их подставили! обвели вокруг пальца как законченных дурачков!

– Вот тебе, едрена! Получай! Гадина проклятая! Сундук хренов!

– Брось, – еле слышно выговорил Пак. И Хреноредьев сразу замер, с занесенным костылем. Потом опустил его тихо, сел, пригорюнился и заплакал.

– Пропали мы, едрена-матрена, и поселки наши пропали… верно етот враг народа, Буба проклятущий говорил: и придут, мол, судьи всякие, чтобы народу башки сшибать и откручивать! Придут, Хитрец, точно, придут! Всем кишки наружу пустят! Истребят, едрена, аки саранчу и скорпионов! Я все помню. Хитрец. Огнем очистят нас, дураков, ибо сами мы неспособны! Сволочь этот Буба, как в воду глядел, пророк хренов!

Пак ухмыльнулся злорадно.

– Буба тебя, старого обалдуя, покаяться призывал, – сказал он с ехидцей, – и всех призывал: давайте, ублюдки и кретины, кайтесь пока не поздно, нето покарают аки… хрен его знает. Вот и скажи мне, Хреноредьев, ты покаялся или нет?

– Не-е-ет, – признался инвалид, размазывая слезы по сальной и небритой щеке.

– Ну, а чего тогда стенаешь? Получай, чего заслужил!

– Да не знаюя, едрена-матрена, в чем каяться-то! – заревел Хреноредьев как ребенок. – Чего я такого сделал, чего мы вообще сделали… ничего не сделали! Куда каяться-то, едрена-а-а-а…

Пак перестал ухмыляться.

– В том-то и дело, что ни хрена мы не знаем! Виноваты в чем-то, хуже чертей рогатых. А в чем сами не ведаем. Отродясь виноватые, сызмальства! Ну да ладно… ты, ежели хошь, кайся тут, а я пошел!

Он встал и побрел к грузовику.

– Куда? Постой! – забеспокоился Хреноредьев, И пополз за Паком.

Додя Кабан уселся на бетонную глыбищу с процарапанной на ней неприличной надписью, задрал вверх заскорузлый палец и известил:

– Значит, так – правду мы нашли!

– Нашли! – радостно подтвердила Марка Охлябина. И тут же получила затрещину, чтоб не перебивала начальство.

– Я те встряну! – Додя Кабан озлилсяне на шутку. – Это ж надо, какая шустрая! Прыткая какая!

– Ага! Прыткая! – завопила Охлябина. – Шустрая! Имею право! Нынче демократия, нынче каждый может орать, чего вздумается!

Она отскочила на несколько шагов, подняла из мусора камень и бросилась им в Додю Кабана. На счастье, промахнулась. Кабан не слишком осерчал, напротив, растерялся и развел руками, дескать, это уже ни в какие ворота.

– Правильно дура Мочалкина говорила, верно! – не утихала Охлябина. – Женотделы везде должны быть и женсоветы! С вами дураками и алкашами ни хрена никакой демократии не построишь! Одно словечко только вставила, а сразу – молчи! заткнись! Что ж я, по-твоему, коли баба, так и вякнуть не смей! Не запретишь! Сам ты и есть окопавшийся гад и сволочь красно-коричневая, коли женщинам рты затыкаешь! Ничо-о, Додя, я на тебя управу найду-у-у!!! – Марка в запале швырнула еще три камня подряд, один попал Кабану в лоб и опрокинул его с глыбищи. Охлябина радостно захлопала в ладоши. И заявила громовым голосом оскорбленной праведницы: –Ухожу я от вас, от мужланов проклятущих! Буду баб собирать и войну с вами, гадами, вести буду, по гроб жизни, беспощадную! Даешь, бабам равноправие! Хватит!! Нетерпелися-я!!!

Марка сделала непотребный жест, плюнула в сторону выползающего из-за глыбищи Доди Кабана и пошла неведомо куда, нахально виляя тощей задницей.

– Матерая бабища! – с восторгом выдохнул старичок Мухомор, не смевший и пикнуть во время всей этой перепалки.

– Куда уж там, – согласился Кука Разумник, – такую стерву поискать!

Додя ничего не говорил, он сидел мрачный, хмурый, побитый и оплеванный. Правду-то они нашли, никто не спорит… а вот сами все растерялися. И за что несчастного Тату Крысоеда забили – Додя теперь и сам не понимал толком, в раже были, в пылу… короче, за дело забили, нечего и вспоминать. Доля угрюмо поглядел на Куку, Мухомора и Мустафу… маловато их осталось, паломников-пилигриммов. Ничего, зато каждый теперь троих стоит – просветленный, познавший истину.

– Моя тоже уходит, – сказал вдруг Мустафа, натягивая тюбетейку на самые уши и запахивая полы халата. – Моя натерпелась! Найду татар искать. Будем своя башка жить. Хватит! У-у-у, акупанта! – Он погрозил Доде и Мухомору сучковатой палкой. – Моя свой страна будит! Моя правда нашла! Моя на твоя орда приходить, обиды мстить, однако! Прощай, пожалуста!

Своей увесистой палкой Мустафа ткнул в брюхо только поднявшемуся Доде Кабану и тот снова упал, не успев в свою очередь попрощаться. Только Мухомор содрал с головенки драную шапчонку, помахал вслед уходящему.

– Вот те и правда, – недоуменно заключил Кука Разумник.

– Не говори, – согласился Мухомор, – правда, ежели она настоящая, вещь суровая и неприглядная, мать ее! И, – главное, у каждого своя. – Мудрый был старичок.

Додя наконец поднялся, обматерил обоих и погрозил кулаком в сторону ренегата Мустафы. Не ожидал он от него эдакой подлости. А туман тем времени прибывал, и было непонятно – дым ли это подымается из щелей и хижин или сверху опускается гаревой смог. Додя вздохнул поглубже, закашлялся, чихнул, утер набежавшие слезы и выкрикнул в пространство:

– Не будет вам, дуракам, ни демократии, ни колбасы!

Кука Разумник повернулся к старичку Мухомору.

– Давно тебя хочу спросить… – начал он.

– Спрашивай! – великодушно согласился Мухомор и заважничал.

– Ну вот, про демократию я еще туды-сюды пришел к разумению, с чем ее едят. А вот разобъясни ты мне, чего это такое колбаса? А то все: колбаса, мол, да колбаса…

Старичок крякнул, высморкался, поглядел на Куку как на дубину стоеросовую и разобъяснил:

– Колбаса вещь знатная, ты не сумлевайся! Я сам не едал, но умные люди рассказывали – лучше ее ничего на белом свете нету: сожрал батон целый, вот тебе и рай небесный, и демократия, и светлое, едрит его, будущее! Ты слыхал, чего про неё Буба Проповедник рассказывал?

– Слыхал.

– То-то!

– Так я этого Бубу Чокнутого сызмальства знаю, как облупленного! – затараторил Кука. – Это он щас умным стал, а был ведь дурак дураком, все стращал народ страстями всякими, вот ему и навешивали…

– И-ех, темнота-а!!! – с нескрываемой обидой и болью в сердце прогнусавил Мухомор. – Навешивали! Горе с вами и беда! Вот такие-то и в Христа-батюшку каменюками швырялись да вопили окаянные: «Распни его, распни!» Потому как нету пророка в своем отечестве! Совсем народец ополоумел, совсем сдурел! – Старичок воззрился гневно на Куку, но видя, что тот оробел и явно раскаивается, смягчился: – Я те вот чего скажу: это он у вас был Чокнутым, дурачком деревенским, а потом Господь-то его взял и просветлил, по землям обетованным провел, уму-разуму научил да и проповедовать наставил. Проповедник нынче Буба-то. И пророк! Святой он! Как погляжу на него – сияние из башки исходит, навроде нимба. А словеса какие, народец так и млеет, так и просветляется, едрит твою, так и бежит по всему Подкуполью завет Бубин разносить! Благодать!

Додя Кабан сидел, разинув рот, зачарованно слушал Мухомора. Кука Разумник весь горел и светился. Но сидели да беседовали они недолго. Не время было сидеть да разговоры разговаривать, покуда всякие окопавшиеся в каждой щели таятся да коварные планы вынашивают!

Дома пылали красиво – свечками вздымался огонь в безветренном небе, будто пытаясь воссоединиться с пылающим светилом.

Пак щурил глаза и улыбался. Последний домишко они исхитрились поджечь вместе со съемочной командой, что толклась там: пятеро сгорели внутри, семерых он срезал короткими очередями – пытались выскочить из пламени, наивные люди! Пак был доволен, несмотря на то, что где-то внутри долбило беспрестанно: «подлец! подлец! подлец…» Почему она оставила эту записку? И чем он виноват перед ней… Чем?! Да не будь его, Леда и по сей день прыгала бы из кабачка в кабачок, пила, веселилась бы, порхала бабочкой. Да, это он принес ей несчастья, горе… и смерть. Но ведь тот гнусный тип в зверинце Бархуса намекал, что с Ледой все в порядке, что Попрыгушка ждет его, Пака, что у них еще будет свой домик и куча детишек… А он не согласился. И они… они убили ее! Сволочи! Подлые, гнусные, поганые сволочи! Всем им гореть свечками!

Хреноредьев суетился и сопел рядом. Он то отбегал от грузовичка и прятался в кустах, то вновь подбегал к Паку, заглядывал в глаза, причитал:

– Ой, беда, едрена, ой, беда, пропали мы, Хитрец, совсем пропали!

Пак и сам знал, что последнюю выходку им не простят, что с минуты на минуту в небе появятся вертушки, зависнут ненадолго, шарахнут – и поминай как звали. Но прятаться и ползать по кустам на брюхе Пак не собирался. Он собирался умереть стоя, как умер в огне из бочонков папаша Пуго. И ему не хотелось больше оживать, пусть убивают всерьез, до конца, он сам пойдет на пули, он сам будет убивать их. И Хреноредьев не в счет. Лишь он сам – одинокий волк из Подкуполья. Пусть знают, что там живут не только крысы.

Гул моторов донесся из-за горизонта. Так могли гудеть только тарахтелки. Хреноредьев растопырил уши, снял кепчонку.

– Летят, – обреченно сказал инвалид, – судьи, едрена, праведные!

Пак закинул голову к небу. Но не в сторону винтокрылых машин, несущих смерть, а к солнцу. Он глядел на него во все четыре глаза, будто желая насмотреться всласть перед неминуемым концом, там, за Барьером никакого солнца нет, там гарь и смрад, серые тучи, и это даже хорошо, что он умрет здесь, на воле, под ясным и чистым солнышком, среди зеленого раздольного поля… очень хорошо!

И никакой он не подлец. Не могла Леда написать так, не могла! Он все делал правильно. А что их дороженьки перехлестнулись, тут не его прихоть, тут другое, не смертными предопределенное. Впрочем, какая разница! Пак отвел глаза от солнца. И вдруг ощутил, что в голове стало как-то не так, будто кто-то проник в нее – крохотный, невидимый, но властный. «ТЫ слышишь меня, Пак?» – прозвучало отчетливо прямо под сводами черепа.

– Слышу! – рявкнул Хитрец.

– Да вон они, едрена, – не разобравшись откликнулся Хреноредьев, – уже видать смертушку нашу!

«Говори про себя, – прозвучало в мозгу, – ты что же это, не узнаешь меня?» Пак напрягся. «Отшельник?!» Этого еще не хватало перед погибелью! «Он самый. Ты только не пугайся. Я все вижу и все знаю. Я помогу тебе!» Пака передернуло. Он не желал ничьей помощи. В этот последний миг он хотел остаться один. Но избавиться от проникшего в мозг Отшельника было невозможно.

А тарахтелки шли совсем низко. И очень медленно. Уверенно шли. Им некуда было спешить. Наверняка с них снимали жуткое пожарище, снимали Пакас Хреноредьевым… а может, и нет, может, их-то как раз и не снимали, слишком уж не вязались два этих уродца с образом огромной и жуткой банды безжалостных убийц-мутантов. Так или иначе, но Хреноредьев на всякий случай заполз под грузовичок.

А Паку покоя не было.

