Метагалактика Юрия Петухова

Голос Вселенной № 23-24 (1993)

ГОЛОС ВСЕЛЕННОЙ № 23-24 (1993)

СКАЧАТЬ ЭЛЕКТРОННУЮ КНИГУ
Скачать книгу в формате fb2 Скачать книгу в формате epub

FB2

EPUB

версия файла: 2.0 | источник скана: katab.asia/2015/12/09/golos_vselennoi/ (katabasia)

Газета «Голос Вселенной» № 23–24 (1993)

Информационно-публицистическая и литературно-художественная газета
Печатный Орган Высшего Разума Мироздания

Христос или Антихрист

Ересь

Уважаемый Юрий Дмитриевич!

К Вам обращается супруг Божией матери (в двух Ее ипостасях) Богородицы, предреченный в Апокалипсисе Агнец, посланный от И. Христа Утешитель (Христос II, тоже в 2-х ипостасях – я, и как представитель основ Его учения), утвержденный 7–8 января и в браке и в статусе Императора Земли, Суворов Анатолий Яковлевич, генеральный директор центра «Академии» (Академия искусств), эксперт военного кабинета Иркутского облисполкома и 3-х комиссий областного Совета. Будучи к тому же председателем Иркутского уфологического общества я одним из первых получил Вашу газету «Голос Вселенной». Великое Вам спасибо и если Вы будете взаимодействоввать с нами в части информации, то мог бы причислить Вас к моим апостолам. Изначально я православный, но, как и Богородица, не ортодокс, т. к. все ортодоксальное христианство, тысячелетиями обрабатываемое талмудическим иудаизмом, едва не стало его покорным орудием, в частности философией грехопадения, когда доминанта черного в человеке через систематический акцент ее сделала, под влиянием Сатаны, грехопадшей сферу управления стран Земли – почему мне пришлось в прошлом году, сражаясь с масоно-иудо-сатанизмом (сионизмом) обращаться за помощью к божественной сферы Внеземным цивилизациям (напр. созвездия Весов, свидетельствовавших, что они были причастны к наделению землян Библией; а через них и к Всевышнему) для преодоления антибожественных сил, почти захвативших планету.

Прошу Вас, и даже обязываю, сообщить мне подробности по обращению Высшего разума Вселенной к людям Земли. Каковы свойства людей 6-й цивилизации: плотность материи (можно ли использовать традиционные музыкальные инструменты, ибо если нет – это гибель великого искусства; могут ли эти люди петь, ибо если нет – это чудовищное обеднение, буквально культурологический грабеж и разбой в мироздании, т. к. Земля одна из красивейших планет его и фактически гигантская концертная площадка – средство для созидания везде красоты и прекрасного); могут ли они размножаться, что будут есть и пить и т. д. Сохранится ли остальная природа с ее удивительнейшей красотой и массой удивительно красивых животных, вполне мирных, которые под воздействием излучения, безусловно, должны погибнуть с цивилизацией 3 измерения. Лично я имею мнение: Высший Разум Вселенной потерял надежду, что цивилизация 3 измерения – плотной материи – вырвется из железной хватки сатаны (на Земле это силы: Урана, атакующие Сатурн, Юпитер и Землю и взявшие Луну, они в агни йогах, в огнепоклонниках – сатанистах и их магах и факирах, они в иудо-талмудистах-сионистах-масонах, шествовавших, напр., от Атлантиды, уничтоженной Всевышним, но оплевшей своими агентами Землю опять). В 1989 г. пермской экспедиции по связи с ВЦ Всевышним было с многими глубокими признаками указано на меня как Христа Второго пришествия. Если наступает конец настоящей цивилизации, то, значит, Страшный Суд, объявленный независимо от решения Всевышнего, завершая цикл времен, состоится без Иисуса, то есть когда главный земной судья, я с Божией матерью (Ее ипостаси: Богородица и Царица Небесная Кали, к которой в 1989 г. Всевышний направлял меня и с которой мы вступили в брак в дек. 1990 г.). Мы с нечеловеческими усилиями и сверхискусством борьбы выиграли битву над Сатаной – он каялся на коленях, и мы отправили его начальником ада, где он и был, но свирепствовал по свету. В течение этого месяца, т. е. апреля – нач. мая, выиграли битву за Россию (СНГ) – и я чудом уцелел в 3-м измерении. Кто мог подумать, что так будет? Сколько лет я был фактически смертником! Мог ли Всевышний надеяться, что мы победим и возьмем мир в свои мощные и твердые объятия? Поэтому было сначала прорицание 1991 года, а затем, указы о Страшном Суде и порабощении Сатаны, второе прорицание – где ущемлен объявленный мной источником бед Израиль. Параллельно обращение о гибели 5-й цивилизации, – оно, явно, было до нашей, почти невозможной победы.

Прошу Вас и Л. А. Владимирову сообщить Всевышнему: имея прямую связь с Его ангелами, фактически с ним, – я не имел информации обращения, значит, оно как и прорицания, – могут быть отставшим от положительных событий. Скажите: мир в наших руках, может, подавить и биогенераторщиков адом и отдать многих в мутацию (как начинать?).

Жду письма

Мессия II, Христос II,

Анатолий-Иисус 18.5.92 г.

Для себя сделайте копии.

P. S. Священные писания – Ветхий и Новый, особенно, Заветы – не оказались нереализованы, притом не завершились. В них по-прежнему стратегия развития, лишь без превосходства попавших в лапы Сатаны, неосионизма, евреев. Мы на этапе, когда Ангел с целью (Я) заточил дьявола; но мгновенно свернулся этап 1000 царства, освобождение дьявола и гибель его от излучения. Мы и без этого очистим Землю, оставаясь в 3-м измер.

Отец Небесный!

Я как представитель высшего управления Земли, как и И. Христос, проводивший для человечества Ваши Законы и идеи, направленный Вами в августе 1989 года посредством переговоров русской экспедиции с ВЦ Красной Звезды у г. Пермь (село Москва) на Шамбалу (далее вступивший в брак с Богиней Кали и далее с Богиней Богородицей – не признававшей «гражданский» брак и вступившей со мной в законно-христианский брак, т. к. я изначально был предназначен Ей, но я отказался разрывать брак с Богиней Кали и 7–8 янв. был утвержден Вами в браке с Божией Матерью в двух ипостасях) – должен ответить на Ваше обращение к людям Земли по причине возможного конца света и перевода поэтому рая Адама из 3-го измерения в 4-е. В целом моя (также Богинь и землян) позиция на это ясна из материалов по Законам и письма к Ю. Д. Петухову. То есть: род Адама наказывался за несоблюдение изначально данной программы, и Законов, изложенных в Библии, в основном в Апокалипсисе. Та программа гибла вместе с нами, представителями Всевышнего Разума (Бога). Но мы нечеловеческими, естественно, силами удержали стабильность сначала в мире (при персидской битве), а затем в России (не дали разорвать Россию путем отделения Татарстана и т. д. и перевернуть ее вверх ногами в стихийный масоно-сионистский, произральско-сатанинский стихийный и дико развращенный капитализм). Сделанное нами было почти невозможным делом, Вы не надеялись на доброе решение к концу времен, поэтому Ваше обращение отражает негативную программу, тогда как, повторяю, программа изначально данных Законов сохранила свою жизнеспособность. Спрашивал многих людей, в том числе ряд церквей. Все единодушны в желании быть в 3-м измерении и проложить путь совершенствования – самосовершенствования по изначальным божественным Законам и Библии, с учетом Ваших и наших новейших предначертаний. Прошу Вас все это учесть и помочь лишь в части уничтожения дьявольских сил и сетей (масоно-сионизм, уродующий развитие, население, которое в целом здорово и прекрасно, и угрожающий добрым развитиям Вселенной). Мы далее дарим сферы приложения сил, но по большей части, в основном средствами церквей и ада, можем вычистить Землю своими силами. Повторяю, от помощи не отказываемся, но не средством перевода 5-й цивилизации в 4-е измерение. Пусть 6-я цивилизация, которая может начаться (хотя и 5-я может лет 1000, по Библии, продолжиться) с нового цикла времен будет в 3-м измерении – а мы сделаем на Земле рай, хотя не для всех сразу, при награде 4-м измерением в конце жизни особо отличившихся. Будет ангелоподобное общество, которое даст мирозданию образцы высокого искусства (особо музыки и пения, при изгнании бесовской музыки) и высокой нравственности. Но мои сведения: над Вами еще Вселенная (давшая Законы), она именно наказывает и землю и нашу Вселенную – поэтому-то Вы спасаете уводя человека в другое измерение. Сообщите все Им, что Законы соблюдаются – незачем уничтожать Землю. Если Они не воспримут это и десант, двигающийся, по моим сведениям, к Земле (и нашей Вселенной) будет иметь цель уничтожения человечества и оккупацию – как обрисовано в прорицаниях, – это будет означать нарушение Законов, имеющих общемирозданческое значение со стороны принесших их. Это случай, когда судья, заставляя других следовать законам, сам преступает их. Тогда – по общему закону – он становится ответственым, то есть попадает в разряд обвиняемых. Я знаю, что Высший Разум Вселенной на нашей стороне – иначе Ангелы Ваши шефствующие от неба надо мной, не были бы целиком солидарны со мной, как и Богини. Значит, наша победа над силами зла на Земле еще не достигла интервселенной. Прошу сообщить Им обо всем с просьбой не включать уничтожающее излучение.

Я многие годы был терроризирован подобным оружием руками сатанистов спецслужб УКГБ, знаю, как это ужасно страшно, мучительно. Но знаю и меры и способы борьбы с этим, как много мы знаем и в разрезе выживаемости и борьбы со всеми средствами уничтожения. Почему говорю об этом? Суть вот в чем. Человечество как представитель Высшего Разума Вселенной на Земле, носитель Бога в себе, – не согласно с уходом из 3-го измерения хотя бы из ответственности человека за прекрасный растительный и животный мир. Люди говорят: мы хотим погибнуть, как ответственные за нижестоящий мир. Это благоразумно. Благородство же прежде всего в существе Высшего разума Вселенных, Всевышнего Бога. Значит, человечество встающее на истинный путь развития (без крайностей типа уничтожения искусства, прекрасных статуй и монументов, веселой чудесно-танцевальной эстетической музыки, веселых и радостных литературных произведений и т. д.) – не должно быть сокрушено в этом путем бегства после грандиозных побед над силами зла в другой мир, измерение. Как человек по-доброму относится к нашим братьям по разуму, так Высшие цивилизации должны относиться к нам а Всевышний Бог, Интервселенная – к нашей Вселенной. Исходя из вышеизложенного должен констатировать. Мы просим Вас ходатайствовать перед Всевышним о сохранении мирного развития Земли и человечества. Далее. Согласно карт мироздания, имеющихся у меня, и других материалов я, всегда сомневающийся, предполагаю: Вселенных в мироздании 8, из них 2 гигантско-положительные и 3 крупно-непонятные. Согласно вычислений духовидца-математика, подтвердившихся, я принадлежу к стороне С в формуле мироздания С = (с + а + v) М, хотя всегда говорил, что представитель Всевышнего, т. е. стороны М. Сторона С есть создатели законов, программисты, «мойры» по греческой мифологии. Это небольшие три богини, которые ткут судьбы всех (безусловно, по законам более общим). Следствие: если Иновселенная откажется Вас слышать, но наоборот, как по прорицанию, решит, несмотря на нашу солидарность с ними, уничтожить Землю, редчайший объект красоты для Вселенной, – то я. узнав о том от Вас по линии публикации или непосредственно от Ангелов, – перейду в сторону С, не разрывая с М Вашего Высшего Разума. Значит, как Император планеты приму меры к отражению вторжения. Прошу сообщить об этом другим Вселенным.

Да снизойдет на мироздание Божье Благодать.

Христос II.

Дополнение, Отцу Небесному.

Пока заканчивал, Законы Всемогущего Бога и спрашивал мнение Ангелов Всевышнего – получил и во многом ответ на мои данные вопросы и сформировал достаточно четкие позиции в отношении рассматриваемых проблем, которые хочу представить и в данных материалах, в этом дополнении. В ответ на мое данное письмо Вы через Ангелов, не рекомендуя пути конфронтации, отобрали смещение моего присутствия из сферы иерархии Богов, М, в сферу созидателей Законов, Богов С (не теряя однако присутствия в сфере М, но без жесткой детерминации). Это означило, что я, изначально обозначенный в С числом Спасителя 756, вступил по главной соподчиненности в иерархию Наивысшего Бога Мироздания – Закона справедливости, относительного равновесия. Оказавшись в этой позиции, с санкции Высшего Разума Вселенной, я со своим ближайшим окружением и выработал, явно, приемлемую для всех сторон концепцию взаимоотношений Богов Неба и Земли в отношении проблемы нашей планеты, которую, без больших конкретизации и раскрывания карт и подробностей, представляю Вашему общему вниманию. Надеюсь, Богиня Богородица, которой вполне соответствует активная роль в умиротворении вопросов о Земле, ознакомится с данными материалами через редакцию «Голоса Вселенной» и далее будет способствовать Своему Супругу в ходе переговоров о спасении 3-го измерения на Земле, то есть спасения флоры и фауны (при включении 4-го измерения как награды за добрую жизнь индивидума, «раба Божия» при реальном 1000-летнем рае).

Я и Мы на основе вышеизложенных истин: победы, основной, над злом планеты, сохранения и усиления системы Законов Бога, сохранения библейской программы земного рая, ангелоподобного (богоподобного) общества благоденствия, отмеченного в Апокалипсисе, – просим исключить фактор уничтожения жизни 3-го измерения космическим излучением, которое, по всему видно, есть предварительная обработка Земли перед космическим десантом. Просим исключить и второй фактор: бомбардировки земли кристаллическим, дезинфекционным материалом, – все это, явно, условия для вторжения и оккупации Земли иной цивилизацией. С другой стороны, я и мы, как и в случае с предварительным десантом (разведкой) с Красной Звезды созвездия Весов, не будем возражать против вылазки второго десанта, с целью, как и с божественной ВЦ Красной Звезды, помощи нам в очищении Земли, пораженных ими управлений во многом зверской сейчас системы спецорганов: «Моссад», ЦРУ, УКГБ и т. д. Наши рекомендации десантирующим: на Луне со стороны Земли масса места, оно стерильно, ни чудовищных трат энергии не надо, ни нарушающих экологию Земли катаклизмов. При минимуме сил и средств максимум эффекта – это вечный закон развития, он всегда согласно даже элементарного знания военной теории надо занимать предварительные объекты. То же относится в Марсу. То есть, если у иноцивилизации есть проблемы перенаселенности, прикрытием которых может служить идея деградации человечества, ухода его от Законов, идея Страшного Суда, через конец света (подобие: заболела рука – отрезать руку, заболела голова – отрезать голову), – то им вполне будет место в Солнечной системе, координатором взаимоотношений в которой в военном аспекте я стал (главный Бог – Солнце, наши силы: Сатурн и Юпитер – жду их представителей через Богиню Богородицу с Ее широкими связями со всем звездным миром). Итак, добро пожаловать, но в таких случаях без оружия предварительных излучений и бомбардировок.

Далее, и это видимо, решающий аргумент для мирного исхода проблемы (хотя я предполагаю, что для освобождения Земли от темных, сатанистско-дьяволистских, фашистских сил с помощью десанта, возможно, как отмечено и в Библии, придется уничтожить до трети деградировавшего человечества с их системами масоно-атлантов, укрепившихся в основе на Луне, увы). Перейдя в сферу С, я по привычке стал искать волевой объект Наивысшего Бога Мироздания – представителя Закона справедливости, относительного равновесия. И растерялся, т. к. вспомнил, что материальными носителями этой сферы являются зафиксированные в том или ином виде программы. На местах, на чем угодно. А идеи – на волновых функциях. И хотя поиск источников этих функций есть моя задача – с просьбой о содействии в том со стороны Супруги Одигитрии, Богородицы, но я сам и есть разработчик и Закона относительного равновесия (сформулирован мною перед проф. Сириным в 1975 г.) и его смыслового содержания – Законов красоты и прекрасного (зарегистрированы в 1962 г., находятся в «Анализе красоты» в Нобелевском комитете). То есть Ангелы Всевышнего свидетели случайности выхода, я и оказался тем, кого собирался с привлечением больших сил и с тонкими хитростями находить! Меня это потрясло: материальный создатель Наивысших законов Мироздания в статике оказался я сам! Осталось найти коллегу по динамике их, а она производная, так как вспомним Библию, где всё – о значении слова, вспомним о значимости для человека писаных законов, регулирующих течение жизни и смерти. Слово в сфере С, слова Высших Законов, и есть Наивысший Бог в Мироздании – об этом мы давно знали, создавая формулу. Вкратце завершаю: главный Бог сферы С – Законы красоты и прекрасного – в Нобелевском комитете. Взгляните на него: там идея цикла, эзотерическая идея «захлопывания» мира. Если «захлопнется» Земля, «захлопнется» наша Вселенная, то я не остановлю Волновой функцией «захлопывания» интервселенной, давшей Законы Моисею. Произойдет общее, отмеченное Блаватской, исчезновение мира. Если 3-е измерение на Земле сохранится, то в процессе создания – после страшного Суда – рая здесь я доработаю непрерывность развития более общего Закона относительного равновесия и Божественной гармонии для всеобщего блага и счастья. Закон управления (силой) станет Законом управления-самоуправления на основе регламентаций Закона Справедливости – Бога всех.

ЗАКОНЫ ВСЕМОГУЩЕГО БОГА

Семь звезд, семь светильников – к тому же в мае 1990 г. обращался и к семи церквам, направленный Всевышним, – нарушением которых предопределяет степень вины – греха, в мировом и надмирном Страшном Суде, в предварительной стадии возникшей 28.6.1986 г. и первой стадией начавшимся 28.3.1992 года.

Этот Суд включает в себе Силы Неба, действующие по линии Обращения к землянам от имени Высшего Разума Вселенной (с возможными грандиозно – катастрофическими исходами, отмеченными как кара за невразумляемость человечества и бегства его от Божественных Законов при теперь реальном конце света, и Царицей-Небесной Богородицей, и в прорицаниях 1991 г. и теперь, 1992 года) с их направлением на переведение 5-й цивилизации в 4-е измерение (прежде всего, коль так, ученых Запада, занимающихся – как вся эта система под покровительством Люцифера – трансформацией людей в вампиров и оборотней и прочими ужасами – отчего и возникло Обращение, в ответ и на Нашу, Богов Землю и Неба, невероятной силы и в конечном итоге победоносную борьбу с Сатаной и сатанизмом); этот Суд включает прежде всего наши с Богородицей обеспечения церквей, правителей и фронтов, а также наши с Царицей Небесной Кали природно-атмосферные силы; преобразованный и расширенный ад для разнузданных грешников – куда начальником отправлен раскаявшийся и удаленный со света Сатана.

