Метагалактика Юрия Петухова

Газета «Голос Вселенной» № 5 (1996)

Информационно-публицистическая и литературно-художественная газета
Россия – Вселенная Духа и последняя обитель Вседержителя посреди Черной Пропасти, разверзнутой в ад

Оставь надежду, идущий на выборы!

Записки из Госдумы

5 мая с. г. я был на пресс-конференции В. В. Жириновского в Госдуме и хочу привести дословно часть его интересных размышлений о выборах, итак:

«Несколько слов по текущему моменту… Сорок дней до выборов. Разные сценарии есть. Самый нехороший – силовой. Оружие уже есть, завезено, боевики есть. Сценарий рискованный, будут жертвы, и им самим не хотелось бы… все понимают, что это какой-то выход из положения, а потом, через два-три месяца что делать? Нельзя же в напряжении держать! Это самый плохой вариант. Но он готовый вариант. И часть команды, на 99 % склонна к нему. Почему? Потому что она уверена, что другим способом не выиграть. Последние – честные, чистые цифры показывают – за Зюганова 25, за меня 15, за Ельцина 8. При такой расстановке Ельцин проигрывает. Поэтому силовой вариант до выборов еще пройдет, потому что после выборов уже неудобно… такая ситуация. Потому что проигрыш на выборах – и для кого-то может наступить ответственность. Страх перед этим… Но кое-кто колеблется, не все силовые министры согласны и те вторые лица, которые тоже имеют вес. Другой сценарий тоже крайний – предыдущий крайний справа, а крайний слева – это он (Ельцин) победит через выборы… это в окружении навязывает другая команда, обманывает, они думают, что можно сделать „потемкинские выборы“, убедить народ, чтобы народ голосовал за президента (нынешнего). Это полная оторванность, потому что я куда приезжаю, да, за Зюганова есть, но чтобы кто-то кричал за Ельцина, такого ни одного, даже в насмешку, чтобы кто кричал. Наоборот, молчишь, уже обвиняют, что ты за Ельцина, то есть люди ждут, чтобы ты покритиковал президента… но когда ему окружение говорит, что он должен идти на выборы и что он победит – это ложь! Те, что справа, они знают, что он не победит и хотя бы честны в этом, и говорят – не победим на выборах, но давайте хоть силой останемся у власти. Мне они больше нравятся, они честно говорят президенту: „ты не победишь! надо силой оставаться у власти“. А вот эти негодяи, которые обманывают его – он же оторван, он не знает, вот я был сегодня на Красной площади, праздник, цветочки несут на трибуну, опять чего-то там дают, как в старые времена – это можно любого человека развратить, ему кажется, вся страна с ним. Вот другой, крайне левый вариант, левые деньги, левая работа и вот левые выборы. Вот они навязывают мысль, что можно выиграть – еще сорок дней, мол, и убедим народ… Эх! Народ поймет! Вот два крайних варианта, которые, конечно, нереальны. Силой не удержать власть, и не выиграть на выборах. Тогда другой вариант – торговля, торгуются, вот Лебедь вышел из Кремля и говорит, что ничего не торговались. А зачем тебя позвали туда? Тебя ж позвали! Что, позвали в шахматы играть?! Перед выборами?! Поэтому эта тройка чудаков не понимает, что все давно уже забито! Им как золотая рыбка – сейчас вот, три желания ваши исполнятся, и вы въедете в Кремль. Те предложили пост начальника генерального штаба с расширенными полномочиями. Этот не хочет. Только первым! Они все первыми хотят! Ничего нет за спиной, но первый, только первый, это болезнь с 91-го года, звездная болезнь, случайно прорвалась к власти – и вот только первыми! Ничего не получилось у них. Не договорились! А на место Грачева они готовят кандидатуру того, кого бы мы не хотели… почему мы и защищали Грачева, простой тульский парень, он не развалит армию как тот, кого ему готовят на смену… из института США и Канады – это на 99 %, а это чисто проамериканский вариант для развала. Армия будет разоружена как в наказание за чеченские события. И уже сейчас они готовят создание новых спецподразделений – силы быстрого реагирования в подчинении НАТО – 27 тысяч, первая воинская часть новой русской армии. Так вот убивают армию… сначала из царской армии сделали советскую, теперь из советской сделали… плюс чеченская война, вызывают ненависть у народа как к войне, так и к армии – и распад происходит как бы естественно, все устали, все не хотят, но не понимают, что потом будет, когда не будет вооруженных сил в России. Всем же ясно, что это был за институт США и Канады – гнездо ПРУ, ворота ЦРУ в Россию. Где они сейчас… все прослеживается четко. Вот так и гуляют вокруг Кремля коты в накидках из звездно-полосатого флага. Торгуются. Вот мы чисты, не торгуемся. Зюганов Геннадий Андреевич – тоже банкиры позвали его, и тоже прямо сказали, чтобы снял кандидатуру. Вот он проявил мужество, не снял пока, молодец! Вот оно положительное качество в коммунистах – стойкость, до конца. И Берлин поэтому взяли. Все до конца! Это есть! Демократию понимают только так как понимают. Но до конца. Стоять готовы. Родина или смерть. Лучше жить стоя, чем умереть на коленях. Готовы стоять стойко. Им это присуще. Но почему он молчит. Его можно было поддержать в этом плане, что его принуждают снять кандидатуру – говорят ему: „денег хватит и тебе и Ельцину“. Завезли американцы миллиард долларов. Сотни вывезли, теперь один кинули – нате, русские, немножко меньше деритесь перед выборами, по пирожному вам, главарям, а народ – черт с ним, пусть подыхает, на миллиард пирожных можно купить начальникам. Вот пока он молодец, выстоял. Но банкиры обнаглели, даже в Африке так не делают, в любой стране мира это делается тайно, никто не знает, о чем там Крупп с Гитлером договаривался… так что закулисные переговоры идут, все ищут варианты. Другой маневр – собрать предателей-депутатов в мае под Москвой и попробовать их подкупить, чтобы они голосовали за продление полномочий президента… есть депутаты, готовые продать себя, так было и в той Думе, я знаю 120 человек их… Список? Наивные дети! Не я же даю, не я покупаю, список в Кремле, так же и сейчас, не я же буду совещание проводить, они поедут, они проголосуют за перенос выборов, списки вам, наивные дети, списки еще не опубликованы с 37-го года, мы до сих пор не знаем, что там было, а они хотят сейчас дай им списки. Так что разные команды, разные варианты предлагают. А я им предлагаю вариант, который был бы самый честный – спокойный и чистый: силовой вариант отменить, он не годится, перенести выборы тоже, ну что значит, перенести выборы – начали операцию над человеком, разрезали, бросили, отложили на потом, так, что ли, нет, не годится. Подкуп тоже не пройдет. И у меня в партии два-три подлеца найдутся, знаю, на продажу себя как проститутки предлагают – ждут, кто даст. Но ситуация-то кризисная в стране, дают, а потом забирают эти деньги, они не понимают, потом по башке дадут – сперва деньги, а потом другое, стоимость свинца. Но проституция, она на то и проституция, самая древняя профессия. Естественно, мы это предотвратим и накажем, партийный суд, он не знает уголовного кодекса, как шариат, вот у нас тоже свой шариат… неужели человек не понимает, что его наказание в десять раз дешевле полученных им денег. В десять раз дешевле стоит его наказать за предательство партии. Вот не хочет понять, что сегодня рынок таков, что нельзя брать деньги, ты за них пострадаешь. Я думаю, этот вариант сорвется с подкупом депутатов, чтобы продлить полномочия. Я Шумейко это кинул еще год назад, сегодня его уже на трибуну не пустили, он уже должен понять, что он отработанный материал… Шахрай, и другие. Ну а ЦРУ как с корабля долой – ни одной лычки, ни одной награды, одни пинки. Вот что мы предлагаем в ЛДПР: силовой не надо, подкупать не надо, маневрировать не надо, выборы проводить. Во второй тур выхожу я и Зюганов, это можно, это реально сделать уже сегодня, избиратели готовы за это голосовать, вот тогда, когда они видят – все, власть проиграла, и он успокоится, и семья успокоится, он президентом не будет, вот здесь можно маневрировать, здесь можно бросить все силы – демократов, патриотов, самого президента, спецслужб, ну всех, банкиров… – и я смогу обойти хотя бы на полпроцента, на полкорпуса, чуть-чуть, без перевеса огромного, нет, это можно, довести избирателя до такого состояния, честно и без обмана… вот это самое лучшее, что можно сделать…»

К сожалению, мы не можем полностью публиковать все выступления Владимира Жириновского, из-за малых площадей наших изданий и соображений чисто цензурных, но надо отметить, что все они заслуживают быть опубликованными и запечатленными в веках. Почему? Потому что Жириновский один говорит правду. Образно. Ярко. Бесстрашно. Столь одаренных людей планета наша рождает нечасто. И для того, чтобы понять гений Жириновского и оценить его талант вождя, трибуна, политика, творца, актера надо его видеть и слышать. Напрямую. Без телепосредников, создающих образ ложный и лживый. Без газетных пропагандеров, состряпавших карикатуру на Жириновского и вдалбливающих ее в миллионы умов. Пропагандеры делают это по приказу своих хозяев и из собственного страха. Принизить, высмеять, оболгать, чтобы по ночам не мерещилась страшная, совсем не смешная тень… еще только тень возможного возмездия за свершенные злодеяния. Сейчас Жириновский говорит, что все простит – во имя общего спокойствия, во имя гражданского мира. Он говорит это искренне. Но те, чья совесть нечиста не верят, они-то ведь лучше всех знают про свои собственные прегрешения, им мерещатся «мальчики кровавые» (и это не чисто литературный образ: тысяч мальчиков, девочек, детей были убиты благодаря и демократам-пропагандерам в Кровавом Октябре 93-го, а сколько было крови и смертей кроме Октября!). Жириновский же не боится быть ни грозным и страшным, ни смешным и взывающим к сердцу, как не боялся этого и блистательный Государь Всея Руси Иван Грозный – самодержец-юродивый, спасший Русь за многие века до нас от тогдашних агентов-«перестройщиков», не боявшийся унизиться, стать на время смешным, обычным – подойди, потрогай, вот он я, такой же как и ты, простой, человечный, смертный, но не ленивый, беспечный, а болящий всей душою, до крика истошного и слез за Державу. Жириновский пока не царь. И может им не стать, потому что пренебрег двумя простенькими советами нашими (см. «Голос Вселенной» № 1. 1996 г.). Он вкупе с Зюгановым с первых дней Думы нового созыва мог подмять под себя телевидение. Мог! Достаточно было двум фракциям не пропускать ни единого прочего вопроса на заседаниях Думы, пока бы ни был принят устраивающий эти две фракции закон о телевидении, пока бы они ни вышли впрямую в эфир – хозяевами этого эфира (здесь я могу заметить, что Жириновскому достаточно было бы двух недель в телеэфире, чтобы за него проголосовало три четверти всей России). Но ни Зюганов, ни Жириновский не сделали этого единственно верного шага. Почему? Им и без того казалось в эйфории победы, что все телекамеры и микрофоны были направлены на них. Да, так оно и было, я видел все своими глазами – блеск линз, вспышки, толчея, интервью – без конца и без края. Им казалось, что они на-виду. Но та линза, через которую средства массовой пропаганды показывали их народу, была кривой, таковой она остается и поныне. Обоими лидерами оппозиции упущен шанс, который сулил им стопроцентную победу. И второй совет, не принятый претендентами – им надо было объединяться во имя спасения России, как угодно, на любых условиях, но объединяться, идти на уступки. Поодиночке, какими бы сильными они ни казались себе, ни один нынешнего президента не свалит. Ельцин не Горбачев, он добровольно со своего места не сойдет. В его руках абсолютная власть. И смешно даже думать, что он захочет с кем-нибудь поделиться ею. Еще три года назад я писал, что какими бы ни были результаты выборов 1996 года, у власти останется Ельцин. Пусть иллюзии питают юношей. Взрослые люди должны отдавать себе отчет, неужели человек, стоящий над всеми властями Российскими, держащий в одном кулаке всю армию, весь флот, всю милицию, в другом все спецслужбы, спецподразделения и особые дивизии личной охраны, человек, сконцентрировавший на себе самом всю силовую мощь России плюс абсолютную поддержку Запада и Востока, вот так запросто скажет: «пойду-ка я на пенсию рыбку удить?» и уступит кому-то свой трон?! Выражаясь словами Жириновского, я лишь повторю вслед за ним – «наивные дети!» 1 апреля с. г. в тот день, когда благодаря «плану мирного урегулирования» в Чечне было зверски убито 28 русских парней и семь десятков изуродованы на всю жизнь, державный властелин надрывался от хохота на концерте юмористов-сатириков во главе с Жванецким и рассказывал анекдоты, веселилось безудержно и все окружение. А позже, все по тому же «плану» «мирные» боевики из «мирных селений» пустили под откос целую полковую колонну, погибло девяносто безвинных парней, которых просто бросили ритуальной жертвой под топор мясника. Ни траура, ничего… Зато строится президентская яхта, оснащается президентский лайнер… для кого? неужто для Зюганова или Жириновского?! Нет, господа хорошие. Никто и не собирается возлагать на вас «шапку мономаха», и не надейтесь. Сообща вы могли бы потягаться со всесильным и всемогущим, врознь – нет. Он сильнее вас. Он силен настолько, что вопреки общественному мнению может годами и десятилетиями играть с Чечней, перемалывая в ней кости уже не тысяч, а десятков и сотен тысяч русских ребят. Ему и его друзьям Биллу и Гельмуту не нужны русские. Я был тогда в Думе, когда Павел Грачев отчитывался по кровавым событиям в «замиренном районе». Министр обороны держался молодцом, не давал армию в обиду, не валил вину на Верховного, он просто и четко дал понять, что если бы не чьи-то интересы, Чечню усмирили бы очень быстро и надолго – на это есть и силы и желание обманутой и преданной армии. Но кто-то заинтересован в том, чтобы Чечня была мясорубкой для нашей и без того вымирающей нации. У чеченских бандитов есть все условия, чтобы планомерно уничтожать в год по два-три десятка тысяч молодых здоровых русских мужчин, у которых уже не будет потомства. Это не война, а благословенный сверху при поддержке Запада геноцид и узаконенная работорговля (наше миролюбивое правительство снабжает чеченцев тысячами русских рабов, но зайти в аулы и освободить этих рабов нельзя, аксакалы обидятся и не подпишут «мирный договор»). И главное, все всё понимают. Но никто ничего не хочет делать. Почему? А потому что вся власть в одних руках – безраздельная, безграничная, какой не было ни у императоров, ни у генсеков. Я за сильную, жесткую власть. Я за диктатора типа Пиночета. Я против бесовской возни и игры в выборы. Но жесткая власть должна быть в интересах Державы, а не в интересах НАТО, ЦРУ, Сороса, Римского клуба, Международного валютного фонда и черта с рогами. И если Ельцин вдруг вспомнит, что есть Россия и ее интересы, что есть еще русский народ, если он прекратит разрушение Державы и уничтожение нации, я обеими руками проголосую за его полную и безраздельную власть. Но пока я этого не вижу. Я вижу, что НАТО одной ногой уже стоит в Кремле. И потому я буду голосовать за Жириновского. А потом я буду голосовать за того, кто пройдет во второй тур. И если таковыми окажутся Жириновский и Зюганов, я буду снова голосовать за Жириновского… Если Зюганов и Ельцин – за Зюганова. Но за кого бы я ни голосовал, за кого бы ни голосовали миллионы россиян, у власти останется нынешний президент, такой расклад. Эти выборы напоминают мне дуэль трех противников. Пистолет заряжен только у одного из них, и рука его уже привычна нажимать на спуск.