«Ты помнишь, Хитрец, как вы втроем гостили у меня?» – спросил невидимый Отшельник. «Помню, – отозвался Пак, – ты нам еще проверки устраивал, делать тебе нечего.» Пак грубил, нарывался. Но он еще не знал, с кем столкнулся. «Вас было трое, – продолжил Отшельник, никак не среагировав на грубость. – Теперь вас двое. Буба совсем чокнулся, поверь мне. Я сам не знаю, зачем сдержал вас тогда, было бы лучше, если б вы его покарали по всей строгости, прав был этот трехногий, прав, в ком живут бесы, как бы он ни назывался, Пророком, Проповедником, святым, всегда будет для людей врагом, тут ничего не попишешь!». Пак не сдержался. «А чего ты от меня хочешь, одноглазый, чего ты ко мне привязался? Ты ведь искал Чудовище, вот и ищи себе!»

Винтокрылые машины застыли почти над самой головой, загораживая ясное солнышко, бросая черную тень на грузовик. Там, наверху, чего-то выжидали. Но развязка близилась. Пак видел, как со стороны поля и с двух концов дороги на них медленно надвигались несколько приземистых, поблескивающих броней машин, похожих издали на забавных жуков.

«Не злись, Хитрец, и не нервничай. Я не желаю тебе зла. И не поминай всуе Бига, он был хорошим парнем, хотя и не похожим на тебя. Его больше нет… но не в этом дело. Ты помнишь ту крохотную девчушку с бантиком в волосах? Ты тогда уже поймал ее в прицел, а я помешал… я остановил тебя?!»

– Помню, – ответил Пак вслух, – я все помню!

– Прощай, Хитрец! – завопил из-под грузовика Хреноредьев. – Не поминай лихом, едрена-матрена! Пропадае-ем!!!

«Так вот, я хотел сказать тебе, что был не прав, понимаешь, Пак? Не надо мне было останавливать тебя, не надо!» – надрывно, с непонятной грустью сказал Отшельник.

Тарахтелки тарахтели, машины-броневики наползали – неспешно, основательно, спокойно. Это была игра кошки с мышью. Пак держал оба пулемета навскидку, ждал. Он был готов к бою. А перед глазами прозрачно-призрачным видением висела девочка-крохотулька с льняными кудерьками, огромными синими глазищами и большим красивым бантом. Он должен был ее пристрелить еще тогда, обязательно пристрелить! Он обязан был перейти через внутренний барьер. Отшельник не дал ему нажать на спуск. Всемогущий Отшельник! И девочка… А была ли девочка? Может, никакой девочки и не было? Может, был только призрак в больном воображении, фантом?! Теперь это не имеет значения… кровь из расписной люльки сочилась наружу и падала на ворс ковра черными каплями. Он пересилил себя. Для него больше нет ни взрослых, ни детей, ни стариков, ни женщин – они все враги, они все убийцы! Только так! Даже тот, кто не держал в руках винтовки – все равно убийца. Да, девочка не гналась за ним на броневике, не лупила из пулемета в затылок, не сжигала живьем распятого папаньку… но это делал ее отец и ее брат, и потому – кровь невинных жертв на ней и на всем ее роду. Поздно, Отшельник!

«Я зря тебя остановил, прости! Я не буду больше тебя останавливать, Хитрец! Потому что-то какой-то дьявол наградил меня всевидением, и я вижу, что они творят у нас, в Подкуполье. Я буду помогать тебе! Я могу сделать тебя могучим и страшным… Ты хочешь этого?!»

– Да, хочу!!! – заорал во все горло Пак.

Он уже стрелял, безостановочно палил по снижающейся вертушке. Пули отскакивали от брони, но Пак не переставал стрелять, в надежде, что хоть одна найдет слабое место, хоть одна пуля достигнет цели. Ответного огня не открывали, наверное, они собирались брать беглецов живьем, а может, просто забавлялись их гоном.

«Тогда слушай меня – успокойся, соберись, брось эти детские игры с пальбой, сядь на дорогу… – тихо, но настойчиво твердил Отшельник. – Хорошо, очень хорошо. Ты уже начинаешь ощущать, как наливаются звериной, нечеловеческой мощью твои мышцы, как кожа твоя превращается в броню! Мои поля пронизывают тебя насквозь! Ты веришь мне?»

– Да-а!!!

«Ты видишь эту уродливую машину над самой головой у тебя? До нее всего шесть метров. Чего же ты медлишь… Давай!» – голос Отшельника пропал.

И в то же мгновенье Пак прыгнул вверх. Он взвился черной молнией, еще не понимая, как он мог осмелиться на такое безумие. Но рука сама вцепилась в какую-то скобу. Отлично! Пак чуть подтянулся и с силой швырнул полутораметровый пулемет вверх, прямо во вращающиеся лопасти. Вертолет рухнул подстреленной птицей, рухнул вместе с Паком, чуть не придавив его. Он чудом успел вывернуться и тут же ухватился за скобу на дверце кабины, выдрал эту бронированную дверь с корнем, прыгнул внутрь. Свернуть головы двоим пилотам в касках не составило труда.

Снизу, из-под грузовика палил из пулемета Хреноредьев. Подсоблял.

– Кончай! – заорал на него Пак. – Уймись, старый хрен!

Вторая тарахтелка заходила слева. Теперь беглецов не собирались щадить. Огонь из машины велся нешуточный. Но было и за чем укрыться.

– Ой, Хитрец, – визжал Хреноредьев, тыча пальцем в горящую поверженную машину. – Взорвется щас, едрена! Всех разнесет!

«Не бойся! Ничего не бойся! – стучало в мозгу. – Им не одолеть тебя, главное, не давай передышки. Ну, Хитрец, я с тобой, давай, вперед!»

Кольцо сжималось все туже, были видны головы, высовывающиеся из люков. Но броневики пока не стреляли, находящиеся в них явно не понимали, что происходит возле грузовичка, и почему рухнул надежный боевой вертолет. Отшельник прав, нельзя им дать очухаться. Пак ударил кулаком по броне – она прогнулась. Не наврал одноглазый, и клешне совсем не больно. Он врезал еще раз и пробил в броне дыру… это походило на сказку, такой силищи в нем отродясь не бывало.

«Вперед, Хитрец! – кричал Отшельник в голове. – Я не вечно смогу подпитывать тебя, не теряй времени! Вперед!»

– Стой, едрена! – заверещал снизу Хреноредьев, он только переполз от грузовичка за более надежное укрытие, – сдурел, что ли?!

Но Пак уже несся вперед, прямо на заходящую на них тарахтелку. В три прыжка, отбрасываемый встречными очередями, ударяющими в грудь, но не пробивающими ее, Пак достиг цели. Теперь он не был столь опрометчив, как прежде. Он действовал целенаправленно и четко. Дверца отлетела изогнутой, вывороченной жестянкой, грохнулась на землю. Вслед за ней вылетел наружу человек с переломанным хребтом. Второй так и затих в кабине, под удобным и упругим креслицем.

«На себя тяни, на себя! – зудел в башке Отшельник. – Подымай машину!»

– Знаю, – хрипел Пак.

С непривычки ему было трудно, он весь взмок от напряжения. Но тарахтелка послушалась его, пошла вверх.

«Не бойся, ничего не бойся! Ты справишься с ней запросто! Я с тобой. Хитрец! Ну, давай еще немного! Не тяни, скоро там, внизу, сообразят, в чем дело, они тебя быстро сшибут. Надень шлем. Хорошо. Смотри на черную панель, не смотри на землю…»

А на земле бесновался и махал костылями перепуганный инвалид Хреноредьев. Он казался букашкой, мошкой. Но Пак прекрасно слышал, как он орет истошно:

– Хитре-ец! Слезай вниз! Кому говорю! Предатель, гад! Ты чего мене бросил, едрена!!! Слазь немедля-я-я…

«На панель смотри! – гнул свое Отшельник. – И забрало шлема опусти, вот так, молодец. А теперь совмещай красное пятнышко с броневиком, правильно, хорошо… жми гашетку, давай!»

Пак сдавил рукоять, оторвался от панели. Он не видел, как из-под брюха тарахтелки сорвалась маленькая ракета. Он увидал другое – над броневиком, ползущим к перевернутому вертолету и грузовичку, полыхнуло синим пламенем, ухнуло… и осталось от «жука» пустое место да груды развороченного дымящегося железа. Пак чуть не задохнулся от восхищения. Теперь его не надо было подгонять и учить. Он расправился еще с двумя броневиками, прежде чем четвертый саданул по нему самому – снаряд прошел впритирку, чуть не рассек винты.

«Вниз! Вниз давай, чтоб не видели, прячься за буграми, холмами! У тебя получится, Пак, дави от себя… Только не зависай, не останавливайся! Вперед! Осталось всего три машины! Добей их! Добей!»

Земля то приближалась, то уходила влево, вправо, куда-то вверх. Пака бросалоиз стороны в сторону, но все же он удерживал машину. Дважды очереди пробивали кабину, пули с визгом отлетали от брони, от его непрошибаемой шкуры, рикошетили. Бесновался внизу Хреноредьев. Но пока Паку было не до него. Вперед!

С шестого захода он подорвал еще два броневика – так подорвал, будто всю жизнь только этим и занимался. Последний развернулся и, петляя, пошел назад. Можно было его отпустить. Но Пак не стал проявлять великодушия. Он нагнал машину и с ходу влепил ей в корму крохотную, но смертоносную ракету. Только после этого тяжело откинулся в кресле и повернул назад, к Хреноредьеву.

Инвалид наотрез отказался лезть в вертолет.

– Ты мене лучше сразу убей. Хитрец! – заявил он, пуча безумные глазища и раскачиваясь из стороны в сторону на своих протезах. – Чтоб я по своей воле, едрена, полез в этот гроб?! Ни за какие коврижки! Он же все равно упадет, сверзится он, Хитрец, я тебе говорю, костей не соберешь! Не-е, никогда…

Пак ухватил Хреноредьева за шкирку, втащил в кабину. Так было проще. Силы пока не покидали его, хотя голос Отшельника звучал под черепными сводами все реже. Вперед!

– Драпать надо! – вопил инвалид, быстро освоившийся внутри вертолета. – Держи курс, едрена, на наш поселок, Хитрец! Дома и стены помогают.

Но Пак держал курс совсем в другое место, сверху он разглядел небольшой городишко – то ли тот, в котором гулевал с Ледой и сидел в зверинце, то ли совсем другой, не имело значения. Он налетел на это несчастное поселение коршуном. Шесть последних бортовых ракет разнесли в щепки весь центр. Перепуганный до смерти, ошеломленный народ, те, кому посчастливилось уцелеть, выскочили на улицы, на площадь… Пак косил их до последнего патрона. Пулемет на тарахтелке стоял добрый, из такого запросто слона завалить можно с первого выстрела – головы у людишек отлетали только так, иногда одной пулей, попавшей меж стен выкашивало сразу троих, пятерых…

Хреноредьев сидел и плакал. Ему было жалко беззащитных, ему было жалко самого себя – ведь расплата рано или поздно придет, это инвалид очень хорошо понимал. Но Умный Пак словно обезумел. Даже когда боеприпасов не осталось, он готов был выскочить из машины и крушить все подряд кулаками.

«Прекрати! Остановись! – кричал Отшельник. – Ты теряешь драгоценное время! Немедленно уводи машину, левее, левее бери! Не будь идиотом, Хитрец! Эта старая, музейная тарахтелка…тебе нужна другая! Слушай меня! Скоро горючее кончится… вот так, давай! Вперед!»

Они рванули через город, за окоем, который никак не приближался. Они летели быстро и очень низко. Пак больше не потел, он запросто управлялся с послушной машиной, теперь ему казалось, что с такой и младенец справится – все так просто, все так понятно, ему надо было родиться не там, за Барьером в проклятущей Резервации, а здесь, он бы им всем показал. Он и сейчас покажет.

– Не гони. Хитрец, – ныл Хреноредьев, – убьемся же к едрене-матрене! Тьфу ты, господи, железяка проклятая, а летает! Домой я хочу пуще смерти, восвояси-и-и…

Отшельник твердил другое: «Молодец! Хорошо! Надо спешить, Пак! Они еще не прочухались, ты сломил их волю! Они не привыкли к сопротивлению, они привыкли все брать голыми руками, ублюдки! Дави их! Только так! Еще немного, через пять миль база, там стоят новейшие гравилеты, это последнее твое спасение, иначе они опомнятся, они раздавят тебя как муху! Жми, Хитрец!!!»