Законы Всемогущего Бога окончательно сформировались как средство и для индивидуального самосовершенствования на основе Законов Бога, изложенных через Моисея при его тяжелой борьбе с европейским язычеством, перешедшим в талмудический иудаизм (с его человеческими жертвоприношениями, что устоялось и поднялось Сатаной-Люцифером, особо с обеспечением Иркутским УКГБ) а также основных заповедей И. Христа о любви к Богу и к человеку; достижений Отцов церкви и лучших истин греко-римской цивилизации, а также Востока и Индии (идеи самосовершенствования и любви Богини Кали). Все систематизировано и дополнено Мною, предреченным в Апокалипсисе Агнцем, Царем царей и Господом господствующих, Супругом Божией Матери (в Ее, Ипостасях), направленным, как Он обещал, Иисусом Христом – Утешителем, утвержденным 7–8 января и в Супружестве, и Императором планеты, главным Богом на Земле, едва, уже не погибшей – Отцом Небесным, Всевышним, Высшим Разумом Вселенной.

Аминь

I. БЛАГОЛЕТИЕ

1. Чти Бога, не сотвори ложного против Него кумира, не поклоняйся таковому, люби Бога на небе, в окружающем и в себе (в совести), умножат Его присутствие; постигай Его истины, стяжая Дух Святой и благодать (очарование), воспитывай сердце, ум и поведение, избегая познания запретного и нерекомендуемого Богом; очищайся перед Ним и совестью каждодневного (в молитвах и покаяниях при грехе); исповедуй в служении Присягу Всемогущему Богу; избегай нарушения Законов и тем самым вины-греха. Почитай Бога и Его Законы.

2. Чти доброе среди людей, люби их исповедуй справедливость, создавай красоту и прекрасное, нравственное и интересное, совершенное и человечное, благородное и духовное; это созидание идет путями (по обстоятельствам и способностям – в применении всеми своих сил) – непосредственным и опосредованным: борьбы со злом и энергией безумия – сатанизмом (и масонством), фашизмом с его тоталитаризмом и террором в пользу животно-эгоистических потребностей; излучай добро, свет и любовь, сотворяй добродетель. Люби человека и божественное в нем.

II. БЛАГОНРАВИЕ

3. Не превозносись гордыней во имя тирании, зла жажды властвовать и порабощать для утробных и звериных инстинктов, а также лжеидей псевдопрогресса Змея, Сатаны, Люцифера, темных сил мироздания; не фанизируйся в национализме, – но усмирят себя и других от идей геноцида – в пользу гармонии личности и слабое собой (с совестью, воспитанной на Божественных истинах и примерах), с окружающими людьми (с их высшими качествами и талантами) и природой как среды Его существования и носительницы красоты; чти учителей доброго, своих хороших предков, положительное в родителях – недостойному не поклоняйся; не будь рабом, животных и буйных психопатических страстей, не будь зловредным и садистом, издевателем и насильником, злорадным и злонамеренным, надменным и кровожадным и наглым, безнравственным и бескультурным, себялюбивым и самодовольным, тупо-спяченным на своих мнениях, если они ложны (гордыня в дури и пороке беда всех бед); корыстолюбивым и алчным (грабеж богатств в ущерб другим беда материальных бед), не знающим меры и не умеющим остановиться в удовольствиях, бессловестным и паразитообразным, кровопийцей подобно пауку, – за это последуют кары. Не будь несправедлив.

4. Не убей доброго, во имя жажды властвовать и самоутверждаться, во имя плотских начал, – ни человека, ни иную разумную тварь (и даже красивое растение, бабочку или божью коровку, иную природу с ее ландшафтом), доколе они не вредят опасно или в бешенстве, подобно волку; не есть грех уничтожение зла в себе и в окружающем, в других людях (до буквально истребления ярых носителей зла и дьяволизма, садизма без скидок на умопомешательство, живущих убийством и кровопийствами); «нет мира для нечестных», «ты погубишь говорящих ложь, кровожадного и коварного гнушается Господь» (псалом 5 Давида), «не мир принес Я, но меч» (И. Христос); Сатана попран – сатанизм-дьяволизм подлежит уничтожению.

5. Не присваивай чужого, для утробного торжества, а также для лжеидеи преобладания одних над другими, глумления и третирования их, захват власти – к упоению призраком победы, наподобие профаненстских помыслов темных, люциферовских и зороастровских, ницшеанских и дьявольских сил мироздания; все это ведет к обострению и абсолютизации борьбы как лжесущности жизни – вместе взаимодействия противоположностей с единением к гармонии в среде людей как представителей Бога на Земле (почти самой красивой планете мироздания), – также вместо умиротворения диких страстей и вместе с тем экстремальных и агрессивных сил в мироздании.

6. Не будь безмерен в любви, с утверждением плотских начал: беспутства распутничества, разврата (оргии и порнофильмы Запада), противоестественности – как превращение мужчин в женщин (даже хирургически) и детей в проституток порождены порочным пресыщением – за счет многих, обездоленных – западных бесовствующих и «бесящихся с жиру», утративших духовно-нравственную основу предназначения человека к ангельскому содружеству, для единения с Богом – при добром имени как драгоценнейшей собственности; плотское обжорство в среде нравственности, свинство и свиннячество, есть нарушение закона оптимального минимума при максимуме смысла – результата (счастливости при немногом а далее «Царства Божия внутри вас» при тысячелетнем райском становлении его), лежащем в основе истинных развитии спокойно-эволюционного содержания – оптимальной и гармоничной благодати; «ничего лишнего» есть закон благостношений среди людей; но максимумы в высокой и естественной любви притом не возбраняются как периодический апофеоз для утверждения ее средством создания счастья индивидуума, «раба Божия» и в идеале представителя ангелоподобного (богоподобного) общества коллективно-индивидуального типа, – при счастье другого и других (притом элементарная, плотская любовь сама по себе не есть грех, будучи частью любви всеобщей и средством создания человека), – но любовь есть доброжелание и корнем дружбы и нежность, как и восторг, – а не укусы зверские и побои – вид тяжкого греха садизм (как в Кама-Сутре индусов); запрещена любовь с кровосмешием (плотская к родственникам) а особо такая же к детям.

7. Не лжесвидетельствуй и не клянись всуе, тем более перед святыми именами и атрибутами, изваяниями и иконами; клятвопреступность, что в законе талмудистов-фарисеев и масонов – тайносатанистов есть убийство духовности и Бога в себе, в своей совести; но несдержание слова, по причине мощного противодействия с невозможностью противостоять могучей силе (той же любви), извинительна – если было делано возможное для положительных, благих обязательств. Не богохульствуй и тем более при этом не кощунствуй перед истинным Богом и Его Всевидящим Оком.

Аминь

Предназначение человека и человечества на Земле.

1. Человек создан, чтобы нести вместе с человечеством, в основе коллективным образом, – осуществление задач Высшего Бога Мироздания – Закона Справедливости.

Человек создан для труда и терпения и даже страданий, с вознаграждениями за добросовестность радостями жизни на Земле и блаженным состоянием на небе, при основной пока задаче создания земного рая. Для счастья в этом благородном труде и обеспечивающей это борьбе с злыми силами – либо познание духовных истин Бога и природы, Высшего Разума Вселенной и Мироздания при труде на воплощение предначертаний Законов Всемогущего Бога, изложенных от Моисея до меня, а также Законов Мироздания в их структуре: I Закон любви и творчества; 11 Закон нравственности, красоты и прекрасного; III Закон справедливости и относительного равновесия; регулируемых и определяемых Законом меры с целью соподчинения Закону божественной гармонии (смысловое содержание Закона Справедливости) – все это, труд познания этой светлой стороны мироздания и воплощение этого в жизнь с концепций и проектов до материализования в тех или иных аспектах реальностей их. Все божественное направление идет вместе в радостью существования человека, и в индивидуальном виде и особо в коллективе людей, и человека Земли, и людей Космоса. Эта радость существования, «жизнь жизни» (со слов мудрецов небо) не столько в материальном благополучии и в радостях тела, сколько в благе Духа в любом созидателе прекрасного – основы всего.

2. Человек, хотя заселен в данной 5-й цивилизации с Собачьей Звезды – Сириуса, не должен иметь для оправдания самих по себе агрессивных черт своих примером собаку, в существе которой постоянное нападение дворняжносто-рожевого типа данных далеко не совершенных животных на всех, с целью утворить вред, облаять или укусить. Ни волка, которому поклоняются фашисты. Ни паука. Ни обезьяну. Ближе ко льву, сибирско-амурскому тигру или орлу – благородным и обычно солидарным с человеком.

3. Ключом к пониманию всех Законов является доминанта положительного и доброго перед отрицательным и злым. Ни мир, ни человек не должны быть синонимом темного начала, зла и греха, что в основе талмудического иудаизма. Гармония и справедливость есть основа, дисгармония и несправедливая агрессия – безосновательны при решении вопроса о существовании Земли. Если в условиях победы над Сатаной и сохранении программы Апокалипсиса сюда идет десант от Бога сферы М. Я, Бог сферы С, прошу, исключив измерение, помочь Земле.

Аминь

Ответ Высшему Разуму Вселенной, Отцу Небесному, Всевышнему Богу, давшему Законы.

Закон «не убей доброго», который, безусловно, действует во Вселенной – и пример с Землей не может не быть назидательным для мироздания – предопределяет сохранение жизни 5-й цивилизации в 3-м измерении с точки зрения сохранения и развития великих достижений Земли в области искусства, особенно музыки – ибо наша планета есть уникальная концертная система во Вселенной – развивающая красоту и прекрасное для всего сущего. Почти невероятно – Вы не ожидали И били карой наших врагов – но Мы, Боги Земли и Неба, победили совращавшего человечество Сатану и его ближние силы. Просим учесть это и дать возможность завершить Библию созданием рая здесь – ее общая программа, Ваш Закон, он по большей части исполнен и еще требует прекрасного завершения в новом цикле времен в измерении Библии. Человек в его божественных пропорциях, с его исключительно красивым голосом и музыкальными инструментами на Земле, создан как представитель Божественных сил – и еще далеко не исчерпал свои возможности и духовно-нравственного и телесного совершенствования. Библейская идея земного рая есть реальность третьего измерения (трехмерного) и нового цикла времен. С Вашей помощью проведя, Страшный Суд на Земле в аспекте Нюрнберга (это уже который год идет в Иркутске) Боги Земли и Неба очистят планету от тотально засорившей ее скверны сатанизма, дьяволизма, продолженной Сатаной после уничтожения Вами Атлантиды: дьяволизм трансформаций людей в вампиров и оборотней мы в состоянии сначала заблокировать, взять под контроль и далее преодолеть (и даже сделать средством создания красивых людей с применением искусственной плазмы и белков) без излишнего, то есть мутации для всех в расцвете лет и бегства человечества (отступление божественного плана при победе над злом – чего Вы не ожидали) в другое измерение.

Человек создан для созидания прекрасного, духовного совершенного, для терпеливого труда на это, для постижения божественных истин, для радости в этом и счастья и в то же время трудного бремени. К концу цикла времен у нас грандиозные победы, помогите утвердиться Земле.

Христос Второго пришествия

К землянам

Я Мессия, Христос Второго пришествия, Император планеты Земля, Агнец Апокалипсиса, обращаюсь со своими Апостолами к правителям Земли и прочим овцам, человекам.

1. Прошу признать 1991 год, когда Я вступил в супружество с Богиней-Матерью Земли Кали (Калина, Дурга) с Ее Ипостасью Пречистой Марией, Богородицей, излелеявшей Иисуса – пославшего от Всевышнего обещанного Утешителя, Себя в Моем Лице, – по Ее предписаниям уберечь мир от ядерной, химической и биологической войн – годом Божией Матери

2. Признать Лик Богини-Матери Земли Богородицу Пречистую Марию Царицей России, а Ее Богородичную церковь, созданную для очищения людей и развития божественных искр в их душах при движении к совершенству, – основополагающей в мире.

Аминь

К Землянам

Я, Мессия, Христос Второго пришествия, Император планеты Земля, Агнец Апокалипсиса, сообщаю волю Богов, предписанную во многом в Священных Писаниях:

Человечество в сфере управления погрязло в злодеяниях, навязанных ему сатаной, обольстившим людей призраками роскошествующего технократического существования, стремлением к лжепрогрессу – не к духовному и доброму самосовершенствованию, но для преобладания одних над другими, одной нации над другой, для террора и фашизма в итоге – для превращения одной из красивейших планет в вотчину темных сил мироздания.

Художник Сергей Атрошенко

От редакции. Что все это такое? Буйная фантазия? Параноидальный бред? Ослепительное прозрение? Исповедь «оголтелого антисемита» (ныне антисемитизм и сионизм в чрезвычайной моде – видно, некие влиятельные круги не дают затухать пресловутой «еврейской» теме)? галлюциногенная психополлюция маньяка? Писание новейшей религии? Провокация сатанистов или каббалистов?! Не знаем, теряемся в догадках, столько всего намешано в одном послании. И потому мы предоставляем делать выводы Вам самим, напоминая, что дьявол искусен в деле обольщения и прельщения, но не все в этом мире делается дьяволом. Ждем Ваших откликов, оставаясь твердыми и неколебимыми в Подлинном Русском Православии. Да хранит Вас Господь Бог Вседержатель!

Письма читателей

Здравствуйте, Юрий Петухов и редакция Вашей газеты!

Первый раз я решил Вам написать, поделиться впечатлениями о Вашей газете. Мне случайно довелось прочитать всего один номер Вашей брехологии. Вампиры, оборотни и другие сказочные персонажи почему-то у Вас выдаются за реально существующие объекты, за какие-то неизвестные страшилища. О космических пришельцах, в которых с трудом верится, Вы пишете, как о врагах. Мертвые и те в Вашем больном воображении могут представлять опасность для живых. Но если все это проанализировать, получается, что либо газета «Голос Вселенной» – голос человека, потерявшего свой человеческий образ из-за наживы денег легким путем, которые затмили Ваш разум, за которые Вы готовы продать не только Бога, но и свою родную мать; либо «Голос Вселенной» – это голос шизофреника в психиатрической больнице на стадии госпитализации. Все, что написано в Вашей газете, может отражаться только в больной психике больного человека.

Абсурд! Если для Вас мертвые могут представлять какую-либо опасность, если их нужно бояться, если от них нужно защищаться, если для Вас существуют оборотни, вурдалаки, вампиры и неизвестно что еще, то я и мои единомышленники направляем свою энергию на «энергию мертвых», пусть она в сумме зарядит «вурдалаков», пусть зарядит мертвых, о которых Вы пишете всякую гадость, о которых, (в Вашем воображении – не знаю) лишь говорят – «светлая память», чтобы все эти мертвые уничтожили того, кто порочит светлую память умерших, приписывая им опасность для живых. Может только тогда я поверил бы в их силу, когда они публично при всем Вашем окружении налетели на Вас, уважаемый редактор, и отправили Вас в реальном свете на «тот свет» вместе с собой, в свой мир.

После всяких подобных публикаций слабонервные люди теряют свой разум. Любящие мамы, потерявшие своих детей по разным причинам, кричат на могилках – «Почему не приходишь», «Почему не покажешься». Зачем колоть ножом зияющую рану в душах людей, у которых кто-либо умирал. Зачем напоминать слабонервным, чтобы те боялись неизвестно кого… Чтобы прислушивались к шороху листьев и слышали в нем шаги… Зачем противоречите своим фактам? Гидроцефал ложнозрячий, 53-летальность, 8 и 9 психи и слабоумные с последующим ухудшением. А всего 72 контакта! Кто Вам поведал о нем, его росте, о месте его жительства, о повадках. Может Вам все это сообщают голоса?

Вы пишете: «Зачем нас хотят превратить в зомби»? Но я такую ерунду только в газете вычитал.

Кто хочет, чтобы нас превратили в зомби? Да и зомби я только в фантастических фильмах встречал. Откуда такая информация? Может тоже голоса? Мне приходилось встречать таких психически больных людей, которые говорят, что ими управляют, они обгоняют машины по повелению своего больного воображения, прыгают с высоты трехэтажного дома по подобным обстоятельствам. Других просто преследуют. Может и Вы из этой оперы? Может Вам нужно обратиться к психиатру или полечиться в психиатрической больнице?

До свидания. С уважением к Вам.

Юрий.

Мой адрес: Белгородская обл., г. Старый Оскол, ул. Ленина д. 73, кв. 24, Колесников Юрий.

Почтенный Юрий Колесников!

Ежели исходить из логики развитого марксизма-ленинизма и прочей свинцово-материалистической тупости, Вы вроде бы и правы: ничего нету – ни этого света, ни того, ни призраков, ни душ, а есть лишь камни, песок, трава, мясо… Казалось бы, век дикарского первобытного материализма, явившийся из интеллектуальной неполноценности всевозможных недоучек и психопатов типа Марксов, Энгельсов, Лениных, давно канул в прошлое, оставив после себя миллионные горы трупов и океаны людской крови. Ан нет! Есть у нас еще их верные продолжатели, последователи… Впрочем, как сказано в Священном Писании, каждому воздастся по вере его! Православному христианину суждено обрести вечную жизнь, рай… а квадратноголовому матерьялисту – черноту, пустоту, ничто.

Спорить с Вами не буду. Коснусь лишь того, что затронуло. Вы пишете о «светлой памяти». Да, я согласен – наши предки, наши умершие заслуживают лишь добрых светлых слов, такова традиция Русского человека, Православной Церкви. И никогда никаких черных дел от наших светлой памяти добрых светлых умерших ждать не следует! И никогда мы не затрагивали их добрую память, не могли даже помыслить о том, ибо это противно Богу, а значит, противно и нам. Вы не смогли понять этого, потому что далеки от духовного восприятия мира, Вселенной, созданной Творцом. Вам надо начинать с азов, с простейших вещей, известных каждому ребенку, прожившему хотя бы пять лет при Русской исторической власти, то есть до 1917-го проклятого года. Знание это в том, что злыми навями, упырями, вурдалаками могут стать только «заложные», нечистые покойники, продавшие души дьяволу или наложившие на себя руки – это они добыча сатаны, от них исходит зло.

А материалы, публикуемые в газете, каждый воспринимает по степени своей подготовленности. Высокоинтеллектуальные и духовно развитые люди без труда различают тексты открытые, кодированные и сопутствующие, им не надо ничего разъяснять. Бог Вам в помощь!

Ю. Петухов

Здравствуйте, уважаемый Юрий Дмитриевич!