Юрий Петухов

Юрий Петухов

Русские боги Олимпа

Так уж повелось в нашей российской системе образования (как до пресловутого 17-го года, так и позже него, вплоть до наших дней, когда уже и системы никакой не осталось), что всему иноземному нас учат с гораздо большими усердием и последовательностью, чем своему, отечественному. Мы сейчас не будем углубляться в дебри причин сего невероятного для прочих стран факта. А отметим лишь одно: даже самый бестолковый и нерадивый ученик по прошествии множества лет, на склоне дней без особого труда назовет вам с десяток древнегреческих и древнеримских богов и героев, но ни за какие деньги не сможет вспомнить даже пары славянских, русских. И заслуга в том не одной лишь отечественной школы нашей, но и всей «культурно-просветительской» системы. О богах и героях Эллады и древнего Рима сняты десятки фильмов, написаны сотни книг, вплоть до переложений, доступных как ребенку-несмышленышу, так и полуграмотному отцу семейства. Ну кто не знает у нас верховного громовержца Зевса и красавца, покровителя муз Аполлона, прекрасную Афродиту и повелителя морских пучин Посейдона, могучего Геракла и рыцарственного Ахилла… Перечень можно продолжать, и всегда он будет оставаться неполным, ибо зарядили нас основательно и всерьез. С трепетом сердечным и немым преклонением готовы мы почитать те древние и мудрые народы поэтов, сказителей, ваятелей, трибунов и философов, что одарили весь мир столь бесценным, классическим великолепием, имя которому не менее как Божественный Пантеон. Вот уже третье тысячелетие творят сочинители и живописцы, скульпторы и режиссеры, подпитываемые величайшим в мире и не имеющим равных себе античным наследием Средиземноморья. И кажемся мы, русские, самим себе рядом с этой сказочной и легендарной древностью, породившей столь блистательных титанов и гениев, богов и героев, такими молодыми и диковатыми, так недавно выползшими из первозданно-диких лесов и не имеющими ничего даже близкого античности в культуре своей, что не смеем коснуться ее не то что словом, но и мыслью своей: бесконечно далеки от нее и убоги, лишь благоговеть имеем право и восхищаться мудростью и разумом народов иных, великих, коим мы не чета. Что ж, в том вины нашей нет, так нас учили, так нас воспитывали, указывая нам всегда на место наше в «посконному ряду». Видно, была нужда на то, и цель у «учителей» была… Но не будем забегать вперед.

Десятки тысяч, миллионы читателей наших восхищались подвигами древних греков, принося огонь людям вместе с Прометеем, штурмуя Трою с Агамемноном, странствуя с Одиссеем, взлетая в небо с Икаром и Дедалом… Но лишь единицы из этих читателей брали на себя труд заглянуть в энциклопедии и справочники, поинтересоваться – откуда взялись боги и герои. Да и зачем, спрашивается, если в учебниках, во всей популярной литературе ясно и четко написано, что они древнегреческие – и точка. И все же дотошный и любознательный человек открывал малотиражные и труднодоступные научные издания – и удивлению его не было конца и края, ибо там против всех этих зевсов, аполлонов, афродит, гермесов, гер и прочих значилось четко и однозначно: «происхождение догреческое или негреческое», «с древнегреческого языка не переводится». Данные эти подтверждаются долгими, кропотливыми и серьезными исследованиями, которые не могут вызывать сомнений. Читатель обнаруживал, что для древнего грека имя того же Зевса было непереводимо, как и для него самого. И начинал понимать – боги и герои занесены в Древнюю Грецию со стороны или остались от некого таинственного догреческого населения Средиземноморья. То есть, ниточка для этого любознательного читателя обрывалась, так как ни один из научных трудов не указывал, что же это за «население» такое. И дальнейшие розыски становились бессмысленными (по край-ней мере, именно такое впечатление оставалось у читателя-непрофессионала по прочтении научных трудов, ведь в некоторых из оных добавлялось так же, что имена богов, т. е., теонимы, не переводятся и с других индоевропейских, а также и семитских языков). Читателя наталкивали на очень простую и бесповоротную мысль: древнейшие народы, породившие богов и героев, ушли в небытие и унесли тайну с собой, нечего и искать, надо принимать все так, как оно есть.

Долгое время занимаясь этногенезом древних народов, я тоже не касался мифологий и вопросов происхождения теонимов, доверяя другим ученым и исследователям: мол, на нет и суда нет, неразрешимых загадок в истории хоть отбавляй. Но прослеживая пути перемещения этносов и определяя местоположения прародин индоевропейцев, я убедился, что более семидесяти процентов всей топонимики (географических названий) Эгеиды, Троады, Балкан, Апеннин и, в целом, Средиземноморья носит ярко выраженный славянский характер с древнейших времен. Это однозначно указывает на этнос, населявший данные территории. И вот тогда пришла идея заняться этимологией так называемых «древнегреческих» кумиров. Открытие, совершенное мною и частично преданное гласности (см. монографию «Дорогами богов», издательство «Мысль», 1990 г.) оказалось поразительным.

Здесь не место для долгих научных выкладок, аргументаций и контраргументаций, научного аппарата и т. д. И все же пришла пора ознакомить читателя хотя бы вкратце и выборочно с тем, кто же все-таки населял легендарный Олимп и его окрестности.

Начнем с верховного божества Олимпа – с громовержца Зевса.

Зевс, Зевес. Отбрасываем греческое окончание «-с», «-ее». Остается корень «Зев». Ни с греческого, ни с древнегреческого, ни с других языков этот корень не переводится. Основу любого корневого сочетания всегда составляют согласные, это аксиома, гласные могут меняться. Просматриваем теонимы славянского языческого пантеона. И обнаруживаем бога Зива-Жива, характеризующего собою живое начало в природе и роде. Сами слова «жизнь», «живой», «жить», «живительный» этимологически неразделимо связаны с теонимом Жив-Зив. Проверим себя. Какая основная функция «греческого» Зевса? Да, мы знаем, что он повелевает громами, наказывает всех подряд, вершит суд и т. д. Но основа образа Зевса – «дарователь жизни» (именно по этой причине Зевс крайне непостоянен и практически все богини и очень многие смертные женщины имеют от него детей – он «жизнедаритель», и это его основная роль на Олимпе, но заметим сразу, жизнедаритель благородный, очеловеченный, героизированный). Мы видим полное функциональное и лингвистическое соответствие Жива и Зевса. И совершенно ясно, что для греков русское, понятное и не изменившееся со времен глубокой архаики «Зив-Жив» непереводимо. Возможно ли совпадение в созвучии и образе? Нет, в данном случае совпадение исключено. Более того, можно продлить этимологическую цепочку: «Зив-Жив» (слав.). = «Зевес» (др. греч.) = «Див» (слав., иран.) = «Дио-Део» (лат.) То есть, мы приходим к выводу, что и латинизированное «Део», что означает «Верховный Бог», «Господь», «Вседержитель», также происходит от русского «Зив-Жив», что полностью подтверждается законами лингвистики.

Мы вскользь помянули, что Зевс был героизированным «дарователем жизни». И неспроста. Потому что до него был «жизнедатель» иного рода – слепой, сверхмогучий, беспощадный и дикий, неукротимый, олицетворяющий безудержные и страшные силы природы. Речь идет о «деде» Зевса – Уране, который породил чудовищных титанов, который был настолько сластолюбив и похотлив, что собственному сыну пришлось его оскопить. Итак, Уран. Корень «Ур», где «у» произносится как среднее между нашими «у» и «ю». С греческого и прочих не переводится, воспринимается как законченное, пришедшее извне имя. Но в славянских языках мы имеем слово «юр», означающее безудержное, слепое половое желание, животную похоть. В одном слове и образ Урана и этимология!

Жена (одновременно и сестра) Зевса богиня Гера. Ее имя также непереводимо с древнегреческого. Что мы знаем о ней? Гера воинственная богиня, она изображается в шлеме, с копьем или мечом в руке, с пылающим, яростным взором. Да и сама она вспыльчивая, резкая, буйная, мстительная, яростная… Произносится ее имя как нечто среднее между «Хера» и «Хара». И в этом созвучии четко слышится корень «яр». Яростная богиня Яра! Мы опять сталкиваемся с полнейшим лингвистическим и функциональным тождеством образов. Точнее, это один образ, первоначально архаичный славяно-русский, заимствованный древними греками у коренного населения Эгеиды и воспетый ими.

Далее, сын Зевса и Геры – бог войны и сражений Арес. Здесь мы также отбрасываем греческое окончание «-ее». Остается корень «Ар». У древних греков не было буквы «я». Но мы уже знаем то, что не знали греки. «Ар» это «яр» – «яростный», «буйный», «бесстрашный». В бою, в сражении первое дело «ярость». Но первоначальное значение этого слова более широкое и глубокое: «ярый» – это и «сильный», «здоровый», «взрывающий» (отсюда и «ор» – «оратай», и «боярин» – «большой воин» и мн. др.), и «могущий», «наделенный», «способный», «добивающийся своего» и, главное, «напористый», «жизнеспособный» (отсюда также и «арии» = «ярии», «ярые» и бесконечные др. производные вплоть до «кудеяр» и «яровое зерно»). «Яр» – это рвущаяся, бьющая ключом через край жизненная сила, требующая борьбы, единоборства, движения, сражений, битвы. Абсолютное равенство мифообраза и лингвистической основы. Русский архаический бог войны Яр стал у греков Аресом. Более того, русский корень совокупно с образом породил у греков новое слово «герой» («херос»), которое спустя много лет вернулось к нам в более возвышенном значении. Здесь следует задуматься, почему у древних греков герой всегда русоволосый, «светлокудрый», как и сами ярии, как и Яр-Арес.

Но не всегда теонимы этимологизируются столь очевидно. Например, несмотря на явную схожесть первой составляющей в имени бога Посейдона с русскими словами «сеять», «посев» и т. д., данную аналогию проводить рискованно. Зато вторая составляющая «дон» – однозначно переводится как «река», «русло», «ров, пропасть, заполненные водой». То есть, мы видим совершенно четко, что божество имеет власть над водными стихиями или обитает в них. Из древнегреческого языка мы этого не видим. Посейдон единственный из олимпийцев имеет прямое отношение к воде. И это отношение выражено именно «водным», присущим только ему проторусским корнем. Случайность? Таких случайностей в лингвистике не бывает. Лингвистика наука точная.

«Древнегреческая» богиня Лато (Лето) мать Аполлона и Артемиды. Вся троица – гипербореи с Севера. Значения их имен греки не понимали. Между тем, Лато – это русская Лада, мать богов, одна из двух Рожаниц. Вторая – Артемида, основу имени которой составляет корень «Арт», соответствующий русскому корню «Род» в древнегреческом произношении (данное исследование «арт» = «Род», «Артемида» = «Рожаница» проведено академиком Б. А. Рыбаковым; к сожалению, корифей русской исторической науки не пошел дальше, остановившись на лингвистическом и функциональном доказательстве тождества второй Рожаницы Артемиде). Для примера от себя приведу читателю лингвистическое равенство «работа» = «арбайт». Основой лингво-мифообраза Аполлона явился проторусский бог Кополо («гневный», «сверкающий», «кипящий» стреловержец и мститель, покровитель пения и плясок), трансформировавшийся в славянское божество второго ряда Купалу (детальную аргументацию см. в монографии «Дорогами богов»). Славянорусское происхождение данной троицы не подлежит ни малейшему сомнению.

Далее, как известно, мудрая и «совоокая» дочь Зевса Афина была рождена им из головы, что, разумеется, следует понимать не как некую патологию, а как мыслеобраз. Что может породить голова, мозг? Идею, мысль, сокровенную, тайную до того (Зевс чрезвычайно долго был «беремен» Афиною, вынашивал ее). Афина не стала в прямом смысле женщиной, она навечно осталась девой, в некотором смысле бестелесным образом мудрой и справедливой мысли, тайно зарожденной и тайно выпущенной в мир. Как произносится теоним? Греческое звучание приближено к «Атена», если вы скажете греку «Афина», он не поймет вас. Гласной «а» при переходе из русского и славянского языков в иные свойственно выходить за согласную. И потому первоначальное, исконное звучание теонима можно реконструировать как «Таена». Тайна! Она явилась пред взорами окружавших Зевса неожиданно, внезапно – в полном боевом снаряжении, грозная, праведная, воинственная, тайно выношенная и таинственная. На Олимпе назревал «передел сфер влияния» – и Тайна-Афина, непостижимая, непонятная и страшная для других богов, стала опорой и защитницей громовержца. Богиня мудрости. Мудрость – всегда невысказанность, недосказанность, сокровенность, в конечном итоге тайна (и отсюда избранность, посвященность, огражденность и недоступность). Этимологически мифообраз убедителен.

И не только боги древних греков имели русское происхождение.

Возьмем всем известного Прометея. Приставка «про» одинаково понятна как грекам, так и славянам, она не требует перевода. Корень теонима – «мет» означает «мысль» (но уже не тайная, а открытая, несущая благо). Сравните русское «сметливый», «сметка», «смекнуть», «смекалистый» и т. д. Дословно имя звучит так – Промысл, т. е., человек, герой, несущий своей благой и претворяющейся в жизнь мыслью добро людям.

Язон, а точнее, Ясон – означает на славянских языках «светлый», «ясный». Сам теоним в полном его виде зафиксирован хронистами у славян в качестве одной из ипостасей бога света. Корень несет в себе действенное, героическое начало – «асы» – богатыри, силачи, герои, что вполне в смысловом отношении соответствует образу искателя «золотого руна» Язона.

Главный герой древнегреческой мифологии, бесспорно, Геракл. Но и он отнюдь не грек. Само имя состоит из двух частей Гера- и -клеос. Первая часть с греческого не переводится, но как мы уже показали, означает «Яр», «Ярый». Вторая часть вполне переводима: «клеос» = «слава». Здесь мы должны заметить, что по строгим законам лингвистики из слова «клеос» слово «слава» не могло образоваться. А вот наоборот – могло. То есть, греческое «клеос» имеет славяно-русское происхождение и дано было грекам от древнейшего населения Средиземноморья славян-русов. Само имя прославленного героя-витязя звучало первоначально «Ярослав», и лишь спустя века было трансформировано греческими сказителями в Хара-клеос – Хера-клеос – Геракл. К примеру, можно сказать, что имя славянского бога Яровита в западных хрониках упоминалось как Геровит.

Чернобородые древние греки поклонялись светловолосым и светлоглазым богам и героям: и Зевс, и Лето, и Аполлон, и Гера, и Афродита, и Арес и почти все прочие небожители «златокудры», серо- или голубоглазы, белы, стройны, высоки, могучи. Олимп заселен «яриями»-ариями, которые даже отдаленно не похожи на тех смоловолосых земных персонажей, коих мы видим на греческой керамике «классического периода». Греки пришли на смену великому и древнему народу, обитавшему на берегах Средиземного моря, долгое время они еще управлялись царями и князьями этого народа, поклонялись его богам. И надо отдать грекам должное – они сохранили в веках и тысячелетиях великое славянорусское наследие, развили его, опоэтизировали, донесли до времен наших в виде целого океана мифов и легенд.

Я верю, что придет пора, когда школьные и вузовские учебники будут переписываться, когда русские люди наконец узнают, что их прямые предки, говорившие на русском языке и верившие в русских богов, не объявились вдруг, как нам пытаются внушить, в дремучих лесах в середине первого тысячелетия от Рождества Христова (не мог взяться из ничего многомиллионный народ с многотысячелетней культурой), они жили испокон веков по берегам Срединного моря, которое по праву можно именовать Русским морем, жили по всей Центральной Европе, в Малой Азии, на Переднем Востоке, по Северному побережью Африки. Почему я с уверенностью говорю об этом? Потому что топонимика не может лгать, и если река называется Лабой, то по ней жили славяне, если город называется Венецией (Венетией), то его заложили венеты-славяне (о чем, кстати, однозначно говорят местные предания; да и сама Венеция стоит на сваях из русской лиственницы). Россы-пеласги положили начало расцвету Эллады. Россы-этруски создали все, на чем позже утвердилась великая Римская империя. Вся Центральная Европа до недавних времен в хрониках называлась Венетией или Русией. Хеттская империя, имевшая гербом своим русского двуглавого орла, была основана древнерусскими племенами. Они же населяли Палестину задолго до вторжения в те благодатные края семитов-кочевников. Русский князь Ахилл со своей русской дружиной, пришедшей с берегов Дона, в составе «древнегреческого», а по существу праславянского воинства штурмовал древнерусский город Трою… да, уже в те далекие, легендарные времена русские были столь многочисленны, рассеяны и раздроблены, что воевали друг с другом, как и тысяче-телетиями позже.

