Метагалактика Юрия Петухова

Газета «Голос Вселенной» № 4 (1993)

Информационно-публицистическая и литературно-художественная независимая газета
Печатный Орган Высшего Разума Мироздания

Олег Исхаков

Вампиры и оборотни среди нас

Часть II. Выборочная хроника преступлении вампиров за последние четыре тысячи лет
Наглядная криминология. Россия.

От редакции. Мы продолжаем публиковать научное исследование бывшего бакалавра оккультных наук Олега Владимировича Исхакова, академика гиперметафизики. Данная глава изыскательского труда посвящена деятельности вампиров на территории России.

В отличие от Западной Европы случаев вампиризма различных степеней на территории России зафиксировано значительно меньше. Посвящая теоретическим исследованиям отдельную главу, в данной мы обратимся к конкретным и наглядным фактам ввоза и распространения вампиризма, вурдалачества и людоедства в Россию.

Все выше перечисленные пороки никогда не были свойственны коренному славянскому населению Великой России, отличавшемуся на протяжении тысячелетий, с самой глубочайшей древности физическим и психическим здоровьем, устойчивыми, выдержанными нравами. Как известно, чай, кофе, водка, табак, все виды наркотиков, так же как и мздоимство, проституция, все виды половых извращений, инфекционные болезни и прочие «подарки» были каждый в свое время завезены в основном с развращенного и прогнившего Востока, частично с Запада.

Таким же образом происходило просачивание на Святую Русь и всех видов вампиризма. В качестве доноров-распространителей в первую очередь выступали, разумеется, сатанистско-каббалистические секты Запада и Востока, создававшие вокруг себя очаги вампиризма, сатанизма, антихристианства, пробивавшие туннели в инферномиры я вызывавшие оттуда инферновампиров и сопутствующее зло. Кабалло-сатанизм, расползшийся по миру из очагов псевдоцивилизаций Ближнего Востока, при каждой локализации приобретал свое собственное, отличное от иных лицо, свои приметы. Мы не будем специально освещать данного предмета, так как в настоящее время это чревато непредсказуемыми последствиями, ввиду того, что у власти в России находятся иудеи, презирающие и ненавидящие Россию, но свято чтущие свои древности, свою историю и не допускающие просачивания на свет белый некоторых нежелательных фактов этой истории. По той же причине нам придется полностью опустить главу наиболее яркую и насыщенную, посвященную злодеяниям на Руси Хазарского Каганата, этой цитадели вампиров-оборотней. Потомки иудеев-хазар, полностью разорившие Россию с 17-го по 33-й годы, уничтожившие на корню русскую интеллигенцию и более половины русского населения России, в годы нынешние повторно взяли реванш над потомками Святослава и получили от «мирового сообщества» Россию и русский народ в полное и абсолютное владение. И потому любое напоминание о злодеяниях их предков может вызвать цепь репрессий и казней. Тем не менее, опуская по вышеизложенным причинам значительную часть исследования, мы предлагаем читателю наиболее интересные фрагменты иных глав.

Как известно, первобытным людям на территории Западной Европы и в Азии был присущ повседневный, привычный каннибализм-людоедство. Наиболее чтимым лакомством считался мозг. До сих пор археологические могильники возле стоянок первобытных людей изобилуют сотнями, тысячами раздробленных и пробитых человеческих черепов. Люди пожирали друг друга с самой седой древности, пожирают и ныне, хотя формы каннибализма в значительной степени изменились (чистый каннибализм сохранился лишь в Африке и на ряде тропических островов). Предки славян в силу непонятных для нас пока причин отвергали людоедство и считали его абсолютно неприемлемым для своих ранних и поздних общин. Случаев открытого вампиризма тем более не было, ибо даже малейший намек на нечто подобное мог закончиться для искателя приключений плачевно. Однако уже в седьмом веке до Рождества Христова в районе Северных Балкан был зафиксирован случай явления трех волхвов-чародеев из «огненных земель», который мы вкратце опишем.

Художник Алексей Филиппов

Три волхва – «ликом черны и злострашны», обладающие, судя по всему, огромной силой гипнотического воздействия, появились в городище Суза. Никто не мог объяснить их прихода в городище и неожиданной власти, которую они возымели над старейшиной вождей-царей Выгом Ставеном. Еще недавно сильный, статный и могучий старейшина начал сохнуть, болеть, редко показываться на людях. Людям было объявлено, что хворобы одолели главу городища и союза племен-родов, что именно для излечения Ставена и вызваны из чужедальных земель волхвы. Ближнее окружение старейшины выполняло все требования волхвов в надежде спасти повелителя, пользующегося любовью народа. По их настояниям в огромный терем старейшины были приведены девять дюжин детей обоего пола. Отроки и отроковицы должны были развлекать высыхающего старейшину своими песнями и танцами, отдавать ему часть своей неуемной силы и энергии. И на самом деле с утра до ночи и с ночи до утра из терема раздавались песнопения, странные ритмичные звуки, крики, стоны… Выг Ставен совсем перестал показываться на обширном внешнем гульбище терема, во внутренние покои никого не допускали. И все же одному из витязей младшей дружины Ставена удалось обнаружить, что детей в тереме убавляется с каждым днем. И вот однажды перед рассветом ему, пробравшемуся в закрытую опочивальню старейшины, представилась жуткая картина: вся комната была наполнена пахучими, едкими дымами, сам старейшина, явно пребывавший в гипнотическом трансе, стоял столбом посреди покоев и мерно покачивался, взирая безумными глазами на висящее перед ним золотое сверкающее в свете колдовской свечи яблоко, тем временем все три волхва сидели вокруг старейшины в драгоценных парчовых одеяниях, с золотыми обручами на головах… и медленно, содрогаясь в вакхическом, сатанинском экстазе, пуча черные, наполненные жгучей магической силой глаза, пожирали расчлененный труп десятилетнего ребенка. Это был странный, непонятный обряд. И если бы витязь промедлил секунду, он неминуемо попал бы под власть колдовских чар. Однако реакция воина сработала молниеносно – бронзовой булавой он разбил головы волхвов, подхватил старейшину, выволок его на свежий воздух. После этого бросился к детям. Только восемнадцать мальчиков и девочек удалось ему найти живыми. И у тех были следы прокусов на шеях. После каждой «трапезы-обряда» во внутренних покоях, волхвы, зачаровывая детей, прогрызали им шеи и высасывали кровь, запивая поглощенное ранее человеческое мясо. Потом они смазывали раны снадобьями и погружали несчастных в гипнотический сон. Трупы упырей-волхвов выволокли далеко за пределы городища, бросили на растерзание диким зверям. Старейшина пришел в себя через три недели. О диких ночных оргиях чужеземцев он ничего не помнил. Провалы в памяти были большими. Выг Ставен уверял, будто последнее, что он видел, перед тем, как впасть в забытье, были три дряхлых старца-путника, которые попросили его накормить их и напоить, лица их были покрыты капюшонами. На вопрос старейшины, кто они, откуда держат путь, зачем пришли на Русь, старцы ответили, что они посланцы далекого божества, что они проповедники и посланы в земли славян, чтобы принести свет истинной веры Востока и что каждого зовут хуру-учитель, и что без их проповедей и учений стоит над землями славянскими тьма и безверие. Собрание городища лишило Ставена власти и приняло завет – не пускать отныне в земли свои проповедников, несущих «свет истинной веры», ибо не свет они несут, а кровь, горе и разор, и что насылаемы все они, независимо от стороны, из которой пришли, силами зла, и имя им – бесы.

Таково одно из первых упоминаний о вампирах в наших землях. Другое дошло из Угорской земли III века до Рождества Христова, коренной земли росов. Чужеземца-проповедника, бродившего из поселения в поселение, сеявшего зависть и злобу, за растление и убийство двух девочек живьем закопали в землю в трех верстах от родового кладбища. Закопали и забыли. И лишь через три месяца местный охотник совершенно случайно обнаружил рядом с тем местом изуродованную тушу огромного бурого медведя. Свирепый хищник был изломан, искорежен до неузнаваемости – кости переломаны, челюсть выдрана, горло перегрызено, хребет вывернут винтом. Когда охотник попытался было подойти ближе, он неожиданно увидел, как из-под туши вылезла костяная рука скелета. Он замер, остолбенел. Туша медленно переворачивалась, что-то неживое и страшное выползало из-за нее. Опомнившись, охотник опрометью бросился наутек. Ему никто не поверил. Но той же ночью в поселение пришел страшный мертвец-скелет, он долго ходил вдоль домов, жутко выл, скрипел костями, клацал зубами, заглядывал в окна. Так повторялось семь ночей подряд. Наконец, один смелый житель поселка не выдержал и с мечом в руке выскочил на улицу, набросился на мертвеца. Тот одним ударом вышиб меч, затем повалил несчастного смельчака, прогрыз ему горло и высосал всю кровь. После этого мертвяк совсем озверел, он, по всей видимости, набрался силы от выпитой крови. И стал вламываться прямо в дома, наводя ужас и сея смерть. Ушел он восвояси перед самым рассветом – причем, как обнаружилось потом, ни одного следа на дороге он не оставил, будто шел по воздуху. Промедление и нерешительность были чрезвычайно опасны. Был тут же собран Большой круг. И решено действовать в двух направлениях. Воины поселка готовились к схватке, собирались идти к месту захоронения чужеземного проповедника-вампира. Жрец бога Велеса готовился по-своему. Задолго до официального введения христианства на Руси практически все протославянство, праславянство и славянство жили по христианским заповедям, знали защитную силу креста… родовые боги служили больше в качестве чисто психологических защитников и сберегателей. И вот отряд воинов добрался до страшной, проклятой могилы… но нашел ее развороченной и пустой. Мертвец скрывался где-то в окрестных лесах. Принялись прочесывать чащу. Операция заняла весь день. Уже был темно, когда отряд вернулся в поселение. Глазам воинов предстала ужасающая картина – десятки человеческих тел с прокушенными шеями лежали по обочине дороги. Обезумевшие от ярости воины бросились на поиски вампира-убийцы. Но они опоздали, все было сделано без них. На центральной площади поселения в обережно-оградительном круге, усиленном с четырех сторон четырьмя большими деревянными, заговоренными крестами, бесновался скелетообразный мертвец-упырь. Он бросался на невидимую преграду, скалил зубы, выл, рычал, бешено вращал кровавыми безумными глазами, угрожал, ругался… но ничего не мог поделать, преграда не пускала его. Вампир попался в незримые сети жреца бога Велеса! Это была его окончательная смерть! Прежде, чем воины успели броситься на загнанного в ловушку мертвеца, двенадцать служителей Велеса преградили им путь. «Рано! – закричал жрец. – Пусть придут все!» С большим трудом удалось собрать весь люд поселка, многие не могли преодолеть парализующего страха. И все-таки жрец добился своего. Люди собрались все до единого. И вот тогда служители, вооруженные двухметровыми острейшими осиновыми кольями, сузили круг и на глазах у всех пригвоздили кольями беснующего посланца сатаны к земле. Воины бросились было со своими копьями, палицами и мечами, чтобы добить упыря. Но жрец остановил их. «Не сметь! закричал он. – Вы дадите ему возможность выжить, если хоть один меч коснется его! Стоять на месте!» Вампир, пригвожденный кольями к земле, бился в страшных судорогах, хрипел, изрыгал омерзительнейшие проклятия. Никто не подошел к нему, никто не помог, никто не добил. Так и испустил он свой мертвецкий черный дух. Жрец запретил трогать упыря восемь дней и ночей. На девятую в обережном круге не осталось ни волоска, ни косточки – преисподняя полностью забрала к себе чудовище, насланное на Русь под видом проповедника «истинной веры». В течение тысячелетия ни одна нога не вставала на огражденное проклятое место.

Значительно позже, перед самым Рождеством Христовым, в окрестностях Старгорода, что стоял в низовьях Днепра, объявилась пророчица. Она ходила от села к селу, от городища к городищу и пугала всех прорицаниями о грядущем пришествии врага рода славянского. По доброте и радушию древние росичи принимали всех странников с распростертыми объятиями, угощали, укладывали на ночлег, одаривали едой и одедодой. Так принимали и странную пророчицу. Была она необычайно высока иссиня черна, огромный гнутый нос свисал к подбородку, выпученные черные глаза занимали больше трети морщинистого страшного лица и наводили на добрых людей страх. В сглаз тогда росичи еще не верили, так как уроженцы самих славянских племен не обладали «дурным глазом», а захожих сатанистов, каббалистов (или как их называют ныне, экстрасенсов, психоэнергетиков) было не так уж много. В основном они приходили вместе с чужеземными набегами, с ордами, реже с заморскими купцами. Но их всегда гнали, зная, что это черное и страшное зло, что способность к сглазу дается недобрым людям, дается или силами зла или лишением разума, то есть вселением бесов и обречением на безумие. Знали об этом в основном славянские жрецы-волхвы (у нас совершенно необоснованно считают славянских жрецов, волхвов язычниками, идолопоклонниками, замечая лишь внешние детали их сверхсложных верований и культов. Фактически же славянские волхвы были подлинными зародителям и создателями Христианского Учения, ниспосланного им Свыше. Именно они, обитая еще с древнейших времен и на Ближнем Востоке и в Малой Азии, и на Балканах, и в Причериоморских степях, и в Иране, Индии и на всех путях, связующих эти земли, на протяжении двенадцати тысячелетий подготавливали арийское население Земли к восприятию Христианства, Его Приходу, работа эта была многотрудная и кропотливая, она до сих пор не то, что не оценена, а полностью скрывается нынешней так называемой «наукой», точнее лженаукой, которую всецело контролируют иудео-каббалисты). Пророчица старалась не встречаться с волхвами, обходила их храмы и священные рощи. И все же сами жители начали замечать, что после ее прихода скот переставал давать молоко, телиться, дети начинали болеть и постоянно плакать, у беременных случались выкидыши, старики умирали и горе зависало над селением, где ступала черная нога черной пророчицы. Но больше всего встревожило то, что из селений вдруг пропадали юноши, почти мальчики. Вот тогда жрецы, собравшиеся в Старгороде на совет, и решили проследить за странной проповедницей. Все оказалось просто – колдунья собирала юношей в укромных местах очаровывала их (как потом рассказывали выжившие, им она казалась черноокой полногрудой красавицей), вселяла безумные надежды, обещала научить целительству, ворожбе, колдовству… и уводила с собою в глухие чащобы. Специальные отряды дружинников обнаружили в лесах восемнадцать «черных скитов», где в землянках жили изможденные, околдованные юнцы, жаждавшие получить от колдуньи незримую власть над людьми. Все они были абсолютно безумны. Ни одного не удалось излечить. Каждую ночь они надрезали себе вены на левой руке и сцеживали кровь в черный жбан, из которого пила пророчица-колдунья. Но та выпивала не всю кровь. Из остатков она готовила какое-то снадобье, которым потом мазала губы младенцам в поселках… из причащенных ею вырастали злые, завистливые, безумные люди, сеявшие вокруг себя рознь, распри, кривотолки, вражду. Бесчинства колдуньи длились слишком долго, по той простой причине, что «простота хуже воровства», добрые люди, не подозревая черного обмана, верили ей, надеялись, что она принесет им здоровье и добро. Жрецам пришлось затратить много усилий, чтобы разрушить эту ложь. Пророчицу утопили в Гнилом болоте, вбили в страшное место сорок семь заостренных осин, вбили так, что они пустили корни и так росли потом, образовав неимоверное сплетение стволов и ветвей. Но долго еще жуткое зло кружило над старгородскими местами.