Горячо приветствую Вашу газету за ту информацию, которая так необходима всем, кто любит свое Отечество.

Впервые услышала о Вашей газете (как это ни странно) из передач радио «Свобода» еще в прошлом году. Но здесь обстоит дело так, что если эта р/с кого-то клянет, вывод один – именно эти говорят правду.

Копейкина О. В., г. Трускавец

Юрий Петухов

Бойня

Хреноредьев скептически поглядел на Отшельника и сказал, потирая себе обрубком пальца горло:

– Ага-а, хитрый больно! Нет уж, едрена канитель, восвояси мы не пойдем, не стращай! Ты мужик башковитый! – Хреноредьев постучал себя по голове, округлил глаза: – Я б стока пойла выхлебал бы за свою трудовую жизнь, я б не глупей был, едрена, у мене тоже мозгов в башке целая куча, один за другой заплетаются, на трех Чокнутых Буб хватит! Только я тебе скажу одно, показывай свой ход в светлую жизнь, в Забарьерье, едрена тарабарщина, не вымолвишь!

Отшельник поглядел на Бубу.

– Ну да! – промычал тот неопределенно.

Пак сказал прямо:

– Показывай – не показывай, я пойду туда!

Отшельник спрыгнул со стола, чуть не ударившись огромной головой об пол. Еле устоял на хиленьких, детских ножках. Добрел до ниши в каменной стене пещеры-берлоги, долго не мог взобраться на деревянный помостик. Но залез, уселся. Свечение вокруг его полупрозрачной головы угасло.

– Ну и валите отсюда! – проговорил он совсем старческим бессильным тенорком. – Валите, воздух чище будет! Я вам покажу скоростную ветку, сядете там в кабинку – и тю-тю! Только, ребята, ежели вас за барьером пришьют, чур, не обижаться, лады?

– Лады?! – переспросил на свой манер Буба.

– Договорились! – заявил Пак.

– Ты не тяни! – подал голос Хреноредьев. – Опять обдуришь!

Что-то хрустнуло в голове у карлика-мудреца, зашипело – протяжно и нудно. Сам он подался вперед, уперев ручки-былиночки в колени. И одновременно из стены пещеры выдвинулся валун, открывая проход.

– Ну, пока! – сказал Отшельник. – Топайте, други! Там сами все увидите!

Все оказалось именно так, как и говорил карлик-мудрец: подземная ветка, кабинки. тьма, посвист, потряхивания, подрагивания. Пак пучил свои глаза, пытался осмыслить происходящее и не мог этого сделать.

Они ничего не трогали, ничем не управляли… но их несло куда-то. Куда? А кто это знал! Может, карлик совсем не тот, за кого пытался себя выдавать?! Может, он их на верную гибель отправил?! Но было поздно, они сами решили свою судьбу. Да и возвращаться на пепелище не хотелось.

И-ех, едрены труболазы!

Что-то ждет вас впереди?!

Снаряд пронесся над самой головой. Волною воздуха обдало плечи и горб. Чудовище даже не поняло вначале, что случилось. Но инстинкт самосохранения сработал, оно успело увернуться, нечеловеческая реакция выручила. Первым желанием было броситься вниз, туда, в темноту труб, затаиться, спрятаться. Но в мозгу голосом Отшельника прозвучало: «Спокойно, Биг, спокойно, не суетись, не дергайся, раз уж ты попался, значит, попался!»

И точно! Снизу ударила очередь. Видно, где-то на промежуточных площадках среди сварных конструкций и неведомых нелепых сооружений затаились туристы – засада.

Одна из пуль попала в незатянувшуюся рану. Ту самую, что осталась от когтя паучихи. Болью пронизало все тело. Но Чудовище знало – это не смертельно, это всего лишь боль, обычная, досадная; но боль, которую можно перетерпеть. И оно уже собралось спрыгнуть на нижнюю площадку, чтобы разделаться со стрелявшими. Но вдруг почувствовало, что начинает задыхаться, что горло и легкие заполняет жгучая горечь. Глаза защипало, из них покатились слезы, застилая все, весь белый свет и всю тьму подземелья. Но остановить их было нельзя, они лились и лились, затекали в носовые отверстия, падали на подбородок и грудь… Приступы кашля овладели огромным телом, сотрясли его, ослабили. Снизу поднимались ядовито-желтые клубы дыма. И этот дым был не следствием случайного пожара. Нет! Они вытравливали его наружу, как вытравливают дымом хорька из норы. Они все рассчитали, значит, они следили, значит, они знали! Прав был Хенк! Все дороги к отступлению отрезаны!

– Тра-та-та-та-та-та!!!

Теперь уже несколько очередей слились в единую канонаду, вонзились десятками кусочков свинца в кожу. Да, пора!

Одним махом Чудовище выпрыгнуло наружу. Тут же упало на спину, волчком перевернулось несколько раз вокруг собственной оси, оставляя на земле сырой след от сочащейся из кожи зелени. Второй снаряд разорвался в двух метрах – осколками пронзило уродливый кривой горб. Но важных жизненных центров не задело. И это было сейчас главным. Что там будет впереди, Чудовище не знало, да и не заглядывало оно далеко вперед. Ему нужно было сейчас выжить, уцелеть.

Сначала оно метнулось к развалинам зданий, под их укрытие. Но потом поняло, что укрытия эти хороши от пуль, но не от снарядов – засыпет так, что не выберешься из-под обломков! И оно припало к земле, огляделось. Метрах в шее. и, но немного левее, чернело что-то похожее на дыру, овраг или яму. А может, это был вход в подвал, Чудовище не стало выяснять, оно осторожно, вжимаясь в перемешанные глину, щебень, песок, поползло в сторону укрытия.

На этот раз разорвались сразу два снаряда – один справа, другой позади. Осколки пронизали нижнюю конечность, плечо. Одним, особо крупным, оторвало наполовину левое среднее щупальце – оно извивающейся змеей взмыло в воздух, на какой-то миг застыло почти над самой головой, потом шлепнулось вниз безжизненным обрубком. Чудовище отвернулось. Но оно ползло вперед. Тихо, осторожно, распластываясь, казалось, до невозможности, но ползло.

Следующая партия снарядов взметнула вверх столбы щебня и пыли, когда Чудовище уже сидело в полуподвальной заросшей мхом дыре и задумчиво рассматривало культю щупальца. Кровь удалось остановить сразу, культя на глазах покрылась твердеющей, подсыхающей коркой. От огромного психического усилия Чудовище чуть не потеряло сознания, но приходилось идти на такие вещи, ведь если бы кровь хлестала струей, как сразу после ранения, оно истекло бы ею в первые же минуты, тогда конец. Отрастет щупальце не раньше, чем через две недели. Но и это было не столь важно. Сейчас надо было разобраться – кто нападает, откуда, какие силы у противника и где можно отыскать место для прорыва. Рассчитывать на пощаду и снисхождение не приходилось.

Чуть передохнув, Чудовище высунуло голову наружу. Снова просвистел над нею снаряд. Вдобавок воздух разодрало пулеметными очередями.

Тогда Чудовище решило сделать проще. Оно приподняло голову на уровень поверхности, не высовываясь, и вытянуло на гибком длинном стебельке один глаз – получилось что-то наподобие перископа. Видно было очень плохо, но все же кое-что удалось рассмотреть. В трехстах метрах от развалин стояли семь больших бронированных колесных машин. Колеса они имели почти шарообразные, неимоверно толстые, с выпуклым резным протектором – по восемь колес на каждую. И все же машины были довольно-таки приземистыми. Плоские башенки, из которых торчали стволы орудий и пулеметов, почти не возвышались над броней.

Но это было не все. С другой стороны, к тому же гораздо ближе, метрах в полуторастах, среди чахлых желтых кустиков стояли еще четыре точно таких же машины, возле которых в открытую, ничего не страшась, прогуливалось семь или восемь туристов в скафандрах, с трубками в руках.

Но самое страшное было то, что в небе, наводя «гончих» на жертву, зависли две тарахтелки.

Чудовище глубоко и прерывисто задышало, выгоняя остатки ядовитого газа из легких. Слезы почти не текли из глаз, правда, их еще пощипывало, особенно тот, что был вытянут перископом вверх. Но что же делать, приходилось терпеть.,

– Держись, малыш! – еле слышно прозвучало в мозгу. – Держись сам! Мне что-то совсем плохо, вот-вот загнусь, не успеваю даже следить за тобой и этими охотничками… Но ты ничего не бойся. Рассчитывай, Биг, на себя. Ну, а будет сложный момент, может, смогу собраться, может…если не окочурюсь до того. Совсем плох стал, малыш.

– Ты сам держись! – ответило вслух Чудовище. – Еще не хватало, чтоб ты, Отшельник, из-за меня загнулся! Нет уж, не надо, мне все равно подыхать, обложили.

– Ну-у, как знаешь, – прозвучало будто из бесконечного туннеля, еле слышно, глуховато-призрачно.

– Ничего, мы еще поглядим! – сказало вслух Чудовище. И было непонятно, к кому оно обращается.

Летающая тарахтелка, одна из двух, сорвалась с места, стала прямо на подвал заходить, но высоты пока не снижала. Заурчали моторы броневиков. Пешие туристы взобрались на броню, размахивали трубками. Трое из них постоянно водили отверстиями каких-то штуковин, лежавших у них на плечах, должно быть хотели запечатлеть всю облаву на память. Чудовище не знало, как это делается, но оно не знало ни техники съемки, ни даже того, как назывались эти штуковины. И сейчас им не владело любопытство. Надо было что-то срочно предпринимать.

Но мозг успел отметить – вот же гнусные создания! им мало просто убить, растерзать, им надо еще и заснять все это, чтобы потом любоваться, чтобы смаковать! чтобы показывать детям и женам – вот, дескать, какие мы герои! вот с какой жуткой тварью совладали! гордитесь нами! любите нас! таких героев поискать! ай да мы!!! Внутри что-то перевернулось от омерзения. Но эта перемена не расслабила, наоборот, она придала сил.

Броневики приближались – эдак неторопливо, надменно, как будто были не железными банками, набитыми всякой дрянью, а живыми существами. Стволы орудий будто горделивые носы были задраны вверх.

Тарахтелка и вовсе обнаглела. Она висела над самой головой Чудовища, в каких-нибудь пятнадцати метрах. И оттуда, сверху тоже снимали, тоже водили этой дурацкой штуковиной – видно, туристам хотелось запечатлеть картину во всех ракурсах. Все это было и подло, и погано. У Чудовища начинали пропадать остатки жалости к стройным двуногим существам. Пускай Отшельник сам будет гуманистом, пускай он распускает нюни… только не у себя в берлоге, а здесь! Вот тогда и поглядим, кто человеколюбец, а кто и не совсем!

И опять два снаряда пронеслись над подвальным укрытием, врезались в кирпичную стену, развалили ее в долю секунды, подняв клубы пыли в воздух.

Ждать, пока вся эта «свора гончих» приблизится, возьмет его в кольцо, Чудовище не хотело. Но у него не было ничего с собой, абсолютно ничего! Пулемет остался в клетушке смотрителя, он, видно, и сейчас валяется в ногах у Хенка. Вытащить из карманов приятеля-туриста парочку гранат, Чудовище не догадалось. Да и как оно могло догадаться… Нет, нечего оправдываться! Злость накатила волной. Но не погасила рассудка, не лишила способности трезво оценивать ситуацию. Пора!

Одновременно тремя щупальцами Чудовище ухватило три булыжника, припасенные кем-то в подвале, а может, и просто валявшиеся там случайно. Булыжники были совсем легкими, небольшими, с голову туриста, и потому бросать их было не слишком-то удобно, Чудовище предпочитало кое-что повесомее. Но на безрыбье…

Гибкими катапультами щупальца откинулись назад. Но тут же выпрямились, опустились – все три камня полетели в разные цели в одно мгновение, словно их бросили три разных, но сильных и метких бойца, бросили по единой команде. Двое туристов с переломанными хребтами сразу свалились с машин – так могли падать не живые существа, даже не пораженные, но только мертвые или же набитые мякиной куклы. Третий остался лежать на броне. Рука его все еще сжимала поблескивающую трубку, тело покачивалось в такт движению машины. Ни один из тех, кто держал снимающие штуковины, не пострадал. Чудовище било лишь по потенциальным стрелкам. Теперь в нем не оставалось жалости.

Уцелевшие туристы заволновались, засуетились… Они не бросились подбирать погибших, они устроили сутолоку у люков, стремясь побыстрее попасть внутрь, под защиту брони. Машины почти остановились, они ползли черепашьим ходом.

Чудовище напрягло мышцы, вырвало из кирпичной кладки полуподвала два блока, сцементированные и угловатые. Оно могло бы перебить, передавить суетившихся у люков – хватило бы тех нескольких секунд, что были вызваны образовавшимся затором. Но оно поступило иначе. Обхватив каждый блок тремя щупальцами, поочередно, оно швырнуло эти рукотворные глыбы в машины. Удары пришлись по башенкам – грохот сотряс окрестности, будто некий исполин ударил в гигантское пустое ведро.

Чудовище не знало, что там ощущали при этом сидевшие внутри броневиков. Но оно явственно видело, что стволы больше не стволы, что это искривленные и бесполезные железяки, от которых толку ноль. Можно было считать, что две машины выведены из строя. Правда, оставались еще две с этой стороны и целых семь с другой. Силы были явно неравные. Кольцо продолжало сжиматься.

Сверху ударила пулеметная очередь. Чудовище успело спрятаться под перекрытием. Но вечно сидеть под ним оно не могло, тогда туристы подберутся вплотную и расстреляют его снарядами в упор. Пальбу из пулеметов можно было терпеть, пули застревали в плотной коже. Но от снарядов кожа не защитит.

Чудовище выглянуло. И вовремя! В днищах тарахтелки, висевшей над подвалом, раскрылся люк. Из него вывалились два бочоночка. Чудовище уже знало, что это такое. И потому оно не стало выжидать.

Прыжок вверх был молниеносным – Чудовище подскочило на двенадцать метров. Почти сразу же с боков и снизу просвистели снаряды. Но ни один из них не попал в эту живую мишень, прыжок был не только молниеносен, но был и совершенно неожиданным, а стрельба из машин, судя по всему, велась вручную. Это и спасло!

С бочонками Чудовище встретилось в наивысшей точке своего прыжка. И тут же, пока эти небольшие резервуарчики с горючей смесью не набрали ходу, облепило их щупальцами и швырнуло в уцелевшие две машины. Оно не видело результата, по той простой причине, что от мощного толчка перевернулось в воздухе – взрывной волной разорвавшегося неподалеку снаряда Чудовище отбросило немного в сторону. И оно упало в трех метрах от зияющего отверстия своего укрытия. Еще два снаряда, но уже с другой стороны пронеслись совсем близко, чуть не прогладив стремительными утюгами сырой и пористой кожи.

И только почувствовав себя в относительной безопасности, добравшись до подвала, укрывшись под переборками, Чудовище выставило наружу глаз. Все четыре броневика – и те два, что были искорежены, и два других, целых, стояли в море бушующего пламени. Изо всех люков, и боковых, и верхних, выпрыгивали туристы, пытались спастись, орали, вопили, стонали… немногим из них удалось преодолеть огненную стену.

Кольцо разомкнулось. Но семь машин, бывших с другой стороны, увеличивая расстояние между собой, охватывая все большее и большее пространство, одновременно надвигались на загнанную в капкан жертву. Похоже, сидевших внутри них туристов ничуть не смутило то, что произошло с их товарищами. А может, им просто не верилось, что живое и совершенно безоружное существо оказывает такое сопротивление, что с ним надо считаться всерьез!

Еще два бочонка Чудовище отбросило в самый последний момент, когда те почти коснулись земли – оставалось не более полутора метров. И все же они мячиками отскочили, разлетелись бесцельно, заливая землю огнем, но не причиняя никому вреда. Усилие было поистине титаническим, все тело Чудовища свело судорогами. И оно даже вспомнило про Отшельника, на мгновенье вспомнило… да только в ушах отголоском эха прозвучало: «Рассчитывай на себя! Рассчитывай на…» Чудовище упало на заросший мхом камень подвала и принялось биться об него, о стены, о перекрытия всем телом, чтобы хоть как-то усмирить судорогу, снять оцепенение.

Со всех сторон слышались разрывы снарядов. Подвал то и дело засыпало обломками каменных и кирпичных стен, щебнем, песком, заволакивало пылью. Чудовище почти потеряло слух. Но оно не собиралось сдаваться. Да и мышцы отпустило, удалось избавиться от внутренних оков судороги.

И вовремя! Обнаглевшая тарахтелка зависла на шестиметровой высоте. Створки люка снова распахнулись… На этот раз Чудовище взлетело вверх ракетой! И оно не стало расшвыривать бочонки по сторонам, пружинистыми ударами сложенных вместе щупальцев оно подбросило бокастые «подарки» – один проскочил мимо, ударился о днище и полетел под наклоном вниз, зато другой залетел точно в дыру люка.

Взрыв был мощным. Чудовище ничего не услышало, не увидело, не почувствовало. Оно просто как-то сразу, вдруг оказалось на земле, прижатым к ней, даже боли не было, лишь одно ощущение удара. И ему показалось, что вот сейчас обломки тарахтелки посыпятся на голову, что жидкое пламя поглотит его, сожжет живьем.

Но машина упала совсем в другом месте – заклинившие винты отнесли ее на полсотню метров правее. Горящие обломки рассыпались, но один, самый большой, рухнул прямо на крайнюю колесную машину. Та еще проехала метров с двадцать, неся перед собой и на себе огненный вал. Но потом остановилась, покачнулась. Что-то ухнуло внутри нее самой.

Броневиков оставалось ровно шесть.

Да в небе болтались пока что хищными выжидающими птицами две тарахтелки. Почему их снова было две?! Чудовище не видело, откуда пришла подмога. Если это будет повторяться вновь и вновь, никаких сил не хватит, никакая выдержка не спасет. Положение было отчаянным.

Но в отчаянном положении надо было и действовать отчаянно. Во всяком случае, теперь смерть грозила лишь с трех сторон, а не отовсюду. И Чудовище решило больше не мешкать. Оно в два прыжка достигло развалин. На секунду притаилось за ними. Но тут же отскочило в сторону – развалины разнесло метким выстрелом орудия так, будто их и не бывало. Но это не имело никакого значения. Теперь расстояние было вполне приемлемым – до ближайшей машины метров сорок, не больше. Чудовище резко подпрыгнуло вверх, в полете изменило направление движения, приземлилось на все конечности, тут же упало на спину, бешено вращающимся колесом пронеслось по земле… Следующий прыжок стал решающим – четыре снаряда разорвались одновременно совсем рядом – но поздно, Чудовище уже сидело на броне одной из машин!