Многое изменилось с тех пор. Процесс вытеснения русских, славян из Европы, Малой Азии и Ближнего Востока начался вовсе не при Горбачеве. Вот уже четыре тысячелетия Русь отступает на восток, освобождая свои исконные отчины для народов молодых, для младших братьев своих, вышедших из ее же праславянского лона – для германцев, греков, италийцев, балтов… а также и для народов иных. Сейчас уже стало привычным, что Малую Азию заселяют тюрки. Но не всегда было так. Малая Азия, особенно Троада испокон веков была русской, славянской землей, и это знали хеттские императоры, это знали византийские базилевсы, чья империя состояла на три четверти из славян, это знал еще в прошлом веке наш русский гений Ф. М. Достоевский, который в годы русско-турецкой войны написал свою блистательную статью «Константинополь должен быть наш!» Царьград! Тогда русские войска уже окружили и держали в кольце осады Стамбул, стоял вопрос о воссоединении бывших славянских земель и включении Царьграда с прилегающими областями в состав России – мы просто хотели вернуть свое. Но вся Европа поднялась на дыбы… и Россия уступила. Прошло более ста лет. Но процесс не остановился. Ныне мы уступили всю Балтику – исконно русские земли, уступили Белоруссию, Украину, Молдавию. Участь этих отрезанных, отнятых русских земель будет такой же, какой была участь древнейшей Италии, Греции, Австрии, всей центральной и восточной Германии, Польши и прочих земель, прежде заселенных русскими – там будет вводиться католицизм, латиница, там будет проводиться постепенная, но неотвратимая ассимиляция (к примеру можно сказать, что 80 % всех немцев, австрийцев, литовцев это ассимилированные славяне). Процесс идет давно: молодые народы пожирают народ старый, давший цивилизацию и культуру всем миру, пожирают своего прародителя, отгоняя его все дальше к Уралу, тесня, не оставляя надежды на будущее. Процесс этот требует основательного и серьезного изучения и описания.

Но как бы там ни было, мы всегда должны помнить, что Европа это наш дом в самом прямом смысле этого слова, мы просто ушли из нее, как ушли к далекому Тихому океану первопроходцы-казаки, исконно русские люди – ушли да и осели там. Когда я приезжаю в Грецию, у меня нет ощущения, что я нахожусь за границей. И пусть вокруг говорят не на нашем языке, пусть люди черны и больше похожи на тюрок, все равно – земля родная, отчая, прадедова, истоптанная вдоль и поперек ногами русских людей на протяжении долгих тысячелетий, возделанная русскими руками. Я сижу на берегу теплого и чистого, ласкового и по-домашнему гостеприимного, русского Эгейского моря… и кажется, что вот-вот из-за окоема, на синей искрящейся глади полыхнут червлеными боками русские ладьи, затрепещут наполненные ветром белые паруса и ступят на родную, древнюю землю закованные в легкие сверкающие брони русские дружины во главе с златокудрым и ясноглазым князем в алом корзне, грянет удалая и вольная русская песня. А за спиной моей надежной защитой высится наш русский Олимп, с которого взирают на нас величавые русские боги, покровители древнейшего народа мира – Русские Боги Олимпа.

Письма читателей

Здравствуйте, уважаемый Юрий Дмитриевич!

Меня очень волнует одна историческая тема, поэтому я решил Вам, как историку и знатоку истории древней Руси, написать это письмо. Я регулярно, с большим интересом, знакомлюсь с Вашим творчеством, но не помню, чтобы у Вас была напечатана отдельная тема о возникновении христианства на Руси (возможно это мое упущение).

Как известно, в X веке Киевский князь Святослав окончательно разгромил Хазарский каганат. Произошла отмена выборности князя. Спустя некоторое время к власти пришел Владимир (сын еврейки). Он заменяет титул Великий князь на Великий каган. Затем происходит насильственная иудезация нашей страны, которая заключается в насильственном крещении, уничтожении и расправе с русской культурой. Убиением и сжиганием живьем непокорных, полным уничтожением всех книг и русской письменности. В своих, книгах Вы говорите о том что, мы – Русские, имеем свою многотысячелетнюю культуру. Расскажите, пожалуйста, в чем отличие этой культуры от принесенной Владимиром, чем отличается христианская вера того времени от нынешней, как она менялась со временем. Прошу Вас осветить эту тему подробнее в своем творчестве.

В связи с этой просьбой возьму на себя смелость порекомендовать Вам прочитать книгу Дмитрия Викторовича Кандыбы «СК. Универсальная техника гипноза». В ней автор впервые публикует особо секретную, тысячи лет передававшуюся только по тайной устной Ведической традиции историю великого русского народа (стр. 16–21). В ней помещена статья о том, как тысячи лет назад происходила подготовка древнерусских Ведунов.

В этой книге пишется также о том, что население нашей страны было погружено в транс и сделано сверхуправляемым из-за резкой внезапной и шоковой смены общественного строя, сопровождавшейся насилием и нивелированием человеческой жизни. Буду рад, если мой совет окажется полезным для Вас.

С глубоким уважением и почтением

Александр Юрьевич Гравий.

1996.03.23

В последние два-три года появилось невероятно много публикаций о том, что это, дескать, евреи навязали нам иудеохристианство, чтобы сделать покорными и поработить, что матерью Великого князя Владимира была иудейка и с них пошли все беды на Руси… Я не буду подробно пересказывать суть публикаций, кто знает их, тот поймет, о чем идет речь. Просто попытаюсь как историк объяснить ситуацию. Да, на западе ныне в ходу понятия «иудеохристианская культура», «иудеохристианская цивилизация». Почему? Потому что запад полностью подчинен иудеям, правящим миром. Россия же подчинена еще не полностью. И потому мы не должны подменять понятий, а должны помнить совершенно четко одну вещь: Христианство несовместимо с иудаизмом, более того, оно его перечеркивает и отрицает. Само понятие «иудеохристианство» – лживое и ложное, его можно воспринимать лишь в том смысле, что раввины-иудеи полностью контролируют все иерархические структуры подчиненных им католического, протестантского и пр. миров. Из этого вытекает вовсе не то, что на западе царит иудеохристианство, а то, что там уже нет Христианства, там полусокрытая власть иудаизма. У нас положение иное. И Православие – это не католицизм. У нас постоянно предпринимаются попытки со стороны иудаистов подчинить себе властные структуры Православной Церкви (и примером тому покаянное обращение к раввинам нынешнего псевдопатриарха Редигера). Но это вовсе не означает, что это уже удалось претворить в жизнь. Вот здесь и следует задуматься, а не способствуют ли подобные публикаторы, клеймящие Православие, его унижению, ослаблению и в конечном счете подчинению иудеям?! Ответ может быть лишь один – да, способствуют, только одни сознательно, как прямые агенты сионистов, а другие тупо и бессознательно апеллируя к русскому и славянскому язычеству.

А между тем, подлинное Христианство и подлинное Православие не отрицает и не может отрицать арийское «язычество» по той простой причине, что Оно исходит из него. Свыше десяти тысячелетий (по другим подсчетам около тридцати) славянороссы являются носителями Креста (будь то коловрат, свастика, богородичная звезда или простой крест), более десяти тысячелетий, в отличие от иных народов, в том числе и не таких уж древних евреев, они поклонялись единому Богу, этим богом был Род, все остальные «божества» лишь его ипостаси. Но и в уже законченном своем виде Христианство вовсе не чуждая вера для нас, а исконно родная, своя. Святая земля, на которой ныне проживают возвернувшиеся евреи и палестинцы, была нашей давней прародиной. И мифы, собранные иудеями в Ветхий завет, были легендами и сказаниями наших прямых предков. Про Новый Завет и говорить нечего. Две тысячи лет назад и в Иудее, и в Израиле, и во всех соседствующих землях еще жили многочисленные славяноросские «диаспоры» общины. Именно из их среды, но в окружении немыслимой злобы, зависти, ненависти евреев-захватчиков, вторгшихся на Святую Землю из Аравийских пустынь за тысячелетие до того и разгромивших блистательную росскую цивилизацию, и вышли сам Спаситель и его апостолы. В изменившемся мире они должны были сказать новое Слово. И они Его сказали. А на нынешнюю Русь, киевскую и владимирскую, Христианство пришло еще на тысячелетие позже, потому как далеко забрались славяне-переселенцы от своей прародины да и непросто было преодолевать препоны. Разумеется, при крещении могли быть столкновения, непонимание, утраты, ереси и пр. Но истинное Христианство – Православие пришло к удалившимся сынам своим как их родная, кровная вера – потому и прижилось, что почти полностью совпало с «языческой» обрядностью. Как вы догадываетесь, ничто и никогда просто так полностью не совпадает. С Православием Россия росла и крепла, становилась Империей, как и в прежние времена глубокой древности и в местах иных. И к слову сказать, Православие никогда не делало человека покорным рабом. «Подставь щеку…» – это только для ближнего своего, для родни, чтобы избежать внутриродовых, внутриплеменных ссор и стычек. А для внешнего врага – «не мир, но меч»! К врагу Православие сурово и непреклонно, не менее непримиримо, чем ведическая вера наших предков… Я не могу – сейчас подробно останавливаться на всех аспектах проблемы, это тема для многотомного исследования. Но хочу сказать одно: не давайте себя обманывать! не покупайтесь на дешевые уловки! И помните: иудаизм отвергает и не приемлет Православия, Христа, Марии, апостолов. Иудаизм и Христианство взаимоисключают друг друга. Иисус Христос, Богородица, христианские святые, Новый Завет… – все это наше, исконное, родное. И матерью Владимира была дочь древлянского князя Мала, лгут про иудейку сами нехристи, лгут намеренно, стараясь внести разлад меж православными, меж русскими, чтобы быстрее и проще взять власть над ними. И еще помните одно: своего никому отдавать нельзя, будь то свое, кровное «язычество», Ведическая вера, будь то свое, кровное Русское Православие!

Юрий Петухов

Дорогие братья казаки!

Экологический враг добрался не только до берегов Дона, Кубани, Хопра, Урала, Амура и Енисея – истоков нашего великого Казачьего Духа и Братства. Он поразил всю Россию от мала до велика. Он не щадит ни жен, ни матерей, ни детей наших.

Дорогие братья, славные сыны Отечества, да разве мы с вами не можем раздавить эту гадину и возродить наш уклад жизни, естественный, как дыхание матери-природы!

Враг идет на Россию и на весь мир с адом, а мы, казаки, пойдем на него с Крестом Животворящим.

Друзья и братья! Воскликнем к Господу: Для тебя, Господи, для Храма Жизни Твоего, создавшего Воинство наше, вспомоществуй нам поразить и изгнать врага экологического, послужить этим матушке России, да не в последний раз. Казаки, спасти себя и Отечество можем только мы, как испокон веков велось на Святой Руси.

Гоните врага и истребляйте ее, ставьте казачьи кордоны коммерческому фашизму, убивающему человека и природу. Не допускайте превращение России в свалку отходов транснациональных компаний, не допускайте распродажу кровных земель и вод нуворишам и их зарубежным покровителям.

Создавайте казачьи экологические парки и заповедники в пределах областей наших славных казачьих войск.

Во имя спасения жизни нашей и жизни братьев наших меньших вводите на наших землях духовно-экологическую диктатуру – жесткий режим оздоровления природной среды и выживания народа, как главной политической цели Российского государства.

Не ждите указаний сверху. Создавайте в округах, станицах, хуторах казачьи экологические сотни спасения, полусотни, курени и другие формирования. Осуществляйте финансирование этих подразделений за счет губителей природы.

Пресекайте опасные для природы действия, проекты, технологии и разоблачайте политиков, которые поддерживают эти действия, как преступные, враждебные нам, казакам, и всей матушке России.

Казаки! Торжественно присягаем перед Богом, людьми и своей совестью:

– ни мыслью, ни словом, ни действием не причинять вреда природе, всеми силами содействовать спасению и очищению ее целительных стихий – воздуха, воды и земли;

– утверждать единство рода человеческого, воплощать в жизнь принцип любви к Матери-земле, к нашим дальним и ближним;

– оказывать братскую экологическую помощь районам России, терпящим экологические бедствия;

– участвовать в гражданских и силовых акциях, направленных на ликвидацию экологически опасных и вредных технологий и предприятий;

– принимать участие в формировании армейских экологических казачьих подразделений;

– бороться за становление государства нового типа – Российской экологической державы.

Нам не было свойственно заниматься политикой, но сегодня общая беда заставляет нас делать это. Казаки, для реализации поставленной цели создадим мощную казачью политическую партию и назовем ее «Российская Экологическая Держава». Партия должна объять всех казаков любых чинов и званий и прийти в Богом данной нам России к управлению государством.

Спасемся сами и с нами спасется вся Россия! От Российской Экологической Державы к Евразийскому экологическому союзу!

Единение ради спасения! Да поможет нам Бог!

Информация Оргкомитета: Россия «получила» в 1992–1993 гг. коэффициент жизнестойкости в 1,4 балла. Согласно критерия и разъяснениям ЮНЕСКО-ВОЗ балл ниже 1,4 указывает на то, что «любая помощь таким странам бессмысленна. Нация с таким коэффициентом жизнеспособности уже не имеет внутренних источников поступательного развития и иммунитета. Ее удел – медленная деградация. Национальное правительство должно срочно изменить свою социально-экономическую политику и не менее 80 % бюджетных средств направлять на социальные и экологические цели…»

Олег ХАБАРОВ,

Председатель Оргкомитета, атаман 1-й казачьей экологической сотни, президент экологического Интернационала Зеленого Креста и Зеленого Полумесяца, донской казак. Адрес: г. Москва, 103012, Богоявленский проезд, д. 3. Центральный Совет Всероссийского общества охраны природы. Контактные телефоны: (095) 735-35-28.

«Во глубине карельских руд…»

Здравствуйте, Юрий Дмитриевич! Пишет Вам один не знакомый вам убийца, приговоренный к пятнадцати годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Для начала вкратце о себе. Меня зовут Эдик, мне 21 год, родился и вырос в столице Карелии городе Петрозаводске, трижды судим за кражи, разбой и хулиганство, в итоге в последний раз осудили за убийство. В общем если судить по характеристикам предоставленным к судебным процессам, то выходит довольно-таки отвратительный тип, хотя я так не считаю, но и спорить пока поэтому поводу не собираюсь. Теперь цели моего письма, вы наверно уже догадались, я обращаюсь к вам с просьбой, вышлите мне роман-эпопею «Звездная месть» все пять томов. Купить за деньги я не имею возможности т. к. зона стоит без работы. Не буду заниматься демагогией и расписывать свои проблемы. Скажу лишь, что мне очень нравятся ваши вещи и в ваших силах осчастливить на какое-то время человека. Вот и все, напоследок хочу выразить свое восхищение и почтение перед вашим талантом писателя.

Браво!!! Продолжайте в том же духе. С уважением

Эдик.

Карелия, 19.03.96 г.

Здравствуй, Эдуард!

Человек ты еще совсем молодой, наверняка и беда твоя произошла по пылкости и молодости. Пятнадцать лет срок немалый, но дай Бог, и его скостят, и выйдешь ты на волю в расцвете сил – вся жизнь впереди!

Мне очень много пишут из лагерей и тюрем – знаю, что и раньше на зоне было несладко, а сейчас и совсем худо стало. Что ж поделаешь, ныне всей стране худо. Надо терпеть да приноравливаться. Я посылаю тебе пять томов – там полностью опубликован роман «Звездная Месть». Если ты его не читал целиком, почитай – лагеря да каторги всегда были и всегда будут, такова уж природа человеческого общества и самого человека. Герои романа: Гуг Хлодрик, карлик Цай ван Дау, Иннокентий Булыгин (он же Кеша Мочила), Лива Стрекоза – сами убийцы-рецидивисты, беглые каторжники, «мотавшие срок» на гиргейской подводной зоне, далеко от матушки-Земли (в XXV-ом веке все лагеря да колонии будут на иных планетах). Но вот в чем соль романа: когда этой самой матушке-Земле стало совсем плохо, когда на нее вторглись иновселенские и иномерные орды жесточайших неземных тварей, на защиту нашей родной планеты встали не благонамеренные и добропорядочные (они все посбегали или растерялись), а именно эти рецидивисты, воры, бандиты, убийцы… не буду пересказывать содержания романа. Но такова правда жизни.