В IV веке от Рождества Христова занемогшая княгиня киевская Добруша (Киев стоял на своем месте задолго до Рождества Христова, был укрепленным боевым замком, торжищем, одним из средоточий необъятных Русских земель. Этот факт также скрывается псевдоучеными иудеямикаббалистами, держащими под своим «колпаком» не только Отделение истории АН России, но и аналогичные заведения всего мира) вызвала через дальних своих скифских родственников врачевателей из Магриба. Никто не знает, кем были эти врачеватели, теперь это установить крайне трудно. Но пришли они с какими-то своим целями. Приход их был черен и дик. В тот миг, когда нога первого ступила на Киевскую землю за Большими воротами, с единственного христианского храма Андрея Первозванного упал огромный серебряный крест, а жрецы-волхвы богов Велеса, Рода, Перуна, Святовида, Сгрибога и Даждбога независимо друг от друга ощутили, что над городом повисла незримая черная туча и все вокруг потемнело, наполнилось потусторонним злом. Князю Бодру рассказали обо всем, попросили немедленно изгнать бесов. Но тот не мог уронить чести, отменить княжьего слова и решения. Княгиня скончалась через семь дней после прихода «врачевателей». Тяжко занемог князь. Дружина была в растерянности. И вот тогда проявил себя народ. Горожане выволокли бесов из терема и плетьми гнали их до Больших ворот – в городе их боялись убить, зная, что если прольется хоть капля черной сатанинской крови в эту землю, проклятье зависнет над городом… А за воротами, в восьми верстах с трех сторон стояла дикая иноплеменная орда. Дело закончилось кровопролитной битвой. Киев удалось отстоять. Но, судя по всему, если бы бесам-оборотням пришлось побыть в городе еще денек-другой, исход был бы однозначным – всем жителям готовилась страшная смерть и вековечное рабство. В течение четырех дней после казни бесов их черные души посещали горожан, пытались вселяться в наименее твердых духом, слабых – вселяться, чтобы вечно царить в Русской земле. Но совместным решением Христианской Церкви и всех церквей родовых славянских «изверги Магриба» были прокляты, преданы вечной анафеме – черное зло оказалось слабее Вселенского Добра.

В следующих публикациях мы расскажем о преступлениях вампиров и оборотней в средневековой России, постепенно приближаясь к нашим временам – к взрывному нашествию на Русь нечисти и сатанистов, растлителей и людоедов, нашедших у нас поддержку антинародных власть имущих колониально-оккупационных слоев.

Послесловие писателя Юрия Петухова. С разрешения читателя мне хочется хотя бы в очень коротеньком послесловии выразить свое отношение к рассматриваемой теме. Я, разумеется, не специалист по вампирам и прочей нежити, но имею на сей счет свое мнение. С большим уважением отношусь к научно-исследовательскому трактату Олега Владимировича Исхакова, ко всей его титанической научной деятельности. И все же мне кажется, что он сконцентрировал свое внимание на отдельных не самых важных эпизодах и упустил главное. Мне трудно делать различие между инфернальным потусторонним вампиризмом и обыденно-бытовым людоедством и кровососанием, это дело ученых, а не писателей. Хочу заметить одно – все описываемые случаи по своей трагичности и масштабности не идут ни в какое сравнение с чудовищным, тотальным вампиризмом XX века. Нашествие на Россию в семнадцатом году осатанелых иудеобольшевистских полчищ кровавых вампиров ни с чем не сравнимо! Это был просто какой-то вселенский взрыв черной ненависти к России. Будто сама преисподняя выбросила в Святую Русь свои черные дьявольские орды убийц-сатанистов, принявшихся с непостижимым усердием (прикрываясь насквозь лживыми лозунгами) истреблять Русский народ. Вот это вампиры! Вот это оборотни! В истории не было страшнее вурдалака, чем бесноватый Ильич – будто сам дьявол пришел из ада – миллионы замученных, загубленных, растерзанных. Образ лукаво улыбающегося «друга детей», мудрого дедушки был создан самой людоедской сволочью, измывавшейся над Россией. Ложь! Кровавое чудище захлебнулось в пролитой им кровище, утратило остатки своего безумного нечеловеческого разума и издохло в жутком маразме, брошенное и преданное своими же подельщиками-вампирами, «интернациональной» гадиной. И все же вампиры-последыши решили сохранить своего вождя-дьявола для будущих поколений. Именно для этой цели был построен мавзолей, забальзамировано тело чудовища, именно для этой цели создан Институт мозга, где в целости и сохранности хранятся все внутренности сверхупыря, именно поэтому из народной казны идут миллиарды в валюте на сохранение и поддержание в целости всех его останков. Наследники-вампиры верят – вот-вот наука научится оживлять трупы, вселять в них жизнь, уже успешно проходят первые опыты (многие видели их по ТВ). И вот тогда! Тогда вновь народится на свет Вампир № 1 – чудовище из чудовищ. Это и будет приходом в наш мир Антихриста, Зверя, число которого 666! Именно поэтому никак «не решаются» нынешние демократоры уничтожить останки злодея. Никакие они не демократы! Они «верные ленинцы». И они верят во второе пришествие своего вождя-дьявола, в воскрешение Антихриста! В приход Зверя! Именно поэтому они не трогают и прочих людоедов-вампиров, высосавших всю кровь из Земли Святорусской. Именно потому мы продолжаем жить на улицах, площадях, переулках Марксов, Землячек, Свердловых, Бела Кунов, Цеткиных, Бауманов, Бухариных и прочих врагов рода человеческого. Им мало нашей крови! Им надо выпустить из нас всю нашу кровь! Вот где вампиры! Вот где людоеды! Это вам не волхвы седьмого века до нашей эры, не пророчица, соблазнявшая юношей. Свыше ста миллионов Русских людей были уничтожены упырями XX века. Готовится новое кровопускание. Уже сейчас по всей России идут кровопролитные войны, уже сейчас смертность намного превысила рождаемость. Упыри торжествуют. Но это даже не начало. Это прелюдия Начала Эры Антихриста! Россия превращена в резервацию для вампиров. Русский народ – это «жертвенный скот» для упырей, которые высасывают из него и кровь и все соки. Мы все уже полупокойники, бледные, изможденные, высосанные наполовину – каждый из вас видит это, когда сравнивает себя с заезжими чужеземцами. Из нас сосут кровь! Вот где вампиризм подлинный! Разве позволил бы другой народ называть свои улицы и площади именами своих палачей?! Разве называют евреи свои площади именами Гитлера, Муссолини, Гиммлера, Геббельса? Нет! А мы называем! А ведь евреи пострадали в несравнимо меньшей степени от идеалистов III рейха. Нас же вампиры уничтожили почти начисто! И мы продолжаем жить под ними. Горе России, едущей прихода Зверя! Избави нас Боже, от нового кровопускания. Долой из России кровавую сволочь! Вон! Хватит уже с нас кровососов-вампиров!!!

Юрий Петухов, писатель.

Ю. Зайцев, О. Назарьев, О. Цеханович

Монстры двадцатого века

За последние триста лет более тысячи человек видели некое морское чудовище, единодушно называемое «морским змеем»… Тот факт, что эти животные существуют, у меня не вызывает сомнения. Дальнейшее изучение их – проблема весьма серьезная.

Бернард Эйвельманс, профессор.

Двадцатый век – время удивительных научных открытий, экономических потрясений, рождения и гибели новых экономических формаций – является также эпохой потрясающих воображение встреч с необычными существами, никак не вписывающимися в общую концепцию эволюции животного мира и человека: морские и озерные реликтовые ящеры, снежный человек, русалки… – многочисленные документы свидетельствуют о встречах с необычными живыми существами. Так в Библии упоминается о Левиафане, чудовище, которое по внешнему виду напоминает морского или водяного бегемота, царя зверей на Земле. Причем по Библии имеется несколько разновидностей Левиафана. Если в одной из них видны черты кашалота, то чудовище морское, Левиафан с «крепкими чешуями» и ужасным «кругом зубов» похож на морского ящера.

В «Книге Иова» дается такое описание Левиафана: «Круг зубов его – ужас. Крепкие чешуи его – великолепие. Они скреплены как бы твердой печатью, одна к другой прилегают так плотно, что и воздух не проходит между ними». При этом «он вспенивает пучину, как кипящий котел, и море претворяет в кипящую мазь». В Книге Исайи: «В тот день поразит Господь мечом своим тяжелым и большим и крепким Левиафана, змея прямо-бегущего, и Левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское». В Псалмах говорится: «И там большое и широкое море, где неисчислимое множество ползающих существ, больших и малых тварей. Там ходят суда. Там есть и тот Левиафан, которого ты создал, чтобы он играл там».

Упоминания о морском чудовище встречаются в «Одиссее» Гомера, о нем пишут Аристотель, Сенека, Плиний и Эврипид…

Как утверждают очевидцы событий, которые произошли в различных уголках планеты Земля, морские змеи существуют. Упоминания о них можно найти в рассказах моряков, живших в средние века и живущих в наши дни. Отметим, что начиная в 1552 г. и до 1890 г. зарегистрировано 162 встречи человека с морским змеем. В Лондоне в 1892 г. вышла книга «Гигантский морской змей» доктора зоологии и ботаники Королевского ботанического и зоологического общества в Гааге А. К. Удеманса. В этой книге были собраны многочисленные рассказы, легенды, официальные рапорты о драконе моря, гигантском морском змее, чудовище океана.

Например, в 1885 году моряки британского барка «Полина», направлявшегося в Занзибар, видели с борта сражение кашалота с «морским змеем», обхватившим кашалота вокруг туловища.

Битва между ними длилась почти пятнадцать минут. Причем моряки разглядели большую голову змеи, светлое брюхо и коричневую спину. Потом оба морских гиганта скрылись в океанских глубинах.

Судно «Нестор» в 1876 году шло из Англии в Шанхай. Капитан «Нестора» неожиданно обнаружил отмель, которую карты не указывали. Приглядевшись внимательней, капитан и судовой врач заметили, что отмель двигается. Это было огромное, длиной около 14 метров существо, напоминавшее лягушку или саламандру с шестиметровой головой и черно-желтым хвостом.

Капитан Джон Риджуэй 25 июля 1966 года, пересекая Атлантический океан, заметил в 10 метрах от борта морского змея длиной около 10 метров. Причем тело змея «фосфоресцировало, словно было покрыто неоном».

Бельгийский зоолог Бернард Хевельманс несколько лет назад опубликовал фундаментальное исследование – «По пути морских змеев». Автор собрал 6 тысяч рассказов очевидцев с 1639 по 1964 год. Оказалось фальшивками из них 60, еще 60 относятся к уже известным животным, которых приняли за монстров по ошибке. Еще 120 случаев отвергнуты из-за неясностей в описании или из-за недостатка подробностей. Но примерно 300 случаев очень впечатляющих.

Ученый провел классификацию фактов, разделив их на 9 видов, варьирующих описания змеев с «длинной шеей» и телом в форме сигары (тип, встречающийся чаще всего) до огромных крокодилов в 15–20 метров длиной (встречается очень редко и только в тропических районах). Он использовал термины для других видов типа «морской конь», «огромный тюлень». «Морской ящер» – другое название крокодила-гиганта.

В 1978 году японские рыбаки в районе Новой Зеландии в сети, поднятой из глубин океана, обнаружили полуразвалившуюся тушу неизвестного животного. Маленькая голова на длинной шее, туловище с четырьмя плавниками, длинный хвост… НИКТО ИЗ рыбаков никогда не видел ничего подобного. Они догадывались, что находка может иметь интерес для науки, но сохранить ее на судне не было возможности. Находку вернули океану. Предварительно тушу измерили, взвесили, сделали несколько зарисовок и фотографий. Длина – 13 метров, вес – около 2 тонн. В холодильник поместили кусок плавника.

В Токийской высшей школе промыслового рыболовства биохимиком С. Кимурой был проведен анализ белков методом хроматографии на ионообменных смолах. При этом найден белок типа эластоидина, свойственный акулам и скатам, но никогда не встречающийся у млекопитающих. Зато подобные белки известны у рептилий. По мнению ученых, новозеландское животное было либо акулой, либо крупной морской рептилией неизвестного науке вида. Второй вариант кажется вероятнее. Судя по фотографиям и описаниям очевидцев, позвоночник монстра был слишком длинным, а его голова – слишком маленькой для акулы. Любопытна и такая деталь в рассказах рыбаков: морская находка не имела специфического рыбного запаха, она скорее пахла разлагающимся мясом.

Реликтовых ящеров наблюдают также в озерах.

Уже в течение двух столетий у пигмеев Центральной Африки из поколения в поколение передаются поверья о страшном животном «мокелембембе» (в переводе с пигмейского «тот, кто объедает верхушки пальм»). По их описаниям, существо это коричневого цвета, с короткими толстыми ногами, с длинной вытянутой шеей, заканчивается маленькой приплюснутой головкой. Кроме этого, есть свидетельства, тех немногих исследователей, которые чудом сумели пробраться в этот затерянный уголок Африки. Они составили описание будто бы видимого или полуслона-полудракона, обитающего в озере.

Может ли в 20 веке существовать реликтовое животное, исчезнувшее по мнению ученых, 65 миллионов лет назад? Неожиданные встречи происходящие время от времени это подтверждают.

В четырех озерах Ирландии наблюдали какое-то неопознанное крупное животное. Местные жители говорят, что в шотландском озере Лох-Морар живет змееподобное существо длиною около 13 метров. Есть, сообщения, что крупных неизвестных животных видели в озерах Исландии, Канады, Якутии, Швеции и Норвегии.

В крупнейших озерах Англии – Лох-Несс – по словам сотен очевидцев обитает реликтовый ящер Несен. В 1976 году на этом озере работали 2 комплексные экспедиции США, оснащенные подводными кинокамерами, высокочастотными сонарами (ультразвуковые эхолоты), фиксирующими любой предмет в воде и маленькой подводной лодкой.

В результате проведенных работ получили сонарные картинки, на которых в 15–17 метрах от поверхности воды были зафиксированы движущиеся тела длиной от 10 до 13 метров. Одни раз сонар зафиксировал 2 тела, движущиеся рядом. Записан и косяк мелких рыб, который ВИДИМО спасался от преследования.

Участник экспедиции палеонтолог доктор Кристофер Макговен (Канада) сказал: «После получения этих сонарных картинок мы уже не можем более делать вид, что речь идет о мифе или легендарном существе. Что-то, по-видимому, живет в озере, но мы не знаем, что это за зверь».

Директор Института океанологии им. Ширшова, член-корреспондент РАН А. С. Монин, так говорит о возможности существования реликтовых ящеров: «После того как в 1938 году была поймана кистеперая рыба целакантус, которой „полагалась“ исчезнуть 70 миллионов лет назад, я не вижу ничего фантастического в том, что в океане могут жить не известные пока науке чудовища. Я бы не считал появление Несси невероятным фактом…»

Однако морские и озерные монстры – лишь часть глобальной зоологической загадки.

У многих народов существуют поверья о диких волосатых людях (алмастах, йети, снежном человеке), обитающих в глухих чащобах или на неприступных горных кручах, но в последнее время их встречают даже под Санкт-Петербургом. Сразу предупредим, что живым или мертвым снежного человека никто не поймал.

Доктор биологических наук, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств, руководитель объединения «Криптобиология» Валентин Сапунов говорит: «Я собрал огромное количество свидетельских показаний, снимков, заложив в банк данных и с помощью метода прикладной математики получил результат: сам факт существования этого биологического объекта сомнений не вызывает».

Проходя ночами мимо палаточных стоянок криптозоологов, снежный человек оставляет, как считают ученые, на ветках и колючках кустов клочки своей неандертальской шерсти (волос?). Был проведен белковый состав волос снежного человека Г. В. Синельниковой. Она предложила вариант методики изучения кератинов волос человека и шерсти приматов при помощи изоэлектрического фокусирования в полиакрилапидном геле (ПААГ). Методика позволяет выявить существенные различия между образцами шерсти приматов разных таксонов (видов), а для человека – статистически достоверно выделять расовые и этнические особенности. Проанализировано 127 образцов шерсти 24 видов обезьян (в том числе 13 образцов шерсти человекообразных обезьян), 30 образцов волос человека различной этнической принадлежности, а также 20 образцов волос (шерсти?) из коллекции Российского общества криптозоологов, собранные на Кавказе и в горах Средней АЗИИ.

На основании исследования учеными был сделан вывод, что в горах Кавказа и Средней АЗИИ обитает примат, таксономически близкий к человеку и человекообразным обезьянам… Был проведен также анализ образцов шерсти всех видов крупных млекопитающих, которые обитают в горах Кавказа и Средней Азии. И, как показали фореграммы, ничего похожего.