Крышку люка оно оторвало резким движением, еще не успев толком упасть на саму броню, еще не почувствовав жесткого ее удара. Крышка отлетела словно смятая картонка. Два щупальца проникли внутрь, уцепили что-то живое, шевелящееся – ну, держитесь, ребятки, сами напросились! – два тела будто пружинами вытолкнуло из броневика, следом за этими еще два, потом еще одно. Чудовище даже не глядело, куда оно вышвыривает туристов, ему это было безразлично в данную минуту, ему было наплевать и на их судьбу – уцелеют, так уцелеют, нет, так нет! Оно с огромным трудом протиснулось внутрь – люк был рассчитан на двух туристов, но все равно он был слишком тесен!

– Не торопись, малыш! – прозвучало неожиданно в мозгу. Это Отшельник, видно, вспомнил про своего приятеля. – Не надо дергаться, Биг! Ну чего ты устраиваешь здесь побоище?! Это тебе не кино, малыш, надо быть поосмотрительнее!

Чудовище его не слушало. Оно дергало за рычаги, нажимало на клавиши – машину чуть ли не на дыбы вздымало, она взревывала, кренилась, раскачивалась, и казалось, вот-вот перевернется!

– Ведь ты все равно не знаешь, чего тут надо тянуть, чего дергать, малыш! На фига ты полез в нее!

– Отвяжись! – буркнуло Чудовище.

– Вылезай!

– Нет!

– Они зажарят тебя в этой консервной банке!

– Не вылезу, нет!

Ему удалось развернуть машину носом к другим машинам, удалось пальнуть раза-два из орудия, но выстрелы были неудачные. Пока оно будет так учиться, точно, зажарят, как куренка, как жалкого птенца.

– Вылезай, я тебя прошу!

– Нет!

Отшельник закашлялся, захрипел.

– Хуже будет!

– Хуже не будет! – ответило Чудовище.

– Ну ладно, – голос Отшельника помягчел. – Слушай меня, тяни вот это, ага, вот так… нет, лучше расслабься, я буду сам управлять твоими щупальцами! Ну давай, Биг, не упрямничай!

Чудовище расслабило часть тела. Совершенно независимо от его воли щупальца начали вдруг нажимать какие-то клавиши, тянуть рычаги, дергать за что-то… И машина пошла так, словно ей управлял опытный ас-водитель.

– Ты гляди в окуляры, Биг! Так лучше будет, в смотровую щель не разберешь ни черта!

Чудовище прильнуло двумя глазами к окулярам, остальными продолжало наблюдать за происходящим сквозь смотровую щель.

Ствол орудия как бы сам по себе приподнялся, машину качнуло раз, другой. И Чудовище увидело, что одна из тарахтелок вдруг дернулась, завалилась набок, перевернулась вокруг оси. И совсем неестественно, по ломаной кривой, упала на землю. Ствол пошел левее, нащупывая вторую летающую машину. Но та, словно предчувствуя недоброе, вдруг сделала совершенно невообразимый вираж и стала удаляться.

– Ладно, черт с ней! В спины не стреляем! – прохрипел Отшельник. – Ну что, Биг, не будешь вылазить, а?!

– Нет, – ответило Чудовище.

– Гляди, прикокошат они тебя!

– Здесь?!

Отшельник вздохнул, словно сидел совсем рядом, так отчетливо прозвучал вздох.

– И здесь, и там, и повсюду… куда ты от них скроешься, куда денешься? Повсюду отыщут, Биг. Лучше тебе в глубины уйти, там сам черт ногу сломит, а тут найдут и укокошат!

– Ладно! – проворчало Чудовище. – Укокошат! Заладили все как один! Чего это вы, сговорились, что ли?! Чего это вы меня все отпеваете?! Может, рановато еще, а, как ты думаешь, Отшельник?! Я ж еще не сдох пока, ну чего вы панихиды устраиваете! Еще поглядим!

Между делом и разговором они подбили три машины туристов. Оставались еще две, самые проворные, к которым никак нельзя было подступиться.

– Охо-хо, Биг! Ну ладно, тебе лучше знать, поглядим, так поглядим!

Вместе с последним словом Отшельника прогремело страшно, разрывая барабанные перепонки. Машину дернуло, и она остановилась.

В мозгу будто отключилось что-то. Щелк. И все! Чудовище поняло – снаряд попал-таки в его броневичок. Нельзя было терять ни мгновения. Оно мощнейшим ударом левой конечности вышибло крышку бокового, десантного люка. Вывалилось.

Машина только-только начинала гореть. И Чудовищу удалось отползти от нее на десяток метров, прежде чем внутри рвануло. Тут же врезались в землю перед самым носом два снаряда, подняли целые земляные фонтаны вверх. Осколком вышибло глаз, тот самый, болезненный, полузалепленный бельмом. Но и в эту секунду Чудовище не почувствовало ни боли, ни досады. Слишком многое стояло теперь на карте. Любая промашка могла стоить жизни!

Оно откатилось на несколько метров левее, затаилось. В оседающем облаке пыли и песка его не было видно. Машины приближались. Теперь любое попадание снарядом могло стать последним, смертельным.

Бурое облако позволило одной из машин приблизиться почти вплотную. Мягкие, почти круглые шины совсем не шуршали, не скрипели, моторы работали мягко и плавно. У Чудовища все обмерло в груди, когда хищный нос качнулся совсем рядом, башенка повернулась и ствол стал опускаться… совсем медленно, будто дело происходило не в жизни, а в каком-то нелепом сне. Но Чудовище знало, что никакого сна нет и быть не может, что это самая что ни на есть настоящая жизнь, что просто его реакции убыстрились настолько, что все кажется медленным. Медленным, но и неотвратимым ведь! Жуть охватила его с головы до пят, от кончика горба и до присосок щупальцев. Прямо в глаза уже почти смотрела смерть. Да нет, что там почти! Она смотрела прямо в глаза! И была на этот раз смерть в обличий круглого, зияющего чернотой дула.

Чудовище не успело ничего решить, ничего предпринять по воле разума… Инстинкт бросил его вперед, прямо под колеса, точнее, между них, под днище, – это был бросок чемпиона! Казалось, что тень промелькнула… но уже в сам след этой тени ударил снаряд! потом другой! Да только поздно, поздно они ударили, сея вокруг осколки, сея смерть. Чудовище почувствовало спиной, горбом прикосновение холодной брони, его вжало в эту броню ударной волной. Еще миг – и его бы расплющило между телом броневика и глинисто-кремнистой землей. Но в этот миг Чудовище выпрямилось, конечности его задрожали, горб вздулся, щупальца – все, даже обрубок, уперлись в броню. И машина стала медленно, нехотя, через силу, сопротивляясь, но все же вставать на дыбы. Последним толчком Чудовище перевернуло ее!

Теперь броневичок напоминал гигантского жука, лежащего на спине и никак не могущего встать, перевернуться. Колеса бешено вращались, разбрасывая по сторонам прилипшие к ним камешки, кусочки глины, грязь. Брюхо поблескивало. Машина покачивалась. Внутри что-то хрипело и стонало. Ствол орудия был не виден, он был наверняка основательно поврежден.

Чудовище присело рядом с этим уродливым «жуком», расслабилось. Оно видело, как удирает последняя машина. И вовсе не собиралось бросаться в погоню. Была охота! Оно сидело и отдыхало. Еще не веря до конца, что избавилось от смерти, что гибель и на этот раз миновала его. Все было хорошо! Все было нормально! Голова постепенно прочищалась. Мысли приходили неторопливые, незлые. Вот, говорили все, укокошат да укокошат, угробят да угробят! Нет! Не вышло! И не выйдет, дорогие мои охотнички! Жаль, конечно, что кое-кто из вас тут останется лежать. Но так если разобраться, по-честному разобраться, кто вас сюда звал? А никто не звал! Никому вы тут не нужны! А мы там никому не нужны! Вот бы и оставить друг друга в покое, самое верное дело бы было!

Чудовище приподнялось. И, потирая опустевшую нижнюю глазницу, массируя кожу над ней, чтобы быстрее заживала рана, побрело к тому месту, где оно вылезло из подземных трубосплетений.

Прежде чем спуститься вниз, оно заглянуло в зев входного люка. Опасности вроде бы не было. Оно наполовину опустило свое тело в люк, когда послышался отдаленный гул – с северо-запада в несколько рядов, от горизонта к горизонту, шла целая армада летающих тарахтелок.

Чудовище не стало их поджидать. Оно быстро растворилось в темноте входного отверстия, накинуло сверху крышку. Ступени снова заходили ходуном под его тяжестью.

Хенк сидел на груде тряпья живой, веселый, перебирал пулемет. Когда входная железная дверца скрипнула, отворилась и в смотрительскую вползло Чудовище, он улыбнулся, помахал рукой.

– Ну что, разведчик, принес чего похавать, а? – спросил он и подмигнул.

Чудовище недовольно проворчало:

– Себя еле принес! Ты бы знал, чего там творилось, тогда бы и не спрашивал!

– Засада?

– Было дело!

– Вырвался?

Чудовище посмотрело на него выразительно. И Хенк сам понял глупость вопроса.

Несколько минут они сидели молча. У каждого сводило желудок. Да пить хотелось. Но где найти еду и питье? Как уберечь себя от неожиданных встреч? Ни один не знал ответа-.

– Придется на крысосусликов переходить, – сказал Хенк.

– Успеется, – Чудовище откинулось к стене, размякло. – Ты лучше скажи, здесь их не было?

– Кого?

– Ладно, можешь не отвечать! Значит, не было!

Хенк прищурился.

– Что, круто приходится, приятель? Прижали?

– Прижали! – коротко и ясно ответило Чудовище.

Хенк встал. Он наконец-то собрал свой пулемет. Закинул его за спину. Подошел ближе. И сказал совсем тихо, но с нажимом:

– Я знаю, что надо делать.

– Что? Уходить в глубины?!

– Нет!

Чудовище отвернулось, перевалилось на бок. Груда тряпья под ним начала буреть от слизи, сочащейся из ран.

– Надо идти туда, где тебя никто и никогда искать не будет, понял?!

– Это куда же, на тот свет, что ли? – вяло переспросило Чудовище.

– На тот свет успеешь, Биг. А сейчас нам надо идти в Забарьерье, к нам! Усек?!

Чудовище встрепенулось было. Но тут же снова обмякло.

– Знаешь, сколько топать? – проговорило оно. – Пока доберешься, сто раз засекут и прикончат.

– Нет, Биг, я продумал все! Тут есть скоростные трассы. Соображай давай, шевели своими мозгами, если они у тебя есть! По трубам шел, а кое-где и сейчас идет нефтепродукт, понял, газовая всякая гадость, сжиженная. А рядом есть трассы для людей. Я знаю, где! Если они исправны, если там не растащили все, мы через пару часов будем за Барьером, Биг!

– Это дело! – ответило Чудовище, приподнимаясь. Ему не надо было растолковывать подробностей. – Пошли!

Пак выставил вперед железяку. И лишь после этого просунул в дыру голову. Никакой опасности не было. Только глаза защипало. Да голова закружилась – небо тянуло в себя, как там, в отшельниковском мире. Но этот мир был взаправдашный!

– Ну чего застрял, едрена! Застрял, понимаешь, как пробка в бутыле.

Хреноредьев ткнул Пака в спину, и тот вылетел наружу. Как был, так и вылетел, – настороженный, ощетиненный, зажмуренный. Ноги у него дрожали. Железяка вываливалась из руки.

Сам Хреноредьев вперся в новый мир, в Забарьерье, как в собственную халупу. Даже ног не вытер! Точнее, ноги и двух своих деревяшек. Он сразу же огляделся деловито, прикидывая, что и почем. Но вывода пока сделать не смог. Лишь произнес глубокомысленно:

– Вот она, где жисть-то!

Буба вылез последним. Он как-то сразу смирился с ролью «врага и диверсанта». И потому не навязывался в председатели, предводители и прочие преды. Он вылез, оглянулся назад, в темноту дырищи, словно желая вернуться обратно. Скривился, сморщился, отчего все синяки, ссадины, наплывы на его лице заиграли, запереливались. И только потом уже выдавил с натугой:

– Вот это уж точно! Это родимая земелюшка! И-и-и, скоко же лет…

Буба собирался было снова упасть на колени, уткнуться лицом в траву… Но, во-первых, никакой здесь травы не было, а во-вторых, Пак дал ему по загривку, чтоб не юродствовал, а Хреноредьев ткнул в бок, чтоб прямее держался. Буба все понял.

Они стояли на асфальтовой дорожке посреди чудесного парка. Парк этот был пустынен. Но даже отсюда вся троица видела, что парк совсем маленький, что за ним, сразу за деревьями начинается то ли городишко какой-то, то ли поселок – торчали дома, какие-то непонятные длинные штуковины.

Со стороны поселка-городишки доносился слабенький шум, там явно шла обыденная жизнь. Но спешить вливаться в нее не стоило, это понимал каждый, даже урожденный в Забарьерье Буба Чокнутый.

– Ладно, нечего раскисать! – проговорил Пак Хитрец. – Вы как хотите, я пойду залягу в засаду и шлепну кого-нибудь… Для начала! А там будем разбираться понемногу.

– Быстрый какой, едрена, – отозвался Хреноредьев, – шлепнет он! А нас всех и повяжут, дурачина!

При слове «повяжут» Буба вздрогнул – еще живо было воспоминание о том, как его «вязали, карали и миловали». Бубе хотелось назад. Кто-кто, а уж он то знал, что в этом мире им не прижиться! Только сейчас лучше было помалкивать.

– Во! – обрадовался вдруг Хреноредьев. – Стоит кто-то!

Он подковылял к какой-то огромной белой фигуре, которую они по ее масштабности и неподвижности поначалу совсем не приметили.

– Ух ты, едрено изваянье! – удивился Хреноредьев, пуча глаза. – И когда ж они успели-то?! Ну, дела!

На белом метровом пьедестале стояла белая пяти- или шестиметровая фигура какого-то могучего существа с огромными ручищами, короткими ногами, маленькой, почти безлобой головкой. В руке фигура держала что-то непонятное, напоминавшее то ли топор, то ли молот. Казалось, сейчас она сорвется с места и пойдет со страшной силой что-то крушить или вырабатывать, давать на-гора.

– Вылитый! – заключил Буба. И утер скупую мужскую слезу.

Пак долго стоял с разинутым ртом. Потом вдруг всхлипнул, припал к пьедесталу.

– Папанька! – плечи его затряслись. – Папанька, родимый! Не ценили-то при жизни, а потом, после…

Пак голосил недолго. Он вдруг вспомнил, что этими самыми ручищами «родимый папанька» его изо дня в день мордовал, ни спуску, ни прощения не давая. Да и приглядевшись внимательнее, убедился, что никакой это не папаша Пуго. Тот был живее, добрее на вид, волосатее. И руки у него были почти до земли, а у этого всего лишь до колен, и лобик уже, и глазки меньше… Но главное, папаньку всегда качало, а этот стоял несокрушимо.

– Эх, сволочи! И здесь надули.

Пак отскочил на пять шагов от изваянья. Вскинул вверх трубку. Грохнуло! Псевдопапаньке оторвало ухо. Грохнуло еще раз. Отбило нос. Но сам-то он стоял. Стоял все так же несокрушимо и непоколебимо. И Пак успокоился.

Оглядевшись, он не заметил возле себя ни Хреноредьева, ни Бубы. Те давно лежали в кустах, притаившись. Но Пак их обнаружил. Подошел, склонился.

– Вы чего? – спросил он шепотом. Хреноредьев отлягнулся от него протезом.

– Пошел вон, дурак! Пускай тебя одного, едрена гребут! Чего нас тянешь?!

Но, похоже, на грохот выстрелов никто не среагировал. В парке было по-прежнему тихо и безлюдно.

Чокнутый Буба оказался самым умным среди всех.

– Надо дождаться темноты, – предложил он, – а потом уже нос высовывать!

– Вот ето дело, – согласился Хреноредьев.

– Ну, нет! Я – в засаду!

Пак ушел. Залег у самого заборчика, под кустиками. Стал приглядываться.

То, что он видел перед собой, было для него ново и непривычно. Но после мира Отшельника не шокировало. Видно, прав был старый карлик, устроив им небольшое испытание. Только не на правоте мир держится, Пак знал эту простую истину. А на силе и наглости, на том, кто кого вперед! И он хотел опередить любого, пускай только попробуют! Он им еще задаст! Всем задаст!

Сквозь кусты проглядывала улица. С одной стороны шли дома – по три, четыре этажа. Вдалеке возвышался один восьмиэтажный, совсем для Пака диковинный. Но Хитрец дал себе слово ничему не удивляться. По улице проезжали машины. Но не такие, на каких охотились туристы за поселковой малышней и подростками, а какие-то очень красивые, необыкновенные. Совсем рядом с кустами прошел маленький туристенок, лет пяти-шести, наверное, он Паку показался неземным созданием – до того симпатичненьким, кукольным, вымытым, чистеньким, ухоженным, разодетым, что Пак растерялся. У него руки опустились, железяка уткнулась в землю. Туристенок вел на веревочке за собой маленькую пушистенькую собачку. Собачка эта тоже была словно с картинки: четыре лапки, хвостик, мордочка! Таких Пак не видал. Да и вообще она вела себя очень доверчиво, какая это собака! Ладно, решил Пак, шлепну следующего, этих пока пропустим…

Потом мимо пробежала девочка в голубенькой юбочке и беленькой кофточке. Потом прошли две старушки – тоже невероятно ухоженные, двурукие и двуногие, одноголовые, картиночные. Пак пропустил и их. Но ведь надо было на ком-то выместить свою злость и обиду, все свои невзгоды, тяготы. Пак встал. Пошел к каменному «папаше Пуго». И дал такую очередь, что изваянию оторвало-таки голову, а Хреноредьев с Бубой уползли вообще в неизвестность. Пак их не сумел найти. Сами они не откликались.

Темнело.

Но темнело не так, как это бывало в поселке. Там серо-желтая пелена за несколько минут становилась непроницаемой, все обволакивала тьма, лишь в отдельных окошках высвечивались огоньки лучин. Темнота бывала всегда жуткой, пугающей и всегда неожиданной. Здесь же все происходило будто в нереальном сказочном мире, будто в сновидении: небо постепенно темнело, наливалось сначала синевой, густой и плотной даже на взгляд, потом чернотой, какие-то белые и голубоватенькие огоньки посверкивали на этом ненастоящем небе, словно в бархатной ткани продырявили крохотные отверстия, сквозь которые и пробивался занавешенный ею свет. Но не это было основным, другое растревожило Пака – небо темнело, в парке становилось темно, а на улицах и возле домиков по-прежнему оставалось светло. Там было все как на ладони. Ну куда, спрашивается, пойдешь, как проберешься-прокрадешься?! Нет, не нравилось все это Паку.