В кабине кто-то беспрестанно орал. Пак озирался, крутил головой, пока не понял, что это в шлемофоне голоса звучат, что это такая связь, с земли, что они ему приказывают сесть, сдаться… Нет! Не выйдет!

Он рухнул на базу камнем, почти без горючего, погребая под обломками какую-то непонятную машину с коротенькими крылышками. В них стреляли сразу с четырех сторон. Но Паку было плевать. Он уже выскочил из кабины разбитого вертолета и бежал опрометью к другой машине, похожей на раздавленную. Теперь в него стреляли и сверху, с зависшей черной тени, Пак не глядел вверх, но он чуял ее загривком. Еще! Еще немного! Он снес головы двум охранникам, вырвал у одного короткоствольный пулемет, на бегу саданул по люку. И тут же врезал в броню клешней. Люк вдавило внутрь. Пришлось просовывать руку в разлом, вырывать на себя. За эти секунды пять или шесть очередей вонзились в его спину. Теперь он начинал чувствовать – боль! адская боль! наверное, поле Отшельника ослабевало.

«Держись! Ты сильнее их, все равно сильнее! Вперед!!!» Пак влетел внутрь. Плюхнулся в кресло. Рычагов не было, лишь две небольшие рукояти по бокам от кресла, у самых подлокотников, да зеленый провал впереди.

– У-у, зараза!

Пак дернул за левую рукоять, но ничего не произошло, машина не отозвалась даже легкой дрожью. Тогда он принялся тянуть на себя правую – впустую. Именно в этот момент в кабину вполз трясущийся и жалкий инвалид Хреноредьев. Кепчонку он свою где-то обронил, треснувший костыль скрипел и прогибался.

– Не могу больше, Хитрец, – заныл он, – мочи нету-у!

– Заткнись! – оборвал его Пак.

Положение становилось опасным, в любую минуту их могли накрыть.

«Блокировку сними! – прогрохотало в мозгу, будто Отшельник сидел там и орал. – Желтая стекляшка, выше, еще выше… разбей, вдави клавишу! Скорей, Хитрец! Не тяни! Они уже на подлете!» Кого имел ввиду Отшельник, Пак не знал. Он знал другое – тут или ты, или тебя, иного, не дано. Еще через секунду они поднялись в воздух. И рванули вверх, свечкой.

«Не дури! – вопил Отшельник. – Надо ползти над землей! Вниз!»

Но Пак не родился в этом кресле, и даже не обучался мастерству вождения гравилетов да гравипланов, он и сам хотел вниз. Но пока не получалось. Дважды совсем рядом разрывались то ли снаряды, то ли ракеты. Хреноредьев визжал и матерно молился о ниспослании им избавления от напастей. Никогда он набожностью не отличался, но тут припекло. Умный Пак приноравливался к рукоятям и кнопкам. Он уже догадался, что помимо него в машине сидит еще что-то такое, непонятное, которое защищает их и не дает сделать явную глупость, например, врезаться в землю. Пак радовался, умная машина! Но ежели такая есть у него, то и у других она найдется! Прав Отшельник, надо уходить к чертовой матери, как можно быстрее от базы.

Еще два разрыва опрокинули их, бросили к земле. Но гравиплан выровнялся сам, пошел ниже, развернулся. Напоследок Пак саданул по базе двумя ракетами – только пыль столбом встала, огонь прорвался сквозь нее позже.

– Ну все, сотоварищ Хреноредьев, – зловеще улыбнулся Пак, выковыривая из плеча засевшую пулю, – ставь свечки за упокой душ грешных! Пришел наш час – Бригадный генерал Эрдхай Манун похлопал по щеке упитанного и ясноглазого добровольца. Приложил к груди желтую звезду ордена.

– Я завидую тебе, мой мальчик, – сказал он слащаво и напыщенно.

– Служу Сообществу! – рявкнул радостный Айвэн Миткофф. Вытянулся, оскалил зубы, раскраснелся от удовольствия. Если бы два месяца назад кто-нибудь сказал Айвэну, что он станет Героем Демократии, то просто получил бы по роже за неудачную шутку. Но сейчас все изменилось, сейчас – какие могли быть шутки. Он с честью выполнил свой долг!

– Я горжусь вами, парни! – отечески провозгласил стареющий генерал, озирая строй выпученными красными глазами. – Да, горжусь! Мы пришли сюда с миссией мира и добра. И поэтому мы не дадим всякой сволочи высунуть наружу свой поганый нос! Еще только вчера, рискуя жизнями, беззаветно выполняя наказы отцов и матерей, вы разнесли к чертовой бабушке бандитское логово… Один из вас геройски погиб во время выполнения миротворческого задания, мы еще не раз помянем нашего боевого товарища, вступившего в неравную схватку!

Ага, помянем, подумал улыбающийся Айвэн, этот болван Фриц просто накачался перед вылетом и выпал из гравилета, и его бы подобрали, протрезвили… так нет, погнался за какой-то толстой уродиной-мутанткой, а та, не будь дурой, и приложила его чугунным черпаком. Схватка, точно, была неравной. Да плевать на этого болвана, разве в нем дело! За полдня они выжгли начисто пять поселков, в которых окопались… Айвэн Миткофф не помнил, кто именно там окопался, хотя ему говорили раза три, неважно, главное, миротворческая миссия выполнена на совесть, орден сияет на груди, там, за Барьером, когда он вернется, все парни и девчонки сойдут с ума. А чучело он еще раздобудет, и оно станет лучшим чучелом в его коллекции!

– …когда-то давным-давно мой родной дед не жалел своей жизни, чтобы построить в этой вонючей дыре правовое государство. Три дня он героически оборонял какой-то «белый дом», от которого не осталось и развалин. Да, дети мои, это были героические времена! Сообщество вбухало триллионы, чтобы покончить с этой империей зла. И оно покончило! И всю окопавшуюся сволочь, всю красно-коричневую заразу загнали в Резервацию! Нам всем, сынки, надо брать пример с наших дедов и прадедов! Это они, не жалея себя и своих карманов, установили по всей планете новый демократический порядок! – Эрдхай Манун вытащил из заднего кармана фляжку и сделал изрядный глоток. Бравые парни тут же последовали его примеру, каждый приложился к своей фляжке, крякнул, выпучил глаза, утерся ладонью и надулся еще больше. Недаром первым правилом в армии, и особенно в миротворческих штурмовых бригадах, было «делай как я!», во всем бери пример с командира. Парням нравился бравый багроворожий генерал. Манун это чувствовал.

– И вот мы снова здесь! – ревел он. – Это мы – передовой бастион демократии, сынки! Это мы ее могучий и беспощадный кулак! Враг снова лезет изо всех щелей! Враг везде и повсюду!! Вон он, вон!!! – Эрдхай Манун вдруг замахал рукой прямо в сторону улыбающегося Айвэна Миткоффа. Тот настороженно оглянулся, за спиной никого не было. Но генерал уже не махал, он опустошал свою фляжку. Наконец опустошил, бросил себе под ноги и с невероятно воинственным и свирепым выражением лица раздавил ее толстенной подошвой форменного башмака.

– Вот так! Вот так будет с каждым! Кто посмеет встать на пути миротворца, мать его! Железной рукой наведем мы железный порядок во имя процветания и свободы, сынки! Мы не посрамим дедов! Загоним красно-коричневую сволочь под землю, подо льды Антарктиды! Мы раскопаем каждого окопавшегося и… набьем из него чучело!!!

– Ура-а-а!!! – истошно завопил распираемый восторгом Айвэн.

За таким генералом он готов был идти и до края света.

– Урр-а-а-а… – громогласно прокатилось по рядам. Бригадный генерал Эрдхай Манун выхватил из кобуры огромный пистолет и принялся палить в небо. И тут началось невообразимое, десятки стволов вскинулись вверх, от оглушительного грохота салюта заложило уши. Айвэн стрелял в воздух и орал, обуреваемый множеством нахлынувших чувств – да, он солдат свободы! герой демократии! и они принесут свободу и демократию на эту поганую и гнусную землю, чего бы это ни стоило проклятущим окопавшимся выродкам Резервации! они с честью выполнят святую миссию мира!

– Я верю в вас, сынки!!! – перекрывая грохот пальбы, орал Эрдхай Манун. Он допивал уже третью флягу и потому еле держался на ногах.. – Мы все тут герои-и, мать вашу! Мы всех в порошок… В атаку-у!!!

Свалившегося генерала унесли на носилках. Но добровольческий корпус еще долго ликовал и салютовал в мутные небеса Подкуполья. Беспримерная храбрость военачальника, собственной персоной объезжающего передовую и награждающего героев, воодушевляла, вдохновляла на новые подвиги.

Вчерашний заурядный охотник-любитель, по лицензии отстреливавший излишне расплодившихся выродков, проматывающий наследство папаши Айвэн Миткофф, ощущал себя теперь не праздным балбесом-гулякой, прожигателем жизни, а гражданином мира и борцом за независимость всей планеты. Он готов был хоть сейчас в бой, в атаку!

Марка Охлябина плутала по городу в одиночку недолго. Через три разрушенных квартала возле ржавой мусорки она наткнулась прямо из-за дымовой завесы на двух пьянющих баб. Бабы икали и смотрели на нее злобно, косыми, остекленелыми глазами. Одна была низенькая, толстая, почти без шеи, ноги у нее не гнулись – Марка пригляделась, точно, коленки вообще отсутствовали, зато костяшками пальцев, баба эта подобно орангутангу опиралась о разбитую мостовую. Другая была ростом с саму Охлябину, но стройнее и грудастее, глаз у нее из-под рыжей челки видно не было, да и челка эта больше походила на драную мочалку, найденную на помойке и приклеенную ко лбу.

– Куда навострилась?! – остановила Охлябину коротышка.

Рыжая не дала ответить.

– К хахалю прется, чучундра! – прошипела она гундосо. И плюнула Охлябине под ноги. Такого Марка стерпеть не могла.

– Врешь, стерва, – заорала она, брызжа слюной, – мне хахали по хрену!

И с размаху залепила рыжей по уху. Та упала сама и завалила подвыпившую подругу. Только лежали они в подернутой мутью луже недолго. Охлябина и не ожидала эдакой прыти – незнакомки набросились на нее тигрицами, сшибли с ног, подмяли… а дальше началось такое, что сама Марка не могла понять, где ее ноги-руки с головой, а где грабли и тыквы этих лахудр, этих чучел поганых – Марка была вне себя, она молотила обеих и получала вдвое больше. Пестрым, дико орущим и визжащим комом они трижды перекатились через лужу, выплескивая ее из берегов, спустились по мостовой к мусорке, рассыпались на миг – и снова сцепились. Какая-то заблудшая драная и голодная шавка-дворняжка, выскочившая из-за угла на шум, с ходу бросилась в кучу-малу, приняв ее за собачью свалку, но тут же вылетела наружу с прокушеным ухом и исцарапанным в кровь носом, заскулила, поджала хвост и скрылась. А яростная драка все продолжалась.

И все же Марка Охлябина взяла верх, помогла против городских поселковая выучка. Точным ударом под дых она сразила наповал рыжую. А потом, сверху вниз, всем телом, вложенным в кулаки, обрушилась на темечко коротышки. Встала как вкопанная, пытаясь усмирить дергающиеся руки и ноги. И заплакала. Не было сил молча глядеть на побитых бабенок – истерзанные, расцарапанные, все в синяках они лежали в луже и тряслись – ни подняться, ни пискнуть не смели.

– Ладно, чаво там, – махнула рукой Марка.

И вытащила обеих на сухое место, прислонила к ржавому баку, отхлестала по щекам, чтоб быстрее прочухались.

– Тебе как, дуру, зовут? – спросила она рыжую.

– Вешалкой, – ответила та, еле шевеля разбитыми вдрызг губами.

– Вешалкой? Ясно, это кликуха, а имя-то как?