Легенды и рассказы о русалках, т. е. о человекообразных существах, обитающих в различных водоемах, слишком распространены, чтобы безоговорочно от них отвернуться. Известный американский зоолог Карл Банзе исследовал многочисленные сведения о встречах с русалками, детали описаний и изображений которых во многом сходятся, начиная с описаний данных еще Аристотелем.

По данным собранным К. Банзе русалка обладает бинокулярным зрением, большой палец на руках противопоставлен остальным (как у человека), что позволяет захватывать орудия труда, крупной головой, говорящей о хорошо развитом мозге. Задняя часть тела имеет нечто вроде хвостовых лопастей китообразных и видимо покрыта ороговевшими складками кожи. Под кожей не было толстого слоя жира, поэтому русалки могла жить только в теплых морях.

По имеющимся данным К. Банзе сделал вывод, что существует три вида этих существ:

1 – русалка обыкновенная – наблюдалась в Средиземном море и у атлантических берегов Испании и Португалии;

2 – русалка индийская (наблюдалась впервые К. де Нерусом, натуралистом, участвовавшим в третьем плавании Колумба) жила у Атлантического побережья Америки;

3 – русалка эритрейская обитала в Красном и Аравийском морях, а также в Индонезийском архипелаге.

Все виды русалок населяли прибрежные воды теплых морей, избегая опреснения. Интересен и тот факт, что сведения о самцах встречались раз в 50 реже, чем о самках.

Как следует из многих источников, выползая по ночам на мелководье, русалки чудесным пением заманивали к себе людей. Что происходило дальше не совсем ясно, но можно думать, что поддавшиеся очарованию увлекались под воду и там погибали. Надо полагать вес взрослой русалки меньше веса человека, беременность продолжалась 8 месяцев, появлялся один, реже 2 детеныша (о чем можно судить по количеству молочных желез у самки). Русалки были всеядны – употребляли в пищу морские водоросли, моллюсков, рыб. Культура русалок не была высокоразвитой. У них была развита мари-культура – они выращивали многих съедобных моллюсков, а также растения.

После эры великих географических открытий число рассказов о русалках уменьшается и в XX веке падает до нуля. По-видимому, эти морские люди вымерли; причиной вымирания могут быть усиление рыболовства в прибрежных зонах и загрязнение моря.

Однако, может быть, где-нибудь в прибрежных районах теплых морей мы еще встретим этих сказочных людей моря.

Что же приводит к появлению таких необычных живых существ? Попробуем взглянуть на это явление в таком аспекте – возможно их появление связано со своего рода флуктуацией генетического кода основного живого существа. Ведь все мы, как известно, несем в себе генетический код прошлых поколений. Причем своеобразие генетического кода человека и других живых существ заключается в том, что он сохраняется неизменным на протяжении тысячелетий. Однако как любая система генетический код обладает хотя и сверхвысокой, но естественно не абсолютной надежностью.

В особых условиях (повышенная радиоактивность, интенсивное электромагнитное излучение, длительное нахождение живого существа в геопатогенной зоне) возможен «сбой» генетического кода – результатом чего является появление необычных живых существ. Итак, согласно теории авторов появление необычных существ (озерные и морские ящеры, снежные люди, русалки, люди-вампиры…) является как бы флуктуацией генетического кода. В основе теории авторов лежит постулат отсутствия «абсолютной надежности» – надежность любой системы может быть сверхвысокой, но не может быть абсолютной. Теоретическая концепция авторов об отсутствии абсолютной надежности генетических систем находит и в другом свое проявление. Так, например, в отсутствии абсолютной границы нашего, привычного нам, и параллельного мира, и в связанных с этим явлениях.

Появление современных мутантов – следствие значительных изменений окружающей воздушной и водной среды, которые могут накладываться на существующие в природе аномалии.

Исследования авторов в области экологии показывают всю сложность возникшей экологической ситуации и вызванные этим проблемы. Остановимся кратко лишь на отдельных аспектах.

Нельзя забывать, что процесс изменения среды обитания никогда не протекал так стремительно, как в наши дни. Ежегодно на земном шаре синтезируется около 200 тыс. новых химических соединений, а результаты их воздействия человека и животных мы практически не знаем. А ведь некоторые из этих веществ имеют глобальное распространение. Ядовитые органические вещества – побочные продукты промышленного и сельскохозяйственного производства, выбрасываемые в воздух во всех странах нашей планеты, попадают в легкие каждого ее жителя. Причем многие из них вызывают генетические мутации и раковые заболевания. Их находят в воде и в почве, в тканях рыб, животных и человека. Причем на всех континентах. Это бесцветные газы или невидимые частицы, не имеющие запаха и даже не вызывающие одышки, но они вторгаются в тончайшие механизмы работы клетки. Их количества, которые переносятся ветром, измеряются в миллиардных, триллионных и даже квадраллионных (миллион миллиардов) долях, однако и при таких уровнях они оказывают свое разрушающее действие. Причем некоторые из них, такие как, ароматические хлорированные углеводороды, могут накапливаться в жировых тканях организма месяцы и годы и постепенно доходят до опасного уровня. Самыми опасными являются диоксины. Согласно официальному заявлению Управления по охране окружающей среды США самый опасный из диоксинов ТХДД (2,3, 7, 8-тетрахлордибензол-диоксин) считается в 150 000 раз более ядовитым, чем цианид при содержании 3,1 х 10-9 моль/кг. Сильнее действует лишь природный яд – токсин бактерии ботулизма. Большую опасность вызывают также фураны. Многие из этих органических соединений могут взаимодействовать друг с другом и образовывать новые соединения. Причем имеет место синергизм, когда одно соединение может резко увеличивать токсичность другого. Токсичные газы опасны тем, что мельчайшие капельки, в которые они конденсируются, столь малы, что видны лишь под электронным микроскопом и они, практически не осаждаясь, пролетают с воздушными потоками огромные расстояния, в то время как частички обычной пыли вымываются из атмосферы с дождями или оседают на землю под действием силы тяжести. Капли токсичных газов могут оседать на частицах пыли и распространяться вместе с ними.

В промышленности все большее применение находят редкие металлы и их соли, некоторые из которых обладают мутагенными и канцерогенными свойствами. Важную биологическую роль в организме человека играют микроэлементы: олово, цинк, медь, кобальт. Причем их дефицит для организма также опасен, как недостаток в нем витаминов. Но избыток металлов в результате постепенного накопления в организме может нанести непоправимый ущерб здоровью. Причем накопление кадмия происходит в печени и почках, олова – в сердце, меди – в печени, свинца – в печени, почках и нервных клетках. А особенно ядовитые органические соединения свинца накапливаются в клетках мозга. При длительном воздействии больших доз металлов, весь организм обезоруживается перед лицом внешних опасностей.

В медицину, сельское хозяйство, бытовую химию и пищевую промышленность проникают новые вещества. Если человек просто не успевает адаптироваться к потоку новых химических соединений, то многие виды микроорганизмов, которые отличаются быстрой сменой поколений и высокой способностью к воспроизводству, успешно приспосабливаются ко всем переменам. В результате чего происходит искусственна эволюция живых существ. В частности, возникают расы насекомых устойчивые к ядохимикатам и расы микроорганизмов, на которые не действуют антибиотики. То есть, появляются враги, против которых человек пока еще не имеет действенных средств защиты. Однако организм человека обладает универсальными средствами защиты, которые не имеют определенного направленного действия и на уровне целого организма, и на клеточном уровне. В каждой клетке организма находятся десятки тысяч генов – участков гигантской полимерной молекулы ДНК, содержащих наследственную информацию. Молекула же ДНК способна вступать в реакции с различными химическими веществами, она может рваться, из нее могут выпадать отдельные части. Но в каждой клетке действует как бы «бюро ремонта» – система репарации. Оно способно сшивать разорванные молекулы ДНК и даже восстанавливать утраченные куски. Благодаря системе репарации поддерживается удивительная устойчивость генетической структуры. С перебоями в работе системы репарации обычно связаны нарушения в функционировании генетического аппарата. Однако система репарации работает в полную силу не всегда, а лишь в кризисных ситуациях. Для ее включения необходим особый сигнал – появление мутагена. Но если концентрация мутагенов проникших в клетку большая, система репарации начинает «захлебываться» и не успевает восстанавливать повреждения.

Замечено, что мутации чаще всего встречаются у растений, животных и людей в районах с повышенной естественной и искусственной радиоактивностью. У сельскохозяйственных растений и животных мутации могут привести к потере сортовых и породных качеств, снижению продуктивности способности к воспроизводству. Одни из хорошо известных результатов деградации окружающей среды – увеличение численности мелких, выносливых, быстро размножающихся растений и животных. Например, в тридцатикилометровой зоне вокруг Чернобыльской АЭС, еще в 1987–1989 гг. экспертами по флоре и фауне фиксировались многочисленные морфозы растений: изменения формы и величины листьев, расположения ветвей деревьев и др. Кроме того, наблюдалось нарушение репродуктивной функции у млекопитающих. В пять раз увеличилась гибель эмбрионов в различных стадиях развития. Наблюдаются изменения формулы крови, клеточного строения печени и селезенки, нарушение деятельности костного мозга, прослеживаются и некоторые негативные генетические изменения. Эти явления описаны достаточно подробно в статье Б. Порфильева и М. Авдевича в газете «Зеленый Мир» № 7–8 за 1992 г. В США полигон для испытаний ядерных устройств расположен в штате Юта на территории одного из индейских племен. В этом племени рождаются дети-уроды, большое число онкологических заболеваний.

К появлению мутантов приводит и длительное нахождение живого организма в геопатогенной зоне. Геопатогенные зоны – это зоны мощного энергетического воздействия на все живые организмы. Гипотезы о природе геопатогенных зон пока не могут полностью ракрыть сущность этого явления. Статистика, собранная в результате многочисленных исследований, убедительно свидетельствует о глобальном воздействии геопатогенных зон на всей планете. Исследовательница К. Бачлер (Германия) обследовала три тысячи квартир и домов в 14 странах и установила, что все без исключения онкологические больные спали в местах источников земного излучения, дети длительно находящиеся в таких зонах имеют слабое развитие. Причем ревматизм, множественный склероз и астма становятся там хроническими заболеваниями.

Доктор медицинских наук Иосиф Львович Блинков (Россия) полагает, что в упрощенном виде физические поля Земли можно представить графически, как силовые линии. Причем, сгущенные участки этих линий благоприятно влияют на наше тело, разреженные – противоположно. Поэтому здания нужно строить с учетом этих «силовых линий». Интересно, что, как подтвердили исследования И. Л. Блинкова, старинные города, а тем более церкви, строили на самых благоприятных местах «силовых линий». Получается, что нашим предкам особенности Земли были знакомы много столетий назад.

Всем известен обычай – въезжая на новую квартиру пустить

перед собой кошку. В старые времена люди шли за кошкой в дом и смотрели, где и как она уляжется. На месте, выбранном кошкой ставили кровать, причем изголовьем в сторону кошачьей морды. Кошки тоньше человека чувствуют Землю и не только наилучшее место выбирают, но и ориентируют тело по силовым линиям с пользой для своего организма.

Ряд исследователей считает, что каждый из тех, кто болен онкологическим заболеванием или скончался от этого заболевания, длительное время находился в геопатогенной зоне с «положительным» знаком, а каждый больной туберкулезом – в зоне «отрицательного» излучения.

Известно, что гены у животных и человека, казалось бы ненужные, из генотипа не выбрасываются. В этом смысле, природа довольно «запасливая» Но для того, чтобы они не проявились фенотипически, то есть во внешних признаках, достаточно их блокировать. Накопленный наукой богатейший фактический материал свидетельствует, что мы люди, существа земного происхождения. Черты наших обезьяньих предков проявляются в нас множеством рудиментов и атавизмов. Это и аппендикс, и Дарвинов бугорок, развитые ушные мышцы… Не надо забывать и последовательность стадий развития человеческого эмбриона, повторяющего этапы развития жизни на планете, начиная с низших форм. Причем человеческий эмбрион развивается в водной среде. Интересны эксперименты по рождению ребенка в воде. Известно, что дети, рожденные в воде и проводящие в воде многие часы первых месяцев жизни лучше адаптируются к внеутробной жизни и быстрее развиваются.

Все гены наших далеких предков мы носим в себе. И неандертальца, и питекантропа, и даже древопитека. Но иногда вдруг рождается человек с хорошо развитым волосяным покровом, мощными клыками, даже хвостом. Это явление называется атавизм. Получается, что соответствующие гены каким-то образом «разблокировались».

Условия для проявления атавистических генов могут создаваться, например, в горной или глухой лесной местности, где живет ограниченная популяция обычных людей. Так как в этом случае неизбежно близкородственное скрещивание, ведущее к накоплению мутаций. Наличие естественных мутагенных факторов (геопатогенные зоны, ультрафиолетовые излучения в высокогорных местностях), а в ряде случаев и других мутагенных факторов (повышенный уровень радиации, наличие в атмосфере вредных веществ и т. д.) может создать условия для проявления атавистических генов. В результате в потомстве людей могут появиться особи обла-дающие полным набором признаков питекантропа или неандертальца…

В случае рождения в семье такого ребенка, и его и его родителей могли изгнать, так как считалось, что мать скрестилась со зверем. В результате нескольких изгнаний могла возникнуть небольшая популяция таких зверо-людей, а в случае дальнейших скрещиваний атавистические гены могут суммироваться и усиливаться… Таким образом «реликтовым гоминоидом» на самом деле может быть нереликтовый носитель активных реликтовых генов.

История человечества хранит немало свидетельств о рождении зверо-людей. В средние века в Британии была даже династия людей – дикообразов. Эти люди имели мощное сложение тела, звероподобное выражение лица. Их тело было полностью покрыто густой щетинистой шерстью и чешуйками. Эти черты передавались по наследству. Облик этих дикообразов вызывал страх и удивление у современников.

В замкнутой популяции могут происходить и явления связанные с трансформацией пола человека. Причем наследственные признаки могут проявляться через несколько поколений. Так на одном из островов Карибского моря в течение последних 50 лет не менее 37 девушек из семей островитян в период полового созревания сменило пол на мужской – стали юношами. Женские сексуальные признаки исчезают постепенно и без какого-либо вмешательства медиков. На-пример, в семье Батиста из десятирых детей – трое родились нормальными девочками, впоследствии они трансформировались в юношей.

В настоящее время на острове работает Научная экспедиция под руководством доктора Джулиан Мак-Гинли, которая исследует этот феномен. По гипотезе ученых причину изменения пола следует искать в прошлом (7 поколений назад), когда на острове жила женщина – носительница генной аномалии, передавшая ее потомкам.

В клетках нормальных женщин всегда две Х-хромосомы, у мужчин же – X и Y. В 1959 году исследователям удалось выяснить, что мужественность заключается в Y-хромосоме. К 1966 году район поисков гена-регулятора пола сузился до короткого плеча Y – хромосомы. В 1990 году английским исследователям удалось выделить из области 1А1 мышиной Y-хромосомы ген, в котором есть участок, на 80 % сходный с человеческим. Авторы назвали этот небольшой ген «секс-регионом» Y-хромосомы (sry). Его обозначают маленькими буквами sry, чтобы отличить от SRY человека. Нуклеотидная последовательность этого гена кодирует белок, который может специфически связываться с ДНК, а значит, регулировать работу генов, заведующих полом.

С помощью переноса ДНК из области 1А1 Y-хромосоны мыши потенциальных самок мышей переделали в самцов с характерным «мужским» поведением, но пока бесплодных. Таким образом экспериментально получено прямое доказательство того, что пол, хотя бы морфологически – регулируется всего одним геном. Этот результат представляет интерес не только для генетиков, но и для сексологов и сексопатологов. (Журнал «Nature» за 1991 г., т. 351, № 6322, С. 117–121).

Знание молекулярных механизмов регулирования пола нужно для лечения многочисленных морфологических заболеваний отклонений (гермафродитизм, синдром Кляйнфельдера и т. д.). Представляет интерес введение гена SRY в специфические клетки взрослого организма человека, ответственные за проявление мужского пола. В этом случае стала бы возможна генетическая секс-трансформация взрослого организма (сейчас делают хирургические операции) или может быть желающим изменить пол удалось бы вернуть психику соответствующую полу. Стала бы возможной помощь генетически бесплодным людям. Правда, в настоящее время реальнее составление диагностик для проверки половых клеток, чтобы не допускать генетических «ошибок».