– Ну чего? – послышалось из-за спины.

Пак обернулся.

– Чего – чего? – переспросил он.

– Я спрашиваю, придурок, не захомутали тебя еще?! – разнервничался вдруг Буба. А это был именно он.

– Как видишь!

Для острастки Пак все же треснул Чокнутого железякой по лбу. И спросил у него:

– Ты-то чего боишься? Ты ведь тут жил когда-то, все знаешь, чего у тебя поджилки трясутся?!

Буба поглядел на Пака сверху вниз, как учитель на ученика.

– Обалдуй, – сказал он, – тут тебе не поселок, тут сразу подзалететь можно, только высунься!

Пак врезал Бубе еще раз. И тот стал менее надменным.

– Я о чем толкую-то, – проговорил по-приятельски, как-то даже задушевно, – нам ведь чего, Хитрец, надо, сечешь?

– Чего?

– А-а! Не сечешь, значит! Нам надо перво-наперво, дубина, из этого садика пробраться через город, понял?

– А на хрена? – поинтересовался Пак.

– Я те вот щя дам «на хрена»! – прозвучало грозно у самого уха. Это незаметно подкрался Хреноредьев. – Я те скоко разов, едрена, говорил, чтоб тружеников не оскорблять, а? Я тя, Хитрец, в последний раз предупреждаю, понял! Я тя в порошок сотру! Я из тебя чучелу набью и напоказ выставлю!

– Да заткнись ты! – прервал его Пак. Хреноредьев сразу же заткнулся.

– А ты отвечай, зачем нам через городишко-то прорываться надо, чего пудришь мозги?! – Пак чуть не за грудки схватил Бубу.

– А для того, – ответил тот спокойно, – чтоб залезть в такую глухомань, где нас сроду не отыщут, усек? Будем первое время в шалаше жить, жратву в городе воровать или в поселках. Главное, на глаза не попадаться! Они тут дотошные, черти бы их побрали, но размягченные, усек? Они бдительность-то утратили… Но ежели сам в лапы полезешь, так прихватят, что ты, Хитрец, потом из зоопарка не выберешься! А дурака Хреноредьева в какую-нибудь богадельню запрут на всю оставшуюся жизнь, усек? То-то! Надо уметь понимать мудрых людей!

Хреноредьев на «дурака» не обиделся. Его заинтересовал Бубин план. Хреноредьев был готов и в шалаше прожить «оставшуюся жизнь», лишь бы здесь, а не в поселке, не под Куполом. И его вовсе не прельщало удальство и геройство, он не собирался ни за кого мстить, тем более, лежать с Паком Хитрецом, порастратившим свою хитрость, в засаде.

И потому он предложил свой план.

– А чего тут, едрена, думать! Днем еще светлее будет! Надо от дома к дому, от заборчика к заборчику – глядишь, и выберемся! – Хреноредьев помолчал для солидности. И добавил с мстительной подозрительностью: – А Бубу на прицеле держать будем, чтоб снова не продал…

– Чего?! Когда это я продавал-то! – возмутился Буба.

– Молчи, агент! – осек его инвалид. – Заведешь в западню, мы с Хитрецом из тебя лапши настругаем, едрена вошь!

Буба только рукой махнул. Ему надоело уже опрадываться.

За него вступился Пак:

– А чего ты, старый хрен, привязался к Чокнутому? Он заслуженную кару понес?

– Понес, – нехотя согласился Хреноредьев.

– Стало быть, искупил?

– Не знаю, может, и не до конца, едрена канитель! Может, затаился до поры, до времени, выжидает моменту. Нет у мене к нему доверия!

Пак долго думал. Потом предложил самое простое решение вопроса.

– Давай его тогда шлепнем здесь, и дело с концом!

Буба упал на карачки и пополз к заборчику. Хреноредьев бдительно следил за ним, подмигивал Паку, дескать, выдал себя агент и провокатор, вон как забеспокоился за свою продажную шкуру! Но вслух сказал:

– Не-е, Хитрец, шуму разводить не надо. Надо его просто связать, пускай полежит, пока свои не подберут! А мы пока что, едрена-матрена, смотаем удочки!

Они настигли беглеца, схватили его за длинные мосластые руки. Подняли. Обессиленный от бесконечных побоев за последние сутки Буба покорно поплелся меж своих стражей. Вели его недолго. До изваяния псевдопапаньки. Там же привязали Чокнутого к короткой толстой ноге белой статуи. Хреноредьев пару раз ткнул Бубу в брюхо кулаком. Потом сообразил, что без кляпа оставлять Бубу опасно, разорется еще! И, содрав с ноги «продажного агента» сапог, долго и старательно запихивал его в Бубин рот. Наконец справился с поставленной задачей, радостно и удовлетворенно потер руки.

– Ну, чего, Хитрец, потопали, что ли?

Пак стоял в раздумий.

– А как же мы без него-то пойдем? Он хоть порядки тутошние знает, а мы вообще ни хрена…

– Но-но! – погрозил пальцем Хреноредьев. – Чего это мы вдруг «ни хрена»?! С хреном! – он сам запутался, развел лапами. – Короче, едрена, со всем, с чем полагается!

И пошел было к заборчику. Но тут и до него дошло, что поступили не слишком-то умно, сами своего же единственного проводника и связали!

Буба дико вращал выпученными глазами и пытался языком выпихнуть сапог изо рта. Разумеется, это была напрасная затея, Хреноредьев сработал на совесть.

Они еще около сорока минут препирались с Паком. Дело чуть не закончилось дракой. Потом поуспокоились, решили отвязать, Бубу-мученика. Но кляпа не вынимать, руки связать за спиной – пускай идет впереди их, дорогу указывает, к этому самому – к шалашу.

Они подобрались к заборчику, улеглись в тени кустов. Решили передохнуть малость перед отчаянным броском сквозь неизвестность. – Хреноредьев, отвернувшись, дожевывал припасенного полуразложившегося крысосуслика. Пак ронял слюни, облизывался, но не просил, терпел. Буба лежал на спине – ему было очень неудобно, мешали свои же связанные в кистях руки. Но и он терпел. За заборчиком было почти светло и спокойно. Никто не собирался, похоже, их травить и вылавливать, сажать в зоопарки или в богадельни.

– Чего это, едрена? – поинтересовался вдруг Хреноредьев.

– Где?

– Да вона, тама! – Хреноредьев указал в сторону изваянья, в глубину парка. – Шумнуло чего-то? Или послышалось?

Пак всмотрелся. От напряжения даже глаза заболели.

Нет, им не послышалось и не показалось, там кто-то был. Неизвестно кто, но точно, был! Оттуда, прямо из дыры, через которую они вылезли сюда, в Забарьерье, вылазил еще кто-то. Сначала мелькнул желтенький лучик, словно ощупывая пространство, потом высунулась какая-то странная конечность – то ли нога, то ли лапа, очень большая, потом лучик стал ярче… Но он освещал не вылезавшего, а то, что было перед ним. И все же Пак рассмотрел целую кучу рук, ног, лап… из-за этой кучи вдруг выглянул самый обыкновенный турист. Послышались неразборчивые голоса.

– Ты пока не стреляй, едрена! – предупредил шепотком Хреноредьев. – Спугнешь еще!

Пак думал, что стрелять не следует совсем по другой причине. Он вдруг сообразил, что эта самая «куча» лап, ног, рук принадлежит одному существу, причем существу, хорошо ему знакомому. Да, это было то самое Чудовище, виновник всех бед и напастей! Непобедимое, несокрушимое, не боящееся пуль и камней Чудовище! Стрелять было просто бесполезно!

– Видал? – спросил Пак у инвалида.

– Чего?

– С туристом вылез, гад! Все они заодно! Я давно подозревал, что заодно! Помнишь, дурья башка, как эта тварь из башни на площади выползла, а? И как сразу все началось! И пальба, и огонь, и расстрелы…

– Тихо ты! – испугался вдруг Хреноредьев. – Тихо, едрена, авось не заметят!

Но их никто не видел. Чудовище с туристом почти сразу же подошли к изваянию псевдопапаньки. Турист долго чего-то показывал, лопотал, убеждал в чем-то. Потом Чудовище навалилось на пьедестал, загудело, заохало, заскрипело… и изваяние сдвинулось метра на три. Почти сразу же и турист и Чудовище пропали. Видно, залезли в какое-то потайное место, а может, и в лаз, в подземный ход! Пак разинул рот, глядел, ничего не понимал. Изваяние медленно, будто его подталкивали снизу, вернулось на свое место. И снова в парке стало тихо, спокойно, будто ничего и не произошло. Снова в нем оставались лишь Пак Хитрец, инвалид Хреноредьев и Буба Чокнутый.

– Пора! – произнес наконец Пак трагически.

– Пора, – заговорщицки отозвался Хреноредьев.

Они перекинули через заборчик Бубу. Перемахнули сами, и вся троица побежала к домам, через улицу, побежала, стараясь не попадать под лучи фонарей… Но все равно они были видны до тех пор, пока не затаились между домами, пригнувшись у палисадничков, переводя в темноте дух.

– Все! – заявил Лопоухий Дюк. – Лопнуло мое терпение! Я щас или перестреляю всех, кто попадется, или вылезу и пойду назад!

Гурыня, не оборачиваясь, закатил Дюку затрещину. Навесил для убедительности еще одну, сверху. Но ругать не стал, напротив, почти проорал, бодро и весело, с пришипом:

– Парни! Чует мое сердце – мы у цели! Все, падла, добрались! А ну, все по местам! Бага, падла, докладывай!

Бага Скорпион вытянулся в струнку – ровно настолько, насколько ему это позволило сделать внутреннее пространство броневика. И отрапортовал:

– Все в полной боеготовности, шеф! Парни ждут с нетерпением, понимаешь, так и рвутся в бой!

– Отлично!

Гурыня был взвинчен до предела. Он и чувствовал себя теперь не шефом, не вожаком, не Гурыней, а дрожащей стрелой в натянутом луке. Вот-вот пальцы стрелка разожмутся, и…

– Вперед, падлы! Полный вперед! Эй, Плешак?!

– Я!

– Лопоухий?!

– Я!

– Бага?!

– Я!

– Никто не спит?!

– Никак нет!!! – рявкнули одновременно три глотки. Гурыня затрясся в предвкушении, маленькая головка задрожала на вытянутой-длинной шее.

– Последняя инструкция, падла! Чтоб с ходу! С лету! Поняли, падлы?! Штурм и натиск! Туда – обратно! Налетели, перебили, похватали, чего надо, в машину – и сразу назад! Лихо! Смело, падла! Молодецки!!!

– Так точно!!!

Гурыня был доволен парнями. Но он сам не знал, что будет тогда, когда эта чертова труба кончится. Да и ладно, лишь бы она кончилась, а там разберутся!

– Полный вперед!

Снопы фар-прожекторов уперлись где-то еще совсем далеко в какую-то преграду, уперлись одним желтым кругом.

– Эй, шеф, притормозить бы! – заверещал Бага.

– Ни за что! Полный вперед!! К бою!!!

Хенк обливался потом, но не отставал, полз за Чудовищем по узкому земляному лазу. Он удивлялся, как само Чудовище не застревает в нем. Казалось, они тут находятся целую вечность. Но на самом деле они проползли не больше двух сотен метров.

– Во! Просвет! – невольно вырвалось у Чудовища.

Они выбрались в какое-то темное помещение, заваленное мешками, заставленное коробками и ящиками. Дышать стало легче. Первым делом Хенк осмотрел свой пулемет – все было в порядке, лишь немного земли набилось в пазы. Но в дуле ее не было.

– И чего дальше? – поинтересовалось Чудовище.

– Чего-чего, – передразнил Хенк, – будто я сам знаю. Посидим немного, потом выберемся. Ты мотай, куда тебе вздумается, – лучше в леса какие-нибудь, там можно скрываться сто лет, а я уж до своих доберусь!

– Ладно, так и сделаем, – согласилось Чудовище.

На мешках было удобно сидеть. И вообще здесь было спокойно, хорошо. Не хотелось отсюда уходить.

– Я пойду на разведку, – сказал Хенк. И полез по лесенке наверх.

Чудовище осталось в темном помещении. Осмотрелось. В мешках и коробках было съестное. Это оно сразу определило по запаху. Проковыряло один из мешков. В нем лежали кругленькие штуковинки, совсем темные снаружи и белые внутри, – Чудовище разгрызло одну. Подержало во рту. Проглотило. Потом, не раздумывая долго, вытряхнуло в пасть содержимое всего мешка, перетерло жвалами, проглотило. То же оно проделало со вторым мешком, третьим. Сразу стало веселее. Даже сил вроде бы прибавилось. В коробках стояли бутылочки с желтенькой сладковатой дрянью. Если бы не жажда, Чудовище ни за что бы не стало глотать ее. Но пришлось опустошить десятка два бутылочек. Кровь сразу же забурлила в жилах.

Теперь Чудовище не могло сидеть сложа руки. Оно было готово действовать. И оно полезло по лесенке наверх. Столкнулось со спускающимся Хенком. Тот чего-то жевал, запивал на ходу.

– Нам повезло! – проговорил невнятно из-за набитого рта. – Прямо в склад вылезли, продуктовый!

Они поднялись вместе. И оказались в чистом и уютном зальце, заставленном всяческой снедью. Чудовище не стало отвлекаться на съестное. Оно было сыто. Сейчас надо было подумать о том, чтобы не угодить прямо в лапы туристам. Впрочем, туристами они были там, за Барьером, в Подкуполье, здесь они были просто людьми. Но это ничего не меняло.

– Пошли!

Хенк подвел его к небольшому круглому окошку. Подтолкнул рукой.

– Гляди! Обзор, лучше не надо!

– А толку-то?!

Хенк замялся. Но быстро нашелся.

– Главное, сейчас все видеть, а самим оставаться невидимыми! Не бойся, здесь твои противники совсем другие, здесь они не палят направо и налево! Даже если кто и попробует, так на него быстренько таких собак навешают, что не отмоется потом. Но это не значит, Биг, что тебе нечего опасаться.

Чудовище передернулось.

– Я это понимаю, Хенк, – сказало оно с иронией. Они проверили все двери. Никого в помещении, да, вид-но, и на всем складе не было.

– Время ночное, все спят, – сказал Хенк. – Но тут, Биг, не поселок! Тут ежели какая заваруха – с шумом и треском, сразу же спецотряды нагрянут! Чихнуть не успеешь! У нас умеют поддерживать порядок. Не поверишь, но с преступностью почти покончили…

Чудовищу трудно было понять, что имел в виду Хенк под словом «преступность» – у них в поселке не было ни преступности, ни законности, там все вперемешку было. Но здесь, за Барьером, наверное, любили порядок. Что же, в чужой монастырь со своими уставами не суются. Надо приглядываться, принюхиваться, привыкать – хотя бы на время, пока не прекратятся облавы. Лишь одно Чудовище сразу приняло – это был воздух, чистый приятный, без всякой взвешенной дряни, без паров и газов, какой-то необыкновенно прозрачный и даже вкусный. От этого воздуха кружилась голова. Но он придавал силы.

– Гляди, – Хенк указал пальцем в окошко. – Вон там, рядом с парком, это старые ангары. Они наверняка заброшены, даже при фонарях видно, что петли все проржавели… нет, оттуда опасности не может быть. В парке все тихо, сам видал! – Он повел рукой влево. – Там дома, пара ночных развлекалок, кабак, бордель… Биг, а ты вообще-то знаешь, что такое бордель?

Чудовище покачало головой, ему было наплевать на содержимое этих домиков, тем более на их предназначение. Лучше бы их вообще не оказалось тут.

– Ну и ладно, тебе это ни к чему! Тем более что все девки разбегутся и помрут от одного твоего вида, ха-ха! Та-ак-с, дальше… дальше – вон, гляди, большая башня. Там может быть охрана, а может, и нет. Туда надо поглядывать. Ты следишь?

– Ага, – ответило Чудовище.

У него все в глазах мельтешило от горящих вывесок, ярких светящихся букв, от фонарей и светильников. Оно не привыкло, чтоб по ночам было так светло и празднично. Все это сбивало с толку, расслабляло, от этого можно было лишиться бдительности.

– Да ты не бойся! – Хенк чувствовал теперь себя хозяином положения. – Сюда ни одна душа живая не припрется до утра. Если только роботы. Но на них можешь наплевать, у них свои программы – им нет до нас дела. Гляди дальше! Вон там участок, до него метров шестьсот, оттуда тоже могут… Но это все ерунда, Биг. Чего у них там, пулеметы, автоматы, пистолеты, с десяток винтовок дальнего боя. Тебе это все как песчинки, сам видал, так что будь спокоен!

Хенк говорил без умолку. Но было похоже, что он успокаивал самого себя. Чудовище не было настроено столь радужно. И ему казалось, что идти надо прямо сейчас, сию минуту, не теряя драгоценного времени. Ведь ночь скоротечна, а ему надо уйти как можно дальше от людских глаз, он не Хенк, его сразу приметят, его сразу возьмут на мушку, а может и сделают проще – вколют издалека какую-нибудь гадость, усыпят, и возьмут тепленьким!

– Пошли?

– Да погоди ты, – заорал Хенк, – дай хоть немного отдохнуть.

Он опять что-то жевал, запивал все той же желтенькой гадостью. Ел с аппетитом, за обе щеки наминал. Отрывать его от приятного занятия не хотелось. Чудовище решило, что несколько минут игры не делают.

Хреноредьев зловонно дышал Паку прямо в ухо. Буба сопел внизу, под ногами. Он все пытался вытащить изо рта кляп-сапог. Но это ему никак не удавалось. Они уже перебежали к четвертому домику. Еще через два проглядывалась спасительная чернота, там, наверное, был или глухой тупик, или же неосвещенная маленькая улочка, ведущая к окраинам городка. Во всяком случае, Буба кивал в ту сторону, пучил туда глаза. И ему верили.

– Ну чего, побежали, что ль? – предложил Пак.

– Дыхалка барахлит, едрена круговерть! – пожаловался Хреноредьев. – Да и боязно чего-то! И-ех! Хитрец, может, назад вернемся, пока не поздно, а?

Пак треснул Хреноредьева железякой.

– Сам ты – продажная шкура и агент! – сказал он зло.