– Нету имени. Вешалка, и все, – пояснила рыжая угодливо, – кто из мужиков поласковей, те Висюлькой зовут, а имени никакого нету.

Охлябина скривилась, сплюнула кровью – у нее тоже была выбита половина зубов, а два передних, самых красивых, шатались.

– Сдались вам эти мужики чертовы, – прохрипела она, – от них только вред один!

– А меня зовут Манька Пузырь, – быстро вставила коротышка, – я этих кобелей тоже не люблю!

Охлябина сразу заулыбалась, пролился бальзам на душу, наконец-то.

– Верно говоришь, подруженька! – она прихлопнула Маньку по плечу. – Я только с митингу, умных речей наслушалась выше крыши. Там прямо знающий человек один с трибуны сказал: все мужики – сволочи окопавшиеся! И бабам от них только убыток и горе! Так и говорит: идите, бабы, и создавайте повсюду женсоветы! И, говорит, будет вам и колбаса, и светлое будущее, и хахалей навалом! Во-о!

Рыжая Вешалка долго пучилась на Маньку налитыми глазами. Потом протянула:

– Чего-то я не поняла… это, значит, навалом-то будет сволочей окопавшихся, так что ли?!

– Дура ты и есть дура, – Манька ткнула рыжей кулаком в лоб, – не перебивай умных людей-то, я заслушалась прямо про колбасу и эти… женсоветы. Красиво-о! Я люблю когда красиво… И мне тоже одна, умная, как-то про колбасу рассказывала – девочки, я, прям, сама не знаю, что за прелесть эта колбаса, все про нее только и говорят.

Марка одернула болтунью.

– Вот пока ты говоришь, да другие говорят, мужики-то окопавшиеся всю колбасу нашу и сожрут начисто, ясно?!

– Ясно, – откликнулась Вешалка, – надо женсовет создавать! Ты вот что… как тебя звать-то, подруга дорогаая?

– Охлябиной, – кокетливо призналась Марка.

Бабы, уже не пьяные, а совсем протрезвевшие и смурные, переглянулись, кивнули одновременно. И Вешалка продолжила:

– Вот и будь ты у нас, дорогая Охлябина, как избранница от женского народа нашего маленького, но дружного коллектива, председательницей женского совету!

Марка засмущалась, засопела, закрутилась на месте ужом.

Но Манька Пузырь поддакнула товарке:

– Голова у тебя светлая, и драться ты умеешь, Охлябина, кому ж как не тебе быть председательницей?! Да мы с тобой всех этих закопавшихся и вовсе уроем! Мы их и на развод не оставим, не хрена колбасу переводить!

– Ладно, подруженьки, уговорили, – смирилась с волей народа Марка Охлябина. – Но чур без булды – скажу слово, чтоб только свист стоял. А кто против пойдет, ту из женсовету вон! И чтоб ни дна ей, ни покрышки! Согласные?!

– Согласные! – хором ответили Манька с Вешалкой.

– Вот и ладно. Вы главное, не боитесь, со мной не пропадешь! Мы баб наберем тыщи, мы весь город на мужиков подымем! Не трожь наши права! Не посягай, сволочь, на свободу нашу! Нынче, я вам скажу прямо, демократия повсюду…

– А чего это такое? – не поняла Вешалка.

– Чего?! – переспросила с возмущением Охлябина. – Безграмотная ты, хучь и городская! Демократия, как тот умный сказал, это наша бабская власть. Нас не попирай! И думать не смей, гад…

Вешалка снова выпучилась.

– Как это, не попирай, а откуда ж детки нарождаться-то будут? – всплеснула она руками.

– Дурища ты несознательная! – обругала ее Марка. – Ты поперву светлое будущее построй, а потом про деток-то… Не хрена их и вовсе рожать, коли им никогда в жизни колбасы вволю не накушаться, верно я говорю?!

– Верно! – снова хором ответили обе.

Охлябина довольно улыбнулась, подбоченилась, здесь ее слушали, не перебивали, не материли, как этот мужлан Доля, тут ее уважали. И зачем ей, спрашивается, какой-то там Кабан, когда она и сама головой быть может, вожаком! Пускай только попадутся ей на пути, олухи, деревенщины… в город приперлись, а с женщиной себя вести не научились, хамье! А вот она не даром мучилась, не зря страдала, она-то свою правду нашла тут. А за правду и помереть не жалко.

– Ну, вот что я вам скажу, подруженьки, – начала Марка важно и сурово, – коли избрали вы меня на этот ответственный пост, не хрена нам сидеть тут да судачить о том о сем. Пора и за дело браться. Никто нам красивую и сладкую жизнь не построит, кроме нас самих. Эти окопавшиеся гады вам не тараканы, сами собой не выведутся. Их выводить надо!

Первого загулявшего мужичка они поймали через две улицы, возле подвала. Было уже совсем темно, но мужичок – хилый, лобастый и носатый – приметил рыжую Вешалку, клюнул, побрел за ней.

Тут они все втроем и навалились на «окопавшегося». Трепыхался он недолго. Манька Пузырь притащила откуда-то большую каменюку и долго била мужичка по выпуклой голове. Охлябина с Вешалкой держали его за руки – за ноги. Голова оказалась крепкой, Манька расколола ее лишь с седьмого удара. Карманы выпотрошили, найденный сухарь поделили поровну, баклажку пойла распили, повеселели. Тело спихнули в глубокую канаву, поросшую лиловым камышом.

– Ну, а повыбьем всех, – спросила Вешалка, – чего будет?

– Красивая жизнь будет, подружка, – мечтательно ответила Охлябина, – как в кино! И не останется ни воров, ни бандитов, ни алкашей, ни гадов всяких на земле…

– Меньше народу, больше кислороду! – деловито заключила Манька.

Она уже приглядывалась к еще одной замаячившей впереди мужской расхлябанной тени.

– Вы видите перед собой уникальнейший образец антропомутации, господа! Вот уже без малого сто лет наш исследовательский центр отслеживает чрезвычайно важные для науки процессы, происходящие на территории так называемой Резервации. Господа…

Чудовище мутным усталым глазом обозревало публику, толпящуюся возле него. Два, иногда три захода в день, и всегда одно и то же. Это страшно утомляло. Ужас в глазах, смешанный с каким-то невероятным, преодолевающим этот ужас любопытством… и все… и пустота! Боже мой! Они боятся его – искалеченного, бессильного, превращенного в безжизненный обрубок. Почему? Почему они не боятся самих себя – калечащих, убивающих?!

– …вырождение, охватившее Россию два века назад, достигло своей пиковой точки еще до введения режима контроля и покровительства над этим деградирующим образованием. Но мировое сообщество гуманных цивилизованных стран уже не могло остановить необратимого процесса. Всего четыре поколения потребовалось, чтобы на бывших российских землях появились вот такие, с позволения сказать, существа. И тем не менее, этот монстр наделен определенным разумом.

– О-о-о!!! – прокатилось гулом по толпе.

Передние, наиболее смелые, отпрянули назад. Сообщение о разумности кошмарного мутанта повергло их в еще больший ужас.

«Ублюдки! – подумало Чудовище. – Все они самые настоящие ублюдки и выродки.» Чудовище прекрасно помнило, с каким восторгом относились посельчане, особенно малышня к туристам – они им казались небожителями: красивыми, добрыми, умными… А они оказались выродками.

– …но мы не теряем времени даром, господа. Все вы будущие медики, антропологи, ученые. И потому вы должны знать, что наш центр проводит огромную работу по выявлению, сбору и консервации особенно интересных для науки экземпляров мутантов. Да, это огромная, дорогостоящая и неблагодарная работа. Но наука требует, жертв. Мы с гордостью можем сообщить, – седовласый тип приподнял большущие старинные очки в роговой оправе, чуть склонил голову и обвел толпу пристальным взглядом, – что в самое ближайшее время в ваши учебные заведения для детального изучения и вивисекции поступят первые десятки и сотни выловленных в Резервации особей. Не сомневайтесь, господа, никто, ни один из вас не останется без добротного материала для научных опытов и исследований!

Его последние слова потонули в шуме одобрительных возгласов и рукоплесканий. Будущие медики не скрывали своего восторга.

Один, черненький, вертлявый и шустрый, подкрался поближе и дернул Чудовище за свисающую безжизненную конечность. Глухой нутряной стон содрогнул увечное тело, вырвался наружу. Толпа снова отпрянула.

– Господа, – взволнованно заблеял седовласый, – я вас предупреждал, будьте крайне осторожны! Мы еще не знаем всех скрытых возможностей этих животных…

– Так чего ж вы медлите, профессор, – встрял черненький, – наука не стоит на месте, мы не можем выжидать милостей годами. Надо их резать, препарировать, все и прояснится!

Седовласый одобряюще поглядел из-под очков на пытливого ученика, кивнул ему, улыбнулся и ответил уклончиво:

– Всему свое время, мой юный друг.

Чудовище втянуло стебель глаза в глазницу. Всему свое время. Разве знало оно, что придут такие времена… ну почему его не раздавило этим огромным броневиком? Почему?! Уже много раз, почти после каждого пробуждения в этой жуткой и невыносимой неволе оно пыталось сорваться с тумбы, надувалось, напрягалось, переставало дышать в надежде, что трубки и шланги, питающие его, продлевающие страшную жизнь, вырвутся, выскочат… нет, все было сработано на совесть, все было рассчитано надолго. Чудовище еще не знало, с кем имеет дело.

– Запевай! – рявкнул Гурыня на всю вселенную.

И бредущие за ним бессчетные толпы, подгоняемые вышагивающими по бокам пятнистыми, заголосили на все лады:

Мы маршем радостным иде-ем!

И за свободу все помре-ем!

И-ех, независимость! И-ех, дырьмократия!

Врага побьем, к едрене ма-те-ри!

Песня звучала нескладно, но зато лихо. Недаром разучивали три дня, прежде чем выступить в поход на восточных притеснителей и узурпаторов. Тон задавала бодро топающая молодежь. Старики и бабы плелись позади, не отставая. Правда, с обмундированием и оружием было плоховато – кто шел с дубиной, кто с мотыгой, а кто и просто по карманам камней набил – но ведь это дело временное, каждый верил, в бою добудет себе настоящее оружие. Народец Подкуполья пробуждался.

Сам Гурыня ехал на президентской колымаге. Ехал и поучал избранного народом президента Западного Подкуполья.

– Перво-наперво, надо границы разграничить, падла, и свою земелюшку вернуть, проволоку натянуть, трубы перекрыть и везде, падла, дозоры поставить с пушками…

– Нету пушек-то, – разводил руками всенародно избранный – дородный мужик с крохотными поросячьими глазенками, красными щеками и обвислым носом-огурцом, был он самым вальяжным и представительным среди посельчан, потому и избрали. Звали президента Микола Гроб. И рассуждал Микола серьезно: – Нету и взять неоткуда.

– Это ерунда, падла, – не желал слушать отговорок Гурыня, – пушки мы отобьем у гадов… Или закажем за барьером, продадим половину земель за пушки, а себе у этих сволочей ихнюю половину отвоюем!

– Толковое решение, – чесал в затылке президент.

– Еще бы! Нас уже скоро признают во всем, падла, цивилизованном мире! Послов пришлют! – Гурыня испытующим взглядом пронизал президента независимого Западного Подкуполья. – Ты, Микола, послов-то хоть видал?

– Не-е, не видал, – признался президент. – Чаво нам с послами делить-то? Мы народ смирный… а землю продадим, непременно продадим! Главно, чтоб пушки дали и пойло включили, а то краны-то пустые стоят, народ сумлевается насчет дюмократии… и еще бы колбаски, хоть малость, нам с бабой?

Гурыня похлопал Миколу Гроба по спине.

– Будет тебе колбаса! – сказал он великодушно. – Вот побьешь, падла, восточных, все будет!

И словно заверяя его в своей решимости и непреклонности, тысячами голосов грянуло сзади:

И-ех, независимость!

И-ех, дырьмократия!

Врага побьем! Врага побьем!!

Врага побьем, к едрене ма-те-ри!!!