Рассмотрим еще одну сторону этой проблемы. – Сексуальная агрессия. Диагностики позволили бы выявлять и, соответственно, лечить людей, которые из-за генетических дефектов склонны к сексуальной агрессии, которая может быть связана с увеличенной дозой гена SRY в их хромосомах.

К великому сожалению мутанты морских глубин не замыкают трагическую галерею этих чудовищ. Известны и людоеды и люди-вампиры. Осенью 1992 года в Ростове-на-Дону закончился «процесс века» – судили «суперубийцу» вампира Андрея Чикатило, на счету у которого 53 человеческие жертвы: дети, подростки, женщины. Ему 56 лет, украинец, по образованию филолог, работал снабженцем на заводе, уроженец Сумской области.

Но вампиры родятся не только в Сумской области, но где попало, по какой-то сатанинской формуле: один на 10–20 МИЛЛИОНОВ, плюс-минус. Такие мутанты появляются везде в Ростове и Москве, Харькове и Саратове, Витебске и Иркутске… Но всех их нельзя сравнить с Чикатило.

Под следствием находился уникальный экземпляр вампира. Возможно его необходимо тщательно обследовать, может быть даже с помощью международной КОМИССИИ. Так как его «отклонения» может быть являют собой полную аномалию. Надо, чтобы наши психиатры и генетики изучили эту аномалию и может быть им удастся найти «вакцину» против вампиризма. Для этого им нужны объекты-вампиры для исследований. Как в свое время Луи Пастеру нужны были бешеные волки для поисков его знаменитой вакцины против бешенства.

О. Назарьев, Ю. Зайцев, О. Цеханович

Михаил Орлов

История сношений человека с Дьяволом

II. Феи и эльфы

Можно подумать, что в феях и эльфах поэт-народ выразил идею обмана чувств, хотел воочию показать, что может человеку привидеться под влиянием страха, настраивающего воображение на таинственный лад. Об этом можно бы заключить по мотиву, часто повторяющемуся в сказаниях о феях и эльфах. Эти существа, по обычному представлению, обоеполые, т. е. среди них есть мужской и женский пол. И конечно, дамы эльфов прельщают смертных своею обворожительной красотою, а также изяществом и легкостью своих белых одежд. Но, однако, все эти прелести оказываются простым отводом глаз. Под покровом ночной тьмы эльфа прелестна, но если ее захватит предательский рассвет, ее красота улетучивается, исчезает, подобно всякому другому ночному призраку. Вместо сверкающих глаз обозначатся темные впадины, алые щечки превратятся в мертвые кости, обтянутые кожей, исчезнет даже волна прелестных белокурых волос, и вместо нее очутится клок какой-то серой пакли.

Фея – создание по преимуществу французской фантазии. Сказания о ней разработаны здесь, по преимуществу на берегу Атлантического океана и на прилегающих к нему островах. В числе этих островов надо отметить Сен (Sein), лежащий у мыса Финистер. Отсюда разошлись самые древнейшие сказания о феях по Франции и Англии. Надо полагать, что в древности этот остров являлся таким же важным религиозным пунктом древней друидической веры, был таким же священным местом, как, например, остров Рюген у нас на Балтийском море. Рядом с сенскими сказаниями о феях широко распространились по Западной Европе скандинавские сказания о демонических существах, по типу примыкающих к феям и эльфам. На острове Сен, как пишет Помпоний Мела (автор известной книги «De situ orbis», написанной в 40-х годах до Р. Х.), существовал древнейший храм какого-то галльского божества, подобно дельфийскому, славившийся своим оракулом. Здесь предсказательницами, как и в Дельфах, были жрицы-девственницы, обладавшие весьма обширными чародейскими силами. В их услужении состоял какой-то особенный дух или гений, силой которого они и творили разные чудеса, например, возбуждали бури на море, могли принимать вид разных животных, исцелять всякие самые упорные болезни, а также предсказывать будущее. Вот эти-то жрицы, судя по смутному смыслу народных преданий, и послужили как бы родоначальницами всех фей, впоследствии населивших Францию и соседние страны. Размножившись (но каким путем, коли они были девственницы?..), они мало-помалу заняли весь остров Сен, и когда им на нем сделалось тесно жить, то они начали перебираться на материк и поселяться в лесах Франции, а затем соседних стран. Часть их селилась также среди гор, в скалистых местностях, также в больших владетельных замках. Впоследствии весь этот невидимый народ перекочевал куда-то далеко к северу и образовал здесь настоящее царство фей, которое называлось Авалоном. Воспоминание об этом царстве осталось в названии одного из мысов на острове Ньюфаундленд.

Авалон часто описывали древние поэты Франции. Так, в романе или поэме о Вильгельме Курносом мы находим упоминание о том, что Авалон был чрезвычайно богат, так что другого такого богатого города никогда не было и построено. Стены его были сложены из какого-то особого камня, двери в них были из слоновой кости, жилища щедро разукрашены изумрудами, топазами, гиацинтами и другими драгоценными каменьями, крыши на домах были золотые и т. д. В Авалоне процветала волшебная медицина. Здесь излечивали самые ужасные раны. После страшного боя под Кубелином знаменитый король Артур был волшебной силой перенесен сюда на излечение, и фея Моргана вылечила его.

Некоторые писатели начала Средних веков называли Авалон островом. В одном из тогдашних романов этот остров описывается как очарованное место, где все обитатели проводят время в вечном празднике, не ведая никаких забот и горестей. Самое слово Авалон сближали со словами древнебретонского языка «Inis Afalon», что значит остров яблонь.

Итак, феи пошли отсюда, с французского острова Сена. Многие старые писатели делают попытку дать определение этому слову и понятию, разъяснить, что такое фея. В Эдде говорится, что феи бывают доброго происхождения, и тогда сами они добры и оделяют людей хорошею судьбою, но что если жизнь у иных людей слагается несчастливо, то это приходится приписывать влиянию злых фей. Таким образом, обличье этих существ пред нами довольно ясно определяется. Феи были гении или демоны судьбы, от них зависело направление человеческой жизни в ту или другую сторону, смотря по желанию или настроению феи, которая присутствовала при рождении человека.

Иные определяли фею как существо женского пола, которое обладает искусством волшебства, знает тайную силу слов и заклинаний, камней и трав; а вследствие этого феи могли быть подательницами всяческих жизненных благ – молодости, красоты, богатства или же, наоборот, всяческих бед и несчастий.

Мало-помалу с течением времени представление о феях, само собой разумеется, должно было претерпевать разные видоизменения. Среди них появились злобные духи, в которых можно отличить некоторые черты, сближающие их с кикиморами. Так, например, они по ночам входили в дома, не отворяя ни дверей, ни окон, и занимались разными злобными проказами, например, выхватывали детей из колыбели, мучили их, били, иногда уродовали. Но замечательно то, что измученный, изуродованный ими ребенок наутро оказывался жив и здоров. Иной раз феи появляются по ночам в виде старых морщинистых женщин очень маленького роста, которые не делают людям никакого вреда, а напротив, справляют какие-нибудь домашние работы, вообще оказывают добрые услуги. Случалось и так, что феи принимали образ обольстительных красавиц, и соблазненные их прелестями кавалеры вступали с ними в супружество. Но при этом таинственные красавицы обязательно связывали мужчин какою-нибудь особенной клятвою; так, например, муж должен был дать торжественный обет, что никогда и ни в каком случае не может видеть их без одежды, или обязывался предоставить в их полное распоряжение один день в неделю, например, субботу, причем в этот день они могли делать что угодно, исчезать, куда им вздумается, и муж не имел права спрашивать у них отчет в их отлучках. Если эти условия соблюдались мужем, то его жизнь протекала в нерушимом благополучии, в противном же случае на него сыпались несчастья. В некоторых случаях такие таинственные супруги в некоторые дни, которые они себе выговаривали по условию, покидали человеческий образ и превращались во что-нибудь другое, например, в змей и т. д.

Любимым местопребыванием фей служат чащи лесов и источники. Так, по крайней мере, повествуется во всех средневековых поэмах и романах. Их герои всегда встречают тех фей, которые потом играют роль в их судьбе, в лесах и преимущественно около источников. Во Франции в Средние века сила минеральных вод и целебных источников приписывалась феям, которые около этих источников обитали. Жанна д’Арк, как известно, любила стоять в мечтательной задумчивости у теплого источника, находившегося около ее родной деревеньки Домреми. Этот источник, по местному преданию, начал бить из земли от удара волшебной палочки феи-благодетельницы. Такие же сказания существуют и о других минеральных водах во Франции и Англии.

Как мы уже заметили выше, феи должны быть рассматриваемы по преимуществу как демонические существа судьбы. Об этом свидетельствует бесчисленное множество сказаний об их присутствии при появлении на свет разных героев сказок и легенд. Обычно, по народному поверию, распространенному по всей Франции, феи сами без приглашения заявляются к каждому новорожденному. Но иные родители, особенно в Бретани, предпочитают не ждать, чтобы феи пришли к их новорожденному, а сами идут к ним, захватив с собой младенца. Куда именно надо идти, где найти фей, это, конечно, ни малейшим образом не затрудняет суеверного жителя Бретани. Он основательнейшим образом осведомлен об «адресе». Места, где живут феи, с незапамятных времен известны населению. Чаще всего это какие-нибудь пещеры или подземелья и вообще глухие уголки в ближайших окрестностях населенных мест. Читатели знают из множества сказок, какие ими были прочитаны в детстве, как феи являются к новорожденным, как одаряют их судьбу разными щедротами или, наоборот, вставляют в нее какое-нибудь несчастье, и потому мы не будем приводить относящихся сюда сказаний.

По французским народным сказаниям, феи охотно околдовывают мужчин. «Корригана, – говорится в одной бретонской песне, – сидела у воды и расчесывала свои длинные волосы; она расчесывала их золотым гребнем, потому что эти дамы не бедны. „Ты очень смел (с такими словами обращается она к молодому принцу или другого звания герою, который вздумал купаться в ее речке), коли решаешься возмущать покой моей воды, – сказала Корригана. – Ты за это должен сейчас же на мне жениться, иначе ты семь лет будешь сохнуть или умрешь через три года“».

Воспевая пышнейшими красками красоту фей, народная фантазия, однако же, с замечательным упорством и постоянством отмечает в них всегда какой-нибудь скрытый недостаток, уродство, какой-нибудь противовес чарам красоты. Это нечто, нарушающее гармонию их образа, могло быть и чисто наружным недостатком, вроде какой-нибудь кривобокости, но бывало и внутренним, духовным недостатком. Так, прелестная Мелузина каждую субботу превращалась в змею. Фея, от которой, по преданию, произошел род Аро, обладала оленьей ногою; впрочем, она на поверку оказалась просто-напросто суккубою, т. е. чистым чертом.

К феям почти вплоть примыкают немецкие пиксы, ундины, вообще всякие демонические существа вод, в том числе, конечно, и наша русалка, а также вилы наших братьев-славян. С другой стороны, тип феи вдается в тип домового. Во французских легендах мы встречаем такие образы фей, которые приходится признать домашними духами. Так, например, фея или, как выражались писатели старого времени, «дама Абонда», обязательно вносит в те дома, которые она посещает, благоденствие и изобилие. Знаменитая фея Мелузина каждый раз, когда приходит смерть кого-нибудь из тех, кто пользуется ее покровительством, начинает испускать вздохи и стоны. В Ирландии существует верование в особых духов, так называемых «банши», в сущности, очень похожих на французских фей; эти банши точно так же оказывают покровительство некоторым семействам и домам, и если в том доме кто-нибудь захворает, то банши подходят к окнам, бьют в ладоши и испускают тревожные крики. По всей Германии распространено верование в дух, напоминающий фей и носящий у немцев имя Берты. Эта же самая Берта превращается и в тех знаменитых «белых женщин», которые интересуются судьбой очень многих знатных домов Германии, в том числе царствующих династий. Обыкновенно фамилия считается как бы под покровительством своей белой дамы. В важные и торжественные минуты жизни, например, при рождении, при свадьбах, при смерти кого-нибудь из членов рода белая дама обычно появляется в родовом замке, ее видят и начинают о ней говорить. Внезапные ее появления всегда считаются предвестником какого-нибудь важного происшествия, в особенности же кончины кого-либо из членов рода. В Люнебургской области фея называется Klage Weiss; здесь она обычно предупреждает каждого обывателя о его близкой кончине. Это предупреждение чаще всего случается в сильную бурю. В самый разгар бури она внезапно появляется в виде громадной фигуры сверхъестественного роста, которая простирает руку над тем домом, где в скором времени должен быть покойник. И в эту минуту весь тот домик обыкновенно сотрясается до основания.

Этих дам, и притом разного цвета, не только белых, приурочено множество к разным местностям в северной и северо-западной Франции. Виктор Гюго в своем описании Ламаншского архипелага перечисляет разных «дам», которые живут на разных островках той местности, в особенности же в опасных для судоходства местах. Среди этих дам есть белая, серая, красная, черная. Обычно все эти дамы выходят из своих убежищ по ночам и носятся над морем при лунном свете. Иногда они между собой встречаются. Рыбаки, которым случается их видеть, очень недовольны бывают встречами с ними, которые служат предвестником неудач.

В Германии есть еще феерические существа, которые население тоже называет белыми дамами, но которые отличаются уже явно злобными свойствами. Один из фрисландских летописцев времен императора Логара говорит, что в те времена, т. е. в IX веке, вся Фрисландия была густо населена всякого рода таинственными духами и гениями, в особенности же белыми дамами или нимфами. Они жили в подземных пещерах и чаще всего появлялись перед запоздалыми путниками, перед пастухами, забредавшими со своими стадами в пустынные места. Многие из этих белых дам любили заявляться в те дома, где были роженицы; они отнимали у них новорожденных детей и уносили в свои пещеры. Что они там с ними делали – история об этом умалчивает.

В местности вокруг Неаполя распространено в простонародии верование в белую даму, которую местные жители называют разными именами – Айя, Амбриана, Кайета. Верование народа в эту Айю доходит почти до осязательности. Она считается духом благодетельным, но не личным, не фамильным, а скорее местным, областным. Ее участие явно проявляется во всех важных событиях жизни. Она, например, очень любит новорожденных детей и иногда по ночам входит в дома, качает колыбели новорожденных. Чаще всего посещает она дома по ночам и при этом внимательно осмотрит весь дом, все хозяйство, удостоверится, все ли в доме исправно, все ли хозяйственные работы сделаны как следует. Но иногда, вероятно, за неимением времени ночью, Айя совершает свой дозорный обход и среди белого дня. Семья, например, сидит в доме, каждый за своею работою: кто разговаривает, кто поет. И вдруг раздается какой-нибудь особенный стук или шорох, по которому все сразу узнают, что в дом вошла Айя. Какой-нибудь старик или старуха, люди, умудренные опытом, немедленно шикают на семейных, и те мгновенно превращаются в истуканов: кто работал – оставляет работу, кто пел – умолкает. Все сидят, не смея шелохнуться, чтобы не спугнуть добрую фею-посетительницу. И это молчание продолжается до тех пор, пока старший в семье не додаст знака, что Айя уже обошла весь дом и удалилась. Среди старых людей найдется немало таких, которые утверждают, что видели Айю своими глазами. Такие очевидцы дают описание ее внешности. Айя очень высокая дама в белом платье, покрытая развевающимся покрывалом. Лицо у нее всегда важное и серьезное, равным образом поступь и все движения. Верование в Айю в неаполитанской области началось, надо полагать, с глубочайшей древности, потому что упоминание о нем встречается еще у Виргилия.

Классификация всех этих сверхъестественных существ, которых натворила народная фантазия, вообще говоря, чрезвычайно затруднительна, и если мы здесь делаем попытку разделить их на группы, то делаем это исключительно лишь ради соблюдения внешнего порядка.