Буба под ногами ожил, зашевелился, закивал. Пак выдернул у него изо рта сапог. Минуты две Буба дышал, как выброшенная на песок рыба. Потом заявил:

– Точно! Я тоже да-авненько подозревал, что подлый наймит и враг трудового народа не я, а вот этот гад! Я лишь попал под его тлетворное влияние, Хитрец! Да ты сам знаешь, я ж избранник, меня все уважали в поселке!

Пак развязал руки Чокнутому. Тот сел, прислонившись спиной к деревянному заборчику. Смотрел Буба бодро и нагловато.

Хреноредьев ему пригрозил.

– Клеветник ты и доносчик, едрена!

– Ага! Испугался!

– Да заткнитесь вы! – прекратил распрю Пак. – Тихо!

По улице шел какой-то покачивающийся турист. Пак его взял на прицел. Но стрелять не собирался, так, на всякий случай. Турист был явно навеселе. И Паку вновь вспомнился папанька. Слезы потекли изо всех четырех глаз – в темноте они поблескивали маленькими росинками. Хоть и злющий был папанька и драчун, а все-таки родней его у Пака никого на свете не было. Вот был жив папаша Пуго, Пак все ему отмстить клялся, все злил себя, разжигал… а как помер в мучениях, так стал видеться Хитрецу совсем иным, добрым и ласковым. Да что там вспоминать!

Турист прошел мимо. Стрелять не пришлось. Но почти сразу же с другого конца улицы подъехала машина. В ней сидело четверо туристов в синих форменках, с касками на головах. В руках у двоих были металлические трубки, такие как у Пака. Они поговорили с тем, который проходил мимо, отпустили. А сами встали почти напротив троицы – метров шесть разделяло их. Но машина стояла на свету, а три посельчанина затаилось во тьме.

– Все! Каюк нам! – прошептал каким-то мертвецким шепотом Буба. – Влипли! Все влипли: и враги народа и друзья… Пак, ты сам-то – друг? Или кто? Все влипли: и агенты, и диверсанты, и честные труженики!

– Не ной, едрена! – Хреноредьев зажал Бубе рот. – Цыц!

Машина стояла и, похоже, никуда не собиралась уезжать.

Туристы лениво переговаривались – двое прохаживаясь возле машины, двое сидя внутри, развалившись в креслах. Ни Пак, ни его сотоварищи не слышали, о чем речь шла. Да и если бы слышали, навряд ли бы разобрали, что к чему, – все-таки языки за двести лет раздельной жизни существенно изменились, будто и не были родственными в приграничье.

– Щас кокну хоть одного! – не выдержал Пак.

Буба и Хреноредьев одновременно с двух сторон схватили его за руки. Пригнули к земле.

– Гляди, едрена, а то и тебя повяжем! Не шебурши!

– Да ладно! – Пак дернулся и легко высвободился.

И, по всей видимости, это резкое движение не осталось незамеченным – легкий шумок привлек внимание туристов. Они сначала насторожились. Потом те двое, что сидели внутри, вылезли, встали по бокам машины, выставили вперед трубки.

– Все! Кранты!!! – процедил Буба.

Двое остались стоять возле машины. Двое медленно, не очень уверенно, даже с опаской стали надвигаться на затаившуюся троицу. Они еще ничего не видели. Но, судя по всему, они догадывались уже, что в кустах кто-то есть – и не просто кто-то, а прячущиеся, те, кто желает остаться незамеченными… Туристы приближались, тихо, словно вслепую, ощупывая подошвами башмаков каждый сантиметр под ногами.

Пак приподнял железяку. Указательный отросток клешни лег на спусковой крюк. Надо было бить, пока туристы находились в освещенном месте, потом будет поздно! И Пак уже почти нажал на крюк, как произошло нечто совершенно непонятное…

Оглушительный грохот разорвал тишину мирного городка. Не просто грохот – это было адское соединение рева, гула, лязга, дребезга, звона, треска… Что-то словно обрушилось или лопнуло. В глаза ударил свет. Что-то с невероятным напором вылетело из темноты на освещенную площадь, заливая ее снопами света…

И почти сразу же упали трое – те, что оставались у машин, и один из приближавшихся. Дернулись, переломились тела, их даже подбросило немного, прежде чем опустило на землю. Из машины полетели разбитые вдребезги стекла, сама она качнулась. Пак услышал свист пролетевших мимо пуль. И он не стал выжидать, он выстрелил прямо в лицо четвертому. Их разделяло не больше трех метров, и потому Пак не промахнулся. Четвертый вздрогнул, запрокинул голову, осел на землю.

Из-за машины было плохо видно, что происходит на площади. Но что бы там ни происходило, рисковать не стоило. Пак бросился на землю. Хреноредьев с Бубой уже лежали пластом. А дьявольский шум, треск, лязг не смолкали.

Гурыня рванул рычаг на себя, выжимая из броневика последнее – мотор взвыл, машину затрясло. Скорость была бешеной. Преграда приближалась.

– Бага, сучонок! Жми гашетку!!! У-у, падлы-ы!!! У-у-у, полный вперед!!!

Ни один из них не расслышал ни звуков очередей, ни ударов пуль о преграду – все! ее больше не существовало! труба кончилась! Мощнейшим ударом вышибив проржавевшие двери ангара, броневик вырвался на простор.

Гурыня стукнулся головой о переборку, потеряв ориентацию. Но он вслепую притормозил, умерил ход машины – завизжали траки, задребезжало железо под гусеницами.

Зато Бага Скорпион не сплоховал. В окуляры он сразу увидал, кто может доставить всем им неприятности. И, не разбираясь, так саданул из крупнокалиберного пулемета, что троих туристов срезало мгновенно. Четвертый упал чуть позже. Для острастки Бага развернул башенку, не переставая палить – пусть впустую, сейчас главным было ошеломить возможного противника, потрясти его. Лопоухий Дюк лупил из автомата в ночное небо – он ничего, кроме него, из своей бойницы не видал. Плешак Громбыла тоже выпустил очередь, но тут же опустил ствол. Стрелять было не в кого!

– А-а-а!!! Падлы! Всех перебью! Суки, заразы, чего смолкли!!! – взвыл бешено Гурыня. Он уже очухался и разворачивал машину к ближайшим домам. – Огонь, падлы!!!

Багу не надо было упрашивать. Он принялся стрелять по освещенным окнам, не разбирая, что к чему, зачем. Дюк и Плешак, отбросив страхи, поддались общему азарту.

– Вперед!!!

Гурыня вновь рванул рычаг. Броневик прошиб стену дома, выскочил через другую, крутанулся на месте, чуть не перевернувшись. И сразу же снова выехал на площадь.

– Огонь! Огонь!! Ни секунды им не давать! Огонь, падлы!!!

Гурыня видел, как выскакивали из домов туристы – голые и полуголые, как они бросались во тьму, но бежать им было некуда, всюду их настигали пули. Туристы падали, корчились, ползли, все еще цепляясь за жизнь. Три дома уже горели, занимались и еще два, соседних с ними.

Броневик, порождением самого Сатаны, вертелся посреди площади, сея по всей окрестности смерть, ужас, панику. В воздухе стояли вопли, стоны, плач, чей-то безумный смех.

Откуда-то слева выскочили еще две машины с туристами в синих форменках. Они ринулись наперерез броневику. Но Гурыня и не пытался ускользнуть от этих жалких преследователей на их жалких полуоткрытых машинах. Он все отлично помнил! Он помнил, как его самого срезала очередь из броневика, в котором сидели туристы, срезала там, в развалинах, когда он их вел к опутанному Чудовищу, когда он ждал награды и похвалы, а его изрешетили чуть не в упор, изрешетили высветив мощными прожекторами. Нет, он все помнил! И он не был слюнтяем, он знал, как надо мстить! Он резко развернул броневик – и одну за другой смял машины вместе с сидящими в них. Ни малейшей жалости не промелькнуло в его душе.

– Вперед! Штурм!! Натиск!!!

Разгромив еще два дома, но уже по другую сторону, броневик остановился напротив того места, где были убиты первые туристы в синем. Гурыня крикнул назад:

– Дюк, Плешак – быстро наружу! Бага, прикрывай их! А ну, парни, проверьте-ка вон те кусты, что-то они мне не нравятся! Ну! Живо, падла, живо!

Лопоухий Дюк и Плешак Громбыла выскочили наружу. Их трясло одновременно от страха и от азарта, от жажды действий; они вкусили от плодов безнаказанной и кровавой потехи, они были готовы на все! А Плешачок, хилый Громбылка, и вовсе был в экстазе, он был готов тут же отдать жизнь за героя, вождя, предводителя ватаги, за самого Гурыню! Погибнуть, лишь бы на его глазах, в этом сказочном упоении, в этом яростном взлете! Они выскочили и бросились к кустам, не переставая палить.

Бубе оторвало последнее ухо и ноготь на мизинце ноги – сапога он так и не успел натянуть. Но Буба вовсе не собирался помирать. Он прополз в палисадник, потом через маленький садик на задворки. Там все полыхало. Тогда Буба встал в полный рост и побежал к большому зданию. Он позабыл про все и про всех. Пусть калечат друг друга, пусть сжигают, уродуют, убивают, а он залезет на крышу этого местного небоскреба, упадет на жестяную кровлю, в том месте, куда не долетит никогда ни одна пуля, заткнет дырки ушей пальцами и будет лежать, пока все это не кончится!

Буба бежал, не разбирая дороги, наступая на трупы и на еще живые тела, на булыжники, обломки, вывороченные внутренности… Он бежал – у него была цель.

А Пак лежал на прежнем месте, выставив трубку. Он уже расстрелял трех беззащитных жильцов, выпрыгнувших из горящего дома. Ждал, когда можно будет достать следующих.

Он так и не разобрался, что же происходило. Но теперь ему было все равно. Он знал, что погибнет или попадет в зоопарк, в клетку. И он старался утащить на тот свет за собой как можно больше этих подлых охотничков, их жен, детей, неважно, все виноваты! пускай все отвечают! они там не миндальничали в поселке!

От грохота и рева Пак совсем оглох. Хреноредьев лежал, не поднимая головы, стонал, рыдал, клялся, божился. Толку от него не было, только воздух портил.

Когда из броневика выскочили две странные и чем-то знакомые фигурки с пулеметами наперевес, Пак не удивился. Мало ли что может происходить в этом сказочном мире! Может, это вообще не мир никакой, не реальность, может, это опять мудрец-карлик их испытывает! Ему что в своей берлоге! Ему там хорошо! А как здесь пришлось бы! Пак злился. Но вместе с тем он был как-то странно, рассудочно спокоен! Он уже не мог уловить ту грань, что отделяла все придуманные миры от настоящего, наваждения от яви. И все-таки фигурки были знакомы.

Одну из них, круглоголовую и лопоухую, Пак сбил почти сразу – она рухнула за семь или восемь метров. Вторая подбежала ближе, и Пак узнал… Но было поздно. Нападавший выпустил очередь прямо по земле, по лежавшим. Одна пуля зацепила Пака, прошила ему плечо. Он встрепенулся и… промазал. Еще очередь полоснула перед самыми глазами, взметывая фонтанчики песка вверх.

И тут Хреноредьев, смертельно раненный, с пробитой насквозь головой, дико заверещал, завопил, вскочил на ноги и вслепую бросился вперед. Видел ли он в этом своем прыжке убийцу или уже нет, был ли он пока в рассудке или просто дернулся в припадке агонии… неважно. Хреноредьев с лету обрушился всей тушей на врага, опрокинул его, подмял. Что-то острое вышло сквозь его толстую и багровую даже в темноте шею.

Пак лежал, морщился от боли, потирал плечо. Теперь он точно знал, кто стрелял. Он подполз поближе к трупу Хреноредьева. Да, он не ошибся – под многопудовым телом трепыхался еще живой, но хилый и беспомощный Плешачок Громбыла, один их поселковых парней, тихоня и нелюдим. Пак видел и другое – Плешак мог бы извернуться, выскользнуть из-под расплывшегося тяжеленного тела. Но его острый и длиннющий клюв-долото пробил Хреноредьеву шею насквозь. И вытащить теперь собственного носа из трупа посельчанина Громбыла никак не мог. Он дергался, елозил, сучил лапками, пищал, хлюпал и сопел. Но ничего не получалось.

Пак уже собрался было перевернуть тело Хреноредьева, помочь Плешаку выбраться. Но вдруг подумал – а зачем? для чего? чтобы снова все это продолжалось? чтобы и еще кто-то придавил бы Плешака и сам бы погиб на этом острие, чтоб снова палил пулемет, для чего? Нет! Пусть все будет, как оно и есть.

И Пак прополз мимо умирающего, полураздавленного Плешака, мимо трупа Хреноредьева, прополз, оставляя за собой кровавые капли на земле. Он твердо верил в то, что второй раз из объятий смерти ему не вырваться, что на этот раз он влип накрепко! Но он полз. Он хотел умереть не посреди улочки, а среди кустов, на траве – на настоящей зеленой, мягкой, вкусно пахнувшей траве, которую он увидал впервые в жизни в этот свой последний день.

Чудовище видело все – от начала до конца. Это было похоже на безумие. Какой ненормальный сидел в этом чертовом броневике?! Только сам дьявол мог вершить такое. Когда на глазах у него двери ангара разлетелись в стороны, визжа, скрежеща, когда из тьмы выскочила наружу ревущая машина, Чудовище было готово броситься назад, в погреб, в земляной лаз, в трубные полости… Но что-то удержало его. Оно смотрело на происходящее словно завороженное, не могло пошевельнуть даже кончиком щупальца. Не слышало, как что-то орал в самое ухо Хенк. Потом он убежал.

Чудовище увидело его через окно, на площади. Хенк как одержимый палил из своего пулемета по броневику, потом бросил одну гранату, другую. Обе разорвались, не причинив машине вреда, лишь заставив ее дважды вздрогнуть. Он стрелял до самого последнего мига, до тех пор, пока дребезжащие гусеницы не смяли его, не превратили в безжизненный, кровоточащий мешок.

Чудовище увидало двоих, выпрыгнувших из люков. И оно все поняло. Это были поселковые парни, из ватаги Пака Хитреца, а может, из другой какой, но точно поселковые. И оно не могло сидеть на месте, не могло допустить этой кровавой и бессмысленной бойни. Это было уже уже сверх его сил. Оно рванулось к выходу.

– Не лезь, малыш! Не впутывайся в это дело! – голос Отшельника прорвал расстояния и преграды. – Это не твое дело, малыш!

– Отстань!

– Я не пущу тебя туда!

Чудовище вдруг почувствовало слабость – мышцы размякли, спина прогнулась. Оно упало на пол. Щупальца, трепыхнувшись, застыли на кафеле плиток.

– Я не пущу тебя на смерть! Все равно ты никому не поможешь! Лишь себя погубишь!

– Я сам собой распоряжусь, – прохрипело Чудовище, – сам!

Оно напрягло все силы, собрало волю, заставило себя привстать на колени, опираясь щупальцами на пол. Тело не слушалось. Но Чудовище превозмогало слабость, оно становилось сильнее собственного тела, собственных мышц, крепче собственного хребта и костей, прочнее собственных сухожилий и связок. Оно вставало.

– Биг, я тебя прошу, не лезь в это дело, – почти умоляюще проговорил в мозгу Отшельник.

– Это мое дело!

– Наплюй! Забудь!

– Нет!

Чудовище встало. Оно бросило взгляд в окно – там бушевал сильный пожар. Броневик стоял возле огромного полупрозрачного дома, его пулеметы работали без умолку. Дом уже занимался снизу, его начинали лизать языки пламени. А пулемет все строчил и строчил. С верхних этажей сыпались обломки, со средних начинали выпрыгивать люди. Пламя разгоралось.

– Стой, Биг!

– Нет!

Чудовище почувствовало, что тело налилось силой. Оно рванулось к двери. Вышибло ее одним ударом. Выскочило наружу. Споткнулось, упало, перевернувшись раза три через голову. Но не остановилось. Тут же вскочило на конечности. И бросилось к броневику, к пылающему дому. Пожар становился все сильнее. Броневик заезжал то с одного края, то с другого. Теперь очереди били не в сам дом, а в людей, выпрыгивавших из окон. Крики раненых, горящих заживо были нечеловечески громкими, пронзительными. В десять прыжков Чудовище подскочило к броневику. Но тот тут же подался назад, башенка развернулась – и грудь Чудовищу пробороздила очередь из крупнокалиберного пулемета. Пули попадали в незажившие раны, боль была лютой, непереносимой! Пули сыпались градом, но все в одно место, почти в одну точку, будто опытный и умелый стрелок задался целью пробить-таки непробиваемую толстую кожу. И он почти достиг своего – Чудовище чувствовало, что пули начинают проникать внутрь, что они вонзаются в кости, в мясо, пробивают вены… И оно прыгнуло в последний раз. Уже теряя сознание, оно уцепилось всеми щупальцами в саму башню, уперлось конечностями в броню машины, рвануло на себя – выворотило башню с корнем, вместе с сидящим под нею… и упало назад. Так и упало с зажатой в щупальцах бронированной башней на спину. Вороненый ствол воткнулся в землю, застрял в ней. Бронированная машина, еле перебирая траками, наползла своим плоским брюхом на Чудовище, расплющила его, придавила вместе с собственной башней… Нос машины задрался, застыл над придавленным. Но Чудовищу уже было все равно, кто на нем, что и сколько оно весит. Чудовище ничего не чувствовало.

Из раскореженной машины выскочило наружу какое-то полубезумное шипящее существо с пулеметом в руках. Прямо с брони оно послало в пространство несколько очередей. Потом спрыгнуло наземь и, отстреливаясь от невидимого противника, побежало в сторону ангаров.

Свидетелей последней схватки Чудовища не было. Или почти не было. Пожар долизывал тела их.

Толпа зевак собралась значительно позже. Любопытствующие стали появляться, когда уже приехали с дальнего конца городка пожарные машины, когда пеной затопило половину местного небоскреба.

Зеваки стояли, судачили, давали советы, ругали пожарников, а заодно и власти. Это было неплохим развлечением.

Через полчаса огонь удалось усмирить. Но толпа не собиралась расходиться. Она глазела на то, как по длиннющим металлическим лестницам вытаскивают с. верхних этажей раненых, обожженных. Мертвых укладывали прямо на землю. Живых тут же увозили машины «скорой помощи».

Лишь один из спасаемых никак не хотел даваться в руки пожарникам. Видно, спятил совсем – решили зеваки, не вынес ночного происшествия, трехнулся!

Он стоял на самом краю крыши. И ругал весь белый свет почем зря! Плевал вниз, показывал кулаки, кукиши. Был он длинный, мосластый, изможденный, весь покрытый синяками и ссадинами. Зеваки, даже почтенные старожилы, никак не могли узнать безумца. Да и откуда!