Колымага скрипела и раскачивалась на колдобинах. Два здоровенных детины волокли ее спереди, еще двое бугаев толкали сзади – президенту было не с руки идти своим ходом, не царево это дело. На огромном сером полотнище, вьющемся над полками, красовалось жирное и четкое: «Даеш суривинитет!» Стая бродячих шавок бежала следом и радостно тявкала. Никто не сомневался в успехе операции.

– Вон они, падла, летают, – важно говорил Гурыня президенту и тыкал обрубком пальца вверх, в грязные, сочащиеся мутью тучи, где трещали зависающие и срывающиеся с места тарахтелки, – Забарьерье нам поможет, там права народов превыше всего, там за ето дело рожу на задницу натянут. Гуманисты, падла!

– Доброхоты, – важно кивал Микола.

Ближе к границе, которой еще не было и которой восточные недруги пока не знали, Гурыня спрыгнул с колымаги. И дал последнее наставление президенту:

– Окопавшихся не щадить! В переговоры, падла, не вступать! И помни, Микола, за свободу на смерть идешь, народ в тебя верит. Ты видал народный суд?

– Видал, – дрожащим голоском признался президент.

Еще бы ему не видеть, как забивали камнями смутьянов и всяких несогласных с демократией.

– То-то! – Гурыня сунул президенту кулак под нос. – И еще помни: каждый твой шаг сверху виден, падла, тарахтелки они не зря летают. Головой отвечаешь, Микола, за народное счастье. Понял, падла?!

Президент совсем расстроился. Но виду не показал. Только спросил:

– А вы где ж будете?

– Там, – махнул рукой Гурыня, махнул в совершенно неопределяемом направлении, – за оврагом. У нас, Микола, миссия особая, наше дело, падла, пробудить народишко от спячки, просветить его, дать дубину праведного гнева в руки – и вражину подлую указать. А там уж, падла, сам народ свою дорогу выбирать должен, усек?!

– Усек! – бодро ответил президент Микола. И поглядел на лежавшую в колымаге женушку.

Та спала и сопела в две дырочки. И снилась ей колбаса, много, очень много колбасы.

Первым делом, когда сквозь дым показался вражий поселок, колымагу с президентом затащили на пригорок, окружили кольцом наиболее верных и крепких бойцов народной армии. Потому как президент, объяснил всем Гурыня, был гарант и оплот. Президента полагалось беречь пуще зеницы глаза! А управу над ним могли творить только лишь из Забарьерья, из сообщества. А то как же иначе, каждый борец за демократию, а иных просто-напросто и не имелось в Западном Подкупольи, иных уже повывели, все понимал верно.

С пригорка было видно плоховато. Но лучше, чем из канавы или оврага. Могучая армия ждала слова избранника.

И оно прозвучало.

Микола Гроб встал в полный свой дородный рост, надулся, насупился и завопил, как учили:

– Мужики! Бабы и пацаны! Тама засели захребетники проклятые и обиралы! На нашей земле засели… падла! Вон они, окопались! – Президент увидал вдруг четверых местных мужиков, что выглядывали без боязни из-за тына и скалились, не соображая, за чем гости пожаловали, да еще так много гостей. Местным было все невдомек. – Вон они! Гони их и бей, робята! Навали-ись! Флаги вперед! Пошли-и-и, родимые… за ету, за… как ее… за дюмакратюю-ю!!!

Толкая друг дружку, зашибая дубинами и мотыгами, матерясь, вопя, пихаясь и отдавливая пятки, с криком, ором, матом и бабьими визгами народная армия бросилась на супостатов.

Побоище получилось долгим, путанным и бестолковым. К ночи выяснилось, что поубивали больше половины своих, перебили всю посуду в хибарах, передавили кошек и собак, повытаптывали огороды, но вражину – всю до последнего мальца, до древней бабки вышибли из огроменного поселка к оврагу-отстойнику да там и уложили на времена вечные. До полудня следующего дня таскали бесполезные уже тела своих, павших за демократию и независимость, к тому же оврагу, топили в мутной болотистой жиже. Вечер и всю ночь гуляли, похваляясь ратными подвигами и добычей.

А наутро президент Микола разбудил всех похмельным диким криком:

– Не время спать, мужики! Враг хитер и коварен, падла! Это только начало нашего великого походу за дир… дырмо… кратюю, падла! Запрягай колымагу, господа, мать вашу! Становься в ряды-ы!! Запевай!!!

И-ех, независимость! И-ех, дырьмократия!

Врагов побьем, к едрене ма-те-ри!

Додя Кабан и Кука Разумник сами не заметили, куда подевался шустренький старичок Мухомор – пропал будто его и не было.

– Ну и хрен с ним! – решил Додя, познавший правду, но растерявший всех паломников, всю свою дружную ватагу.

– Без него обойдемся, – поддакнул Кука. Два дня они ходили по городу с флагом и транспарантом, заглядывали во все подвалы, выискивали противников нового мировоззрения. Поиски были не очень удачными, и все же пятерых доходяг они выискали, забили ногами. На вечерний митингу столпа демократии они шли с чувством выполненного долга.

Но пророк и глашатай новой светлой жизни орал, обращаясь не к одним лишь Доде с Кукой, а ко всей возбужденной и просветленной толпе.

– Мало! Мало, негодяи и ублюдки! Для победы нового порядка во всем мире никогда не будет много! Ибо сказано: изблюю из уст моих недруга моего и покараю без разбору! Ибо не мир, но меч! Ибо не слово, а топор! – Буба Проповедник раскачивался из стороны в сторону и вместе с ним раскачивалась, скрипела высокая трибуна. – Идите же по городам и весям! Несите, подонки, слово правды и вбивайте его в темные головы топорами! И вбирайте в ряды свои просветленных! И идите дальше… в царствие светлое и непорочное, где всем вам воздается по делам, где тем подлецам из вас и негодяям, что не горячи и не холодны, бошки-то живо поотрывают! Ибо царствию тому имя – демократия! Ибо которым не демократы там уготованы муки вечные в геенне огненной! Идите же судиями праведньми и беспощадными, карая аки перст небесный от мала до велика! Идите, ублюдки, и обрящете!

Зачарованный Додя стоял еще долго после окончания митинга и глядел просветленным взором в свинцовые небеса, туда, где таилась святыня на столпе. Кука Разумник не смел его отвлечь от общения со сферами горними. Но когда Доля вышел из забытья и прострации, он сказал одно лишь слово:

– Идем!

И они пошли нести благую весть по городам и селам, весть о грядущих переменах, о светлой жизни, демократии и колбасе.

Шли они долго, город давно закончился, и пригороды закончились, и встало солнце, и зашло солнце. А они все шли и шли. Шли до тех пор, пока Додя не споткнулся обо что-то невидимое в сумерках и не полетел носом в битую щебенку.

– Кудай это ты? – поинтересовался Кука Разумник.

И полетел следом.

Но этим дело не кончилось. Додя Кабан, хотевший было заорать во всю глотку, заругаться, заматериться, почувствовал вдруг, как на шее сжимается удавка какая-то, вцепился в узкую нить обеими руками и только пискнул по-мышиному. А вдобавок ко всему сверху, прямо на спину ему кто-то уселся и довольно захихикал.

– Моя все помнит, – проникло в уши задыхающемуся, – моя болшой обида, началник!

Додя ловил воздух ртом как рыба, пучил глаза и ничего не понимал. Поначалу он брыкался, а потом и брыкаться перестал – ноги спутали, связали чем-то.

Вместе с таким же спеленутым Кукой Разумником их прислонили к обросшей мхом стене-развалине, ослабили удавки. Додя долго дышал, ничего не соображая, сипя и хрипя. А потом вдруг увидал прямо перед собой круглую улыбающуюся харю в надвинутой на уши тюбетейке.

– Ты нэ Кабан, – сказала харя с расстановкой, – ты шакал! И Кука твоя – шакал!

Это было невероятно, Додя с трудом узнавал в разъевшейся харе односельчанина, паломника и правдоискателя Мустафу. Мустафа отпустил усы серпом к подбородку и налился нутряным жиром. Но он был не один, еще трое таких же дюжих мужиков в халатах и тюбетейках восседали перед несчастными пленниками и прожигали их насквозь темными и недобро поблескивающими глазками. Додя Кабан понял – Мустафа нашел своих, значит, будет «обиду мстить» и «ордой идти». И ничего не попишешь, имеет право – демократия, как было напророчено, самоопределение и независимость!

– Хороший ты мужик, Мустафа, – заюлил Доля, – я всегда в тебя верил! Ты сам знаешь, души я в тебе не чаял и никогда не обижал. Ты, небось, меня с Доходягой перепутал? Так этот придурок потерялся куда-то…

– Моя нэ путала, – сказал Мустафа отрешенно, – моя твоя рэзать будэт, как барана!

Трое других важно, с достоинством закивали, они явно тоже собирались «рэзать» Додю Кабана, а заодно с ним и дрожащего, потерявшего со страху голос Куку Разумника.

– Ты чего, Мустафа, родимый, мы ж с тобой последний кусок делили, одну Лярву… Я ж к тебе как к брату! Лицо у Мустафы скривилось – горько и страшно.

– Брату, говорышь? Моя тэбэ мэншой брата будэт, так говорышь?! Однако, сволач твоя, коричневый сволач и красный! Обмануть моя хочэшь? Плохо хочэшь! Будэм рэзать, пажалуста!

Рядом дико охнул и замолк Кука Разумник. Додя скосил глаза – один из сидевших дотоле распарывал Куке, уже бездыханному, брюхо, освежевывал его. Двое других глотали слюнки, ждали и алчно поглядывали на Додю.

– Не надо, брат, друг, – заверещал тот заполошно, по-бабьи, – не надо-о-о!!!

– Нада! – процедил Мустафа.

И огромный кривой нож вонзился в открытое горло Доде Кабану.

Мустафа долго, не щурясь и не моргая, глядел на дергающееся в агонии тело. Потом подтянул к себе за конец Додин шарф, который был примотан к древку и служил последние дни паломникам флагом, обтер об это знамя молодой демократии свой тесак, а само знамя отшвырнул в груду помоев.

Тем временем Доходяга Трезвяк прятался за одним из огромных чугунных шаров. Он давно вынашивал мысль подкараулить бывшего поселкового сумасшедшего и поговорить с ним начистоту. Доходяга видел собственными глазами, что каждый из паломников нашел в городе какую-то свою правду, но сам он, как и был, оставался «фомою неверующим». Да и почему, собственно, он должен был верить на слово всяким там бубам и прочим болтунам.

Наконец счастливый миг настал.

Доходяга уже стоял у подножия трибуны, когда обессиленный пророк, свалился с нее, угодив прямо в подставленные носилки. Два обормота с тупыми и осоловелыми лицами поволокли носилки к дыре, что вела внутрь одного из шаров. Рядом с ними вышагивал невзрачный тип в сером. Тип был совсем не страшный, и потому Трезвяк бросился вдогонку, благо их разделяло всего три-четыре шага.

– Буба! – выкрикнул он, шалея от собственной смелости. Невесомое тело вздрогнуло и ожило, повернуло вихрастую, конопатую и безухую голову к наглецу, посмевшему нарушить покой проповедника и глашатая. Немой вопрос застыл в косых, сходящихся к переносице глазах.

– Буба, – повторил Трезвяк глуше, начиная робеть не на шутку, – ведь ты же Чокнутый?!

– Чего он там мелет! – возмутился человечек в сером.

– Вот приидут судьи, – пробормотал в полузабытьи обессиленный мессия, – и врежут этому обалдую Трезвяку по мозгам, аки псу смрадному и бездомному!

– Признал! – обрадовался Доходяга, заглянул в глаза серому. – Вы слыхали, он же признал меня! Сам пророк признал меня!

– Дурдом какой-то, – в изнеможении выдохнул серый пристебай.

Носилки протащили в дыру, лязгнула ржавая решетка. Но Трезвяк успел проскочить внутрь, держась за самый край носилок и безотрывно глядя на Бубу.

– Вышвырнуть вон! – приказал серый, когда заметил незваного гостя.

Обормоты послушно поставили носилки, чуть не выронив Бубу. И пошли с кулаками на несчастного Доходягу. Тот затрясся, встал на колени и воззвал к серому истово:

– Я ж за правдой пришел!

Обормоты оглянулись на шефа, ожидая дополнений к приказу.