Под именем эльфов (северные народы называют их еще альфами) известны духи воздуха и земли, созданные фантазиею народов германского происхождения. У них есть некоторые общие черты с французскими феями, а также со славянскими воздушными, лесными, горными и водяными духами. У эльфов есть свой король Оберон. Можно думать, что этот Оберон иногда в представлении народа совпадает с Эрлькенигом, воспетым Гёте. Но с другой стороны, имя этого «лесного царя», как его назвал Жуковский, переводчик знаменитой баллады Гёте, весьма подозрительным образом сходится с именем адского царя монгольских сказаний Эрлик-Хана. Надо заметить, что немецкое «Konig» и монгольское «Хан» имеют совершенно одно и то же значение. Но все это мы говорим мимоходом, так как ни филологические, ни мифологические изыскания в нашу задачу не входят. Мы имели в виду только напомнить о том, что народные сказания всех европейских и азиатских народов, вероятно, с незапамятных времен приходили между собой в соприкосновение, сопоставлялись, сочетались и перепутывались.

Один древнедатский писатель – Торфеус, живший в XVII столетии, приводит свидетельство какого-то исландского монаха или священника, лица, надо полагать, весьма авторитетного для Торфеуса. Этот монах будто бы со всею положительностью утверждал, что эльфы вовсе не плод досужей фантазии людей, что они действительно существуют, что они такие же Божьи создания, как и ангелы, добрые и падшие, что у них есть оба пола, как у людей, и что они могут размножаться, как люди. Об этом последнем обстоятельстве упомянутый монах заключал из того, что существуют многочисленные сказания (которые он, очевидно, принимает за несомненные факты) о брачном сожительстве эльфов с людьми. Следовательно, эльфы представляют собой как бы особый самостоятельный народ. Живут они и в замках, и в домах, и в маленьких хижинах, потому что среди них, как и среди всякого другого народа, существуют и богачи, и бедняки. И по нраву эльфы тоже могут быть всякими: злыми и добрыми, веселыми и печальными. Они спят и бодрствуют, едят и пьют, и вообще по складу своей жизни, как казалось исландскому монаху, не отличаются, да и не должны отличаться от людей ни чем иным, кроме того, что они духи.

Народы дальнего севера делили своих эльфов на группы, главным образом по образу их существования: различали полевых, водяных, лесных, горных эльфов.

В описании наружности этих существ приметы, вообще говоря, сходятся, не впадают в противоречие. Эльфов представляли себе в виде мелких существ. Когда они вытягивались во весь рост, то их головка лишь немного возвышалась над уровнем травы. У них очень большая голова, коротенькие ноги, но зато очень длинные руки. Эльфы очень проворны, ловки, смелы. Они всегда склонны к злым штукам. Они обладают всегда каким-нибудь высшим артистическим талантом; талант этот находится в зависимости от склада существования. Эльфы горные – отличные кузнецы, эльфы водяные – музыканты, эльфы воздушные – танцоры, и т. д. Танцы, судя по сказаниям, любимейшее развлечение эльфов. В светлые лунные ночи эльфы собираются толпами и пляшут хороводами по росистой траве. Само собой разумеется, что на том месте, где кружился такой хоровод, трава бывает примята в виде круглой площадки. В Дании и в настоящее время каждый деревенский житель, выйдя утром в поле и увидя такой круг примятой травы, сейчас же заключает, что на этом месте в ту ночь танцевали эльфы. Надо, впрочем, оговориться, что эти круги примятой травы, – «Elts-dans» (эльфо-пляс), как называют их датчане, – не всякому дано видеть, а видят их только люди, родившиеся в воскресенье. Впрочем, к кому эльфы благоволят, тому они дают особую книгу, по которой можно читать будущее, и обладатель такой книги овладевает способностью видеть «эльфо-плясы», хотя бы родился и не в воскресенье.

По датским народным сказаниям, эльфы живут в болотах и вообще около воды. Их мужчины обычно принимают вид крошечных старичков в широкополых шляпах. Женщины их отличаются волшебной красотой. Но интересно, что эльфа не целая женщина, а, так сказать, ее передняя половина; если же посмотреть на нее сзади, то там ничего не окажется; там просто видна какая-то черная впадина. Выходит вроде того, как если бы человека рассечь вдоль, с головы до пят, по площади, проходящей по плечам и бедрам, и всю внутренность из передней половины тела выкинуть вон. Это одно из самых странных созданий народного воображения. Однако, передний фасад снаружи в этой фантастической половинке женщины сохраняется во всем его ослепительном блеске и полон опаснейших чар, вследствие чего молодым мужчинам настоятельно рекомендуется избегать встречи с эльфянками и бежать от них, изо всех сил сопротивляясь их очарованию; а они еще усиливают это очарование музыкою, так как обладают каким-то особенным сладкозвучным инструментом. Когда же смертный, не устоявший перед соблазном, приближается к эльфянкам, они открывают рот и дуют на него, и если их дуновение до человека дойдет, то он мгновенно падает мертвым.

Водяные эльфы у датчан называются «нокке». Это духи, следящие, так сказать, за порядком в делах любви: они жестоко карают изменников и изменниц. Сверх того, нокке прекрасные музыканты и охотно берутся обучать музыке людей. За это надо им пообещать, что они, в день всеобщего воскресения, воскреснут вместе с людьми. Для объяснения скрытого смысла этого странного условия приведем здесь одно из ходячих сказаний о нокке.

Двое детей играли на берегу речки, протекавшей перед домом их родителей. Вдруг из глубины воды появился нокке, уселся на поверхности воды и начал играть на золотой арфе и петь. Дети ему сказали: «Добрый нокке, какую пользу принесет тебе твое пение, ведь ты все равно не удостоишься спасения». Услышав эти слова, нокке горько заплакал. Дети потом вернулись домой и рассказали об этом своему отцу. А отец их был священник. Он сделал своим детям выговор, упрекнул их в том, что они поступили неправильно. Он велел им вернуться обратно на берег и утешить нокке, сказав ему, что он будет спасен. Дети послушались, вернулись к реке и нашли нокке все еще сидящим на прежнем месте и плачущим. И они сказали ему: «Добрый нокке, не плачь! Наш отец говорит, что ты будешь спасен вместе со всеми другими». Как только нокке услыхал эти утешительные слова, он тотчас с радостью вновь схватил свой арфу и услаждал детей музыкой и пением до самой ночи.

Эта черта сближает датских нокке с нашими русалками, которые, по народному поверию, суть (между прочим) души младенцев, умерших некрещеными. Младенцев мертворожденных или скончавшихся без крещения русалки похищают из могильных ям и уносят в свои воды; они крадут их даже из-под порога избы. В течение семи лет в Троицын и Духов дни души этих младенцев летают по воздуху и выпрашивают себе крещения. Думают, что их можно спасти произнесением слов: «Крещаю тебя во имя Отца и Сына и Святого Духа!» и ежегодными панихидами в первый понедельник Петрова поста. Если же в семилетний срок они не будут искуплены молитвами и не услышат ни от кого приведенных слов, то навсегда остаются в обществе русалок.

Вот еще рассказ, занесенный в одну из скандинавских саг. Король Суафурлами однажды, возвращаясь с охоты, заблудился в горах. На закате солнца он заметил какую-то пещеру посреди груды скал. У входа в нее сидели два карлика. Король обнажил меч и кинулся на них, но они взмолились о пощаде. Король внял их мольбе и стал их расспрашивать, кто они такие и как их зовут. Оказалось, что один из них был Дирин, а другой Дуалин. Услышав эти имена, король сейчас же вспомнил, что эти два карлика славились своим особенным искусством в выделке оружия. Он отпустил их с миром, но взял с них слово, что они изготовят ему меч с ножнами и поясом из чистого золота. Меч этот должен был резать железо и камни, как лен, и всегда обеспечивать победу тому, кто им владеет. В назначенный день король вновь явился к этой пещере, и карлики подали ему великолепно выкованный меч. Подавая его королю, один из карликов сказал, что этот меч будет бить насмерть без промаху, что при его посредстве будут совершены три великих преступления и что сам король погибнет от этого меча. При этих словах Суафурлами бросился на дерзкого карлика, чтобы ударить его, но тот мгновенно увернулся и юркнул между скал, а удар меча обрушился на камень, который был рассечен этим ударом, как глыба масла.

Под покровительством эльфов находятся некоторые деревья, например липы, которым ради этого шведские крестьяне и до сих пор оказывают некоторое внимание. Луговая трава тоже – ее семена и корни в зимнее время оберегаются эльфами черными, подземными, а всходы и вообще надземные части – эльфами светлыми.

Многочисленные сказания Германии свидетельствуют о разных талантах эльфов. Они, т. е. их дамы, бесподобно владеют веретеном, как и наши русалки, и французские феи. В Гессене народ чтит «даму» Гольду (Frau Holda), которая является чем-то вроде носительницы вешних и летних даров – цветов, плодов, муки и вкусных печений из нее; главное же ее дарование – это искусство прядения. Она поэтому представляется как бы гением пряжи, покровительницею прях; искусных и усердных она награждает, ленивых карает.

У эльфов бывают праздники, по ирландскому поверию, дважды в год; первый весною, второй на Рождество. Весной легендарный герой Ирландии О’Доногью вылетает на белом коне из глубины Килларнейского озера и, окруженный блестящею свитой эльфов, поднимается на небо. Кто удостоится видеть этот взлет героя, тому он предвещает великое счастье и удачу во всем. В зимний же праздник эльфы поднимают дикий шум и грохот, внушающий страх. Эти зимние их праздники у немцев известны под названием скачки бешеного охотника – Wuthender Jager.

III. Гномы, хранители кладов и т. п

Гномами называются подземные духи, по преимуществу горные, и притом минные, т. е. водящиеся в местах, изобилующих полезными ископаемыми, особенно же драгоценными металлами и каменьями. Из старых писателей, знатоков по части горного дела, авторитетом считался Агрикола (1566). Подробно описывая в своей книге «О подземных минералах» всяческие руды и способы их обработки, он не забывает упомянуть, однако, и о минных духах. Он говорит, что эти духи бывают разного вида: одни маленькие, похожие на пигмеев, другие – вроде дряхлых, согбенных старцев.

Кальмэ в своей книге приводит рассказ об одной мине в Граубиндене, в Швейцарии, которую разрабатывал в XVI веке местный богач Петер Буоль. В мине жил горный дух, который всячески мешал рабочим извлекать из-под земли руды и затруднял дальнейшую их обработку. Но Петер Буоль не очень его боялся. Когда ему надо было спускаться в шахту, он только осенял себя крестным знамением, и с ним никогда ничего не случалось. Однажды этот интересный гений, хранитель мины, что-то уж очень крупно нашумел и напроказничал; один из рудокопов, выведенный из терпения, громко и весьма обстоятельно его выбранил. Тогда дух схватил этого рабочего за голову и мгновенно перевернул ему ее задом наперед. Рудокоп не умер от этой рискованной операции, остался жив и скоро выздоровел; но голова его так и осталась потом повернутой лицом на спину.

Агрикола тоже упоминает об одном подобном происшествии, бывшем в Анненберге, в серебряном руднике. Здесь дух – хранитель руды задавил двенадцать рабочих. Он кинулся на них, приняв вид коня, с бешеным ржанием и затоптал их насмерть. Из-за этого пришлось бросить рудник, несмотря на то, что он далеко еще не весь был выработан.

Олай Магнус насчитывает шесть групп минных духов; он не описывает их отличительных признаков и признает их всех гуртом демонами. Они появляются в особо богатых рудами местах и часто делают вид, что правят обычную рудничную работу – поднимают из шахты руду, дробят ее и т. д. Но все это, по словам ученого епископа, делается только для того, чтобы обмануть рудокопов, те, увидав старающихся чертей, подумают, что в этом месте скрыта богатая руда, начнут работы, ничего не найдут и примутся ругаться и богохульствовать, а чертям того и надо; вдобавок, во время работ черти еще навалят на них хороший обвал и передавят многих из них; а это тоже доход – души людей, скончавшихся без покаяния и напутствия.

К роду эльфов, по-видимому, надо отнести карликов Бретани и «горных человечков» (Bergmannchen) германских земель. Сходство между этими духами состоит в том, что все они величайшие мастера по части обработки металлов – волшебные слесари и кузнецы. Правда, у бретонцев и ирландцев они пользуются тоже нелестной репутациею фальшивых монетчиков. Северные сказания изобилуют россказнями о необыкновенном искусстве этих маленьких человечков в выделке, например, волшебного оружия, о чем, впрочем, мы уже упомянули.

В окрестностях Грейфсвальда, кажется, до сих пор существует еще предание среди простого народа о том, что вся эта область некогда была населена карликами. Куда они потом скрылись, в точности неизвестно, однако полагают, что они ушли в горы. В другом месте, в Пруссии, сохраняется предание о том, что и там тоже когда-то жили карлики, но были оттуда изгнаны каким-то кузнецом. Здесь мы видим отзвук как бы вражды по ремеслу. Заметьте, что карликов изгоняет кузнец, т. е. соперник по ремеслу, потому что карлики были тоже кузнецы. В других местах народное предание выражает эту мысль гораздо прямее. Так, в Рудных горах рассказывают, что там в прежнее время кузнечным делом занимались тоже карлики, но потом, когда кузнецы появились и между людьми, кузнецы-карлики были ими постепенно вытеснены. Точно такая же легенда существует в Гарце. В других местах тоже существуют легенды о карликах как о первоначальных насельниках местностей, которые с появлением людей всегда уступали им место, т. е. уходили или, правильнее сказать, исчезали неведомо куда. У нас подобные сказания приурочены к чуди и распространены по всему северу и востоку России, почти по всему Поволжью. «Желтоглазая» чудь при нашествии русских на ту область, в которой она раньше обитала, всегда уходила в землю.

Сказания об эльфах, карликах и тому подобных темных силах иногда связываются с бесчисленными рассказами о страшных домах, которые хозяева и жильцы покидают из-за того, что в них заводится нечистая сила. Подобного рода рассказ мы находим, например в «Демономании» Бодена. Вот, между прочим, какой там рассказывается случай, происшедший в Тулузе. Один ученый врач, по имени Ферве, нанял в этом городе дом; нанял он его за бесценок, потому что в нем никто не хотел жить и он давно уже был брошен: жильцов беспокоил злой дух, который поселился в этом доме. Ученый Ферве, смеявшийся над этими баснями, решил дело, как выражается Боден, по примеру греческого философа Афинодора, который тоже очень долго жил в таком доме в Афинах. В это время кто-то рассказал Ферве, что в Тулузе в местном университете учится молодой португалец, который обладал очень странным искусством показывать разные таинственные вещи на ногте у ребенка. Ферве заинтересовался этим юношей и позвал его к себе. К сожалению, у Бодена не объясняется, каким именно манером этот кудесник показывал свои штуки на ногте. Сказано только глухо, что он при своих волшебствах воспользовался содействием маленькой девочки и что когда ее спросили, что она видит (где и как видит, ничего не сказано), то она отвечала, что видит какую-то даму, очень богато одетую и разукрашенную золотом и драгоценностями, и что дама эта держит в руке факел и стоит она около какой-то колонны. После того молодой португалец посоветовал доктору, чтобы он сделал раскопки в погребе того дома, около поставленного там столба, и что он непременно отыщет в том месте клад. Доктор очень обрадовался и сейчас же приступил к работам; из чего явствует, что хотя ученый эскулап в нечистой силе сомневался, но в клады твердо верил. И вот, когда начали рыть, вдруг поднялся жестокий вихрь, который прежде всего угасил все факелы. Затем этот вихрь вырвался через отверстие погреба, ударил в соседний дом и сорвал с него часть кровли, которая и обрушилась в погреб. Кроме того, обломками, полетевшими во все стороны, разбило кувшин с водою, который какая-то женщина в то время проносила мимо. Тем дело и кончилось, и, кроме этого вихря, злой дух на первое время ничем себя не проявил. На следующий день португальский студент, которого известили о происшествии, снова явился к доктору и объяснил, что клада больше на том месте уже нет, что этот вихрь был не что иное, как злой дух, уносивший клад. При этом студент-колдун немало изумлялся тому, что нечистый не нанес никакого вреда самому доктору. Болен добавляет, что та история случилась 15 декабря 1558 года, что в этот день была прекрасная тихая погода и что он своими глазами видел те повреждения, какие вихрь причинил соседним домам.