Мы и прежде, за все шесть лет существования нашей редакции, посылали очень много наших книг, журналов, газет в колонии. Но часто нам возвращали посылки и бандероли, администрация не пропускала по непонятным для нас причинам. Большая часть, разумеется, доходила до адресатов – нам присылали весточки. Я знаю, читают нас по местам заключения много. И все же проблему хотелось бы решить иначе – ведь через ту же центральную, всероссийскую администрацию можно было бы наладить централизованную поставку нашей печатной продукции в библиотеки колоний и тюрем. Ведь дело благое, чем больше люди читают, тем выше их духовный рост… да и время летит быстрее. Но пока мы не нашли взаимопонимания с чиновниками. Будем еще пытаться, будем пробивать «чугунные двери». Время нынче такое, что добрые дела делать трудно. Но надо! Да и я сам, как автор, как психолог, очень хорошо знаю, что меня и мой роман гораздо лучше и тоньше поймут люди по ту сторону колючей проволоки, люди, сами познавшие страдания, раздумывающие над смыслом жизни, над игрой судьбы, над многими вещами, которые недоступны пребывающим на свободе. Я убежден, что каждый заключенный, прочитавший «Звездную Месть», выйдет на волю совсем другим человеком – и не потому, что в романе сплошные наставления и «мораль», их там нет и в помине, а потому что он станет мудрее, он будет знать, что на воле нечисти, мерзости и подлости в тысячи раз больше, чем за колючей проволокой, просто все это скрыто, но прожить среди гнуси и лжи надо, не поддаваясь им, а в полный рост, как это делает мой Иван, главный герой, который сам пошел в каторгу, чтобы вызволить друга, а когда жизнь заставила, без раздумий свернул шею Верховному Правителю, зная, что помимо «законов писанных», есть еще и более высокие законы – законы чести и правды. Но, честно говоря, человеку слабому лучше «Звездную Месть» не читать – роман очень жесткий, страшный роман. Слабым лучше что-нибудь из Стругацких и гаррисонов читать. Но наш, русский человек как кремень, он от испытаний только тверже и сильнее становится, подобно описанному мною Иннокентию Булыгину, который через все войны и лагеря прошел, которого сломать невозможно… У нас скоро пол-России за проволоку пересажают. И все же я верю – мы, русские сильнее, мы выстоим. Нам только надо узнать всю правду про себя и своих врагов. И вот об этом мой роман.

Еще раз желаю скорейшего освобождения. Всего доброго!

Юрий Петухов

Тодор Дичев

Смерть «из-за бугра»

Поток импортных продуктов, напитков и сигарет, хлынувших в Россию «из-за» бугра, не иссякает. Специалисты и эксперты уже открыто говорят о продуктовом геноциде. Когда он возник и в чем его сущность?

Еще в 1989 г. Советом Министров СССР был снят запрет на импорт продовольственных товаров и напитков из Северной Америки и Западной Европы. Именно с того времени импортные напитки и продукты стали продаваться не только в валютных магазинах, но и в обычных торговых точках, а также бесчисленных кооперативных ларьках, или, по-народному, в «комках», привлекая покупателей броскими этикетками и яркими упаковками.

Клюнувшим и клюющим на эту кричащую рекламу хотелось бы напомнить некоторые моменты из практики мировой торговли. Например, то, что в мировой торговле напитками и продуктами питания практически бесконтрольно господствуют 7–8 транснациональных корпораций, диктующих «всем и вся» и цены, и объемы поставок соответствующих продуктов питания как в богатые (развитые), так и в бедные (развивающиеся) страны.

При этом любая компания может производить три категории одного и того же продукта: I – для внутреннего потребления; II – для экспорта в другие развитые государства; III – для вывоза в развивающиеся страны.

Кстати, нашим читателям хорошо бы знать, что к III категории относится около 80 % напитков, продуктов питания, сигарет и до 70 % товаров текстильной и обувной промышленности, а также 90 % (!) лекарств, экспортируемых из США и Западной Европы в Россию и соседние республики бывшего СССР.

Неплохо бы знать также, что, по данным Продовольственной Комиссии ООН, многие западные фирмы расширяют производство и экспорт в наши «неэлитарные» страны не только экологически опасных, но и зачастую запрещенных в развитых государствах напитков продуктов питания, сигарет и сельхозтоваров.

Вот именно в связи с такой ситуацией специалисты и говорят о «продуктовом геноциде» и «экологическом империализме» нашего времени, а в целом – об «экогеноциде» конца XX в.

«Кола» и маргарины, поставляемые в Россию и СНГ во все возрастающем количестве, консервированы ракообразующим эмульгатором, обозначенным на упаковке символом Е 330. Но этим перечень опасных для жизни и здоровья «веществ-символов» продуктового экогеноцида не исчерпывается. Он содержит около 30 эмульгаторов (консервантов). Будучи запрещенными в элитарных государствах и регионах, они очень широко используются в производстве напитков и продтоваров, ориентированных на экспорт в страны III категории. В числе таких «третьестепенных» стран, с точки зрения корпораций-производителей, оказались Россия, республики бывшего СССР и восточноевропейские государства.

Какие же самые опасные консерванты и эмульгаторы?

Вот основные «вещества-символы», вызывающие: злокачественные опухоли – Е 103, Е 105, Е 121, Е 123, Е 125, Е 126, Е 130, Е 131, Е 142, Е 152, Е 210, Е 211, Е 213–217, Е 240, Е 330, Е 477, заболевания желудочно-кишечного тракта – Е 221–226, Е 320–322, Е 338–341, Е 407, Е 450, Е 461–466; болезни печени, желчного пузыря и почек – Е 171–173, Е 320–322; аллергены – Е 230–232, Е 239, Е 311–313.

Отмеченные выше консерванты и эмульгаторы обычно указываются на упаковке. Это делается для «сведущих» иностранцев, находящихся в России и других странах III категории.

Посоветуем же и читателям «Голоса Вселенной» не только заглядываться на яркие импортные упаковки, но и почаще всматриваться в символы, содержащиеся в них. Это поможет сохранить и здоровье и жизнь.

Тодор Дичев,

академик, врач-эколог

Юрий Петухов

Стихотворения

Набег

Зори пышут кровью,

что им боль!

Под небом – раздолье.

На земле – разбой.

А под синим куполом

Места вдосталь всем:

Куплено?

Не куплено!

И живи и сей.

Но трубой архангела,

как на страшный суд,

Черные посланники

в темноту зовут.

Там нет ничего уже –

пусто и черно.

Спрятался, в леса ушел –

повезло!

Да попробуй спрячься – быстр конь степной,

Не достанут саблею, дотянутся стрелой.

Князь, душой не крепкий, ускользнет.

Уведет дружину.

А народ?

Слезы не помогут –

лей, не лей.

И не жди подмогу –

«нету ей»!

Память

Стрибожьи внуки провевают память.

И вновь встают над ковылем полки.

И стяги с грозным ликом над полками –

Как персты указующей руки.

Полуязычники и полухристиане

С единой верой в справедливый меч,

И в руку твердую,

и в землю за плечами,

Которую обязаны сберечь.

Шеломы островерхие и копья,

И бронь, и нетерпенье седоков,

И пешей рати гул и громословье,

В себя вбирающее посвисты ветров.

Свистят стрибожьи внуки, завывают

И тело под кольчугой холодят,

И мрак восточный солнце пожирает,

И демоны удачи не сулят.

Придут снега сюда, придут метели,

Лютуя и зверея в пустоте,

И занесут, и заметут, развеют

Следов остатки.

Но воспрянут те,

Кто напоил ковыль горячей кровью.

И снежным смерчем поднятые вверх,

Объятья смерти разорвут любовью,

Сольются с снегом.

И падут как снег

Так далеко отсюда,

там, за Доном,

Где их так ждали, и уже не ждут,

Со всей землей навстречу,

с каждым домом

Они посланцами небес придут.

Завоют вьюги, стекленея в выси,

Сполохами свиваясь и грозя.

Но недоступна будет даже мысли

Их ипостась иная и стезя.

И серебристые их тени воплотятся

В обличье неподвластное уму,

И в воздухе прозрачном растворятся,

И воздухом тем в грудь войдут мою.

Стою.

Все помню.

Степь гудит ветрами.

Один я.

Что?

Нет, нет – я не один.

Стрибожьи внуки возвращают память,

Взвевая стяги тех, моих дружин!

Козельск

У костров степных ночами

Льстил акын:

«Ах, Батый,

Батый –

Молодой батыр!

Тридцать весен за плечами –

Под копытами весь мир!

Кровь от крови дедовой –

Чингисханович.

От полудня след ведешь –

За полночь.

У тебя не забалуют –

нога в стремени,

Покорить страну любую –

дело времени!»

К подбородку серпом черный ус.

Тесен хану дедов улус!

С океана к океану путь его лежит,

Начал дело дед,

ну а внук закончит.

Нет пути –

дорогу костьми замостит.

Ну-ка!

Кто еще

мостовой стать хочет?!

У Батыя полководцем Субудай –

Вдвое старше, втрое мудрей,

Приговаривал: «И у земли есть край,

И ты будешь там пасти своих коней!»

Сорок лет в походах, на коне,

Половину Азии испепелил.

И вот, на тебе, вдруг по зиме

В землю Русскую коня навострил.

Старый воин, хитрый лис Субудай,

Опочившего Чингиза верный пес,

Покоренных городов не считал,

Брал – и хану в подношение нес.

Пол-Руси в крови затопил.

Не свое, жечь чужое не жаль.

Где родился и рос – позабыл,

В юрте родину вез Субудай.

На Козельск Субудай налетел,

Ну, а взять его с лету не смог,

У Козельска Субудай «приболел»,

У Козельска Субудай «занемог»,

Приустал, сказал: «Пускай, Бурундай

Обивает у Козельска порог!»

Как на штурм повел войска Бурундай –

Каждый третий под Козельском лег.

И кричал, слюною брызгал Батый,

В ноздри пяткой бил раба своего:

«Ты, шакалий сын, мне город добыл?

Сколько войска положил за него?!»

Семь недель осаду город держал

И кипящею смолою со стен

Он непрошенных гостей привечал –

Уползали гости в лагерь ни с чем.

«Обломать не смог княжонка-щенка! –

Хан визжал, глазам не веря своим:

– Не хотела покориться Москва –

Я ее обратил в черный дым!

Во Владимир я въезжал на коне,

И стонала подо мною Рязань.

Золотые Ворота – по мне!

Мне ль в ворота позора въезжать?!

Ты заплатишь за все мне с лихвой –

Затрещит твой хребет, Бурундай!

Без тебя я возьму город злой

И по трупам я въеду туда!»

Приподнялся Субудай на кошме:

«Не казни его, хан, – молод он.

Отпустила меня хворь, видно, мне

Шею города гнуть тебе в поклон.

Нам не взять его – штурм обречен.

А в осаде – кору будем жрать?!

Не гневись, урусов мы увлечем

Своим бегством и в бору будем ждать!»

И где лагерь Батыя стоял

По весне траве в пояс расти –

Сколько крови имел, всю отдал.

Каждый вышедший из крепости.

Семь недель кровь лилася рекой,

И истек Козельск, остался пустой,

И встречал вражину город тишиной,

Детским плачем да женской слезой.

«Дети вырастут ростом с отцов!

Город злой – что же мне добрым быть?

И, согнав в ров детей, стариков,

Хан подручным шепнул: – Перебить!

Сжечь! Разграбить! Сломать! Завалить!

Все с землею сровнять навсегда!

Чтоб и в памяти истребить

Непокорные мне города!»

И, взирая на мертвых детей,

Хан вдоль рва на коне проезжал,

Знал, не хватит мечей и плетей.

И озноб его лютый трепал.

И читал он в застывших глазах

Что угодно, но только не страх.

И впервые ответа не знал –

Кто же здесь победителем стал!

Возрождение. Утро XV-го века

Триптих с прологом

Собирала Москва земли русские.

Ум копила, силу и стать,

Чтоб тверским, рязанским и суздальским

Встать с колен,

На ноги встать,

Отряхнуться,

расправить плечи

И от моря до моря вздохнуть

Полной грудью,

в кровавой сече

свой единственный высветив путь.

Ты живо, Куликово поле!

Тяжек меч,

но праведен меч.

Мы от поля до поля в воле

Красоту земли и раздолье.

Чистый дух и любовь сберечь!

1. Феофан, Прохор, Андрей. 1405 г.

На Москве стучали в такт три сердца.

Каждое по-своему, но в такт!

Трое было их – единоверцев

По Христу,

и по кистям в руках.

По тому, что выйдет из-под кисти

И останется – твое… и не твое.

По застывшей в мертвой краске мысли,

И по духу, оживившему ее.

В горестной купели сердце выкрещенное

Оживало рядом с молодым

Сердцем,

куликовским всходом вырвавшимся

Из родной земли сквозь черный дым,

И от них ни чуть не отставало

Сердце, недоступное годам, –

Все, что накопило, отдавало

Жизни,

людям.

храмам,

городам.

В Благовещенском, под свод,

на самый верх

Лез Рублев,

отринув суетность земную.

И светлел лицом суровый

Грек,

Вспоминая родину святую.

От погибели своей земли бежал

Он на Русь, объятую пожаром.

Русь восстанет из огня –

он знал,

Ну а вместе с ней,

его же даром,

Византия в фресках будет жить –

Так угодно, видимо, судьбе,

И из рук не выпускал он кисть.

Забывал в работе о себе.

Старичок седой и узловатый,

За наставника артельным и отца,

вверх глядел, в соборный свод покатый

Прохор – чудодей из Городца.

И прищуривая глаз подслеповатый –

скольких вывел в свет его мазок –

Он, ругая годы, говорил:

– Ребяты,

мне б наверх подняться кто помог!

Оживали стены

и вмещали

На себя все отблески земли,

Отряхнувшей тяготы печали,

Возродившейся из пепла и золы.

И в суровых ликах узнавали Люди тех,

под чьи знамена шли.

И отныне лики не пугали –

Поднимали,

за собой вели!

В образе

Спасителя людского

И его апостолов святых

Прихожане видели Донского,

Храброго Владимира,

иных –

Не вернувшихся из славной битвы.

Но навек оставшихся в сердцах.

Тех, чьи судьбы с их судьбою слиты.

Превозмогших муки,

смерть

и страх.

И стучали в такт сердца артели.

Подчиняясь трем большим сердцам:

Сердцу –

выкрещенному в горестной купели,

Сердцу –

радостному как капель в апреле.

Сердцу –

бьющемуся вопреки годам.

2. Даниил, Андрей. 1408 г.

Пролетела пара лет

с благовестным звоном.

Зубы обломавши, ушел Едыгей.

Во Владимире Андрей

с Даниилом Черным –

Время – разбросавши, сводит людей.

Тихо у Успенского собора.

Примолкает, проходя, народ, –

Здесь – мирская суета, котора.

Там – священнодействие идет.

От церквей Царьграда и Софии

Страшный Суд – любимейший сюжет.

Только трудно напугать Россию,

Крепнущую среди страшных бед.

Да и стоит ли?

Напрасная задача!

Столько было видено судов! –

Суд так суд!

Но надо бы иначе! –

С Даниилом порешил Рублев.

Даниил в работе скор, спор.

Зуд мастеровой зудит в груди –

В руки бы не кисть, а топор!

А Андрей все в небо глядит:

Ищет в небе сердцем лазурь –

Вот бы краски где растирать.

Меньше будет крови и мук.

Если золотое с солнца брать!

Судный День – как торжество любви.

Братства и согласия людей,

И освобождения земли –

В мыслях рисовал себе Андрей.

И волжбою друга увлечен,

Даниил в груди огонь гасил.

Верил – мир страданья обречен.

Только б у любви хватило сил.

Стены пропадали –

это кисть

Прорубала светлое окно

В ту не близкую,

но будущую жизнь.

Что творцам застать не суждено.

3. Андрей. 1422 г.

И опять в дорогу –

кругла земля.

И хочется многое в жизни успеть:

Понемногу можно,

мало – нельзя!

Нас подхлестывает в этой жизни смерть.

Знал Рублев –

с костлявой не рассориться

И покоя в жизни не просил.

Верил– труд его воздастся сторицей.

Знал и то,

что чужды на Руси

Византийцев образа суровые –

Время не стращать!

А время строиться!

И рождалися иконы новые –

Светлые!

Венцом их стала «Троица».

Долог путь.

Но каждой новой вехой

Он земные путы обрывал.