Ведь это был сам Буба Чокнутый. Снизошедшим с небес пророком парил он в светлеющей выси. Указующий перст упирался, казалось, в облака. Лицо было исступленным, окаменевшим, горделиво застывшим. Только орал Буба совсем не по-пророчески. Он прямо-таки визжал, брызжа слюной, захлебываясь, пытаясь выкричать все сразу.

Но до зевак доносились одни обрывки:

– И приидут судьи праведные и грозные… Кайтесь, подонки и негодяи… Все на колени! Нет! Поздно! Поздно!!! Все вы недоноски и выродки! Не будет вам прощения! Точно, не будет! И никто к вам, дуракам, не приидет! Понятно! Потому что все вы тут недоумки, безмозглые кретины, олухи, дерьмом набитые!

Александр Майдуров

Психотронная война против России

Программа ЦРУ «Зомби»

Государства, США и СССР пока еще не перешли на отношения, которые можно было бы назвать хотя бы дружескими, чтобы держать под совместным контролем мозги народов. Однако, разведки государств это уже сделали, своим соглашением. Утверждаю, причины я назвал, что подписание этого соглашения не обошлось без психотронного принуждения. Кого? Крючкова? Или основной массы работников КГБ?

Если на народы Советского Союза оказывают свое воздействие до 100 тысяч психотронных станций психотронного «Русского сектора» ЦРУ, то кто эти 100 тысяч человек, находящихся под психотронным воздействием ЦРУ? Исключая из этого количества пенсионеров, детей, зеков, загнанных в совпсихушки, и остальных, не имеющих политического значения граждан СССР, таких, как я, Анисимов, и еще многие. Кто еще остается под психотронным воздействием из общей массы в 100 тысяч человек? Думайте сами.

Все это нужно для того, чтобы пропитать психотроникой все наше общество, с низу до верха. Проще говоря, из каждых 3000 человек, находящихся в Советском Союзе, (не жителей, находящихся, т. е. включая иностранцев), один человек находится под психотронным воздействием ЦРУ, включая в это число детей, только научившихся ходить, – и стариков, не способных двигаться.

Для ясности на Советский Союз ЦРУ работает психотроникой, начиная с 1947 года. Сколько бед этим принесено народу?!

Как выполняется настрой психотронной станции на человека? Описание этого есть в газете «Собеседник», № 3, 92 г., стр. 14: «Для этого снимок надо вставить в аппарат. Изображенный на фото человек, где бы он ни находился, получит… информацию». Т. е. передает ему телепатически ту информацию, какую считает нужным передать оператор. Правда, в газете сказано – «целебную информацию», но ведь генератору безразлично какую информацию, какую информацию передать, а передача «целебной информации», как это говорилось в «Независимой газете», это малая толика всей передаваемой сегодня психотронной информации.

Такой настрой генератора на человека соответствует практике йоги, правда, в технотронном виде.

Добавьте сюда Компьютерный Разум.

Теперь вопрос, на который, я думаю, ни у кого нет ответа. Но сначала немного поясняющей информации.

Кто такой психотронный «зомби» по пояснениям Тодора Дичева? Это человек с полным отсутствием воли, люди, не имеющие своего мнения.

По пояснениям Виктора Седлецкого: изменение цвета белков глаз, заторможенность ответов, фосфоресцирующий цвет рук.

По моим собственным наблюдениям: человек, подчиняющийся всему, хотя бы в малейшей степени подчиняющему – т. е. не способен чему-либо достаточно просто противодействовать и соглашающийся во всем. В общении: различия между внешними и внутренними проявлениями. К примеру: может что-либо утверждать, доказывать, но на лице вялая, мягкая, стеснительная маска, не соответствующая моменту, на лице, практически всегда, «чужая» мимика – безразличие человека, глубоко ушедшего в себя, и наложенные на него внешние проявления, в соответствии с моментом (практически – два лица одновременно). Преобладающие вялые, безвольные интонации голоса. По ощущениям – иногда можно почувствовать в одном человеке– двух человек одновременно. Так же– человека невозможно почувствовать на всю глубину его ощущений самого себя – на каком-то пределе все упирается в глухую стену. Человек, не способный на чем-либо долго и определенно остановить, тем более сосредоточить свое внимание. Множество грамматических ошибок в письме, часты неправильно применяемые слова и обороты речи. Часты ошибочные, неточные и неконтролирующие жесты. Замедленность с постоянным, несколько эйфорическим возбуждением. Замедленность реакции, замедленность мышления, провалы памяти. Глубокая заторможенность в стрессовых ситуациях. Не способен правильно оценивать ситуацию. Навязчивая стереотипность проявлений какого-либо момента – «а, также!», т. е. одинаково, в т. ч. не всегда соответствующих обстановке.

Разумеется, все это в каждом человеке («психотронном зомби») проявляется в разной мере и зависит от собственной психики человека, на каком пределе она остановит принуждающее воздействие, если способна остановить. Слабые духом люди – подчиняются воздействию больше, сильные – меньше.

Кто такой, по проявлениям, действительный «зомби» – оживленный труп? Кстати, что делается на Гаити, в Бенине, и в обрядовых целях– в Индии и Гималаях.

«Проходит какое-то время, и умерший медленно поднимается. Глаза его также закрыты, лицо остается лицом мертвого человека. Двигаясь как автомат, он трижды обходит по кругу место, где лежал, ложится и снова замирает…неестественность, механичность его движений – это был как бы автомат, манекен, кукла, которую вдруг принудили идти».

«Жертве подмешивают в пищу яд (тетродоксин). У жертвы сразу же прекращается дыхание, синеет поверхность тела, стекленеют глаза, – наступает клиническая смерть. Через несколько дней умершего от яда похищают с кладбища, чтобы якобы вернуть его к жизни. Так он становится зомби. Осознание своего „я“ возвращается к нему не полностью, или не возвращается вообще. Рассказы очевидцев, встречавших зомби, говорят о них, как о людях, „которые бессмысленно смотрят перед собой“. Внешне он ничем не отличается от других людей, но это не человек, а только ходячее тело».

«После его выкапывания, оживляли с помощью тех же колдунов-отравителей, но человек становился уже „не человеком“. Подвергнутый подобной психофизической обработке, он терял все свои чисто человеческие качества и превращался в тупого, послушного „робота“, беспрекословно подчиняющегося любому приказу своих „спасителей“».

Эти выдержки приведены мной из статей «Тантрик может все» – «Вокруг света», «Те, кто вернулись…» – «Наука и жизнь», «Живые мертвецы среди нас» – «Рико» (Новосибирск).

Для многих описанное – мистика. Давайте посмотрим в историю. За то, чем пользуется человек сейчас – электричество, радио, телевидение, авиация, космонавтика, психотроника и т. д., во времена «святой инквизиции» нас всех давно уже сожгли бы на костре как за дьявольщину. Апулея, в свое время, казнили за изобретение аквариума. Но мы живем и пользуемся всем этим. А психотроника – это реальность.

Теперь о вопросах, на которые я не могу дать ответа.

В психотронном Центре Управления людьми (ЦРУ) без малого 300 тысяч психотронных станций, операторы этих станций – нормальные люди – как все операторы, как все психотронные «зомби». Всех психотронных «зомби» давят воздействием (принуждением) присущим настоящим зомби (живым мертвецам). 300 тысяч психотронных станций (а ими блокированы все психотронные станции других государств, имеющих психотронику) – это до 1,5 миллиона операторов. Даже под гипнозом невозможно внушить такому количеству людей, что они зомби.

Кто-то где-то использует для психотронного воздействия на людей настоящих зомби (живых трупов).

Кто и где? И кто использует психотронные станции ЦРУ (и операторов психотронных станций ЦРУ) для воздействия (и психотронной травли всех нас, людей Земли?

По принужденным проявлениям и состояниям психотронный «зомби» близок к действительному зомби (живому мертвецу), и имитировать подобные принуждения невозможно. Кто и где для психотронного принуждения людей использует зомби (живых мертвецов)?

От кого идет название программы – «Программа „Зомби“»?

Некоторые предположения о сказанном я могу сделать. О генераторах микроволнового излучения, подавляющих психику, волю человека, я уже говорил.

Но прежде хочу обратить ваше внимание на статью «На грани, и за ней» – «Знание – Сила», № 3, 89, написанную по книге узника фашистских концлагерей, прошедшего весь их ужас, от первых и до последних дней.

Человека со сломавшейся психикой можно было отличить по внешнему виду: волочащаяся походка, бессмысленный взгляд, полное безразличие и т. д. Таких были единицы, и прежде всего это были люди со слабой, внушаемой психикой.

Если на психически неполноценного человека (идиота) подействовать микроволновым излучением (излучением подавления психики), эффект тот же, т. е. это зомби.

О использовании для психотронного воздействия на человека идиотов (кроме тупости и другого проявления идиотизма) говорит такой момент – психотронный «зомби» не способен ничего воспринимать, не входящее в предел его узкого поля внимания, что присуще идиотам.

Возможно какой-то садист для подавления психики людей и более полного соответствия психотронного «зомби» действительному зомби предложил использовать беззащитных идиотов в качестве оружия подавления психики человека.

Причем, облучаемых микроволновым излучением идиотов используют для тех людей, для кого эта травля явная, не исподтишка.

И вопрос, кто устраивает людям (психотронным «зомби») злобную фашистскую травлю– психическую, органов, всего организма?

Я рассказал о системах индивидуального воздействия, действующих на психику одного конкретного человека.

О генераторах микроволнового излучения, создающих локальные поля подавления психики масс, я уже упоминал.

Процитирую газету «Вечерний Новосибирск» 30.01.92 года «ПСИ-оружие под Новосибирском?»: «Согласно расчетам мощности генераторов достаточно для того, чтобы эффектно „обработать“ город площадью около ста квадратных километров, „погрузив всех его жителей в глубокий радиосон“».

Расскажу о поле массового, либо локального (в зависимости от управляющей команды) подавления психики всего человечества Земли, уже используемом в настоящее время. О нем предупреждает член-корреспондент Академии Наук Украины В. А. Седлецкий.

Это гамма-поле, действие которого проводится во всепланетном масштабе, на всем человечестве (для пояснений – гамма облучение, в дозах, превышающих допустимые, смертельно для всего живого).

Управляется поле СВЧ излучателями, пристроенными возле атомных электростанций. Используется эффект антенной связи между атомными электростанциями – Чернобыль, Красноярск, Аляска (США), и возможно другими, для создания единого поля. Для организации поля (его действующей части) используется гамма-активное излучение реакторов.

Зачем позволять гамма-частицам разлетаться бессмысленно, с помощью СВЧ-излучателей разумнее организовать поле подавления человеческой психики. Достаточно сигнала и, либо все население какого-либо района, либо все население Земли будет «поставлено на место».

«Массы должны быть управляемыми» – говоря словами Т. Дичева.

Несколько вполне естественных вопросов.

СВЧ-гамма поле (психотронное) благодаря антенной связи между перечисленными СВЧ-станциями, распространено по всей территории Союза, т. е. весь советский народ находится под подавляющим психику воздействием этого поля. Какую роль, в таком случае, играет в системе СВЧ – станций СВЧ – излучатель на Аляске? Возможно задающую? Каким образом СВЧ-излучатель психотронного поля США оказался увязанным в систему СВЧ психотронных излучателей, воздействующих на наш народ? Кем, в таком случае, было вызвано контролированное превышение гамма-излучателей, приведшее к Чернобыльской катастрофе? Кому нужен повышенный гаммофон, следствие Чернобыльской катастрофы, фон подавления человеческой психики на территориях, где проживает наш народ?

Как сообщили в Роскомгидромете, по состоянию на март 1992 г. загрязнение почв радионуклидами со средней плотностью загрязнения по цезию-137 более 1,0 кюри/км2 зарегистрировано на 15 административных территориях России: Брянская (34 % территории области), Калужская (17 %), Белгородская (18 %), Воронежская (1,5 %), Курская (4,4 %), Ленинградская (1 %), Липецкая (около 8 %), Орловская (40 %), Пензенская (3 %), Рязанская (15 %), Смоленская (0,5 %), Тамбовская (1,7 %), Тульская (47 %), Ульяновская (0,6 %) области, Мордовия (2 %).

На всех других обследованных территориях средняя платность загрязнения почв цезием-137 хотя и изменяется в широких пределах, но не превышает 1,0 кюри/км2.

В Архангельской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Ивановской, Кировской, Самарской, Московской, Мурманской, Оренбургской, Пермской, Псковской, Ярославской областях, в Ставропольском крае, республиках Башкортостан, Марий Эл и Коми она составляет менее 0,1 кюри/км2.

Менее 0,2 кюри/км2 – в Астраханской, Калининградской, Костромской, Ростовской областях, Чувашии и Калмыкии. Менее 0,3 кюри/км2 – в Карелии. В Саратовской области и Удмуртии – менее 0,4 кюри/км2. В Тверской, Новгородской и Нижегородской областях – менее 0,5–0,6 кюри/км2.

Чернобыльские «следы» выявлены также за Уралом, поэтому и здесь необходимы более детальные обследования.

Вы, советский народ, трудом своих рук, за свои деньги построили систему собственного порабощения.

Вы не думаете, что мы уже все управляемы «архитекторами нового мира»? С какой целью управляемы, и чего ожидать от этого управления человечеству – думаю, понятно.

Воистину, говоря библейским языком, «кого бог любит, того и наказует», и «кого Господь хочет наказать, того лишает разума».

Как видите, Господь нас любит!

Чей это «божественный промысел», лишить нас разума?

Объясню, что значит понятие бог по йоге. Бог по йоге– человек, шедший по пути постижения совершенства и достигший совершенства разума, психики, в совершенстве

владеющий парапсихологией (работой с биополем). Кроме известных имен – Будда, Иисус, Магомед, Кришна, есть и малоизвестные – Зратаустра, и постигший совершенства в прошлом веке – Вивеканда.

В религии получилось так же, как в коммунистической партии– напоказ высокие человеческие принципы при мерзком фашистском нутре.

Самые доказательные примеры – «святая инквизиция», Крестовые походы, Папа-убийца Люциано, его дочь-убийца, кровавый Иосиф Виссарионович, гравировка на бляхах ремней гитлеровских солдат – «С нами бог!».

Но это просто для информации.

Поэтому мы и стремимся к созданию генераторов, которые воспроизводили бы возможности сенснтивов (экстрасенсов), и обладали «мощностью» в 100, а лучше 1000 Джун Давиташвили.

Сейчас на одном из крупных предприятий создается прибор, который сможет улавливать все электромагнитные излучения организма человека, что, мы надеемся, позволит нам уже в ближайшее время воспроизводить самых лучших сенснтивов.

На Востоке использовали в качестве прообразов приборов собственный организм, особыми тренировками доведенный до нужного уровня. Наиболее совершенными из них, на мой взгляд, являются тренировки по классу йоги, и дзенбуддизма.

Проф. А. МЕДЕЛЯНОВСКИЙ.

С 1973 года «Эдванс рисерч проджект эйдженси» осуществляет программу создания аппаратуры, которая могла бы читать мысли на расстоянии, расшифровывая магнитные волны, исходящие от человеческого мозга. Одни ученый, допущенный к данной программе, признал, что конечная цель этих работ состоит в установлении контроля над интеллектом.

Пентагон и ЦРУ хотели бы, чтобы работы в области человеческой психики оставались бы в представлении читающей публики разновидностью банальной чертовщины. А тем временем уже в наши дни наяву и в обстановке сверхсекретности происходит такое, перед чем бледнеет фантазия.

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА.

Человечество в настоящее время переживает эпоху тихого, мирного, всепланетного порабощения, всепланетного становления фашизма. Скоро мы все окажемся в бесконтрольной власти (если уже не оказались) какого-то маньяка-подонка. Кто его сможет контролировать, каждый будет находиться под полем его управления? А то, что подонок – в газете достаточно доказательств этому.

Будет, как паук, сидеть в накинутой на нас всех психотронной паутинке: «сидите спокойно, все равно не вырветесь!».

Сопоставьте невероятность существования самого психотронного оружия, оружия против человеческого разума и невероятную, чудовищную подлость его использования и возможно вы сможете понять, что за оружие против Вас используется и чего Вам ждать в будущем от этого оружия «колдовства» на современном научном и техническом уровне. Использовать психотроникой управляемого человека, как оружие для порабощения человечества.

«Вооруженные силы и разведывательные организации (США) беспокоятся, что русские, возможно, идут вперед в развитии экстрасенсорных способностей. Это беспокойство подогревается сообщениями об обширных исследованиях в области парапсихологии, поступающими от советских перебежчиков. Согласно этим сообщениям русским удается оказывать влияние на поведение других людей, изменять их эмоции и состояние здоровья, заставлять людей терять сознание и даже убивать их при помощи телепатии».

В одном из докладов разведывательного управления министерства обороны отмечается, что советские эксперименты в области парапсихологии «включают внушение реципиенту беспокойства, ассоциирующегося с удушьем и ощущениями сокрушительного удара по голове – некоторые западные исследователи экстрасенсорных явлений обеспокоены– пагубными последствиями подсознательного восприятия, направленного против военнослужащих США и их союзников в шахтах ядерных ракет. Подсознательное нарушение может передаваться при помощи телевизионного сигнала или телепатии».

ВАШИНГТОН ПОСТ. А. М. – об этом в русском народе есть очень точная поговорка: «искать своих блох в чужом полушубке».

Наш народ заталкивают в психотронное рабство, по сравнению с которым жалкий и презренный Гитлеровско-Сталинский фашизм – ничто.

Мы, советский народ, как и народы Азии, Африки, Латинской Америки по решению Экономического и Социального Совета ООН должны вымереть как ненужные, бессмысленные едоки. Высокоцивилизованным народам мы не нужны, нужна наша территория – сырьевая база

Когда-то какому-то подонку захотелось опередить всех в психотронике, завоевать психотроникой мир, управлять миром.

Используется два метода психотронного подавления народа. Один – путь за СВЧ – поле с гамма-начинкой, для подавления психики всех, превращения народа в безропотное стадо. Другой метод – индивидуальное подавление разума, прежде всего выделяющихся из стада с одновременным контролем – кто еще способен выделиться и, поскольку есть излишек свободных психотронных станций, то и еще кого-нибудь, любого, первого попавшего для эксперимента, для натаски подонков.

Расскажу интересный момент. Многие знают о том, что человек на 70 % состоит из воды. Определенно это было так. Перед войной японцы устроили в Китае на границе с СССР, испытательный полигон под кодовым наименованием «Кухня дьявола». Над экспериментаторами этого полигона был Хабаровский трибунал 1949 года.

Для проведения экспериментов отлавливали людей. Независимо– ребенок, беременная женщина, старик.