Этот рассказ вводит нас в ряд легенд о кладах и их таинственных хранителях. Вот еще один рассказ по этой части, который мы заимствуем у того же Бодена. Дело происходило в Магдебурге. Там компания из десяти человек как-то узнала о том, что в некоторой башне зарыт клад. Как всегда в этих случаях бывает, кладоискатели заручились подробными сведениями, в каком именно месте зарыто сокровище, где и как, и в какое время надо его откапывать. И вот когда кладоискатели принялись за работу, башня обрушилась и всех их задавила насмерть.

Боден слышал от капеллана собора Богоматери (Notre Dame) в Париже рассказ о том, как он в компании с несколькими знакомыми посредством каких-то волшебных операций узнал о местонахождении клада в одной местности близ Парижа. Но когда они начали рыть этот клад, поднялся страшный вихрь, обрушил какую-то стену и их всех передавило и перекалечило. Сам почтенный капеллан был так изувечен, что на всю жизнь остался хромым.

Затем какой-то патер в Нюренберге тоже отыскал клад, т. е. его местонахождение, «при помощи сатаны», как выражается Боден. С этим вышла та же самая история. Как только он дорылся до ящика, содержащего клад, страшный вихрь развалил дом – и кладоискатель был задавлен развалинами.

Иногда черти пускают в ход и разные другие способы запугивания кладоискателей. Так, по рассказу Бодена, однажды компания кладоискателей только что было приступила к рытью клада, как вдруг раздался страшный вопль, как бы исходящий из уст человека, подвергаемого колесованию. Кладоискатели были так перепуганы, что побросали свои лопаты и пустились в бегство, а за ними по пятам гнались все время черти и нещадно били их, провожая таким образом до дома, где они жили. Черти ворвались даже в самый дом и подняли там такой рев и грохот, который жильцами дома и соседями был принят за грозу.

Путешественник XVI столетия Вильямон рассказывает такого рода случай. Когда он посетил Неаполь, он однажды в компании с другими путешественниками вздумал посетить находящуюся около города пещеру короля Салара. Взяли с собой проводника, вооружились зажженными факелами, спустились в пещеру и шли по ней, пока не добрели до какой-то ямы или рва. Тут проводник остановился и сказал, что дальше не пойдет. Когда же его спросили, почему именно он не хочет идти, он отвечал, что кто идет дальше этого рва, тот уже назад не возвращается. Так, по его словам, случилось лет за десять перед тем с одним местным аббатом и бывшими с ним французом и немцем. Водил их в пещеру этот же самый проводник. Когда дошли до рва, он предупредил их, что дальше идти не следует, но они стали над ним насмехаться, взяли каждый по зажженному факелу и начали спускаться в тот ров. Проводник не пошел с ними, а сказал, что останется там, где был, и будет ждать их возвращения. Он очень долго прождал их, но так и не дождался. Вернувшись в город без них, он рассказал об этом приключении. Родственники пропавшего аббата обвинили его в убийстве путешественников и засадили в тюрьму. Но проводнику удалось как-то оправдаться и его выпустили, а через несколько дней после того было дознано, что три погибших путешественника были колдуны, что они спускались за кладом и пали жертвами своей жадности, которая побудила их войти в связь с нечистой силою. Декор, у которого мы уже кое-что заимствовали, передает историю кладоискателя, тоже духовного лица, которого дьявол соблазнил искать клад, указав место, где он зарыт. Кладоискатель дорылся до какого-то сундука, около которого лежала страшная черная собака. Но едва нечестивый патер подошел к этому сундуку, как немедленно вместе с ним провалился сквозь землю. Свидетелем же этого происшествия был один из друзей погибшего кладоискателя, которого он пригласил с собою, но который не принимал прямого участия в деле и потому был пощажен при катастрофе.

Кальмэ рассказывает, что в одной эльзасской деревне в саду у одного из местных жителей проявился клад, и проявился весьма странным и чудесным образом. Хозяева этого сада видели, как из земли выступал какой-то сундучок. Хозяева сразу догадались, что в этом сундучке должен быть клад. Но как только они подходили к таинственной шкатулке и протягивали к ней руки, она тотчас же опять уходила в землю. И эта проделка повторялась несколько раз.

Кальмэ заимствует следующую историю у греческого писателя Феофана. В начале V века до н. э. персидский царь Кабад был осведомлен о том, что где-то на границе между Индией и Персией существует таинственный замок, в котором хранится громадное количество золота, серебра и драгоценных каменьев. Кабад задумал завладеть этим замком. Но было известно, что сокровища охраняются демонами, которые к ним никого не подпускают. Персидский царь созвал целую толпу своих и жидовских магов; те усердно отгоняли демонов – хранителей клада своими заклинаниями, но оказались против них совершенно бессильны. Тогда царь вспомнил о христианах и их всемогущем Боге. Он призвал к себе христианского епископа, правившего в то время персидской церковью, и просил его отогнать бесов, охранявших тот заколдованный замок. Епископ совершил богослужение, отправился к замку и изгнал охранявших его бесов, после чего персидский царь овладел замком и хранившимися в нем сокровищами.

На острове Мальта (повествует тот же Кальмэ) был один человек, из рабов, который утверждал, что владеет силой вызывать демонов и заставлять их открывать и указывать самые сокровеннейшие вещи. Двое мальтийских рыцарей, узнав об этом рабе, взяли его с собой и повели в какой-то замок, где, по их сведениям, должен был находиться клад. Раб-колдун произвел заклинания. Демон явился, раскрыл какой-то камень и из отверстия его выступил большой сундук. Но едва раб протянул к нему руки, как сундук снова спрятался в скалу, и эта проделка повторилась несколько раз. Колдун, наконец, оставил свои попытки и откровенно признался своим спутникам, что он совершенно ослаб и обессилел и что ему нужно бы чего-нибудь выпить, чтобы подкрепить силы. Ему дали чего-то, и он вновь приступился к тому камню. А рыцари оставались в некотором отдалении и ждали, что будет. Через несколько времени им послышался какой-то подозрительный шум. Они бросились к тому месту, где был заклинатель: они нашли его мертвым и распростертым на земле, а все тело его было сплошь покрыто крестообразными надрезами, как бы сделанными ножом. Рыцари отнесли его на берег моря, привязали к его ногам тяжелый камень и бросили его в море. Тем их приключение и окончилось.

На той же Мальте было еще несколько подобных приключений с кладами. Тогдашние жители острова, мальтийские рыцари, вели беспрестанные войны с неверными, и у них скоплялось великое множество всяких сокровищ. Кроме того, они очень охотно предавались изучению тайных наук, т. е., другими словами, более или менее входили в сношение с темными силами. При таких условиях среди населения острова, разумеется, могло возникнуть множество сказаний о кладах, и притом заклятых по всем правилам искусства. Отсюда и множество легенд о кладоискателях и их приключениях. Так, рассказывали про одну старуху, что ее какой-то дух уведомил о кладе, зарытом в погребе в ее собственном доме. Клад же этот, по словам духа, принадлежал какому-то важному рыцарю. Дух и внушил старухе, чтобы она отправилась к тому рыцарю и его известила об этом кладе. Старуха пошла к рыцарю, но не могла добиться, чтобы он ее принял и выслушал. Так она и вернулась от него ни с чем. А между тем на следующую же ночь дух снова явился к ней и настаивал, чтобы она известила рыцаря. Старуха начала было отказываться, ссылаясь на то, что рыцарь не желает ее принимать. Но дух-известитель начал ее мучить и истязать и заставил снова пойти к рыцарю. На этот раз испуганная старуха добилась аудиенции и рассказала рыцарю об всем. Рыцарь ей поверил, захватил с собой людей с кирками и лопатами и отправился к ней в дом. Начали рыть, но в скором времени из вырытой ямы хлынуло такое громадное количество воды, что работу пришлось бросить. Рыцарь после того рассказал обо всем этом великому инквизитору, и тот хотя взглянул на его попытку как на великий грех, но все же дал грешнику свое пастырское отпущение, а историю эту повелел занести в летописи инквизиции. И вот много лет спустя после того было решено расширить площадь пред соборной церковью. С этой целью были приобретены дома окрестных жителей, и в число их попал дом той самой старухи, где рыцарь искал свой клад. Когда сносили этот дом и рыли землю, то как раз и нашли тот самый клад, который искал рыцарь. Тогда из-за этого клада начался спор между главой мальтийского ордена и монахами, владевшими собором. Каждая сторона предъявляла свои законные права на этот клад. Рыцари опирались на то, что весь остров принадлежит им, значит, им же принадлежат и все сокровища, скрытые в недрах земли; монахи в свой очередь утверждали, что клад, найденный на их участке земли, им и принадлежит. Обратились к суду папы, и тот присудил клад рыцарям. А тем временем в дело вступился еще и тот рыцарь, которому клад принадлежал первоначально, как уверял дух, явившийся той женщине, владелице дома с кладом. Он сослался на запись о своем кладоискательстве, и хотя этим не доказал своих прав на клад, но зато (заключает Кальмэ) этим было доказано, что демон знал о том сокровище и стерег его.

В начале XVIII столетия в Страсбурге произошла история, которая в свое время наделала много шума. В то время там жил очень известный музыкант Каваллари, родом венецианец. В один прекрасный день Каваллари попросил у начальства разрешения произвести раскопки в старинном монастыре, разрушенном еще во время войн, возникших при реформации. Музыкант объяснял свое желание тем, что в этих развалинах надеялся найти клад. Узнал же он об этом кладе от одной женщины, которая много раз видела в тех развалинах призрак старого патера, весьма почтенной наружности, в богатой, расшитой золотом одежде, который бросал перед собой целую груду камней. Женщина эта неизвестно путем каких умозаключений пришла к убеждению, что в развалинах непременно должен скрываться клад, и сумела заразить этой своею уверенностью итальянского музыканта. Разрешение производить раскопки ему было дано. Он произвел эти раскопки, и они увенчались полным успехом: нашли много глиняных горшков, наполненных монетой XIV и XV столетий.

IV. Призраки и привидения

Мы вступаем в область чрезвычайно любопытную и захватывающую внимание каждого, кто более или менее склонен к чудесному, – вступаем в мир мертвецов, привидений и призраков. Здесь нам придется быть особенно осторожными, чтобы не выйти из границ нашей задачи и остаться в области сношений человека с нечистой силою. Об этом мы и будем, конечно, всемерно стараться. Но просим все-таки заранее о снисхождении читателей ввиду чрезвычайной сбивчивости предмета: иногда по запутанному изложению какого-нибудь благочестивого демонолога XV или XVI столетий трудно с точностью заключить об участии или неучастии в передаваемом им происшествии нечистой силы.

Вот, например, факт из области россказней о привидениях, передаваемый Гуларом, книга которого уже дала нам такую богатую жатву.

В Германии, в Гальберштадте, жил очень богатый человек, жил роскошно, открыто, не отказывая себе ни в каких удовольствиях и в то же время не прилагая ни малейших забот о спасении своей души. Однажды у него исторглось весьма нечестивое желание: в разгар веселого пира он вдруг с увлечением вскричал, что если бы ему все время так жить, как он теперь живет, то ему бы и никакого Царствия Небесного не надо. Через несколько дней после этой выходки он захворал и умер. И вот немного времени спустя после его смерти в его роскошном доме начали появляться призраки, которые так беспокоили всех живших в доме, что те мало-помалу разбрелись кто куда. Чаще всего видели ночью, что громадные залы дома ярко освещались и покойный богач появлялся в них роскошно одетый и окруженный толпой гостей. Вся эта компания усаживалась за столом, покрытым винами и яствами; стол окружала толпа служителей с факелами в руках. Часто также в доме во время этих загробных пиров раздавалась громкая музыка. И все благочестивые люди города были убеждены, что эти чудеса происходят по особому произволению Божию. Бог дозволял нечистому духу устраивать эти призрачные пиры в назидание богатым сластолюбцам.

По части явлений мертвецов одна из самых странных историй передается в книге Гулара, который сам заимствует ее из книги Камерариуса «Исторические размышления». «Одно лицо, достойное веры, – повествует Камерариус, – много путешествовавшее по Азии и Египту, рассказывало о том, что в Египте, в окрестностях Каира, есть кладбище, где мертвые выходят из своих могил. Обычно это происходит в известный день в марте месяце. Местное население знает давно об этом чуде и потому в тот день, когда оно происходит, на кладбище собираются толпы народа. Покойники вылезают из земли, как бы выталкиваемые из нее какою-то невидимой силою. Появление их совершается очень медленно, мало-помалу. В одном месте из могилы начинает, например, выставляться рука, из другой могилы – нога. Иные покойники выставляются до половины тела; но редко случается, чтобы покойник выставился весь целиком. Побыв некоторое время вне своих могил, все эти мертвецы или, лучше сказать, разные части их тела, начинают вновь с той же медлительностью погружаться назад в землю и мало-помалу вновь скрываются под нею». Камерариус, по его словам, расспрашивал об этом факте всех достоверных лиц, которым случалось бывать в Египте, и все они будто бы совершенно подтверждают полную несомненность этого известия. Иные из них сами были свидетелями этого чудесного выглядывания мертвецов из своих могил; другие хотя и не были свидетелями происшествия сами, но подтверждают, что в Каире все население поголовно знает об этом, так как почти каждый видел это своими глазами. Между прочим, Камерариус ссылается на книгу итальянского путешественника Луиджи ди Джованни, который был в Египте и видел описываемое чудо. Вот как он о нем рассказывает. 25 марта 1540 года этот итальянский путешественник с несколькими своими знакомыми и в сопровождении отряда янычаров отправился из Каира на небольшую голую горку, находящуюся верстах в двух от города. На этой горке, по преданию, находилось прежде кладбище. Ежегодно в этот день марта на горку собирается бесчисленное множество народа, чтобы видеть, как мертвецы поднимаются из своих могил. Начиналось это выхождение из могил в четверг, продолжалось всю пятницу и кончалось в субботу. Тела появлялись из могил в том виде, как их хоронили в древности, т. е. обвитые погребальными пеленами. Ни одно из этих тел не становилось на ноги и не двигалось; из-под земли появлялись только части тела: рука, нога, бедро. Все это совершалось на глазах у народа. Любопытствующие могли нагнуться и ощупать рукой выставившуюся часть тела мертвеца. Итальянец передает еще, что чем дальше зритель отходит от могилы, тем резче представляются ему выставившиеся части мертвецов. И в какую сторону ни повернись, говорит он, повсюду видны выставляющиеся из-под земли руки, ноги и другие части трупов. Народ собирается в эти дни громадными толпами на то место главным образом в чаянии чудесного исцеления болезней. Неподалеку от горки есть какое-то озерко или болотце, и люди верят, что если водой из этого болотца обмыть больного с четверга на пятницу, то он исцелится. Сам итальянец этих исцелений не видел, а передает только факт глубокой веры в них каирского населения. Любопытно отношение самого Камерариуса к этому явлению. Принимая самый факт за несомненный, он отказывается дать ему какое бы то ни было толкование. Он держится того мнения, что это своего рода воскресение мертвых может быть и проделкой сатаны, и в то же время можно, дескать, рассматривать как зрелище, устраиваемое Богом в поучение местному языческому населению, дабы внушить ему понятие о будущей жизни и воскресении мертвых. Посему, дескать, предоставляем читателям судить это явление и истолковывать его, как им самим заблагорассудится.

Вообще историй о явлении мертвецов, а главным образом о душах умерших людей, испытывающих разные затруднения по части своего благоустройства на том свете, в Средние века и последующие столетия ходило бесчисленное множество. Масса этих рассказов записана в книгах тех авторов, которыми мы до сих пор пользовались, но мы не решаемся пересказывать их здесь, находя их неподходящими к нашей задаче.