Век его не мерялся успехом –

лишь страданьями и болями людей –

И во всем оставшись человеком.

Смертным, тленным,

богомаз Андрей

У дверей

в бессмертие

стоял!

Не глядела «Троица» на мир.

Мир гляделся в «Троицу»,

как в зеркало.

Задержавшись перед ней на миг,

Кровь с себя смывал,

ему хотелось белого!

Золотистого!

И чисто-голубого!

Александр Чернобровкин

Волхв

Рассказ

Пещера была вырыта в склоне пологого холма, поросшего соснами, высокими и стройными, и смотрела входом, завешенным медвежьей шкурой, на ручей, широкий, в пару саженей, в котором зеленоватая вода текла так медленно, что казалась стоячей. Неподалеку от пещеры горел костер, еле заметное в солнечных лучах пламя облизывало крутые бока чугунка, на дне которого булькало густое фиолетовое варево. Около костра прогуливался крупный ворон, прихрамывающий на левую лапу, часто останавливался и наклонял и выворачивал голову, будто прислушивался к идущим из земли звукам, потом встряхивался и ковылял дальше. С ближней к входу в пещеру сосны серо-оранжевой лентой соскользнула на землю белка, села на задние лапки и требовательно зацокала, настороженно косясь на ворона. Тот дважды поклонился, словно приветствовал зверька, и неспешно направился к нему.

Из пещеры вышел высокий, худой и жилистый старик с длинными седыми волосами, спадающими на плечи и спину из-под островерхой волчьей шапки, и бородой, раздвоенной внизу, одетый в серую холщовую рубаху, почти сплошь покрытую латками, и черные холщовые штаны. Присев на корточки, он угостил белку орехами, а ворона – салом. Бледно-голубые глаза его смотрели на зверька и птицу и, казалось, не видели их, потому что переполнены были грустью и тревожным ожиданием.

Вдалеке, ниже по течению ручья, застрекотала сорока. Старик вздрогнул, прислушался. Стрекотание повторилось, теперь уже ближе к пещере: кто-то шел сюда. На губах старика появилась слабая улыбка, он чуть слышно произнес: «Ищите себе другого хозяина…» и погладил указательным пальцем белку, которая сразу же убежала с недогрызанным орехом в зубах на сосну, а затем ворона, который дважды поклонился, точно благодарил за угощение и ласку, встряхнулся и поковылял к костру. Старик переоделся в пещере в белую рубаху, новую и чистую, сходил к ручью, где, собрав в пучок, спрятал под шапку длинные седые волосы и тщательно вымыл руки, лицо и шею, жилистую и морщинистую, покрытую густым белесым пушком. Подойдя к костру, он сел на лежащее там бревно, наполовину вдавившееся в землю, снял с огня чугунок и аккуратно перелил фиолетовое густое варево в приготовленный загодя туесочек. Плотно закрыв крышку, поставил туесочек на край бревна и погладил, как живого, прося не подвести.

Сорока стрекотала все ближе и ближе, и вот из-за деревьев вышел к ручью отряд из четырех человек и направился вверх по течению. Первым шел худой низкорослый монах с рыжей козлиной бородой и торчащими из-под черной скуфейки длинными патлами, одетый в черную рясу, подпоясанную бечевой. За ним шагали три стрельца: пожилой дородный мужчина в зеленой шапке и кафтане, подпоясанном серебряным ремнем, на котором слева висела сабля, а справа – кинжал; юноша лет двадцати, одетый в малиновую шапку и серый кафтан и вооруженный саблей и коротким копьем; и замыкал шествие кривоногий мужчина средних лет со скуластым плоским лицом, на котором росли жиденькие черные усики, а вместо бороды торчало несколько длинных волосин, одетый в испятнанный ржавчиной шишак и длинный, не по росту, армяк и вооруженный луком со стрелами и саблей. Заметив старика, маленький отряд ускорил шаг и сбился поплотнее.

К костру они подошли цепью и остановились полукругом, переводя дыхание. На старика они глядели молча, с любопытством и злым торжеством: попался! А тот вроде бы и не замечал их, подталкивал прутиком в огонь выпавшие головешки. Усмехнувшись чему-то своему, он поднял голову и посмотрел на пожилого стрельца, как догадался, старшего над отрядом.

– Долго добирались. Или проводник дорогу неверно указал?

– Да нет, заплутали маленько – вытирая пот со лба, ответил пожилой.

– А чего же прямо сюда не довел? – спросил старик и сам ответил: – Побоялся, вражина. Обещал я ему руки пообрывать, если в лесу встречу. Капканы и самострелы он ставит, зверя почем зря бьет, не ради мяса или меха – какой сейчас мех?! – а так, для забавы. А что самки сейчас котные или с детенышами – ему все равно. Человек, а хуже зверя…

– Не тебе судить! – вмешался монах. – Какой ни есть, а в истинного бога верует, не чета тебе, идолопоклоннику!

– Бог у него – нажива, возразил старик. – Меня предал и к тебе смерть приведет.

Монах перекрестился и опасливо оглянулся, будто проверял, не прячется ли сзади проводник.

– Ничего, мы с тобой в долгу не останемся, – успокоил его старик.

– Я с волхвами ничего вместе не делал и делать не собираюсь! – надменно сказал монах.

– Ну-ну, – улыбнувшись, произнес старик.

– Не нукай, не запряг! – раздраженно крикнул монах и повернулся к старшему над отрядом: – Вяжите его!

– Ой, не спешили бы! – шутливо предупредил старик. – Чем дольше я проживу, тем дольше и вы по земле ходить будете, – добавил он серьезно, кинул прутик в костер и собрался встать, но плосколицый стрелец выхватил саблю из ножен, а юноша приставил острие копья к стариковой груди, открытой вырезом рубахи.

Волхв взялся за древко копья сразу за наконечником, с силой вонзил его в себя. Острый, поблескивающий на солнце, железный треугольник легко прорвал дряблую кожу, вошел в тело. Стрелец от удивления расслабил пальцы, не мешая самоубийству. Когда наконечник влез в грудь на две трети, старик медленно вынул его. Железо осталось чистым и сухим, и из раны не полилась кровь, она быстро затянулась, остался только темно-красный надрез. Волхв отпустил копье, и оно упало на землю.

– Радуйтесь: не так-то легко меня убить, а значит, и вы дольше солнцем полюбуетесь.

– Ну, смерть по-разному можно принять, – справившись с удивлением, возразил пожилой стрелец. – Не берет железо, возьмет…

– …огонь? – Старик наклонился к костру, выбрал из середки самый алый уголек, покатал его на ладони, показывая всем, а потом протянул пожилому.

Стрелец, повинуясь неведомой силе, подставил руку, а когда в нее упал уголек, вскрикнул и затряс ею в воздухе.

– Ты брось так шутить! – пригрозил он и облизал обожженную ладонь.

– Разве я шучу? Просто показал, что и огнем меня не возьмешь… И отравой тоже.

Старик открыл стоявший на бревне туесок, вылил из него тягучую фиолетовую каплю на желтый одуванчик. Цветок мигом почернел и пожух, а затем рассыпался на кусочки. Волхв отпил из туеска, закрыл его крышкой и поставил на край бревна, поближе к монаху. С трудом шевеля окрасившимися в фиолетовый цвет губами, произнес:

– Видите: живучий. – Он улыбнулся, наклонил голову и зажмурил глаза.

Плосколицый стрелец, который подошел поближе, чтобы посмотреть, как отрава подействует на цветок, и теперь оказался позади старика, уперся взглядом в склоненную жилистую шею, покрытую густым белесым пухом, и вдруг привычным жестом, не думая, что творит, рубанул по ней саблей. Голова как-то слишком легко отделилась от шеи, упала на землю, уронив шапку, и, брызгая кровью, закатилась в костер, откуда будто с насмешкой уставилась на убийцу прищуренным, бледно-голубым глазом. Запахло палеными шерстью и мясом.

Два других стрельца и монах разом перекрестились. С ближних сосен донеслось карканье ворона и цокотание белки.

Плосколицый стрелец удивленно посмотрел на саблю, точно она действовала без его ведома, потом на волхва, ожидая, не вынет ли тот свою голову из костра и не прирастит ли опять к шее, но не дождался и столкнул с бревна безголовое туловище, из которого ручьем хлестала кровь, и вытер клинок о белую рубаху, новую и чистую.

Монах, гадливо морщась, вытолкнул ногой из костра голову.

– В аду дожарится… Пойдем в пещеру, капище порушим.

С ним пошел плосколицый стрелец, и вскоре оттуда послышались грохот и треск, а пожилой стрелец и юноша направились к ручью, где попили воды, зачерпывая ее ладонями. Юноша утерся рукавом и лег навзничь на траву, положив под голову малиновую шапку, пожилой сел рядом, сорвал длинную травинку и, откусывая и сплевывая маленькие кусочки ее, сказал:

– И железо его берет, и огонь. Кудесил, кудесил, а помер как все – жаль, да?

Юный стрелец не ответил, смотрел на облако, похожее на стельную корову, которая, подкралась к солнцу и собиралась боднуть его.

Из пещеры вышел плосколицый стрелец, неся в одной руке плотно набитую торбу, а в другой – серебряного идола в локоть высотой и со вставленными в глазницы красными драгоценными камнями. Следом появился монах с серебряными баклагой и тремя стопками, сорвал закрывающую вход медвежью шкуру, потащил ее по земле за собой.

– Во! – похвастался стрелец серебряным идолом. Идол, повернутый лицом к солнцу, грозно блеснул красными глазами.

– Богатая добыча! – оценил пожилой. – Вот уж не думал, что найдем что-нибудь ценное у такого… – он посмотрел на старые порты на безголовом теле. – Этого хватит месяц гулять.

– В монастырь надо отдать, – вмешался монах. – Очистим его молитвами от скверны, и тогда можно будет переплавить.

– И без монастыря очистим. – Пожилой высыпал из торбы на траву каравай хлеба, куски сала и вяленого мяса и несколько луковиц, положил в нее идола. – А монастырской долей будут баклага и стопки – это даже больше, чем четвертая часть, так что не ропщи.

Монах криво усмехнулся, пожевал рыжий ус, не отрывая жадного взгляда от торбы. Поняв, что спорить со стрельцами бесполезно, сказал:

– Пусть будет по-вашему… Ну что, перекусим перед дорогой – не пропадать же добру?

– Это можно, – согласился пожилой.

Стрельцы расстелили медвежью шкуру, сели на нее и принялись нарезать хлеб, мясо и сало и чистить луковицы, а монах подошел к костру будто бы посмотреть еще раз на мертвого идолопоклонника, а сам незаметно взял с бревна туесок и перелил фиолетовую жидкость в баклагу. Вернувшись к стрельцам, он потряс баклагу в воздухе, отчего в ней заплескалось вино, сделал вид, что пробует его, а затем предложил:

– Ой, вкусное вино заморское – отведаем? В монастырь его незачем нести, на всех братьев не хватит, значит, настоятелю достанется.

– Обойдется без вина настоятель! – поддержал его пожилой стрелец.

Монах расставил перед ними серебряные стопки, налил темно-вишневого тягучего вина.

– Ну, пейте, а я из горлышка отхлебну.

Пожилой взял стопку левой рукой, перекрестился правой.

– За упокой души грешной.

Два другие стрельца тоже перекрестились, но выпили молча. Поставив стопки на шкуру медвежью, все трое потянулись к закуске. Пожилой удивленно глянул на монаха, спросил:

– А ты почему не пьешь? – и тут же обхватил руками свое горло, заскреб его, словно хотел разорвать невидимую удавку. Лицо его потемнело, глаза выпучились, губы искривились судорожно и посинели.

– Га-ад!.. – прохрипел пожилой стрелец и упал навзничь.

Дольше всех боролся со смертью юноша: даже упав на спину и перестав шкрябать шею, все еще дрыгал ногами. Монах смотрел на них и ощупью собирал со шкуры серебряные стопки и кидал их в торбу, где лежали идол и баклага. Когда стрелец затих, монах сломя голову побежал в лес.

– Волхв отравил! Волхв!.. – бормотал он на бегу, не желая брать грех на душу.

Колючие еловые ветки хлестали его по лицу, по губам, словно наказывали за вранье, а валежник будто хватал за ноги, заставлял остановиться, но монах летел, не разбирая дороги и не обращая внимания на боль, часто падал и какое-то время передвигался на четвереньках. Остановило его болото. Сделав десятка два шагов по топи, монах упал грудью на кочку, ухватился за растущую на ней тонкую березку и жалостливо всхлипнул, точно избежал страшной беды.

С края болота донеслись карканье ворона и цокотание белки. Монах вздрогнул, вскарабкался на кочку и сел лицом к лесу. Погони не было и не могло быть – и он еще раз всхлипнул и вытер с конопатого лица то ли пот, то ли слезы. Развязав торбу, монах достал из нее идола. Красные глаза посмотрели на монаха и вспыхнули от гнева, казалось, а не от солнечных лучей.

– Не долго тебе зыркать осталось! – со злобной радостью сказал монах. – Повыковыряю тебе гляделки, а самого на куски порубаю… С таким богатством!.. – он захохотал громко, истерично.

Вернувшись из болота в лес, монах определил по солнцу направление, в котором была ближняя деревня, и пошел в ту сторону по звериной тропе. Шел медленно и мурлыкал под нос незатейливую мелодию, мечтая о том, как распорядится попавшим в его руки богатством. Сверху, с деревьев, раздались громкое карканье и цокотание, монах поднял голову, отыскивая затуманенным мечтами взглядом птицу и зверька, и не заметил натянутую поперек тропинки бечевку. В кустах тенькнула тетива, и толстая длинная стрела впилась монаху между ребрами, прошила тело и вылезла наконечником с другого бока. Монах сделал по инерции шаг вперед и вправо и упал ничком. Справившись с удивлением и подкатившей к горлу тошнотой, он прошептал:

– Накаркал волхв…

Жадно хватая ртом воздух, монах развязал торбу, вынул из нее баклагу и положил рядом с собой, на видном месте, а торбу сунул под куст и последними, судорожными движениями присыпал ее опавшими листьями и хвоей.

Мавка

Рассказ

Зеленые камыши, высокие и густые, со светло-коричневыми метелочками-«наконечниками», придающими им вид копий, плотной стеной окружали озеро, точно защищая от берега, и лишь в нескольких местах размыкались, образуя неширокие проходы, в которых бирюзовую воду прикрывали кое-где, словно раскиданные по столу хозяйкой-неумехой темно-зеленые блины, большие округлые листья, а возле них, напоминая комочки коровьего масла, желтели кувшинки, сочные и упругие, да под обрывом прорвал их плотные ряды темный и глубокий омут. В ближнем к омуту проходе имелся деревянный причальчик, малость перекосившийся, а рядом с ним высунулись тупым носом на узкую полоску серо-желтого песка ветхая плоскодонка, на белесом, выгоревшем сидении которой свернулся черный уж, грелся на солнце, наколовшемся на верхушки деревьев на западном берегу озера.

Вот росшая посередине прохода кувшинка заколыхалась, как поплавок при поклевке, утонула. Окружавшие ее листья-блины подтянулись к тому месту, где она была, и медленно вернулись назад, словно поняли, что не смогут ее спасти. Затем исчез под водой соседний цветок, еще один и еще, и вскоре в протоке не осталось распустившихся кувшинок.

У причальчика вынырнула обнаженная девушка с распущенными зелеными волосами, положила на него охапку кувшинок, взобралась сама. Тело и лицо у нее были неестественно бледными и как бы принадлежали разным людям: тело – с развитой грудью и широким бедрами – взрослой девушки, а лицо – невинное и лишенное каких бы то ни было чувств или мыслей – ребенку-несмышленышу. Она потянулась, посмотрела зелеными глазами сквозь прищуренные веки с зелеными ресницами на заходящее солнце, недовольно повела зелеными бровями и принялась отжимать волосы, длинные, до колен, и густые. Когда она перекинула их на грудь, оказалось, что спины нет и видны внутренности: серо-лиловые легкие, словно гроздья сирени, бурое сердце, похожее на паука, раскинувшего сине-красную паутину вен и артерий, сизые кишки, напоминающие клубок змей – и все это бездействовало, потому что не нужны им были ни воздух, ни кровь, ни пища. Отжав волосы, девушка закинула их назад, спрятав внутренности от чужих взглядов, и начала плести венок из желтых кувшинок со светло-зелеными мясистыми стеблями, напевая чуть слышно песню без слов, напоминающую плеск волн. Уж, привлеченный ее голосом, перебрался из лодки на причальчик, потерся, как кошка, головой о живот девушки и свернулся черной спиралью на белых бедрах, как бы пряча от чужих взглядов и пушистый зеленый треугольник.