– Щас будет тебе правда, недоумок! – зловеще прошипел тот. И тихо спросил каким-то проникновенным и властным голосом, от которого у Трезвяка на голове волосы дыбом встали: – Чей агент? На кого работаешь?!

Трезвяк растерялся, побледнел, закатил глаза и бухнулся лбом о заросшие грязью доски пола – слов для объяснений и оправдываний у него не было, оставалось лишь выказывать свою покорность.

– Отвечать!!!

Трезвяк со страху обмочился и окончательно потерял дар речи. Его бы и вышвырнули вон, но в эту минуту из-за спины серого выявилась пошатывающаяся фигура Бубы с бутылкой в руке.

Эдуард Якубовский

Амазонки

Для древних греков амазонки были вполне реальными людьми. Не менее реальными, чем для нас нынешние жители Судана, Эфиопии, Лаоса. С самых ранних лет ребенок слышал рассказы, в которых великие герои Греции встречались с амазонками, воевали с ними и если и побеждали, то с большим трудом. Величайшим из великих и в этих боях был Геракл, сын Зевса – верховного бога Эллады.

Напомним, что по своей «земной линии» Геракл был внуком царя Микен, выдавшего свою дочь Алкмену за Амфитриона. Молодую женщину увидел Зевс, влюбился и однажды, приняв облик Амфитриона, пришел к ней. Алкмена родила близнецов, одним из них был сын Зевса – Алкид, позже названный прорицательницей Гераклом.

Супруга Зевса – Гера явно не поощряла увлечений своего мужа. Эта нелюбовь распространилась и на его сына от земной женщины. Вот почему такой нелегкой выдалась судьба Геракла.

С амазонками связан девятый подвиг героя. Но сначала хочется сказать о седьмом. О том самом, когда Геракл добывал для Эврисфея критского быка. Это неуемное животное носилось по острову, все сокрушая на своем пути. Геракл поймал быка, отвел его к царю, но тот отпустил его на волю. Бык помчался в Аттику, где и был убит Тесеем. В этом эпизоде еще нет амазонок, но есть Тесей, позже тоже связанный с ними. Кстати, сам Тесей тоже был сыном бога – Посейдона.

Теперь девятый подвиг. Геракл отправился в страну амазонок за поясом царицы Ипполиты. Захотелось дочери Эврисфея иметь необычный пояс (Ипполите его подарил бог войны Арес) и все – героя послали на край земли. Как иначе назвать дальние берега Эвксинского Понта – нашего Черного моря? А именно там в городе Фемискира жила царица амазонок.

Ипполита, похоже, не очень удивилась требованию Геракла, в котором даже внешне угадывалось божественное происхождение. Но тут в дело вмешалась Гера (помните – разгневанная супруга Зевса), принявшая облик амазонки. Она стала возбуждать воинственных женщин против Геракла. Закипел бой. Геракл взял в плен двух амазонок – Меланиппу и Антиопу. Меланиппу он обменивал на пояс, а Антиопу отдал Тесею. Так и Тесей оказался связанным с амазонками.

До добра это не довело. Амазонкам не давала покоя мысль, что Антиопа в плену, а над ней, наверное, издевается чужак, увезший их подругу в Грецию. Амазонки вторглись в Аттику, осадили Афины, потом заняли город. Жители нашли спасение на Акрополе. И не знали амазонки, что Антиопа полюбила Тесея, что ей радостно в его доме. В трудную для афинян минуту Антиопа вместе с мужем встала на защиту Афин.

В решающем бою кто-то из подруг, не узнав Антиопу, сразил ее. И тут битва прекратилась – скорбили и афиняне, и амазонки…

Вот так начинался для маленького грека урок истории и географии, связанный с амазонками. Он узнавал, где они живут (Эвксинский Понт), каковы главные черты характера – независимость, воинственность. И пусть герои Эллады побеждают – это дано ведь немногим, а в целом борьба с амазонками дело трудное, но весьма почетное.

И не только Геракл и Тесей занимались этим. Был, к примеру, еще один герой – Беллерофонт, сын Главка, внук Сизифа. Служил он царю Ликии, а тот тоже посылал его против амазонок. Вот ведь какое значение имели воинственные женщины – борьба с ними засчитывалась древним героям в качестве подвигов!

Вернемся теперь к Гераклу, возвращающемуся с поясом Ипполиты. На обратном пути его корабль пристает к Трое. На берегу герой находит дочь местного царя Гесиону, прикованную к скале. Она принесена в жертву чудовищу, которое вот-вот покажется из воды. Геракл предложил освободить девушку, а взамен попросил трех зевсовых коней, находившихся в царской конюшне. Чудовище было убито, но коней царь не отдал и прогнал героя. Геракл уплыл, но в душе затаил обиду.

Проходят годы. Геракл собирает своих друзей – героев, приплывает к Трое и захватывает ее. Освобожденную ранее им Гесиону отдает своему другу Теламону. Чтобы как-то скрасить этот шаг, Геракл предложил Гесионе из числа пленных выбрать одного, который тут же получит свободу.

Выбор молодой женщины пал на младшего брата – Подарка. Увидев это, Геракл потребовал выкуп – ведь Подарк не просто брат, он член той самой семьи, которая когда-то оскорбила героя. Гесиона сняла с себя покрывало и отдала Гераклу. В Трое остался единственный из бывшей царской семьи, впоследствии тоже царь. А поскольку за него дали выкуп, то царя стали звать «купленный» – Приамом.

Так цикл сказаний о Геракле оказался связанным с троянским циклом. Из последнего до нас дошли две поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея». Исследователи же знают, что поэм, описывающих битву за Трою, было больше. И различные сюжетные линии из них вошли в ряд произведений греческих и римских авторов.

Интересная деталь – корабли греков, направлявшихся в Трою отвоевывать Елену, пристали к берегам Мизии. А там правил Телеф, сын Геракла. Греки звали его с собой, при этом, наверное, не раз поминали подвиги отца, и то, что тот уже брал Трою. Телеф отказался вот по какой причине – он был женат на… дочери Приама. Того самого Приама, которого выкупила Гесиона и чей сын похитил Елену. Вот ведь как переплетаются судьбы людей и героев.

В самый разгар осады Трои на помощь своим соседям пришли амазонки. Царица Пенфесилея привела опытнейших воительниц. Удар был так силен, что отступили к кораблям. Положение спасли Ахилл и Аякс Теламонид, ранее не принимавшие участие в битве. Ахилл убил Пенфесилею. Тела ее и еще 12 павших в бою амазонок были переданы троянцам.

Еще интересная деталь. На стороне троянцев был бог войны Арес, он же – помните? – подарил пояс Ипполите. Это говорит как о воинственности амазонок, так и о том, что территориально они жили в зоне досягаемости троянцев и, судя по всему, имели общего покровителя. Контакты были разными – сам Приам вспоминал, что даже сражался с амазонками на берегу реки Сангарий. Но перед лицом угрозы троянцам со стороны пришельцев амазонки решили придти на помощь соседям, еще раз подтвердив мнение о себе, как о бесстрашных воительницах.

А где находилась река Сангарий? Давайте возьмем карту Турции – ее северная часть ограничена южным берегом Черного моря, Эвксинского Порта. Так вот, река (ныне она зовется Сакарья) впадает в Черное море с юга, отгораживая северо-западную часть Анатолийского плоскогорья, где расположена Троя, от Понтийских гор. А за этими горами лежит Кавказ. Тот самый Кавказ, вблизи которого греческие историки помещали царство амазонок.

Прежде чем перейти к сведениям, которые сообщали нам древние историки, хочется заняться не очень сложными вычислениями. Археологам удалось датировать те слои холма Гиссарлык, которые, по их мнению, являются остатками приамовской Трои. Говорится это с легкой оговоркой, ибо ряд специалистов до сих пор считает Троянскую войну выдумкой древних рапсодов. Мысль эта проникла и на страницы советских журналов (см. например, статью Л. Клейна в «Знание – сила», № 3 – 1986). Но классической остается датировка десятилетней осады 1194–1184 годами до нашей эры. Вот и подсчитаем.

Исходя из того, что к концу осады Приаму лет 80, а выкуплен он был сестрой как самый юный член царской семьи – значит событие это произошло примерно этак лет 70 назад. Тогда Геракл брал Трою где-то в 1260 году до новой эры. Но между девятым подвигом и нападением на город прошло какое-то (и немалое) время. Надо было разобраться с остальными подвигами, побывать в рабстве у Омфалы – на все это требовались дни и годы.

Так что первая временная привязка к сведениям об амазонках это 1280–1270 годы до н. э. К этим годам можно снова дописать слово «примерно» – поступки древних героев, да к тому же сыновей Зевса могут не уложиться в рамки нашей датировки. Но беря за основу реально исчисленную дату, вошедшую в учебники истории, мы можем с достаточной точностью отталкиваться от нее и реконструировать временные границы девятого подвига, а, следовательно, первого упоминания в мифах о женщинах-воительницах с берегов Эвксинского Понта.

Итак, XIII век до новой эры – время начала начал «Амазонии». Потом нужно вспомнить век VIII – век Гомера (многие исследователи считают, что в поэмах есть вставки и VII века), И, наконец, V век (все эти века, разумеется, до н. э.) – становление греческой историографии.

Есть, вероятно, незыблемый закон – на каком-то отрезке времени у каждого народа резко усиливается интерес к истории. И собственной и сопредельных стран, без чего собственная кажется неполной. Именно так, наверное, считал и Геродот (484–425 года), не случайно прозванный «отцом истории». В каких только странах не побывал он сам, откуда только приехавших не расспросил. Оставленные им данные до сих пор являются основными при изучении жизни народов не только Средиземноморья, но и более далеких стран.

Достаточно вспомнить, что наиболее точные сведения о скифах, населявших в ту пору Северное Причерноморье, оставил нам именно Геродот. А ведь это первые письменные сообщения о древнем народе, жившем на территории нашей страны, народе, оставившем в курганах предметы, свидетельствующие о высокой духовной и материальной культуре их владельцев.

И Геродот первый сообщил нам те сведения об амазонках, которыми он, как историк, обладал. Здесь почти нет мифических героев, нет рассуждений о вмешательстве богов в дела людей. Вдумчивый историк попытался ответить на основные вопросы – откуда взялись амазонки, как начались их контакты с греками, как и с кем соседствуют. И вот что он написал.

Греки, расширяя свое знакомство с Малой Азией, столкнулись с амазонками на реке Фермодонт. Произошла битва, греки победили, захватили амазонок и, погрузив добычу на три корабля, отправились домой. В море амазонки, выбрав удачный момент, перебили греков. Но управлять судами воинственные женщины не умели. Их долго носило по морю и, наконец, прибило к побережью Меотийского озера.

(Обратите внимание на эту деталь – сев на корабль в Черном море, амазонки сошли на берег Азовского моря. Неуправляемые суда прошли нынешним Керченским проливом? Или же Геродот знал об амазонках и Малой Азии, и Приазовья – как бы разделенных Кавказом – и решил объяснить, как они оказались в Северном Причерноморье?)

Сойдя на берег, амазонки захватили скифских коней. Их поведение было так отличным от царивших в тех краях порядков, что скифы только дивились. А на предложение местных кочевников выйти замуж, и жить, как живут скифские женщины, гордые амазонки ответили: «у нас с вами не одинаковые обычаи, мы стреляем из луков, мечем дротики, ездим верхом, а женским работам не обучены». (Цитирую по работе известного советского этнографа М. Косвена, составившего наиболее полный свод сведений об амазонках). Ну, со временем обе стороны пришли к примирению, и, как сообщает Геродот, от этого союза появился народ савроматы.

Если Геродот задавался мыслью о происхождении амазонок, то Гиппократ (моложе его на 14 лет) сообщает об их быте. Он пишет, что те не вступают в брак, пока не убьют трех врагов. Правой груди не имеют – мешает стрелять из лука. Калечат детей мужского пола, чтобы не иметь соперников, когда те подрастут.

Лисий (моложе Гиппократа на 11 лет) сообщает интересный факт. Амазонки на реке Фермодонт были единственным народом, который имел железное оружие. Деталь многозначительная – ведь по мнению многих историков необычность доспехов Ахилла объяснялась тем, что их выковали не из бронзы, а из железа.