Души умерших появляются повсюду и при всевозможных обстоятельствах, чаще всего в жилых домах. Лафатер, из которого мы уже кое-что извлекли, в своей книге о явлении духов тщательно перечисляет обстоятельства их появления. Иногда, говорит он, люди, живущие в доме, не замечают появления духа, ибо оно для них ничем не обнаруживается, но животные ясно чуют его; так, например, собаки обнаруживают явное беспокойство, прижимаются к ногам своих хозяев, дрожат, взвизгивают, «ибо они очень боятся духов», объясняет Лафатер. В другой раз духи, не показываясь людям, все же явно обнаруживают свое присутствие шумами, стуками, передвижением вещей, шагами, раздающимися в комнате, и т. д.; иные шкодливые духи стаскивают со спящих одеяла. Случалось, что видели знакомых людей в каком-нибудь совершенно необычном образе, например, окруженных пламенем, и вскоре вслед за тем узнавали, что люди эти умерли. Бесчисленны рассказы о тех мучениях, которым подвергаются убийцы, разбойники, тираны, вообще всякого рода душегубы, которым являются души загубленных ими людей. По этой части стоит только вспомнить мучительные галлюцинации Иоанна Грозного. Некоторые старые писатели удостоверяют, что известны случаи, когда при приближении убийцы к трупу убитого на этом трупе вдруг выступал пот или изо рта у него появлялась пена, и вообще убитый как бы старался отметить своего убийцу каким-нибудь кидавшимся в глаза признаком. Далее существует множество рассказов о том, как мертвые являлись живым, своим друзьям и близким, и предупреждали их о каком-нибудь грядущем событии, чаще всего об угрожающей опасности и смерти. Так, например, у Саллюстия упоминается о том, что погибший народный трибун, знаменитый Тиверий Гракх являлся своему брату Каю и предупреждал его, чтобы он не принимал на себя этой гибельной должности, так как ему грозит та же участь. Рассказывается еще о знаменитом арабском враче Альбамаруне, что когда ему случилось сильно захворать какою-то болезнью, от которой он не знал средств, то ему явился во сне один умерший друг, тоже врач, и посоветовал лекарство от болезни, подействовавшее вполне успешно. Упоминаем вкратце обо всех этих россказнях, не решаясь входить в подробности, потому что связь подобных происшествий с чистой чертовщиной представляется сомнительною.

Однако в числе этих повестей о выходцах с того света есть и такие, в которых мрачная тень нечистого более или менее ясно выступает на сцену. Таков, например, рассказ о нечестивом папе Бенедикте IX (1033–1048). После своей смерти он часто появлялся, и его тень многие видели. Вид ее был ужасен. Чаще всего усопший пастырь являлся в виде страшного медведя с ослиным хвостом, но с своею собственной человеческой физиономиею. Иные вступали в беседу с этой страшной тенью. На вопрос о том, чего ради он был так жестоко обработан, дух папы обычно ответствовал, что он осужден бродить в образе зверя после своей смерти, потому что он при жизни вел себя, как дикий зверь, потому и предан во власть адову.

У Лелуайе записан рассказ о какой-то индианке, перувьянской уроженке, которая, подобно вышеупомянутому папе, тоже являлась после своей смерти в самом ужасном виде, вся в огне, который снопами извергался у нее изо рта, из ноздрей и из всех сочленений тела. На вопросы людей, которым она являлась, о причинах всех этих ужасов, с ней происходящих, она говорила, что умерла она грешницей и притом без покаяния и напутствия, а посему и угодила непосредственно в ад.

В этих рассказах мимоходом доставалось и злым еретикам-лютеранам. По этой части в книге Тайленье о явлении духов приводится такой рассказ. Супруга одного орлеанского жителя, заразившаяся Лютеровой ересью, чуя приближение смерти, просила мужа, чтобы он похоронил ее без обычного колокольного звона, без отпевания, словом, без соблюдения обрядов католической церкви. Муж исполнил последнюю волю своей супруги и ее неотпетое тело похоронил в одной монастырской церкви, где раньше были погребены ее родители. Но в ту же ночь в церкви поднялся неистовый шум и гром. Оказалось, что это душа умершей еретички забралась под самый купол храма и там буянила. Монахи того монастыря сейчас же предупредили родственников покойной, что это ее душа, так как она погребена неотпетою, производит весь этот шум. В церкви собрался народ. Стали опрашивать мучающуюся душу, чего ради она так тревожится, и душа внятным голосом ответила, что она осуждена на вечные мучения за то, что она предалась Лютеровой ереси.

Затем в рассказах о мертвецах приходится выделить особую группу, именно сказания о вампирах, которые уже несомненно относятся к области сношений человека с нечистой силою, так как по общераспространенному народному верованию каждый вампир при жизни был колдуном или, по крайней мере, превращен в вампира злобным колдовством.

Классической страной вампиризма надо считать область Карпат: Венгрию, Буковину, Галицию, Силезию, и наш русский юго-западный угол. Рассказы о вампирах существуют в этих областях с незапамятных времен, и мы находим множество этих рассказов в книгах авторов, которыми мы до сих пор пользовались, главным образом в «Трактате о явлениях духов» аббата Кальмэ.

По определению Кальмэ, вампирами в Венгрии называются особые привидения, именно души людей, умерших иногда уже за много времени перед тем, как обнаруживается их вампиризм. Эти беспокойные покойники выходят из своих могил чаще всего по ночам и всячески истязают и беспокоят живых. Иной раз вампир ограничивается тем, что громко стучит в двери и окна. Но его обычная проделка, самая для него характеристическая, состоит в том, что он высасывает кровь из живых людей. Подвергаемые такой варварской операции люди чрезвычайно быстро лишаются сил, слабеют и скоро умирают. Слово вампир, или упырь (Кальмэ пишет «oupire»), по словам нашего автора, славянское и означает пиявка. Затем он упоминает о том, что обычно изобличенному упырю местное население, откопав его из могилы, либо отрезает голову, либо протыкает сердце, либо сжигает его целиком. Вот несколько историй о вампирах, собранных в книге Кальмэ.

В одной деревне умирает женщина. Ее как следует отпевают, напутствуют и закапывают на кладбище, как и всякого другого покойника. На пятый день после ее смерти то один, то другой житель деревни слышит страшный и необычайный шум и видит какой-то призрак, беспрестанно меняющий свой внешность; он перекидывается то в собаку, то в человека. Он является в дома жителей, накидывается на них, хватает их за горло и принимается их душить или сдавливать их живот, доводя их до изнеможения; иных бьет, ломает. Все подвергающиеся нападению впадают в страшную слабость, бледнеют, тощают, не могут двинуть ни рукой, ни ногой. Страшный призрак не щадил и домашних животных; так, например, связывал коров хвостами, мучил лошадей, которые оказывались покрытыми потом и выбившимися из сил, словно на них кто-то ездил до изнеможения. Местное население, конечно, приписало все эти проделки вампиру, и в этом вампире узнано ту самую женщину, о которой было упомянуто вначале.

В одной чешской деревеньке умер пастух. Через несколько времени после его смерти местные жители начали слышать голос этого пастуха, выкликавший их имена. И кого этот голос выкликал, тот в скором времени умирал. Бывалые мужички тотчас сообразили, что пастух этот был колдун и после смерти, как водится, превратился в упыря. Порешив на этом, они немедленно вырыли покойника, который, к их неописанному ужасу, оставался совсем как живой, даже говорил. Мужики немедленно проткнули его насквозь деревянным колом (по всей вероятности осиновым; осина почему-то считается наиболее подходящим материалом для выделки этих кольев; вероятно, это находится в связи со сказанием о том, что на осине повесился Иуда), но проткнутый мертвец проявил к проделанной над ним жестокой операции не более чувствительности, чем жук, посаженный на булавку. Он насмехался над своими мучителями, благодарил их за то, что они дали ему хорошую палку, что ему будет теперь чем обороняться от собак. В ту же ночь он опять встал и всю ночь пугал народ, а несколько человек даже удавил. Тогда призвали палача и поручили ему распорядиться со строптивым покойником. Его взвалили на телегу и повезли в поле, чтобы там сжечь. Покойник бешено ревел и двигал ногами и руками, как живой. Когда перед сжиганием его вновь всего истыкали кольями, то он ревел ужасно и из него текла в большом количестве алая кровь, как из живого. Сожжение оказалось вполне радикальной мерой: злой покойник после того уже никого не беспокоил.

В одной деревеньке в Силезии умер шестидесятидвухлетний старик. Через три дня после смерти он внезапно явился в своем доме, разбудил своего сына и попросил у него есть. Сын накрыл стол, подал пищу. Старик наелся и ушел. На другой день сын, конечно, рассказал всем об этом происшествии. В ту ночь старик не появлялся, но на следующую ночь опять пришел и опять просил есть. Угощал ли его на этот раз сын или нет, об этом история умалчивает, достоверно только то, что этого человека, т. е. сына, нашли наутро в постели мертвым. И в тот же день пятеро или шестеро других обывателей деревни вдруг как-то таинственно расхворались и через несколько дней один за другим умерли. Жителям стало ясно, что в деревне шкодит упырь. Чтобы его распознать, начали разрывать могилы всех свежих покойников и, конечно, добрались до того, кого было надо. Это и был тот старик, отец первого пострадавшего, которого нашли мертвым в постели. Он лежал в гробу с открытыми глазами, с красным, как бы налитым кровью лицом. Труп дышал, как живой человек, и вообще отличался от живого только неподвижностью. Его, как водится, проткнули осиновым колом и сожгли.

(продолжение следует)

Видеоклуб

СЕРДЦЕ АНГЕЛА / ANGEL HEART

США, 1987 г., 1 ч. 53 мин.

Режиссер Алан Паркер.

В ролях: Микки Рурк, Роберт Де Ниро, Шарлотта Рэмплингидр.

мистический триллер

Не слишком преуспевающему частному детективу Гарольду Ангелу (М. Рурк) крупно повезло. На выгодных условиях он получает заказ от одного загадочного джентльмена по вмени Люис Цифер (Р. Де Ниро) на розыск должника Цифера, некоего Джонни Фаворита. Однако пустяковое, казалось бы, дело не клеится. Поиски затягиваются, а затем и вовсе заходят в тупик. Стоит детективу выйти на человека, имеющего хоть какое-то отношение к разыскиваемому, как того тут же убивают. Заказчик проявляет нетерпение. В эти моменты его черные, бездонные как ночь глаза начинают приобретать зловещий желтоватый оттенок, а у Ангела, в прошлом страдающего потерей памяти, этот жутковатый блеск начинает вызывать какие-то неясные ассоциации и обрывочные, мучительные воспоминания. Между тем Ангел, стремящийся честно отработать полученные деньги, как гончий пес, несется на встречу с последним свидетелем загадочной жизни Фаворита, т. е. на встречу с очередным убийством. Круг замкнулся. Фаворита теперь не найти. Остается лишь вычислить убийцу. И сыщик-профессионал Гарольд Ангел вычисляет его… Развязка этой таинственной истории весьма драматична и неожиданна, она производит сильное впечатление на зрителей, впрочем как и весь фильм целиком, являющийся до настоящего времени непревзойденным шедевром в своем жанре.

ЭКСТРО / X-TRO

Фильм первый, 1983 г. Великобритания, 1 ч. 22 мин.

Режиссер Гарри Бромли-Дэвенпорт

В ролях: Филип Сейер, Бернис Стайджерс, Мариан Д'Або и др.

Фильм второй, 1991 г. США – Великобритания – Канада, 1 ч. 28 мин.

Режиссер Гарри Бромли-Дэвенпорт

В ролях: Жан-Мишель Винсент, Пол Косло, Тара Бак-мэн и др.

фантастический триллер

Начало первого фильма весьма интригующее. Инопланетяне похищают отца вполне благополучного семейства, который через три года возвращается на Землю в сущности оборотнем – переродившимся во внеземное существо инопланетным монстром. В дальнейшем, однако, режиссер, не утруждая себя разработкой психологических мотивов поведения данного персонажа, заставляет его совершить ряд бессмысленных убийств и не вполне понятных поступков. После чего, забрав с собой сына, он отбывает в космическое пространство.

Во втором фильме исследователи, проводя эксперименты в рамках научного проекта «Нексус» вторгаются в неизведанное, находящееся за гранью человеческого восприятия пространство и тем самым вызывают появление в нашем пространстве и времени чудовища ОТТУДА, сражение с которым по существу и занимает остальное время кинокартины. Фильм не только повторяет отдельные сюжетные ходы кинолент «Чужой» и «Чужие», но и имеет прямые заимствования из них. В то же время несмотря на кажущуюся активность действия, он лишен внутреннего динамизма последних.

КЛАСС 1999 / CLASS OF 1999

США, 1991 г., 1 ч. 36 мин.

Режиссер Марк Лестер

В ролях: Брэдли Грегг, Трэйси Лин, Джон Р. Райан, Пэм Грир, Стэси Кич, Малкольм Макдауэл и др.

фантастический боевик

1999 год! США. Безудержный рост наркомании и преступности привел к полной деградации общества. В городе Сиэтле наступил абсолютный паралич власти. Вооруженные банды подростков терроризируют взрослое население, своих сверстников, школьных учителей. Отчаявшийся директор одной из средних школ идет на сотрудничество с некой правительственной организацией по скрытному внедрению в среду преподавателей роботов-андроидов, неуязвимых для преступников. Поначалу все идет прекрасно – андроиды нагнали страху на школьную шпану, не превышая оборонительных средств, заложенных в их программу. Вскоре, однако, радужное настроение организаторов этой акции улетучивается– агрессивность андроидов начинает превышать допустимые пределы, они становятся неуправляемыми. Их жертвами оказываются не только воинствующие хулиганы, но и сам директор и их создатели. Выясняется, что эти роботы были сконструированы специально для ведения боевых действий в Южной Америке… В фильме не просматривается какая-то глубокая идея, хотя режиссер (судя по началу) делал заявку на нечто большее, чем просто боевик. К достоинствам ленты можно отнести профессионально выполненные комбинированные съемки и спецэффекты, хотя все это мы уже видели еще в первом «Терминаторе».

Михаил Матюхин

Юрий Петухов

Кровавая бойня

(продолжение)

То ли глаз совсем ослаб, то ли в пещере стало темней. Мрак! Что же происходит, что же все-таки происходит, черт побери, со всеми на этом поганом темном свете?! И-эх, старость… вот и подкатила, гадина. Скоро придет пора окунуться, раствориться во тьме… навсегда! Нет, это просто с глазом что-то.

Отшельник сполз с грязной занозистой лавки, покрытой полуистлевшей мешковиной, ударился лбом о мокрый и скользкий пол. Ноги его совсем не держали. Тонкие хлипкие ручонки дрожали, никак не хотели слушаться. Мертвое тело! Да, это тело давным-давно умерло, в нем живет только мозг – огромный, разбухший, разросшийся мозг. Будто исполинский светящийся гриб. Нечеловеческий!

В пещере никого не было. Да что там в пещере. Отшельник не ощущал присутствия живой души в округе верст на тридцать. Забыли! Все забыли про него. Ну и плевать. Он прополз в мокроте и слизи три метра, снова уронил голову. Пить! Как хочется пить! Если агрегат заглох, сломался – ему крышка. Он сдохнет без пойла. Сдохнет самое большее через час. Надо ползти. Темно. Сыро. Погано. И страшно. Ему было непривычно это состояние страха. Он никогда не боялся умереть, все опостылело донельзя, его собственный гипертрофированный мозг убивал его самого… Нет, его убивало пойло, и нечего тешить себя байками!

Минут сорок он боролся с собственным немощным телом, преодолевая жалкие метры во мраке и сырости – метры, отделявшие его от ниши. Он ничего не видел, не слышал. Он был только в себе. Поднимался, проваливаясь в полуобморочное состояние, в еще больший мрак, чем был снаружи, но полз, полз, лез к банкам. На его счастье в одной мутнело живительное пойло – больше половины банки пойла! Жизнь! Спасение!