Маленькие пальцы ловко сплетали стебли в венок, сочные цветы выстраивались в ряд, дружка к дружке, а потом последний был соединен с первым. Девушка надела венок на голову, полюбовалась своим отражением в воде. Зеленый обруч сливался с волосами, и казалось, что бутоны вставлены прямо в них и каким-то чудом не выпадают. Девушка радостно улыбнулась и забултыхала ногами, созывая, наверное, своих подводных подружек, чтобы полюбовались, какой красивый у нее венок и как смотрится на ней.

Никто из подружек на призыв не откликнулся, зато в лесу послышался топот копыт. Девушка бережно сняла сонного ужа с бедер и опустила в воду, пробежала по мели к камышам, углубилась в них сажени на две и присела, прикрыв лицо и плечи волосами, отчего стала похожа на высокую кочку, на которой кто-то позабыл венок из кувшинок.

Неоседланный гнедой жеребец вынес из леса на берег озера русоволосого юношу с рыжеватым пушком на щеках и подбородке, одетого в рубаху навыпуск и штаны, закатанные до колен, и державшего в руке вместо кнута пучок полыни. Юноша спрыгнул с лошади, звонко шлепнул ее по крупу, загоняя в озеро, мигом разделся. Прикрывая стыд руками, он пробежался по причальчику и упал грудью в воду, а когда вынырнул, громко ухнул, снял с лица светло-коричневую водоросль и позвал коня:

– Рыжик, иди ко мне!.. Иди-иди, не бойся! Жеребец, пивший воду, поднял голову, посмотрел большими черными глазами на хозяина и нерешительно помахал длинным черным хвостом.

– Догоняй! – крикнул юноша и поплыл по проходу к большой воде.

Жеребец еще какое-то время нерешительно махал хвостом, потом заржал, как бы подгоняя самого себя, и рванулся за хозяином. Догнал уже в конце прохода и поплыл медленнее, голова к голове с человеком.

Девушка бесшумно выбралась из камышей на берег, обошла брезгливо, как коровью лепешку, пучок полыни и осторожным движением, словно боялась обжечься, дотронулась до рубашки юноши, помяла ткань и тихо засмеялась. Поднеся рубашку к лицу, понюхала ее с звериной подозрительностью, поморщила носик, еще раз понюхала и снова засмеялась. Заметив, что юноша разворачивается к берегу, она одной рукой прижала рубашку к груди, второй подхватила штаны и спряталась в ближних кустах.

На мелководье юноша надергал с дна водорослей и, как мочалкой, прошелся ими по холке, спине, крупу и брюху лошади. Рыжеватая шерсть, высыхая, заигралась золотистыми искорками. Получив шлепок по крупу, жеребец выскочил на берег, обмахнулся мокрым черным хвостом и принялся щипать траву. Юноша вышел следом, попрыгал сначала на левой ноге, потом на правой, вытряхивая воду из ушей. Одежды на месте не оказалось, юноша поискал ее взглядом, посмотрел на лес.

– Эй, кто шутить вздумал?

Ответа не получил.

– Сейчас кто-то бедный будет! – пригрозил юноша.

Из кустов послышался девичий смех, хрустнула ветка.

Юноша прикрыл руками низ живота и смущенно гмыкнул.

– Ну, побаловались – и хватит, верни одежду.

– Не верну, – послышалось из кустов, – так ходи.

– Ну, ты скажешь! – возмутился он. – Отдавай быстро, бесстыжая!

– Не-а!

– Силой заберу и по мягкому месту нашлепаю!

– Ой-ей, какие мы грозные!

– Сейчас узнаешь! – Юноша рванулся к кустам. Девушка, прижимая его одежду к груди, перебежала в ельник. Укрытое зелеными волосами тело ее как бы растворилось между елками, заметны были лишь желтые кувшинки. Бежала она быстро, почти бесшумно и, казалось, не задевая колючих веток, которые больно хлестали юношу, мешали гнаться, и он вскоре отстал от девушки и потерял ее из виду. Выбравшись на лужайку посреди ельника, он тяжело опустился на траву и просительно крикнул:

– Эй, где ты там?

– Ау! – послушалось за его спиной. Юноша развернулся и устало произнес:

– Поигрались – и хватит, отдай.

– Не-а!

– Не могу же я голым вернуться в деревню!

– Тут оставайся!

– Ночь скоро, а сейчас идет русаличья неделя, сегодня четверг – Русальчин велик день: поймают меня – защекочут. – Он перекрестился и испуганно огляделся по сторонам. – Матушка не пускала меня на озеро, пока не пообещал, что купаться не буду и полынь из рук не выпущу. – Юноша посмотрел на свои пустые руки и закончил огорченно: – На берегу забыл!

Девушка весело засмеялась.

– А ты случаем не русалка?

– Нет.

– Что-то я тебя раньше не встречал. В деревне на том берегу живешь?

– Да.

– Ан, врешь! Я знаю там всех, а тебя – нет.

– А и вру – так что?!

– Ничего… Если ты не из той деревни и не русалка – тогда откуда ты?

– Из озера. Я не совсем русалка, я мавка.

– Ты – мавка?! – удивился юноша. – Мавки же – это утонувшие некрещеные младенцы, а ты вон какая – девица на выданье!

– Когда-то была маленькая, а теперь подросла.

– Да-а – Он почесал затылок, опасливо оглядел потемневший лес. – А ты меня не защекочешь?

– А как это?

– Ну, это… – юноша запнулся. – Не знаешь – и не надо.

– Я хочу знать, скажи.

– Ну, зачем тебе…

– Одежду не верну! – пригрозила мавка.

– Да я и сам не знаю, – схитрил он. – У подружек русалок спросишь.

– Они со мной не играют, говорят, маленькая еще. Вот когда стану русалкой…

– А когда ты станешь?

– Они не говорят. Спрошу, а они перемигиваются и хохочут, – обиженно сообщила мавка.

– Да-а… – Юноша опять почесал затылок и хитро улыбнулся. – Вышла б, что ли, на полянку, а то заговариваю и не вижу с кем.

Мавка вышла из ельника, села неподалеку от юноши, положив одежду посередине между ним и собой. Двумя руками она, нимало не смущаясь, перекинула волосы назад, открыв красивое детское личико, острые груди, плоский живот и пушистый треугольник в низу его. То, что юноша стыдливо отвел взгляд, она поняла по-своему:

– Некрасивая, не нравлюсь тебе?

– Красивая – выдавил он.

– Почему же отворачиваешься?

– Голая ведь, прикрылась бы, – он подтолкнул свою рубашку к ней.

– Зачем? – Не поняла она. – Тебе неприятно смотреть на мое тело?

– Приятно – потупив глаза, ответил он.

– Ну и смотри на здоровье – Она пересела ближе. – Мне нравится любоваться тобой, когда купаешься: ты тоже красивый. – Она дотронулась до его плеча, испуганно отдернула руку – Какой ты горячий!

– Разве?? – удивился юноша.

– Ну да! – Она взяла его руку и положила на свою грудь.

– Это потому, что ты холодная, – сказал он, все еще отводя глаза.

– Так погрей меня, – попросила она и прижалась к его плечу.

Юноша отпрянул и, сглаживая грубость, произнес:

– Ты не очень холодная.

Мавка тихо засмеялась, пересела вплотную к нему и дотронулась кончиком указательного пальца до висевшего на юношеской груди темно-коричневого деревянного крестика.

– Подари его мне.

– Нельзя, – сказал юноша. – Мне его при крещении надели. Вот крестишься, и у тебя… – Он запнулся.

– Я и хочу, чтоб ты меня крестил.

– Это поп делает, я не умею.

– А как умеешь, – предложила она и добавила с мольбой:

– Что тебе – жалко?

– Да нет, только силы такое крещение иметь не будет.

– А вдруг будет? – предположила мавка. – Попробуй, а?

– Ну, хорошо, – согласился юноша.

Торопливо пробормотав «Отче наш», он осенил ее троекратно крестным знамением, снял с себя гайтан с крестиком и надел на мавкину шею. Она задержала руки юноши на своих плечах, прошептала:

– Теперь я крещеная, и ты можешь взять меня в жены, прямо сейчас.

– Но ведь венчаются в церкви, – нерешительно возразил он, однако руки не убрал.

– Венчаются там, где влюбляются, – сказала мавка и поцеловала его.

Она лежала с открытыми глазами, смотрела на темное небо, на котором появились звезды, тусклые, еле различимые, и казалось, что они интересуют ее больше, чем торопливые ласки юноши, но вот ресницы ее затрепетали от боли, зрачки расширились и медленно сузились, а на губах появилась слабая улыбка. Рукой она принялась поглаживать юношу, стараясь попадать в такт его движениям, а когда он напрягся и застонал, мавка тоже застонала, потому что внутри нее разорвалось что-то очень горячее и растеклось по всему телу. Ей стало так жарко, будто окунулась в кипяток, и так же медленно, как остывает кипяток в теплую погоду, покидал ее этот жар и уносил с собой ее силы. Открыв глаза, увидела, Что небо посветлело, а звездочки исчезли, и вспомнила, что пора возвращаться в озеро. Она попробовала выбраться из-под юноши, тяжелого и холодного, не смогла и жалобно попросила:

– Встань, мне тяжело… Слышишь?

Он ничего не ответил и не пошевелился.

Собрав остатки сил, она все-таки выползла из-под юноши, встала на колени. Настороженно, будто дотрагивалась до чужого тела, провела рукой по своему лицу, шее, удивляясь, что они теплые, задержалась на левой груди, уловив толчки внутри.

– Живая… – засмеявшись, произнесла она. – Слышишь, я живая! – крикнула она и шлепнула юношу по плечу, твердому и холодному.

Не дождавшись от него ни звука, перевернула юношу на спину. На нее глянули переполненные белками глаза, и она вскрикнула от ужаса и закрылась руками, а затем упала головой на грудь юноши и зарыдала. Длинные зеленые волосы разметались по его телу, обнажив девичью спину с бледно-розовой кожей.

Ржание лошади, донесшееся от озера, заставило ее оторваться от юноши. Какое-то время на повсхлипывала, размазывая слезы по порозовевшим щекам, потом закрыла юноше глаза, поцеловала в губы.

– Мы будем вместе: где ты – там и я! – поклялась она и побежала к озеру.

На краю обрыва она остановилась, схватилась двумя руками за гайтан и, тихо всхлипнув, кинулась в омут. Разбежались круги, заставив пошуршать камыши, и на поверхность всплыли венок с измятыми кувшинками и деревянный крестик с порванным гайтаном.

Надежда Никитина

Путь к Спасению

По следам очерка «Порча. Беседы с душами умерших», ГВ № 1.96 г.

Здравствуйте, уважаемый Юрий Дмитриевич и редакция.

Прежде всего хочу сердечно поблагодарить Вас за публикацию, благодаря которой я получила необходимые мне разъяснения и определила свою дальнейшую дорогу. И многое поняла. Хотя, многое остается неясным. Странные, а порой жуткие вещи происходят со мною на каждом шагу. Впечатление такое, что судьба избрала меня объектом своего пристального внимания.

В последнее время я веду нечто вроде дневника, в котором записываю подробности странных событий, имевших место в моей жизни, а помогают мне в этом мои дорогие друзья – элементёры. Не удивляйтесь пожалуйста, я отношусь к душам мертвых далеко не так, как другие, для меня это друзья гораздо более дорогие и реальные, чем живые. И получилось так, что единственным моим собеседником стала газета «Голос Вселенной», да простят мне мою нахальную назойливость.

В моем самосовершенствовании мне помогают мои бесплотные друзья. Если бы не они, не знаю, что могло со мною быть. В последнее время я как магнит притягиваю к себе всяческое зло. Негодяи слетаются ко мне со всех сторон. Не успею благополучно убраться с дороги одного злодея, как уже на подходе другой. Откуда они берутся? Прежде, прожив столько лет, я ни разу не встречала настоящего злодея из плоти и крови. Теперь вокруг меня их десятки. Или их вижу только я, потому что ничего лучшего не заслужила? И знаете, когда стала их замечать? Когда три года назад умерла моя мать. Впечатление такое, что вместе с нею сломался защитный барьер, и все силы зла хлынули на мою голову. За эти годы я дошла до того предела, за которым – ничто. Но какие-то силы вмешались и вытащили меня из самой преисподней. Никто из вас не был там при жизни? А я была. Уверяю вас, ад имеется не только по ту сторону. Он есть и у нас, на земле, в нашей реальной жизни, – и для тела, и для души. Вы представьте – и здесь ад, и там ад. Куда же бедной душе человеческой деваться? Не каждый нашел этот путь к спасению, и далеко не каждому помогают добрые силы. И вряд ли у кого есть такие верные и добрые друзья, как у меня. Что же бедным людям делать?

Я не буду здесь повторять то, о чем писала раньше. Перечислю лишь кое-что – например, куда-то пропали все мои болезни, которых было несметное количество. – Просто в один прекрасный момент я заметила, что во мне чего-то не хватает – нигде не болит, ничего не тянет. Исчезла даже бессонница, которой мучилась пятнадцать лет – срок немалый. Ни с того ни с сего вдруг взяла и исчезла. Сплю теперь как убитая и вижу роскошные сны. Не сны, а бесплатные экскурсии в неведомые места. Иногда, правда, невесть откуда появляются какие-то злодеи, пытающиеся взять меня за глотку, но всегда удается от них спастись. Просыпаюсь в такие моменты разбитая как старое корыто. В другой раз, побывав в хорошем месте, встаю бодрая и в хорошем настроении. Из книг по оккультизму знаю, что во сне мы можем подвергнуться астральному нападению. Неужели по ту сторону у меня завелись опасные враги?

А что, может быть. Ведь начинала-то я с Черной Магии. Но чем дольше размышляла, тем больше сомневалась. Нет, не мое это дело. Там практически каждый заговор основан на принесении вреда ближнему. Ведь чему учит Магия? Отбери удачу у другого и возьми ее себе. Не говорю уж о том, что приходится ловить пауков и тараканов, рыться на кладбище и глотать всякую дрянь. Тьфу! Нет, нельзя так делать. В общем, больше я Магией не занимаюсь. Обойдусь как-нибудь без удачи, денег и чужого мужа. Зато душа в сохранности останется.

Далее. Странные вещи происходят не только во сне, а и наяву. Например, стала я замечать, что моих обидчиков настигает жестокая и неумолимая расплата. Все это объяснить простыми совпадениями, но уж что-то слишком много их, этих совпадений. Раньше подобного не замечала, злодеи всегда оставались на высоте.

* * *

Есть в мире некие Силы, которые управляют человеческими судьбами и событиями. Все предопределено заранее, и мы бывали наивны, утверждая, что человек сам хозяин собственной судьбы. Высшие Космические Силы властвуют над душами умерших и над физическими телами людей. Ни для кого не секрет, что в потустороннем мире существуют две противоположные силы – добра и зла, в церковном понятии – Бог и дьявол. Эти силы с самого рождения обуревают человека и тянут его в разные стороны, и смотря какая сила победит, таким тот человек и станет. Впрочем, все это зависит от хотения и желания самого человека. Я знаю. На себе проверено. Только тут есть маленькая, но хитрая тонкость. Это уже так, вроде моего личного наблюдения. Силы зла, как и всякое зло, своекорыстны. Они могут дать богатство и власть человеку, но в обмен на обагренные в крови руки. Причем, не обязательно в самом прямом смысле. Можно никого не застрелить и не зарезать, но быть, тем не менее, махровым мерзавцем. Такие люди под защитой дьявола. Им всегда везет, заметили? И деньги рекой текут, и всяческое благополучие. Ну, о бессеребренниках, Божьих людях, говорить сейчас не будем, таких сейчас практически нет. Каждый себе чего-то хочет, и без материальных благ никто еще не обходился, и диогены у нас в бочках не живут.