И до сих пор не выяснена причина, по которой хоть и считается, что прах Ахилла погребен у мыса при входе в Геллеспонт, со стороны Эгейского моря, но душа его, по мнению древних, находится на острове Левка. Но это устье Дуная – запад Северного Причерноморья. Там имелся храм Ахилла. Такие же храмы, жертвенники были и в Ольвии, и у Керченского пролива – именно там, где историки поселили амазонок. Нет ли общего источника происхождения оружия Ахилла и амазонок, учитывая, что район Керченского пролива богат рудами железа и сейчас их разрабатывает Камыш-Бурунский железорудный комбинат?

Вернемся к амазонкам. Практически нет ни одного историка, касавшегося событий в Северном Причерноморье, который бы не писал о них. Весьма авторитетный для всех нас Страбон уточнял, что живут амазонки в Малой Азии и на Кавказе. Он же приводил вот какие факты – река Мермадалий (или Мермода) разделяет амазонок и жителей Кавказа. А река эта впадает в Меотиду (Азовское море).

С греческими и римскими завоеваниями связываются контакты амазонок с реальными историческими личностями. Так, Диодор Сицилийский, живший в I веке до нашей эры, описывает вот какой эпизод. К Александру Македонскому явилась царица Фалестра в сопровождении трехсот амазонок. Дама она была решительная, вот как передает Диодор ее слова: «Я прибыла, чтобы иметь от тебя ребенка. Из всех мужчин ты совершил наиболее великие подвиги и нет выше меня женщины по силе и храбрости». Финал этого приключения нам не известен, но стоит добавить, что о встрече Александра Македонского с амазонками можно прочитать у Плутарха и других историков.

Тот же Плутарх, рассказывая о походе Помпея на Кавказ, упоминает о битве с албанцами на реке Абант (нынешняя Алазани). Так вот, с гор на помощь соседям спустились амазонки. Это событие произошло уже в преддверие нашей эры, а сам Плутарх жил в 50-125 годах н. э. Из седой старины мы пришли в эпоху, когда, казалось бы, нет места мифам. Но смотрите – сведения об амазонках не исчезают. Более того, с расширением знаний об окружающем мире увеличивается и число авторов, пишущих о них.

Где только не находят теперь амазонок. Низами Гянджеви в «Искандер-наме» упоминает и об Александре Македонском, и о воительницах, локализуя их в стране Берда на реке Кура. Де Клавихо (испанский посол при дворе Тимура) находит их по пути из Самарканда в Китай. Историограф Карла Великого Павел Диакон сообщает, что когда лангобарды (германское племя) шло из Скандинавии к югу, они сразилось с амазонками. О том, что воинственные женщины жили у… Балтийского моря пишут Адам Бременский, арабские историки аль-Казвини, аль-Идриси и другие, а Козьма Пражский уверяет, что крепость Девин около Праги была крепостью амазонок, отсюда и ее название.

В Индии о царстве женщин упоминает «Махабхарата», есть сведения о чем-то подобном в Китае, Японии. Отдельные поселения без мужчин известны у чукчей, бурят. Арабские писатели говорят о женском сообществе в Нубии, в Абиссинии их находили близ царства Дамут…

Справедливости ради скажем, что не все историки разделяли мнение своих коллег об амазонках. Так, еще в третьем веке до нашей эры Палефат писал: «Об амазонках говорят, что это были не женщины, а мужчины варвары». А принимали их за женщин вот почему. В отличие от греков они…

брили бороды, носили длинные хитоны и повязывали волосы повязкой. Ну, могло быть и такое, что необычно одетых мужчин издалека принимали за амазонок. Но уж слишком велико и разнообразно количество фактов, сообщаемых историками, да и число авторов говорит о том, что нет дыма без огня. Ошиблись бы раз, другой, а чтобы два-три тысячелетия… Нет, не сходятся тут концы с концами.

Где только не видели амазонок. Вблизи Явы и в Южной Америке, на Виргинских островах и в Африке. Но вспомним древних греков – не только и не столько их мифы, а сообщения историков. Людей дотошных, чьим свидетельствам мы доверяем полностью, на чьи сведения ссылаемся при написании не только популярных статей, но и при создании научных работ.

Так вот, все историки помещают настоящих амазонок на территории нашей страны. Геродот прямо пишет о Меотийском озере (нынешнем Азовском море), Страбон указывает, что река, впадающая в Меотиду, разделяет амазонок и жителей Кавказа. Азовское море и Северный Кавказ – вот места обитания амазонок, систематически повторяющиеся во всех источниках, достойных упоминания.

Что же осталось в памяти народа о тех давних временах? Увы, ничего. И это, в первую очередь, потому, что мы не совсем точно знаем, к какому народу отнести амазонок. Хотя, помните, что писал Геродот – от скифов и амазонок пошел народ савроматов. В свою очередь Эфор (около 405–330 гг. до н. э.), пытаясь объяснить существование амазонок, писал, что некогда савроматы ушли воевать в Европу, там погибли, и остались одни женщины.

Итак, и Геродот, и Эфор выводят нас на савроматов. Из истории мы знаем, что эти кочевые племена в VII–IV веках до новой эры располагались в степях Поволожья и Приуралья и в их общественной жизни большую роль играли женщины. Скифы примерно в то же время (VII–III века до н. э.) кочевали в Северном Причерноморье.

Неудивительно, что греки сначала говорили о скифах и амазонках, а потом уже о савроматах. Несмотря на то, что появление на исторической сцене обоих племен относится к VIII веку до н. э., греки сначала осваивая берега Черного моря, столкнулись со скифами. Позже настала очередь савроматов.

Скифы и савроматы (последних с момента объединения племен стали звать сарматами) относятся к народам, говорившим на наречиях иранской группы индоевропейской языковой семьи. Именно эти народы довели до совершенства работу с лошадьми, ставшими основой их хозяйства. Не только на войне нужен был добрый конь. Вспомните изображение на одном из найденных в кургане сосудов – бородатый скиф доит кобылу. Еще и сейчас у иных людей слово «дояр» вызывает улыбку. Скифы же изобразили на драгоценном сосуде дойку кобылы мужчиной – явно не позорное для воина занятие.

Ясно, что женщины в этих племенах должны были быть лихими наездницами. А если учесть, что по всем данным у савроматов главенствующую роль играли жрицы (были женщины и вождями!), то ясно во многом преобладание «слабого пола». Давайте сложим все компоненты: конь, женщина-вождь, а значит и воин, и мы получим лихую наездницу.

Чем она могла быть вооружена? Конечно же тем, что помогает, не вступая в силовую борьбу, поразить врага на расстоянии, используя и скорость степного коня. Вспомним же ответ амазонок (из Геродота): «Мы стреляем из луков, мечем дротики».

Может быть имена их что-то скажут нам? Но греки оставили нам или измененные (т. е. переведенные на греческий язык) имена или клички, данные ими. Вспомните: Меланиппа, Ипполита. Первое имя расшифровывается легко, оно происходит от греческих слов «черный» и «конь» – «темноконная», «владеющая темными конями». И второе тоже несложно – от слов «конь» и «камень». (Ну, «камень» здесь может обладать смыслом «крепкий», «стойкий»). Что-то вроде «крепкоконная».

По структуре очень схоже с определениями, какие в мифах и у Гомера получали воины. Вслушайтесь – «меднобронный», «шлемоблещущий», «среброногий». Не правда ли – похоже? Но, что очень интересно, и степняки так же строили имена. У одного из индоиранских племен, а к ним относились и сарматы, была, например, богиня Дрваспа – «обладающая здоровыми конями», «здравоконная».

Каждый год на страницы газет и журналов попадают сообщения о новых успехах археологов. И, как правило, женские погребения в районе Северного Каспия, Азовского моря явно богаче, в них находят луки, стрелы, мечи рядом с сосудами для благовоний, столами для жертвенной пищи. У более поздних степняков воина на тот свет сопровождали слуги и, вероятно, любимые женщины. А рядом с погребением сарматской жрицы нашли захоронение молодого воина – слуги ли, любимого ли…

Но все это, увы, «дела давно минувших дней». И отголоски «преданий старины глубокой» донесли до нас сторонние наблюдатели – в основном греки. Непосредственного пересказа своей истории от сарматов, а уж тем более скифов мы не получили. Если и представить, как некоторые, что скифы имели какую-то письменность, то до нас ничего не дошло.

Уже в начале эры скифов вытеснили с Черноморского побережья готы (небольшое царство все же осталось в Крыму). Затем по степям Приазовья кто только не проходил – гунны и авары, кипчаки и печенеги. Может быть какие-то предания и застали славяне – жители Тмутараканского княжества, первого русского государственного образования на Таманском полуострове, между древней Меотидой и Эвксинским Понтом. Но это княжество (конец X – начало XII века н. э.) само погибло под натиском с одной стороны Византии, с другой – кочевников.

И снова накатываются, сменяя друг друга, орды кочевников, оставляя в степи курганы да каменных баб на них. И лишь в конце XVII века в связи с определенной политической стабилизацией в те края начинают проникать первые путешественники и исследователи. Первые – из числа тех, на чьи работы мы можем сослаться. Ибо, без сомнения, путешественники были всегда. И если у

Азовского моря все исчезло, то не осталось ли следов на Кавказе?

Во второй половине XVII века в Москву и в Персию отправился голштинский посол Адам Олеарий. Проезжая через Кавказ, он записал местные легенды – да, в них были сведения о воительницах. В 1712 году черкесов посетил Обри деля-Моттре, с удивлением отметивший, что местные женщины не только ездят верхом, но и стреляют из лука.

В конце XVIII века академик Петр-Симон Паллас, описывая быт черкесов, особо подчеркнул, по его мнению, странный обычай – чуждаться своих жен. Через год после него по югу России проехала англичанка Мэри Гэсри. И ее заинтересовала эта странность – у черкесов женщины живут отдельно от мужчин, а те тайком посещают своих жен. Не от древнейших ли обычаев, уходящих корнями в эпоху амазонок, идут эти привычки?

Не случайно любопытство англичанки было направлено в сторону «женского вопроса». Мэри Гэсри в прошлом являлась директрисой… Смольного института. Она же записала, что во время боевых действий среди убитых обнаружили женщин в полном вооружении.

Наступает период завоевания Кавказа. Идут бои, русские войска, тесня горцев, продвигаются вперед, пока не берут в плен Шамиля. Многие из черкесов эмигрируют, переселяясь в Турцию, а через нее и дальше на Ближний Восток. В этой заварухе растворяются последние обычаи и привычки, сохранившиеся у горцев с древнейших времен и, вероятнее всего, связанные с бытом тех, кого мы зовем амазонками.

И что – все, с ними покончено? Как бы не так. Старинное правило французов – в любом деле ищи женщину, сработало не так давно на юге нашей страны. Впрочем, «ищи» – не совсем верно. Она сама нашлась.

Произошло это в 1983 году на Таманском полуострове. Да, именно в том самом, наиболее подходящем месте – на стыке Азовского и Черного морей. Когда-то тут стоял древнегреческий город Гермонасса, а ныне расположена станция Тамань. Здесь ведет раскопки Гермонасская археологическая экспедиция Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника.

Здесь же раскинулись земли совхоза «Юбилейный». Директор решил расширить площадь под виноградники. Внезапно плуг задел камень. Удивленные появлением препятствия на поле механизаторы откопали находку – на мраморной плите, словно выходя из камня, стояла мужская фигура. Домысливая утраченные детали, в ней можно увидеть воина. Выдвинутая вперед (и наполовину отбитая) левая рука явно когда-то держала щит, правая, опущенная к бедру, вероятно была вооружена мечом. (Более подробно обо всем см. очерк А. Тарунова в «Вокруг света», № 4 – 1986 г.).

Стало ясно – сделана уникальная находка. И очень хорошо, что значение ее поняли не только прибывшие позже историки, но, в первую очередь, тракторист А. Н. Завгородний и директор совхоза Л. И. Киселев. Именно они позаботились о сохранности находки, а директор и прекратил работы на поле, и позвонил в Таманский краеведческий музей.