Содержание воды в человеке определено было так. Отловленного человека заводили в камеру, привязывали к стулу, направляли на него струю горячего воздуха. При взвешивании высохшей мумии через сутки, был получен результат «человек на 70 % состоит из воды».

Разумеется, опыты должны быть «чистыми», т. е. многократно проверенными для подтверждения результата эксперимента.

Таким же образом обстоит с психотроникой.

Кстати, вспомните, кем был отэкспериментирован ядерный взрыв на людях (Хиросима) и подумайте, кто хочет распространить свои ковбойские замашки на весь мир.

Тогда для государства-паразита препятствий нет, остается последний ход – создание Всемирного Правительства, где будет благоустроен «золотой» миллиард, уже сейчас подготовлены психотронные надсмотрщики и рабы (т. е. мы с Вами).

Приятная перспектива для народа, имеющего богатую и уважаемую историю, имеющего предков, которыми гордится весь мир, но потерявшего свою гордость, уважение к себе.

Интересный момент. Журналист Н. Михайлова после этой передачи получила в разговоре любопытное предупреждение: «Зачем вы с этим связались? Ведь вы можете оказаться под международным контролем (психотронным!)».

Объясняю, что такое «Международный контроль»: это контроль человека психотронными станциями государств, имеющих психотронику (см. передовицу газеты), в комплексе с затравливанием от психотронного Центра Управления людьми (ЦРУ). Я под этим т. н. «международным контролем» нахожусь не позже чем с 1988 года.

Неплохо – мы развалим вам Советский Союз, будем вас затравливать и не вздумайте поднять голос, иначе окажетесь под «международным контролем» ЦРУ!

Приведу в сокращении письмо Виктора Седлецкого:

На планете Земля мы не одни, я имею в виду цивилизацию в человеческом обличий. Поэтому ваши ссылки только на центр США не очень убедительны.

Именно данная техника, да, именно техника и позволила стать на путь так называемой «конверсии», т. е. разоружения. И еще, на Мальте впервые были продемонстрированы возможности «вызвать смерч», о чем «меченому» (Горбачеву) было поставлено в известность, хотя бы нашей группой заблаговременно. Но, раз ума нет, то добавить его можно только искусственно. Что и произошло.

И решили «мужички», заседая вначале на Мальте, а затем срочно разъехавшись по остальным «мужичкам». Этот факт очень четко отслеживается нашей прессой. Кто в Брюссель, а «меченый» в Киев, Москву и т. д. Зачем?

Да договориться-то они решили просто заново, на принципиально новой основе разделить Мир, ведь, как вы подметили, так им действительно надолго может хватить дележа. «Меченый» сознался о работах в Ростове-на-Дону, Новосибирске и, конечно, Киеве, куда и возил одного из этих клятых «мужичков», показывать технику (читайте прессу о посещении в Киеве Института проблем материаловедения, именно в тот, «договорной» период времени).

И все шло бы, если бы не Чернобыль! Да, именно Чернобыль ввалил их по самые уши.

Не стала получаться единая система управления! И вот тут-то и появились центры и организации, которые уже сейчас пытаются на расстоянии управлять процессом Чернобыля (имеется в виду объект «Укрытие-1»).

Объясню вкратце, что значит «единого Центра Управления не получилось». По замыслам психотронных экспериментаторов, должен был быть создан Единый Всемирный Психотронный Центр Управления людьми и техникой – читайте высказывания акад. В. Казначеева. Чернобыльская катастрофа была создана для того, чтобы погасить неуправляемую ядерную реакцию, созданную в реакторе психотронным (лептонным, спинорным, торсионным – называйте как хотите) воздействием. Но ублюдки переоценили свои способности, что для наркоманов не удивительно. Результат известен. Так же, как с людьми. В остальном внесет ясность расследование преступления.

Несколько вопросов без ответа. Затонувшее судно «Адмирал Нахимов» и советское судно, затонувшее у берегов Южной Америки. Почему в обоих случаях тот, кто должен был дать команду переложить руль, стоял и просто бессмысленно смотрел? (У психотронных ублюдков один из методов воздействия – задавить мозг жертве тупостью, задавить мышление человеку).

Почему разбились 2 самолета в Армении после землетрясения? Есть объективные причины? Или кто-то из экипажа, управляющий самолетом, находился под психотронным воздействием и вынужден был выполнить команду психотронных убийц? Или пилоты не были специалистами, и впервые видели рычаги управления самолета?

Почему Беликов угнал отрабатываемую модель МиГ-25 в Японию? Почему на пресс-конференции вид его был задавленным, почему он отвечал на вопросы по-русски, «но немного с японским акцентом»? Он не знал русского языка? Почему сопровождающий, кто должен был расстрелять самолет Беликова (по инструкции), спокойно повернул назад и улетел?

Чем занимается Азиатский Сектор психотронного Центра Управления людьми?

Почему ЦРУ, опутав весь Советский Союз психотронными щупальцами, оказалось в неведении о расположении военных баз Саддама Хусейна? Ничего не знало о его ядерных запасах, которые и сейчас «ищут»? А может кто-то приберег Саддама с ядерной бомбой на будущее? А может быть на нас с Вами? Отчасти я отвечу на эти вопросы. Саддам получил по рукам потому, что он потянулся к Кувейту. В остальном он был и будет нужен как Саддам. И объясните, почему Горбачев так настойчиво и с таким упорством разваливал Советский Союз? А я очень высокого мнения об умственных способностях Горбачева.

Мы живем в состоянии психотронной войны против нашего народа. Нас нужно изжить, уничтожить. Как люди – мы никому не нужны, нужна сырьевая база – наша территория, территория СССР, где все есть.

Добавьте к психотронному (лептонному, спинорному) «сейсмическое» и другие виды оружия, существующие в наше время.

Какие иллюзии строите вы, люди, о своем будущем? Вы доживаете последние дни, вас ждет участь Марса и Фаэтона.

Фашистские ублюдки торгуют народом как им хочется!

Вам не пора проснуться и хотя бы немного пошевелиться за себя?

Кроме того, Дичев говорит о том, что Горбачев находится под психотронным воздействием с 1983 года, Ельцин – с 1989 г. Поведение обоих во многом нелогично.

26-27 октября «Радио Россия» дало программу о психотронных системах.

28 октября мной дана телеграмма на 15 адресов следующего содержания:

«Благодарю за передачу о психотронных системах. Добавлю. Полагаю, все психотронные воздействия в Советском Союзе ведет „Русский Сектор“ психотронного Центра Управления людьми – CI1IA, город Спринфилд, штат Иллинойс. Этим достигается две цели – блокируют советские психотронные станции, проводят отработку психотронных станций на людях».

В свое время Рейган обещал экономически развалить Союз. Учитывал усиленное вталкивание советского народа в «американский образ жизни», это обещание стало возможным выполнить с помощью психотроники.

«Холодная война» приняла безобразно изуверские, уродливые формы психотронной войны.

Читайте выступление Тодора Дичева на Конференции по правам человека. Дичев говорит о психотронном воздействии, оказываемом на Горбачева и Ельцина. Я присоединяюсь к сказанному Дичевым.

27.10.91 г.

Александр МАЙДУРОВ.

К слову замечу, после того, как нами по редакциям Союза было разослано 5,5 тысяч экземпляров газеты «Тайны КГБ» мной было, кроме прочих, получено 4 письма от жертв психотронного террора из города Даугавпилса (Латвия), вместе с заметкой из городской газеты.

Могу утверждать, и факты это подтверждают, что люди, находящиеся под психотронным воздействием, есть по всему Союзу и везде. Причем жертвой психотронного воздействия может оказаться любой человек, без каких-либо ограничений.

Возможно, что это один из методов сбора информации о нас, советском народе. Видеть нашими глазами, глазами жертв, слышать все происходящее.

А операторы психотронных станций воспринимают все восприятие своей жертвы.

Оцените сами сказанное мной.

Добавлю. На многих жертв воздействие оказывается не явно (исподтишка), так, что жертва даже не подозревает об этом.

Возможно кто-то будет сейчас сомневаться в услышанном. Можете сомневаться, но учтите, я рассказал то, что есть.

Добавлю к сказанному. В Советском Союзе нет психотронного комплекса, насчитывающего сотни тысяч психотронных станций, как в психотронном Центре Управления людьми (США). К примеру психотронная воинская часть КГБ в г. Майли-Сай в Киргизии насчитывает несколько десятков психотронных станций, операторы которых – нормальные люди, имеющие высшее университетское образование, т. е. не наркоманы, не кретины, а соответственно не экспериментаторы – психотронное же воздействие на жертв отличается скотством и кретинизмом, идущим под наркотическим опьянением. В Союзе нет такого мощного психотронного центра, чтобы использовать его станции, так сказать впрок, в расчете на то, что отработка операторов понадобится в будущем, т. е. травить психотроникой жизнь пенсионерам, детям и т. д. Т. е. тем, кто не представляет из себя политической или другой значимости.

Учитывая, что среди жертв много ученых, самых разных научных направлений, в т. ч. секретных, много военнослужащих, надо полагать так идет отсасывание информации – научной, оборонной, общегосударственной.

А поскольку, как я уже говорил, по стилю – воздействие ведется одним центром, можете судить, кому и зачем нужна эта информация, и кто психотронный паразит, присосавшийся к человеческим мозгам.

Приведу пример. Газета рабочего движения «Молния» в № 27 за 1991 г. в статье «Уголовное дело против Горбачева» опубликовала информацию о том, что начальником Управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, Государственным Советником юстиции 2-го класса В. И. Илюхиным возбуждено уголовное дело против Горбачева по ст. 64 УК РСФСР (измена Родине).

Причина: присвоение Президентом и Госсоветом полномочий Верховного Совета СССР по решению о выходе Союзных республик из состава СССР (речь идет о принятом 6 сентября 1991 г. Постановлении о признании независимости Латвии, Литвы, Эстонии. Этим Постановлением грубо нарушена Конституция СССР, советские Законы).

Обращаю ваше внимание, слишком многое в последнее время делается незаконно, поверхностно, нелогично и бессмысленно. И это многое можно объяснить только воздействием на умы психотроникой.

Могу с уверенностью утверждать, что психотроника была использована для развала дела, которое вела группа Гдляна.

Далее. Для вас не страшно, что первые шаги вновь избранных Президентов начинаются с враждебности, жажды крови? Литва, Молдова, Грузия, Чечено-Ингушетия? Для этой вражды есть действительно объективные причины? Увяжите это с психотроникой. Добавьте сюда Нагорный Карабах, Фергану, кавказских турок. Увяжите в систему. Вы не думайте, что кто-то усиленно толкает советский народ в гражданскую войну? Кому-то нужна гражданская война в Советском Союзе?

Как вы думаете, чего ради царский наследник организовал в Швейцарии эмигрантское Русское правительство? Для этого есть причины? Или кто-то старательно создает причины? И почему сегодня так старательно попирается все святое для советского человека?

Если сможете, назовите причины для национальной вражды. Чем мы, люди, отличаемся друг от друга? Национальные привычки, вкусы, традиции, идущие от предков? Вы сможете назвать хотя бы двух человек, имеющих одинаковые привычки, следующих одинаковым традициям, даже в одной семье? Может быть, в таком случае, перейдем на общечеловеческую враждебность, общечеловеческую ненависть? Будем ненавидеть друг друга? Искать момент, чтобы всадить пулю своему соседу или члену своей семьи только потому, что у него привычки отличаются от наших? Или причина в том, что наши предки, и мы тоже, привыкли разговаривать на своем привычном языке? Это причина для того, чтобы убивать друг друга? А кто-то может быть уверен, что тот язык, на котором с детства привык говорить член его семьи, хуже того языка, на котором говорит он сам?

И еще вопрос. В России испытывает кто-либо притеснения по национальным признакам? В России кого-либо интересует национальность его соседа?

И почему сейчас так рьяно началось деление на национальные углы? Кому это нужно? Ведь страдают от этого все народы, все люди.

Основная масса жертв психотронного террора привыкла считать, что зверство психотроникой на людях – дело рук КГБ. Причина – им в мозги постоянно вбивают, что они оказались в лапах у экспериментаторов из КГБ. Людям насильно вбивают в голову это.

Причина? Так обгадить КГБ, чтобы собственный народ растоптал КГБ, чтобы никакая Госбезопасность не мешала «архитекторам нового мира» беспрепятственно перекраивать мир и поганить народы так, как им хочется. А что поганить– так таковы методы использования психотроники. Кстати, напомню. В «Комсомольской правде» были статьи о психотронной травле заслуженных работников КГБ. Кому это нужно, и кто и зачем это делает? Выводы делайте сами.

Разумеется, я не хочу сказать, что 5-е Управление КГБ (радиоуправление) работает чистыми от человеческой крови руками.

Но я – один из немногих, кто знает, что психотроникой в Советском Союзе свирепствует на людях ЦРУ. Причины я называл.

Добавлю несколько слов о экономической помощи, которую мы ждем. Психотронным воздействием развалить Союз, в т. ч. экономически, экономической помощью загнать в долги психотроникой поставить на колени.

Объясняю причину, почему Джордж Буш боится оказать нам финансовую помощь.

Начну с примера. Несколько десятков лет назад Международный Валютный Фонд (МВФ) выдал финансовую ссуду Перу. С тех пор набежавшая по процентам задолженность в несколько раз превысила размер изначальной ссуды. Два года назад МВФ снял («благодетельствовал») часть суммы процентной задолженности, сейчас она нарастает вновь. Перу – вечный должник МВФ.

Д. Буш ждет момента, когда мы без этой помощи (ссуды) окажемся не в состоянии стать на ноги, ждет полного краха нашей экономики. Тогда мы уподобимся Перу, мы – вечные должники МВФ, США ит. д.

К сказанному хочу добавить несколько добрых слов о работниках Новосибирского, Свердловского и Днепропетровского Управлений КГБ, чью незаметную помощь и поддержку я ощущаю постоянно.

Видеоклуб

СКРЫТЫЙ ВРАГ / THE HIDDEN

США, 1990 г., 1 ч. 34 мин.

Режиссер Джек Шолдер

В ролях: Каэл МакЛахлэн, Майкл Нури, Клодиа Кристиан, Кларенс Фелдер, Клу Глагер и др.

фантастический боевик

Теперь, когда он так опрометчиво обнаружил свое присутствие здесь на Земле, она первой перейдет в атаку – эта тварь, которую он так непростительно упустил еще на Альтаире. Теперь он сам из преследователя превратился в приманку, потому как тварь знает кем стал ОН, а он не знает ее нового земного обличья. А ведь победа над тварью казалась такой близкой. Победа, и конец всему этому кошмару, этой жуткой погоне по трупам землян. Он переоценил свои возможности и недооценил ее дьявольскую силу, когда со своим земным другом-полицейским они всадили в ее новое тело – тело красивой хрупкой женщины двадцать разрывных пуль и после чего она все таки ушла от него. Сколько затрачено усилий, сколько принесено жертв, а что в результате? А в результате получился вполне доброкачественный боевик с возможно не слишком оригинальным, но лихо закрученным сюжетом, несомненным достоинством которого является создание атмосферы достоверности в происходящих на экране фантастических событиях.

Сильным козырем фильма является, также, удачный подбор актеров, в котором особо выделим восходящую звезду Голливуда – Каэла МакЛахлэна, перевоплотившегося в инопланетного пришельца (на этот раз без сомнения «хорошего парня»).

БЕГЛЕЦ / FREEJACK

(По роману Роберта Шекли «Корпорация бессмертия»)

США, 1992 г., 1 ч. 50 мин.

Режиссер Джефф Мерфи

В ролях: Эмилио Эстевес, Мик Джеггер, Рене Руссо, Энтони Хопкинс и др.

кинофантастика

«Добро пожаловать в Нью-Йорк. Сегодня четверг, 23 ноября 2009 года» – читает надпись на гигантском световом табло ошеломленный Алекс Ферлонг – автогонщик, всего лишь минуту назад попавший в автокатастрофу во время соревнований Гран-При 1991 года. Еще больше поразило сообщение о том, что попал он в 21-й век благодаря одной процветающей компании, специализирующейся на телепортации разума из черепных коробок одряхлевших толстосумов в здоровые, не подверженные разрушительному воздействию отравленной атмосферы и воды, тела людей предыдущих столетий. Алекс – всего лишь прекрасный человеческий организм, за который уплачено 7 млн. долларов, для вместилища в его мозг чужого Я. Естественно, что собственная индивидуальность Алекса при этом уничтожается. Нужно ли говорить, что такая перспектива не устраивает Ферлонга и, что он предпринимает отчаянные усилия, чтобы избежать приготовленной для него участи…

Фильм неплохо поставлен, а его динамичное действие и детективная интрига приковывает зрительское внимание до самого конца.

В заглавной роли выступил молодой, но уже имеющий солидный послужной список удачных и престижных картин, Эмилио Эстевес – популярнейший ныне актер и режиссер. В роли его преследователя – не менее популярный Мик Джеггер, выглядевший на экране, впрочем, не столь раскованным и пластичным как на сцене.

ИЗБАВЛЕНИЕ / DELIVERANCE

США. 1972 г., 1 ч. 49 мин.

Режиссер Джон Бурмэн

В ролях: Барт Рейнолдс, Джон Войт, Нэд Битти, Ронни Кокс и др.

приключения

Фильм, по которому в 70-е годы прошелся тяжелый каток советской критики, – это незабываемый рассказ о четырех представителях среднего класса Америки – бизнесменах, решивших сбросить на время груз цивилизации и провести уикэнд, спустившись на каноэ по неукротимой горной реке. Вместо развлекательной экскурсии, их ожидают приключения, включающие в себя ряд драматических, а временами и трагических ситуаций, подвергающие их мужество, смекалку и сами дружеские узы суровому испытанию.

Лента, заряженная динамическим действием, прекрасно сделана и отлично смотрится (некоторые зрители, впрочем, могут быть шокированы отдельными натуралистическими сценами). Режиссер, снимавший ее в поросших густыми лесами горах Северной Джорджии, стремительно и глубоко погружает нас в незнакомый мир и незнакомую культуру, оказавшиеся столь негостеприимными для наивных и беспечных горожан, решивших испытать себя в рискованной ситуации, и не отпускает до самой финальной, не слишком гладенькой, развязки. Впрочем любая другая развязка этого, далеко не рядового, фильма вызвала бы лишь досаду.

Несмотря на всю неординарность сюжетных ситуаций, изображенные на экране события вызывают ощущение абсолютного правдоподобия, а игра актеров, среди которых отметим Барта Рейнолдса, воплотившегося в упрямого, самоуверенного организатора воскресной вылазки и удачно ему подыгрывающего Джона Войта, на редкость естественна и органична.

М. М. Матюхин