А взять, к примеру, обычного человека. Пускай пьет он, от жены потихоньку гуляет, обманет кого в легкую – так, ничего особенного. Но в том-то и дело, что Бог от таких людей отворачивается, и дьявол тоже не покровительствует. И властвуют над человеком бесы, и пьет он, и гуляет, пока не околеет. Ни дела у него не идут, и деньги если есть, то не держатся, и женщины не в кайф, и работа никуда не годится. Наверно, бывают исключения, но мне – увы! – не встречались. Я себя отнюдь не записываю в философы, а делюсь лишь кое-какими наблюдениями и сопоставлениями.

Дальше перейдем непосредственно к теме. Что такое элементёры, то есть души, обитающие в параллельном с нами мире? Кто ими становится? Воры, самоубийцы, убийцы даже имеются. Так утверждают все оккультные науки. Да и я сама познакомилась с теплой компанией покойных злодеев. Они там каются, кусают локти и горят желанием искупить прижизненные грехи. Боюсь, только сами они не знают толком, как это сделать. И я тоже не знаю. Я их однажды спросила: ну, чем вы там недовольны? Забот никаких, пить – есть – одеваться не нужно. По сравнению с нашими джунглями с их борьбой за выживание там просто рай небесный. Порхай, как мотылек, куда захотел – пошел, хоть на курорт.

Ан нет! Есть еще, значит, что-то посильнее материальных и физических тягот. То-то же, как бы ни была тяжела здесь жизнь, никто на тот свет не стремится. За исключением самоубийц, конечно. Но у тех причины могут быть разные, пускай больше надуманные.

Но оставим пустую философию. Я собиралась рассказать лично о своем общении с душами умерших.

Говорят, для неопытного человека всякий контакт с потусторонним миром смертельно опасен. Можно лишиться рассудка и даже жизни. Но посмотрите на меня. Пока жива, и окончательно не спятила, хотя уже само общение с мертвецами считается ненормальным и наводит на мысль о сумасшествии. Может быть, я действительно произвожу впечатление психически больной. Но во всяком случае, психи и алкоголики никогда не признают себя таковыми. А я согласна – со мною что-то не так. Не как у обычных людей. Наверно, Силы выбирают для контакта людей определенного склада ума и характера.

Это страшные Силы. Во всяком случае, свести человека с ума они могут. Вначале по неосторожности я тоже едва не лишилась рассудка. Но вовремя поняла, в чем дело и выкарабкалась. Тут есть свои тонкости. Стоит возомнить о себе больше, чем ты по себе значишь – и все, пропал.

Видела я людей, которых эти Силы доводили до кошмара. Здесь и беспробудное пьянство, и галлюцинации, и мания величия, когда человек воображает себя выше, чем он есть и приписывает себе несуществующие заслуги. Самое страшное – мания преследования. Человеку кажется, что люди ополчились против него, он видит, слышит и ощущает то, чего нет. Страшная штука! Наверно, судьба специально сталкивала меня с такими, чтобы я посмотрела, до чего можно дойти, если игнорировать Силы и вообразить себя самостоятельным организмом, распоряжающимся собою по своему усмотрению. Это, практически, уже не люди, а опасные маньяки, в которых вместо души сидит бес.

Слава Богу, для меня это пройденный этап. Я научилась ориентироваться в своих ощущениях, знаю, что можно, а что нельзя. И подружилась со своими духами. Это, пожалуй, самое важное. Звучит, конечно, по-сумасшедшему, но теперь они неотъемлемая часть моей жизни, активно вмешиваются в мою жизнь, дают советы, и ни разу еще их совет не оказался напрасным.

Теперь непосредственно приступаю к описанию весьма странных случаев, имевших место в моей жизни.

Было такое время, когда мне наложили запрет на спиртное. Стали твориться невыносимые вещи – с рюмки вина, пива по утрам начиналось зверское похмелье. Поначалу не могла понять, в чем же дело. Дошла до того, что – на праздниках и в застольях сидела белой вороной и смотрела на спиртное, как на яд. Ужасно было неудобно. И тогда взмолилась я – нельзя же так! Мыслимо ли в моем положении? Сделайте тогда мне такие условия, где можно совсем не пить. Лишь с оговоркой до поры до времени вернули мне мои способности. Я думаю, мои духи где-то просили для меня скидки. Теперь расскажу о встрече Нового года. Все происходило прямо-таки на мистическом уровне. Случилось так, что пришлось мне на праздник остаться одной. Поздно пришла с работы, не успела собраться и не попала в гости. И тогда мне мои духи говорят (сейчас я беседую с ними мысленно, картой пользуюсь лишь когда надо что-нибудь уточнить), говорят: ложись спать, мы в гости пойдем. Конечно, я засмеялась, не поверила, но спать легла, потому что после двенадцатичасовой смены буквально с ног валилась. И снится мне сон. Как будто нахожусь я в незнакомой квартире, и там, будто на свадьбу накрыт длинный П-образный стол, а за столом этим все мои друзья и враги. Все пьют, едят, танцуют, и вроде как друг с другом знакомы. Проснувшись где-то в час ночи я не могла понять поначалу, наяву ли то было или во сне.

Другой случай был под рождество. Мы с подругой возвращались из гостей. Надо сказать, что количество выпитого было минимальным, жажды напиться в стельку я не испытываю. А тут словно кто-то взял меня за шкирку, подвел к киоску и заставил купить бутылку водки. В жизни не пила в одиночку, это противоречит всякому здравому смыслу. Взяла я эту бутылку, принесла домой, сообразила немудреную закуску и пригласила моих духов к столу. Как водится, наливаю отдельно рюмку для покойников, и начинаем пить. Вернее, пьет только моя глотка. Застольная беседа велась по карте и, надо сказать, беседовать за рюмкой с духами гораздо интереснее, чем с живыми собутыльниками. Весьма незаметно мое тело выпило почти всю бутылку, осталось от нее совсем на донышке. Это и для здорового мужчины основательная нагрузка, а уж для женщины вдвойне. Во всяком случае, выпивать за один присест бутылку водки мне в жизни не доводилось. И, что самое интересное, под стол я не упала. Даже не пошатнулась, так, была легкая эйфория в голове. В таких случаях говорят – как миленькая пошла. Впечатление создавалось такое, будто пила я и в самом деле не одна. Спать легла в здравом уме и проснулась без малейших следов похмелья, лишь легкий неприятный привкус во рту говорил о том, что вчера была выпивка. Любой скажет, что это невозможно. Действительно, трудно поверить, но, клянусь чем угодно, было так.

Далее. Продолжаю описание странных совпадений.

Крепким здоровьем я никогда не отличалась, всегда имела при себе кучу болячек, которые непрестанно лечила. Придатки, почки, астма – всего не перечислишь. По два-три раза в год лежала в больнице, но толку бывало мало, как всегда, до первой простуды. Кроме того, бессонница, когда без пачки димедрола уже не ложилась. Теперь – усекайте – чудеса в решете. Без всяких докторов и патентованных средств болезни исчезли, как по мановению волшебной палочки. Сначала где-то с полгода назад пропала бессонница: засыпаю теперь как младенец, едва дорвавшись до подушки. Потом вдруг заметила – чего-то во мне не хватает. Долго не могла сообразить. Потом только дошло, что нигде не болит и не тянет. В больницы не ходила, ничем не лечилась – просто денег и времени не было на это. Даже постоянные насморки, с которыми смирилась, как с неизбежным злом, не так часто стали мучить. Это при том, что работаю сейчас при сплошных сквозняках. Я теряюсь в догадках и ничем не могу объяснить этого чудесного феномена.

Зато теперь частенько стала болеть голова, а раньше головной болью практически не страдала. В основном, от табачного дыма, резких запахов и, как ни странно, определенных людей. От некоторых субъектов меня прямо-таки трясет при всем моем душевном спокойствии. Мандраж начинается откуда-то изнутри и постепенно охватывает все тело, как при сильном ознобе. Пока не могу разобраться, в чем здесь дело, какие такие качества некоторых людей вызывают во мне столь странные сдвиги. Недавно при мне сидели и беседовали трое весьма начальственных товарищей, а у меня не было возможности убраться вон. Так казалось, что мне вот-вот станет дурно. Никогда ранее такого за собою не замечала.

И еще одна маленькая странность. С тех пор, как избавилась от бессонницы, меня по ночам из пушки не разбудишь. Спать могу в любое время суток и в любом положении. Где-то раза два в неделю приходится рано вставать на работу. Будильника, к сожалению, теперь не слышу. Я попросила моих духов попробовать будить меня вовремя. С тех пор ровно в пять утра, плюс-минус минут десять я просыпаюсь, как от толчка, иногда перед этим снится, будто я опаздываю на работу или во сне приходит какой-то мужчина и стучит либо в дверь либо просто меня толкает. Часто один и тот же, никогда раньше его не видела. Недавно видела другого. Тоже незнакомый, но похож на одного знакомого, который, как сказали духи, тоже умер, но проверить это-я не могу. Самое интересное, что в другие дни, когда никуда не идти, я не просыпаюсь.

Боюсь, это звучит малоубедительно, и каждое слово можно счесть бредом сумасшедшего. Повторяю, доказательств у меня нет, разве что больничная карта в поликлинике, где записаны мои бывшие болячки. Пробовала кое-что рассказывать близким друзьям. Они слушали и смотрели на меня сочувственно. Либо считали, что я внезапно повредилась в рассудке, либо просто хвастливой дурой.

Дальше кое-что уже более вещественное, хотя и это тоже можно объяснить с материальной точки зрения, как любят окружающие. Я пишу. Мой жанр – триллеры, фантастика, мистические ужасы. Говорят, это дар Божий. Некоторые утверждают, что дьявольский. Где-то года четыре назад довелось попасть в областной литературный клуб «Голос», возможно, вы слышали про это общество, где собираются наши тульские самодеятельные поэты. Долгое время я ходила туда лишь смотреть и слушать, потому что в основном там звучали лишь стихи, а моя проза из-за весьма неординарных тем не котировалась. Были, правда, попытки стихосложения, но безуспешно. Не далее как полгода назад на меня свалился очередной Божий дар, не знаю, в награду за что, быть может, за прогресс в самопознании и самоусовершенствовании. Я стала писать стихи. Причем это происходит независимо от моей воли и сознания, строки словно кто-то диктует свыше, мне остается лишь записывать. Что я с успехом и делаю. Говорят, получается неплохо. Что самое интересное, по заказу не могу выдавить из себя ни строчки. Если в прозе еще кое-как, хоть и нескладно, могу описать текущие события, то в стихах – увы! Разве это не доказательство?

И все равно, очень многое мне непонятно. Например, почему эти Силы за убеждения и поклонение дьявольским кумирам, за фанатизм наказывают строже, чем за примитивное убийство? Может, смерть физического тела далеко не самое страшное, что может приключиться с человеком. Есть нечто очень ужасное, могущее погубить и бессмертную душу. Пожалуй, к этому относится сумасшествие. Где-то я не то слышала не то читала, что безумные души не только никогда больше не смогут воплотиться в новое тело, но и участь их печальна. Во всяком случае, элементёры говорят, что среди них безумцев нет. Где же они тогда? Не верю я, что они в райском измерении, это противоречило бы всякому здравому смыслу, а Высшие Силы очень логичны. Скорее всего, их утаскивает к себе дьявол. Впрочем, не мне пытаться объяснить непознаваемое. Пожалуй, воздержусь пока и от дальнейших комментариев. Как говорится, поживем и посмотрим. Знаю одно – пока мои друзья со мною, ничего плохого случиться не может. А многие ли могут назвать духов умерших своими друзьями? А я могу, да простят мне они это невольное хвастовство. Во всяком случае, если когда-либо мне придется выбирать между живыми и мертвыми, я выберу мертвых.

* * *

Кое-какие шаги в самоусовершенствовании я уже сделала. Например, начисто искоренила в себе такие неприятные плотские влечения, как жажда партнера, зависть к ближнему, стремление к наживе. Впрочем, все это никогда не было во мне сильно. Но никогда не думала, что столь трудно будет научиться христианскому смирению, умению прощать врагов своих и любить в каждом, даже самом плохом человеке его бессмертную душу. Повторяю, не тело, а душу. Физическая любовь, так же как и все бурные плотские чувства сильно возбраняются. Трудно подавить в себе справедливое возмущение мирским злом и несправедливостью. Наверно, стоило бы пойти в церковь, преклонить колени и покаяться, но… Если у человека Бог в душе и живет он по законам совести, то какой смысл исполнять обряды? А если ты в душе фальшив и каждый день грешишь да каешься, то Бог не примет твоих молитв, хоть продолби лбом церковный пол. Так я думаю. Так говорят элементёры. И я не думаю, что мы не правы.

Впрочем, не всегда мы сходимся во мнениях. Случаются и споры, в которых на кон ставятся важные вещи. Пожалуй, расскажу еще несколько странных историй, а судите уж сами.

Однажды пришлось мне устраиваться на работу. Прямо скажу, что с работой мне никогда не везло, а в последнее время особенно. А тут попалось кое-что более менее подходящее. Однако, шансов попасть туда – практически ноль. В общем, у меня не было никакой надежды на успех. Духи говорили мне, что все-таки место станет моим. Признаться, я не верила. И тогда в первый раз, вроде бы в шутку, они сказали: давай поспорим. Если проиграешь, уберешь из дома этих противных хомяков, которые воняют. Ладно. Поспорили. Тогда я считала простым совпадением, но на работу действительно устроилась. Так что хомяков пришлось отдать.

Второй спор оказался более наглядным. Случилось так, что я стала жертвой черной несправедливости. Признаться, не в первый раз. За последние несколько лет негодяи слетаются ко мне, как мухи. Проще говоря, со мною поступили гадко, и было очень тошно, и на восстановление справедливости надежды не было, как всегда. Как правило, в нашем мире торжествуют люди с деньгами и связями. А мои духи мне говорят: не спеши рвать волосы, подожди недельку и увидишь. Конечно я возмутилась – опять, говорю, глумится вздумали. А они – давай поспорим. На этот раз ставь на кон свою любовь к мужчине. Тут настал мой черед смеяться. А где она у меня, та любовь? И где тот мужчина? А, говорят, будет. Конечно, я возмутилась? Вы меня, говорю, совсем за дуру считаете, если думаете, что я способна польститься на двуногое мужеска пола, которое ради своей выгоды предаст меня в любой момент. Однако, настояли. Поставили и снова проиграла. Не прошло и недели, как моя обидчица очень сильно пострадала в семье и на службе. Вплоть до того, что совсем пропала с моего горизонта. Оговорюсь лишь, что ни разу ни один человек не был наказан увечьем, смертью или лишением здоровья. Обычно, эти люди становились жертвой своих пагубных страстей.

Даже получив весьма веские подтверждения, я все равно сомневаюсь. Такой уж я человек. Все подвергая проверке. И кое в чем я со своими духами не согласна. Не спорю, им известно больше, чем мне, но судят они обо всем со своей потусторонней точки зрения, словно никогда и не были живыми людьми. Например, рьяно уверяют меня, что господня справедливость настигнет негодяя уже здесь, в этом мире. Извините, но я в корне с этим несогласна. Помимо Бога есть еще и дьявол, то есть силы зла, а у людей имеется дьявольское изобретение – деньги. У одних больше, у других меньше, а у третьих и совсем нет. Одно дело раздавить мелкую сошку, а попробуй тронь миллионера. За деньги сейчас все продается, в том числе и всякая справедливость. Даже от нечистой силы деньгами можно откупиться, потому что колдунов развелась тьма тьмущая, заплати побольше и вернут тебе все мирские блага. Вот когда, говорю, увижу я воочию эту самую Господню справедливость, в действии, когда поверю.

Что ж, за просто так ничего не делается. Ставь, говорят, на кон водку, тогда увидишь. Другими словами, проиграй я – ни при каких обстоятельствах тогда не смогу выпить ни грамма спиртного. Значит, снова спор. Да ради того, чтобы увериться в справедливом Господнем возмездии, я готова до конца жизни остаться монашкой. Только как же так, разве можно спорить с Господом Богом? А разве ты, говорят, с Господом споришь? С нами. А мы тоже люди, хоть и бесплотные. Пари заключено, уговор на срок три месяца. За эти три месяца я увижу справедливое возмездие. И ежели проиграю, никто не пожалуется на то, что я не держу слова. Однако в глубине души точит гнусный червячок – боюсь, моя водка так при мне и останется.