Сезон раскопок следующего года начался с того, что для. работы в «Юбилейном» создали специальный отряд. По мнению начальника Гермонасской экспедиции А. К. Коровиной, это изображение воина входило в многофигурную композицию. Найти бы ее! Ведь рельеф создан греческим скульптором не позднее IV века до нашей эры. Ничего подобного в Тамани не находили ранее.

Ну, а почему возникла мысль о композиции? Во-первых, воин должен был на кого-то нападать, с кем-то воевать. Весь его порыв направлялся против еще не известного нам врага. Во-вторых, известна практика создания многофигурных композиций, где действующие герои высечены на отдельных плитах, позже составляемых вместе.

Две недели группа студентов под руководством Е. А. Савостиной (вот и весь отряд!) работала на поле. Нашли вымостку и потому, как были уложены камни, Савостина догадалась, что это древняя дорога. Первые плиты перевернули – ничего, похожего на изображение.

Копали и дальше, пока не приехала Коровина.

Она осмотрела расчищенную площадку и удивилась, почему не переворачивали все каменные плиты. Начали осмотр. И среди первых же камней нашли рельефные изображения, часть из них удалось сложить. Дадим слово автору очерка.

«В центре сложенного, как мозаика, рельефа сразу бросались в глаза две фигуры. Всадник, схватив за длинные волосы женщину-воина (так показалось с первого взгляда), занес над ее головой тяжелый меч. Отчаянно взмахнула воительница дротиком, но ничто не могло спасти ее от разящего удара. Чуть выше, над этими фигурами, другой меч пронзил чью-то грудь, безжизненно повисла рука… За переплетением тел, рук и ног, принадлежавших фигурам, оставшимся за пределами уцелевшего фрагмента проступал силуэт лошади, на шее которой странно смотрелись перевернутые головы без туловища».

Вот такая находка. И хотя земля Тамани порадовала археологов еще одним открытием – плитой с изображением двух воинов («отца и сына»), все же осмелюсь утверждать, что этот рельеф имеет особое значение. Тому есть ряд причин.

Начнем с материала. Воины – «боец» и «отец и сын» вырублены скульптором из мрамора. Сразу видно работу греческого мастера – объемные фигуры, классические позы. Словом, прекрасные изображения, но они могли быть сделаны не обязательно на Тамани – и в самой материковой Греции, и на любом из островов в малоазиатской части. И вовсе не должны были устанавливаться на месте изготовления – на судах (а море рядом) можно привезти хоть откуда. Только тщательный анализ мрамора может показать, где брали камень, но не где его обрабатывали.

Другое дело – рельеф с изображением битвы. Материалом здесь послужил не мрамор, а известняк, местный камень. Ясно, что его не увозили для обработки за три моря, чтобы потом вернуть на Тамань. Есть еще доказательство «туземности» работы и, причем, очень веское. Это манера скульптора. В очень многом она похожа на греческую, во многом, но не во всем.

Непохожесть вот в чем. Изображения не каноничны, жесты свободнее. Фигуры несколько более плоские, не так рельефно выделены из основы. Может показаться, что вообще весь рисунок относительно примитивнее (и экспрессивнее!), что не должно нас удивлять. Ведь уже говорилось о местном материале рельефа, так почему нельзя подумать о том, что и мастер был местным? Являясь, вероятнее всего, греком и работая в классической манере, он все же не был так искусен, как материковые мастера, и этот понимаемый им недостаток компенсировал (может быть и неумышленно) живостью изображаемого…

Теперь о самом изображении. Его две центральные фигуры – воин и воительница. Воин одной рукой ухватил женщину за волосы, в другой у него тяжелый меч. А что за оружие у воительницы? Дротик. Помните, у Геродота: «Мы… мечем дротики»?

Возле сражающихся конь. На нем две перевернутые головы без туловища. Есть предположение, что рельеф был раскрашен и на коне рисовались ремни, которыми и крепились головы. Что это за странные трофеи? Снова вспомним древних историков, а точнее – сообщение Гиппократа о том, что амазонки не вступали в брак, пока не убивали трех врагов.

Судя по сохранившимся фрагментам, здесь не просто поединок, а центральная часть битвы. Какой – это предстоит еще выяснить, если будут найдены недостающие части композиции. Но уже сейчас ясно – битвы с амазонками. А если учесть, что, по мнению специалистов, обе фигуры одеты в боспорское платье, то понятно, что это не миф, а художественное отражение какого-то местно события.

Какого? Вероятнее всего столкновения между греками-пришельцами и амазонками, коренными жительницами этих мест. Исходя из платья – греки уже жили здесь. Так что это не первая фаза контактов, когда греки только высадились с кораблей. Битва произошла после того, как греческие города вошли в состав Боспорского государства. Это V век до новой эры. А историки датировали рельефы временем не позже IV века. Итак, время – первое столетие существования Боспорского государства, когда уже стабилизировались связи городов, возник общий бытовой комплекс (платье!). Но и когда еще греческое влияние не проникло глубоко в среду местных (туземных!) жителей.

Можно только догадываться, что заставило амазонок выступить против греков-боспорцев. Притеснения со стороны пришельцев, спор из-за земли под строения или пастбища? Или может быть воинственной амазонке просто не выйти замуж? Двух врагов она уже убила (вот откуда головы), а третий (на рельефе) готов сразить ее саму.,

Становится понятным причина создания рельефа. Если в мифах борьба с амазонками являлась уделом героев, то почему это не должно было быть и в жизни? Воин, победивший в таком бою, удостаивался, вероятнее всего, особой чести. Ему сооружали храм героя – героон (или в любом случае хоронили в особой могиле).

Как они должны выглядеть, мы знаем. В качестве модели для сравнения можно взять группу могил в нынешнем греческом селении Вергина. В древности здесь размещалась столица Македонии – город Эги.

Могилы необычны (в нашем понимании). Это здания с полуколоннами по фасаду, над которым размещался фриз, украшенный росписями. По традиции эту могилу тут же засыпали, возведя курган, но храм-героон стоял открыто. И в нем несомненно были изображения, напоминающие причину возведения храма. Могилы македонских царей украшены росписями, но это уникальные работы, которые не могли быть выполнены больше нигде – предполагается, что роспись фриза одной из могил принадлежит кисти знаменитейшего художника Никомаха. Но не мог же он выполнять заказы всех городов…

Вполне можно допустить, что в Боспорском государстве, сооружая могилу или, скорее всего, героон, использовали местную возможность – рельеф. И из местного материала – известняка. Почему, скорее всего, героон? Да потому, что именно это здание могло совместить и местный рельеф, и привозную мраморную многофигурную композицию. Хотя могло быть и так – предприимчивый боспорец, уложивший столь ценные для нас (не только для археологов) плиты в основание здания, в покрытие дороги, брал их из нескольких источников. А ими могли быть развалины какого-то, еще не известного нам города.

Главное все же вот что – впервые на территории, которую древние историки указывали в качестве места обитания амазонок в нашей стране, найдено изображение, позволяющее не только подтвердить эти сведения, но зрительно представить облик воительницы, и датировать этот рельеф (не позже IV века до н. э.). Героини мифов, воинственные женщины Востока, воспетые рапсодами и описанные историками, прорвались сквозь разделяющие нас века, словно специально отправив одну из своих подруг в наше время.

Наш рассказ о прекрасных воительницах подходит к концу. Легенды о них, возникшие задолго до нашей эры (помните, мы считали, отталкиваясь от даты Троянской войны, что об амазонках говорят где-то с 1280 года до н. э.), живут до наших дней. И не просто живут, а в той или иной степени воздействуют на нас.

Что нового мы можем ожидать от этих неугомонных наездниц? Думается, раскопки на Таманском полуострове все же раскроют нам тайну рельефов. Найдется могила, героон или храм, где укреплялись эти изображения. Греки часто устанавливали на всеобщее обозрение высеченные на камне тексты посвящений. Может быть и здесь был текст, объяснявший почему, кем и когда установлены эти рельефы?

Не исключено, что в этих же местах археологи найдут новые свидетельства контактов греков с амазонками. До 1983 года лишь могилы свидетельствовали о том, что женщины юга европейской части нашей страны носили оружие. Теперь появилось и изображение. За чем очередь? За текстом. Вряд ли будет это папирус или пергамент, но очень вероятно, что камень, а может быть и свинец. Историки знают случаи, когда до нас доходили тексты, написанные на свинцовых пластинах.

Важно вот что – легенды, героини которых жили в наших степях, вдруг получили реальное подтверждение. В Греции, в Италии не раз создавались скульптурные портреты амазонок. Но эти статуи были плодом фантазии художников. То, что найдено на Таманском полуострове, часть подлинной жизни, истории амазонок.

Михаил Трубицын

Стихотворения

Снова ускорило время свой бег.

«Слава!» – кричать нам, «атас» ли?

Красные звезды погасли навек,

белые – не погасли.

Кровь ли водицей, дождик ли льет

В Русской державе, Отче?

Во поле выйдешь – картошка гниет.

Дрыхнет народ рабочий…

Наша страна свободой пьяна.

Чем отрыгнется похмелье?

Дует на угли мессир Сатана –

Спит на печи Емеля…

Эй, москвичи! Встанем в ночи,

К небу поднимем лица.

Наши иконы сожгли палачи –

Станем звезде молиться:

Гори, звезда! Веди нас туда,

Где ветви согбенны плодами…

А за звездой – Владимир Святой,

И сам Иисус – над нами.

Рушится царство твое,

Грозный владыка Иване!

Чует пиры воронье,

Как барыши – басурмане.

То в Карабахе резня,

То в Приднестровье – пожары.

Чуть замирилась Чечня –

Тут же восстали татары.

В теплую кровь влюблены,

Рыщут в Подстепье нехмуро

Пасынки старой луны,

Внуки хромого Тимура.

Месяца тонкий клинок

Вместо Ярилы пред нами

Явит наутро восток.

Рухнуло Русское знамя!..

* * *

Не поможет ни водка, ни йога:

Видно, в тартар пора отступать.

Безысходность моя, безнадега,

Русь-земля, моя старая мать…

Не помогут твои обереги.

Пал Перун, а Христос не воскрес.

Над могилами – белые снега,

Да развалины строек окрест.

Обветшали победные стяги.

Наша совесть – в свинцовом долгу.

Сколько было напрасной отвага,

Красной крови на белом снегу!..

Энциклопедия нечистой силы

Соловей-разбойник. Изначально злобная змеевидная ипостась Волоса, таящаяся в лесах и убивающая путника. Позже получил антропоморфность, опоэтизирован в былинах. Сидит в гнезде, свистит – т. е., обладает повадками птицеящера. Не исключен реальный прообраз.

Черт (из прасл. «проклятый»). Первоначально злой дух, не имевший дьяволообразного облика, но вредивший живым. Нежить. Часто невидим. Навязчив, лукав в стремлении подчинить своей власти смертного. У древних ассоциировался с духом безумия.

Сатиры. Многочисленные ипостаси козлоногого, дикого и похотливого Старобога-Стрибога, породившего на латинско-энетской почве также Сатурна (везде корень «стр»). Одно из древнейших божеств русов, переродившееся за тысячелетия во вредоносного беса.

Стригой. Оборотень, превращающийся в волка, жабу или змею. Всячески вредит человеку. Происхождение то же, что и у сатиров. Но в отличие от них наделен качествами упыря-вампира. Особенно опасен для детей. Сами стригой с детства отмечены черной «меткой».

Стриги. Женские ипостаси Старого бога (Стрибога) – крылатые ведьмы, кровопийцы, похитительницы. Родственны гарпиям. Из русской мифологии среднего периода попали в древнеримскую, прижились там.

Тугарин. В былинах опоэтизированный образ врага, зловредного пришельца. Изначально – ипостась Змея-Волоса и разновидность Соловья-разбойника, Огненного Змея. Гибридный образ демона, приносящего «тугу» – печаль, скорбь, страдания.

Эльфы. Позднее литературное название мифических крохотных существ, населяющих луга и леса. Родные братья леших, кикимор и т. д., приобретшие в сказаниях кукольный облик. Первоначально – духи-берегини русов, переданные германцам как «лявы-альвы» и искаженные позже.