Хотя, может, не так они и не правы? Всякое зло порождает ответное зло. Теперь появились коммерсанты, разбогатев на сладкой людской кровушке. И дьявол послал на них рэкетеров. А на тех еще что-нибудь найдется. Надо ли продолжать далее?

Повторяю, пишу исключительно правду. Боюсь, только никто не поверит. В свое время я тоже этому не поверила бы. Скажу лишь, что теперь мне не страшно умирать. Что бы со мною ни случилось, попаду все равно к друзьям, и они встретят меня с распростертыми объятиями.

Н. Никитина,

г. Тула

Н. Ерин, Ю. Ильинский

Кометы предвещают огонь и меч!

Христианская церковь знала о вторжении инопланетян!

Интерес к безвестным небесным странникам неуклонно возрастал: газеты, радио, телевидение всех стран мира обрушивали на своих читателей, слушателей и телезрителей все расширяющийся поток всевозможной информации, и только соотечественникам нашим черпать ее, увы, было неоткуда, советские средства массовой информации продолжали хранить ледяное молчание.

Тем не менее пытливые умы старались в сложных условиях бытия за «железным занавесом» хоть как-то разобраться в происходящем… В середине 70-х годов по Москве ходила рукописная лекция-проповедь под интригующим названием «Что происходит в небе?» Рукопись, по всей вероятности, была написана православным священником. Заметим, что анонимный автор был, видимо, человеком весьма осмотрительным – учтя печальный опыт некоторых «самиздатовцев», оказавшихся за публикацию своих трудов в местах не столь отдаленных – лагерях и психушках, он имя свое на титульном листе не поставил…

Анонимный проповедник, человек высокой культуры, хорошо знакомый с астрономией, поделился своими соображениями с паствой относительно происходящего в небесах. Полагая, что мнение священнослужителя читателю будет небезынтересно, воспроизводим текст проповеди с незначительными сокращениями.

Итак, что происходит в небе? На первый взгляд, с точки зрения сотен миллионов людей, в небе ничего не происходит. Ничего особенного даже с точки зрения астрономов и наблюдателей. И очень многое и важное происходит, если смотреть на небо внимательными глазами верующего христианина.

Во все века кометы считались вестниками колоссальных бедствий, голода, войн. Вселенский Центр посылает их к нашей планете, дабы предупредить людей загодя о предстоящих событиях, неизбежных и неотвратимых.

Когда цивилизация исчерпывает свой срок, небо становится особенно богатым вестниками такого рода. Множество комет есть свидетельство наступления «последних дней». Рекордным в этом отношении был 1970 год – только за один год было открыто 18 комет. Конечно, не все они посланы к Земле Вселенским Центром. Подавляющая их часть служит просто дезориентирующим фоном, усложняющим распознавание комет, их характера и назначения. Посланы они из оппозиционной Центру сферы.

1970 год потому и «рекордный», что он открывает эпоху «последних дней», в которую мы вступили.

Как правило, кометы, посланные Центром, являются новооткрытыми, но среди них есть и старые, в свое время прекратившие свои «визиты» к Земле, а сейчас как бы снова вспомнившие о нашей гостеприимной планете. В этом факте просматривается определенная тактика Центра. Например, в 1867 г. была открыта комета «Темпль», подходившая затем к Земле в 1873 и 1879 годах, т. е. с периодом в 6 лет. Потом она «пропала» почти на столетие, а в 1972 году появилась снова, приближаясь к нам по старой орбите. Наблюдательный и вдумчивый астроном невольно задастся вопросом: где блуждала небесная странница? Если ходила все это время по другой орбите, то как смогла снова лечь на прежний курс? Несомненно, кто-то ее «наставил на путь истинный», сама она этого не смогла бы сделать.

Таким образом, «возродившиеся» кометы являются вестницами, посланными нам самим Центром.

В январе – феврале 1973 года объявилось сразу несколько комет, а 7 марта чешский астроном-эмигрант Любош Когоутек, будучи в Западной Германии, открыл еще одно хвостатое небесное тело, получившее название «Когоутек-1973 эф». На первые пять комет мировая пресса почему-то внимания не обратила, зато вокруг шестой начался подлинный бум.

В это время в околоземном пространстве летал американский космический корабль «Скайлэб». Его расчеты предупредили людей, что длина хвоста «Когоутека» якобы равна примерно 150 млн. км, а когда комета подойдет на минимальное расстояние к Земле, ее хвост раскинется на 1/6 дуги неба, от горизонта до горизонта. Другие расчеты показали, что хвост раскинется даже на полнеба. В любом случае зрелище обещало быть величественным и впечатляющим.

Но оно не состоялось. «Когоутек» прошел с обратной стороны Солнца в 21 млн. км от него и развалился, так как имел ядро, превышавшее критическую массу. Астрономы почувствовали себя оскорбленными: «Комета обманула наши чаяния», – писали они.

История с «Когоутеком» не была событием случайным, эта история была предсказана еще за 500 лет до Рождества Христова. В III книге пророка Ездры написано:

«Звезда, назначенная для устрашения при восточном и западном ветре, повредится». Эти слова следует понимать так: комета, о которой идет речь, предназначена для того, чтобы упредить человечество о неизбежности войны между Востоком и Западом. Но самого «фейерверка» вроде бы не получится, комета «повредится», т. е. развалится. Вселенский Центр, посылая комету к Земле, предупредил только верующих христиан, так как неверующие никогда не обратят внимания на то, что пишется в памятниках древней письменности. Итак, «Когоутек» именно «повредился». Но о какой войне идет речь в III книге Ездры? О войне с Востоком… Видимо, говорится не о войне с Камбоджей или Таиландом…

Кометы эпохи «последних дней» всегда содержат в себе исходную информацию, говорящую о характере и предназначении кометы. В нашем случае эта исходная информация заключена в самом названии кометы. «Когут» – «петух», «Когоутек» – «петушок», а слово «петух» во многих языках это символ огня, пожара, войны. Добавим лишь, что космические силы Центра, связавшись со своими «агентами» на Земле, с их помощью находят среди земных астрономов подходящую личность (лучше сказать – подходящую фамилию): личность и не догадывается, что именно ей предстоит сделать открытие той или иной кометы, которая и получит имя первооткрывателя. Фамилия астронома должна выражать смысл явления и предназначение самой кометы. Ни о каком стихийном совпадении тут не может быть и речи.

Но в III книг Ездры упоминается еще одна комета. О ней читаем:

«Восплачут земледельцы, возделывающие землю, потому что оскудеют у них семена от ржавчины и града, и от страшной звезды». Короче говоря, предсказана другая комета, сулящая неурожай и голод. И в самом деле, австралийский астроном Бредфилд обнаружил в ночь с 12 на 13 февраля 1972 года новую комету. Всемирная продовольственная конференция, состоявшаяся в Риме в ноябре того же года, обсуждая обзорный доклад по глобальной продовольственной проблеме, заключила, что человечество стоит на грани голода, способного охватить все страны.

О других кометах Ветхий Завет прямо не сообщает, однако упоминания о них имеются (Откровения св. Иоанна).

16 августа 1974 года «Правда» сообщила об открытии астрономами обсерватории города Сан-Хуан новой кометы. Сан-Хуан в переводе – «Святой Иоанн», следовательно, эта комета из ряда новозаветных, и искать информацию о ней следует именно у Св. Иоанна. А у него имеются целых два упоминания! И каких!

Проповедник упоминает «звезду Полынь» – чье сердце не дрогнет при этом упоминании: трагедия Чернобыля прочно вошла в нашу жизнь, запомнят ее, увы, и внуки наших внуков.

«Пала звезда Полынь на третью часть рек и на источники вод, и третья часть вод сделалась полынью, и многие люди умерли от вод, потому что стали они горьки».

Другая комета в «Откровении» названия не имеет; о ней говорится:

«Я увидел звезду, павшую с неба на Землю, и дан был ей ключ от кладезя бездны. Она отворила кладезь бездны, и вышел дым из кладезя, как дым из большой печи, и помрачилось солнце, и воздух от дыма из кладезя. И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. По виду своему саранча была подобна коням, приготовленным на войну, и на головах у нее были как бы венцы, похожие на золотые, лица же ее, как лица человеческие. И волосы у нее, как волосы у женщин, а зубы у ней были, как у львов. На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ея, как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну. У ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала, власть же ее была вредить людям… Царем над собой она имела ангела бездны».

Итак, саранча согласно пророчеству должна была выйти из бездны. Этому пророчеству соответствует определенное астрономическое открытие.

28 сентября 1974 года «Правда» сообщила, что киевские астрономы уехали на Дальний Восток, чтобы в отрогах Сихотэ-Алиня наблюдать за новооткрытой кометой Хеллина. Подумаем над этим событием и снова придем к заключению, что в нем есть вся необходимая нам информация, она связана, как и в предыдущих случаях, с именем первооткрывателя. «Хеллин» происходит от слова «хелл», что по-английски означает «ад», «бездна ада». Значит, комета Хеллина – это апокалиптическая комета, предсказанная Св. Иоанном. Она предупреждает человечество о раскрытии бездны, из которой выйдет страшная саранча.

Но в «Откровении», в цитированной нами 9-й главе, образ саранчи, которая была «подобно коням, приготовленным на войну», незаметно переходит в образ многочисленной конницы:

«Одно горе прошло, вот идут за сим еще два горя… Число конного войска было две тьмы (200 млн.), и я слышал число его. Так видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе огненные, гиацинтовые и серные одежды… Голова у коней, как головы львов, и изо рта у них выходил дым, огонь и сера. От сих трех язв, от огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей. Ибо сила коней заключалась во рту их, и в хвостах их, а хвосты их были подобны змеям и имели головы, и ими они вредили».

Нам трудно говорить, о какой коннице идет речь в этом отрывке, но зато можем вполне откровенно сказать, что и это пророчество должно осуществиться, т. к. об этом уже имеется предупреждение в виде очередной кометы, ибо только что открыта комета «Ловаш-1974». Открыл ее венгерский астроном Ловаш, чья фамилия в переводе на русский означает «конный», «кавалерийский», «всадник», «наездник», таким образом, новооткрытая комета это и есть та комета, которая соответствует той главе «Откровения», в которой рассказывается об апокалиптической коннице, значит, дело только во времени, и мы станем свидетелями осуществления еще одного пророчества.

Если все это простые совпадения, то не слишком ли много их, совпадений? – Мы абсолютно убеждены, что все это отнюдь не совпадения. Просто Вселенский Центр, как мы сказали, посылая ту или иную комету в сторону Земли, подбирает на нашей планете астрономов с соответствующей фамилией, дабы имеющие уши и глаза, в отличие от слепых и глухих, могли считать, что они предупреждены о грозных событиях.

Но в «Откровении» есть еще «звезда Полынь». О ней мы ничего сказать пока не можем…

Надеемся, читатель не забыл, что эти строки писались в 1976 году, когда мир еще не ведал о великой трагедии Чернобыля? Но наступил срок, и она произошла…

4 декабря 1974 года. «Правда» под непривычно крупным заголовком поместила корреспонденцию из Киева «Внимание, приближается астероид». В сообщении говорилось, что в третьей декаде января 1975 г. мимо Земли пронесется астероид Эрос. Открытый в 1898 г., он подходил к Земле дважды и должен был подойти к ней в третий раз, но почему-то не подошел, и лишь 44 года спустя после последнего посещения зоны земной гравитации, в нарушении регулярности (период обращения – 37 лет), Эрос решил снова оказать нам честь своим визитом. Двигался он на сей раз по необычной орбите и отличался от других астероидов непостоянством свечения.

В этой связи хотел бы сказать следующее: сейчас в направлении Земли движется не Эрос, смещенный силами Центра на другую орбиту и ушедший в другом направлении, а направленное по его орбите тело техногенной природы, то есть тело, созданное разумом! Это тело присвоило себе не только орбиту Эроса, но и его название. По-древнегречески «Эрос» означает «любовь». А ведь еще апостол Иоанн писал: «Бог есть любовь». Само название приближающегося тела указывает на то, что оно запущено из Центра. Опоздание его почти на 7 лет может означать указание людям мыслящим, способным анализировать факты, задумайтесь над вопросом: где же Эрос был все эти годы?

И еще. Приближение Эроса было предсказано за три года до этого планетой «Темпль» (в переводе с английского «Храм»). А в «Откровениях» (главы 5-я, 11-я, 14-я, 15-я, 17-я, 19-я) неоднократно говорится о «Храме Божьем на небе» и о «Ковчеге Завета в Храме»:

«И отверзся Храм Божий на небе, и явился Ковчег Завета Его в Храме Его, и произошли молнии и голоса, и громы и землетрясения, и великий град… Ангел вышел их Храма, находящегося на небе… Я взглянул, и вот отверзся Храм…»

Под Храмом Божьим можно подразумевать тот гигантский корабль, который доставит из Вселенского Центра к Земле космическую технику и персонал в случае второго пришествия Иисуса Христа. А «Ковчег Завета» – это, по нашему мнению, флагманский корабль, который будет опускаться непосредственно на поверхность Земли в отличие от «Храма Божьего». Последний останется на геоцентрической орбите, либо уйдет, выбросив в космос технику и персонал. Сопровождаться все это будет молниями, громом и землетрясением. Такого рода технический анахронизм можно объяснить тем, что в условиях второго пришествия шумные, реактивного свойства полеты над Землей будут производить большее впечатление на людей, нежели полеты тихие, вроде полетов аппаратов, действующих с использованием принципа антигравитации.

Поскольку Земля находится в безраздельном владении Сил Зла, дело без меча и огня не обойдется, тем более что на Земле накоплено огромное количество самого смертоносного оружия, с помощью которого можно взорвать нашу голубую планету. Однако этого не произойдет – уровень развития Сил Зла и уровень развития Сил Добра во Вселенной несравним.

…Времена, когда кометы демонстрировали свои блистательные шлейфы изумленному человечеству, вероятно, кончились. Последними кометами такого рода были те, которые принесли людям первую и вторую мировые войны. Наступает время скрытых комет типа «Когоутек». Если раньше Вселенский Центр, посылавший к нам кометы, не надеялся на земные средства связи и прессу и показывал небесные знаки визуально всему человечеству, то сейчас, видимо он считает достаточным показать комету астрономам. Следует учитывать, что мы вступаем в эпоху скрытых комет, имеющих целью ознакомление с планами Центра исключительно верующих, поскольку неверующие не могут и не хотят знать ни о каких небесных предзнаменованиях.

Н. Ерин

Ю. Ильинский

Энциклопедия нечистой силы

Водяной. Ипостась подземного бога Велеса, властвующая над водными стихиями. Архаичен. Послужил прообразом более поздних «олитературенных» богов типа Посейдона, Нептуна. Имя собственное табуировано. Покровитель мертвецов и неупокоенных душ.

Див. Проторусский образ глубочайшей архаики, зарожденный не позднее палеолита. Для индоевропейцев имеет значение «бог», «вседержитель». Изначально самая темная, страшная и всемогущая часть слепой природы. От Дива происходит «Део» – «Бог» и «диа» – «дьявол». Архаичность образа в его неразделенности.

Волкодлак. Человек-оборотень, способный превращаться в волка. Образ зарожден в глубокой древности в проторусских племенах воинов – охотников, подражавших волкам и надевавших перед охотой или сражением волчью шкуру с оскаленной пастью. Позже образ распространился шире. см. Вервольф и др.

Вритра (др. инд. «затор», «преграда») Черный демон, ипостась Велеса-Чернобога, противник Индры – громовержца. Занесен в Индию ариями. Первоначальный образ исходит из русского «ворота». Змей, запирающий воды небесные и земные, живущий во мраке, невидимый.

Домовой. Хтоническое существо обитающее в доме. Ипостась и слуга Велеса. Имя табуировано. Волосатый, скрытный, ведущий ночной образ жизни. В зависимости от хозяев бывает доброжелателен или злобен. В лучшем случае: дух доброго предка, хранителя очага.

Злыдни. Злые духи, обитающие в доме. Левые, мелкие ипостаси Велеса, поддерживающие равновесие злых и добрых сил, способные вызывать пресловутый «полтергейст». Как правило, мятущиеся, неупокоенные души – невидимые, но способные вселяться в спящих.