Без трубочки пить было тяжело. Две трети он пролил мимо. Но главное – треть-то через клювик влилось в его полумертвое нутро, оживило его. Сразу стало светло. И не только в пещере. Он увидал мир – на многие версты и мили, на километры и стадии, переходы и парсеки. Тьма ушла. Сердце забилось ровно. И все же, первым делом, едва отбросив от себя опустевшую банку, он шагнул к агрегату, дернул за шланг, пнул в ржавый бок рахитичной ножкой, чуть не упал… но увидел – набухает капелька! услышал – урчат внутренности! все нормальненько! все в порядке! просто заело немного! Он подставил под краник самую большую банку. И отошел к краю ниши. Теперь можно было и осмотреться…

Промелькнувшую было картину обугленного, уничтоженного карателями поселка он прогнал сразу. Надоело! Хватит! Еще поселки – и все в гари, копоти, головешках. Долой! Что-то случилось с головой. Он потерял ориентацию, он совсем не улавливает направления! Еще разок. Ну! Они ушли туда, за Барьер. Там их и надо искать. Эх, Биг, малыш Биг! Разве можно было его оставлять?! Что же он натворил? Где он?! Отшельник ничего не понимал. Мозг отказывался выполнять его команды, он не подчинялся ему – в глаза и уши лезло все, что угодно, кроме нужного. Где же ты, Биг? Отзовись! Неужели… Мозг пронзил истошный, полуживотный визг, перемешанный с дикой руганью, стонами, всхлипываниями, угрозами, мольбами и омерзительным зубовным скрежетом: «Суки! Падлы! И-и-и-и… все равно уйду, мать-вашу-перемать! Падлы! Это все они, падлы, они все! Не я, падлы! И-и-и-и… За что?! Не я это, сукой буду, не я-я-а-а-а!!!» Голый, избитый, ободранный и полубезумный выродок со змеиной головой катался по полу в какой-то непонятной клетке со стенами и решетками, раздирал корявыми когтями кожу на своей гладкой морде, царапал грудь, исходил желтой пеной, сучил ногами, потом вскидывался, бросался на решетку, плевался, рычал, мычал, бился головой о прутья, и снова в истерическом припадке валился на пол, в кучи мокрых опилок. Нет, это не то. Мимо! Отшельник бросил косой взгляд на банку. Там было пойла на донышке – в палец, не больше.

– Биг! – закричал он вдруг в голос, хрипя, срываясь. – Да где ж ты, малыш, отзовись?! Ой, старый дурак, упустил, оставил! Оставил одного за Барьером! Би-и-иг!!!

Даже эхо не прокатилось под сводами пещеры – не криком под ними прозвучал голос Отшельника, а прошелестел еле слышным сипом.

А перед внутренним взором уже плыло иное: зеленоватые стены, зеленоватые матрасы, даже потолок – зеленоватый. А в углу мешок. Нет, не мешок. Это человек, он забился в угол и тихо дрожит, бормочет под нос чего-то, не разберешь: «Никто к вам, ублюдкам и негодяям, не прийдет, никто! Ибо погрязли… И грядет суд последний! И ангел божий уже среди вас!» Человек вдруг вскочил, попытался расправить руки, но не смог – они у него были связаны, как расправишь? Не то!

Отшельник сунул палец под краник, слизнул каплю. Ага, вот она! Трубочка лежала за третьей слева пустой банкой. Отменно! Он тут же подхватил ее, опустил в пойло, зачмокал, засосал… Еще немного и все придет в норму. Он прозреет окончательно. И тогда он отыщет Бига, он найдет этого непутевого молокососа! В голове просветлело. Да и пещера сразу наполнилась голубоватым сиянием. Нет, врешь! Это от его головы исходит сияние, это его сверхмозг начинает оживать. В пещере нет иных источников света. Только он сам. Это другим кажется, что пещера освещена, они мнят, им можно. Но он знает все! Свет идет только от него. Это ему Силы Зла, рекомые в простонародье мутацией и прочей мурой, дали больше, чем другим. Так уж устроен этот темный свет – у одних убывает, к другим прибывает. За Барьером нет такого. Там живут миллиарды. Там выжили все. А тут из трехсот миллионов осталось не больше сорока тысяч, да плюс еще тысяч двести уродов и преступников, вышвырнутых в Резервацию из Забарьерья. Это за сто с лишним лет! Вот тебе и мутация! Никто не ожидал, что из каждого десятка тысяч обычных людишек выживет один, приспособится, обустроится как сможет. Они думали – все передохнут за тридцать – сорок лет, за срок, который был нужен для полного перехода на полную автоматику. Вот вам и не передохли! Правда, сейчас уже меньше, значительно, меньше. Отшельник тяжко вздохнул. Оторвался от трубочки.

Перед глазами стоял Пак. Этот вечный, неубиваемый Пак Хитрец! И его наградила мать-мутация, так-ее-перетак! Четырехглазый сидел за столом и за обе щеки наворачивал из белой плоской миски какую-то белую в крапинках дрянь.

– Эй, Хитрец! Ты слышишь меня? – спросил Отшельник, не раскрывая клювика.

Пак вздрогнул и чуть не подавился. Он явно услышал вопрошающего. Рука с ложкой застыла у рта, медленно опустилась.

– Где Биг?

– Откуда я знаю?! – прохрипел Пак. – Не трогай меня! Я не хочу назад!!! Уйди! Уйди добром! Или я расколочу свою башку!!!

– Вас ис… Что эт-то? Что-о?! – вдруг вплелся перепуганный женский голосок.

И Отшельник увидел сидевшую напротив Пака размалеванную, лихую девицу с пегими, пышно взбитыми волосами и торчащей из-под халата увесистой грудью. Это лишнее. Ну их всех.

– Не надо говорить вслух, – сказал он жестко. – Ты что, Пак, забыл, как со мною надо разговаривать? Говори про себя, не бойся, я все услышу. Не надо пугать свою подружку. Ведь ты, как я погляжу, неплохо там устроился?

«Я не хочу в Резервацию! Я лучше сдохну!»

– Никто не собирается тебя тащить назад, чего ты переполошился, щенок?! Жри свою баланду и не дергайся! Гляди, подружку заикой сделаешь! И отвечай, когда старшие тебя спрашивают – где Биг?

Пак насупился, набычился, уставился в тарелку. Есть он явно не мог. В голове у него стояли потемки. И на вопрос он ответить не мог при всем желании, теперь Отшельник это ясно видел.

«Была заваруха, бойня была, – Пак ворочал мыслями как булыжниками, – дикая бойня! Меня всего издырявили, до сих пор шум в ушах. Ни хрена я не помню, отвяжись, я не хочу вспоминать! Я хочу забыть про все! Я никогда не вернусь! И мне незачем вспоминать все это, понял?!»

– Понял, – ответил Отшельник. – Катись, Пак, куда хочешь. Мне до тебя дела нету. Только помни, это еще не бойня была. Бойня впереди. Ну ладно, прощевай. Хитрец, опять ты всех перехитрил. До встречи!

«Нет уж, прощай навсегда. Отшельник! Навсегда!» Из хобота у четырехглазого потекла кровь. Видно, не совсем еще оправился после передряги, слабенький, доходяга. Жаль его. Ну да ладно! Отшельник напряг мозг, но ничего не смог разглядеть. Тот сектор, где обычно присутствовал Биг, молчал. Там было пусто. Не темно, не пестро, не светло… а просто пусто. А означать это могло одно – Бига нет. Его нет на Земле. Он ушел в заоблачные выси. А может, окунулся в океан мрака, перекинулся, уплыл в своей колыбели к исходу. И ему теперь все равно, он там, где всем и все все равно. Эх, малыш, малыш!

Отшельник взглянул на каплю, повисшую над грязной, давно непрозрачной банкой. Сегодня он еще поживет. А потом? Да чего уж там, прожить бы хоть сегодняшний день! Острая мысль вдруг резанула под сердцем… да-да, не в голове, не в мозгу, а под сердцем: он не имеет права уходить, он обязан убедиться, что малыш мертв, он должен его разыскать… но как?! Надо идти туда! Но он стар и немощен. Он не может уже ходить по пещере. Надо идти! Нет, ни за что! Он не пойдет на переселение, он не бросит своего тела, это гибель, это лютая смерть вдалеке от самого себя! Никогда! Он снова присосался к трубочке, пойло побежало внутрь, исцеляющим огнем побежало. Надо замкнуть. Вот и все! Он отбросил трубочку. Отпихнул ножкой банку. Попытался заглотнуть шланг. Вывернуло желчью и вонючим пойлом. Еще раз. Он ощутил, как кишка прошла пищевод, застряла во внутренностях… вот и хорошо, вот и хорошо. Другой конец он натянул на краник, примотал проволокой. Попробовал дернуться – нет, держало крепко. Он привалился к шершавому камню стены. Закрыл глаза. Теперь можно идти. Если агрегат не забарахлит опять, все будет в порядке, он не даст дуба. Идти, идти к Бигу, искать его! Переходить… но в кого? Безумный идиот, беснующийся в клетке? Этот безмозглый убийца Гурыня? Нет. Буба? Похоже, Буба Чокнутый все-таки спятил окончательно и бесповоротно. Грех тревожить его мятущуюся душу. Да, заперли Бубу, судя по всему, накрепко, невелика радость сидеть в дурдоме. Пак? Это был бы неплохой вариант. Но надо дать парню немного пожить, нельзя в него сейчас, нельзя… две смерти за два месяца, это не каждый выдержит, а третью и сам Пак, неубиваемый Пак Хитрец, не перенесет. Мелюзга вся перебита, Хенк – турист, в туриста нельзя. А где, кстати, Хенк? Чернота. Тяжесть в висках. Хенка нет, они убили его. Или он сам напоролся. Бойня. Нет, это еще не бойня. Все еще впереди. Эх, бедолага Биг! Нехорошо тревожить мертвых, Биг, очень даже нехорошо. Но ради тебя придется…

Низенький и пузатый турист долго звенел связкой ключей. Потом открыл дверь, бормоча что-то маловразумительное под нос и глядя на ключи, как на невесть откуда взявшуюся диковинку. Затем он сунул их в карман. Вытащил из прозрачного пакетика розовый кругляш, помахал перед самым носом узника.

– Ну что, очухался, ублюдок? – спросил он с вежливой улыбкой.

Пахло завлекательно. У Гурыни из пасти потекла вдруг едкая и обильная слюна. Он шумно облизнулся, клацнул зубами. Турист говорил вполне понятно, не то что раньше, когда они лопотали на жуткой тарабарщине. Только малость пришептывал… и улыбался все время. Гурыня не доверял тем, кто все время улыбался – обжулить хотят! – в поселке улыбчивых не любили, чего это вдруг щериться перед каждым, может, он тебе сейчас в рожу даст, а сам щерится?!

– Чего надо, падла? – спросил он задавленно и глухо. И тут же получил кулаком в нос. Упал, вызверился затравленным красным глазом, не понимая ничего.

– Это тебе за падлу, – пояснил низенький. Гурыня заскрежетал зубами, обломками и остатками. Истерика, трясучка, вот-вот найдет, только этого не хватало еще.

– Да я ж не тебя, я ж к слову, падла… Второй удар – теперь уже ногой – чуть не вышиб ему челюсть, отбросил к стене.

– Это тебе еще разок за падлу!

– Понял! Все понял! – Гурыня приподнялся на четвереньках, ему третий урок не был нужен, дошло. И вдруг ляпнул то, что давило душу: – Когда кончать будете?!

– Чего кончать? – не понял низенький.

– Как это – чего? – Гурыня подполз ближе. – Меня, стало быть, когда кончать будете?

– А чего тебя кончать? Ведь сам же вопил тут – не я виноват, не я, другие виноваты! – На лице у низенького опять застыла улыбочка.

– Точняк, не я! – истово заверил Гурыня и ударил себя кулаком в грудь. – Я вам еще пригожусь. Только не кончайте!

– А может, для порядку и кончат тебя, дело обычное.

Гурыня зарыдал.

И опять получил в лоб.

– Ты вот чего, не психуй! Там решат, кончать тебя или начинать. А я переводчик, понял? Меня из-за тебя за сто миль отсюда притащили. Ты чего, думаешь, все ваш ублюдочный язык знают, да?! Да я б вас всех, мутантов поганых, передавил еще сто лет назад! Ну ладно, хватит! Помни – слово не так скажешь, в зубы! Тут порядок, понял?!

Гурыня предано, снизу вверх заглянул в глаза переводчику.

Тот швырнул под ноги розовый кругляш. И ухмыльнулся как-то особенно широко.

– Жри… падла.

Гурыня вежливенько прихихикнул, подполз к кругляшу. И не утерпел, вцепился в него осколками зубов, чуть не подавился, чуть не захлебнулся – такой вкуснятины он отродясь не едал, кочерыжки погрузились в сочную мякоть, горло свело судорогой.

– Жри, жри, – приговаривал низенький, – колбаска вареная, добрая, ее специально для таких свиней делают. Моя б воля – я б к вам в кормушечки по всему свинарнику вашему такой колбаски заложил, да для смазки кой-чего прибавил, и вопроса не было бы! Жри, падла!

Гурыня не вникал, ему было плевать на слова туриста, он давно уже понял главное; чего б ни болтали, врут! А коли врут, так слушать не хрена. Огромный кус, проглоченный наспех, застрял у него в глотке, из воспаленных, немытых глаз побежали желтые мутные слезы. И все равно – ни-штяк! клевая шамовка! еще бы!

Однако просить добавки он не осмелился.

– Сейчас пойдем к начальству, понял? – строго сказал низенький, без улыбки, даже несколько озлобленным тоном. – Будешь себя плохо вести, кончат. Прямо там и кончат!

Гурыня затрясся. Он уже готов был просидеть остаток жизни в клетке – в сырости и тепле, с колбаской и… и даже с побоями, не привыкать, мало, что ли, его били? Один Хитрец так бил, так бил, что как только и не убил вовсе, только богу известно. Из плоской головенки напрочь вылетели все блистательные планы, радужные грезы и прочая Дребедень.

По дороге Гурыню сунули в какую-то клеть, сунули голышом, одежонку оставшуюся сорвали, бросили на пол.

Когда сверху хлынула вода, Гурыня все понял – вот так они тут кончают всяких, топят – и все, и концы в воду. Сейчас водичка поднимется до коленок, потом до груди, до подбородка… и прощай, Гурыня, отпрыгался-отбегался.

– Падлы-и! За что-о-о?! – вопил он истошно.

И никто его не бил, не терзал. Только ударили вдруг тугие струи и сбоков, и снизу, обдало противной, скользкой пеной, ошпарило чуть не кипятком. Тяжко было Гурыне. Никогда он прежде не мылся и желания такого не испытывал, ой, тяжко!

Выволокли его наружу совершенно измочаленного, выдохшегося, но свежего и благоуханного. Обрядили в новехонький комбинезон. Дали глоток едкого пойла. И в морду дали. А потом двое каких-то здоровяков подхватили под белы рученьки да втащили в светлую большую комнату. Низенький шел впереди, не оглядывался даже.

Гурыня с перепугу ослеп и ни черта не увидал в первые секунды. Ноги его подогнулись, и упал он на колени, не дойдя метров семи до резного темного стола, за которым сидели трое.

Упал, зажмурился, сощурился и заплакал горько – авось, пожалеют еще.

Тарабарщина непонятная прогрохотала сверху, наводя своей непонятностью ужас. Здоровяки встряхнули, поставили на ноги. А низенький с улыбкой пропел в ухо:

– Тебя спрашивают: кто такой, ублюдок? Отвечай без промедления, не то хуже будет.

– Гурыня! – выпалил Гурыня, глотая слезы. – С поселку я.

Низенький протарабарил что-то. И сидевшие за столом закивали, заулыбались.

– Им нравится, что ты был смелым вожаком банды, понял, ублюдок?! Ведь ты был вожаком, верно?!

У Гурыни все окончательно помутилось в голове. Дело шьют! Кранты! Еще бы – им нравится, расколоть хотят, чтоб он всю вину на себя взял, подписался чтоб! Нетушки!

Гурыня выскользнул из объятий охранников, рухнул на ковровую дорожку и стремительно, извивающимся червем пополз к столу, мелко тряся головою, тоненько лопоча:

– Не виноват! Ей богу, не виноват! Не был я вожаком, вообще не замешан, я все покажу, всех заложу – это Пак Хитрец, и Бага Скорпион, и еще Плешак Громбыла… о-о, этот заводила, этот пахан – Громбыла, это он все затеял! Я их остановить хотел, они все падлы и суки, но главный – Хитрец, я вам его с потрохами сдам, не уйдет, это он вожак банды! Он!!!

Гурыня дополз до стола, просунул голову под гнутые ножки и принялся облизывать черный ботинок, биться головой об пол. Только бы не кончили, только бы!

Охранники-здоровяки выдернули его за ноги из-под стола, отволокли к двери, поставили. Низенький зловеще прошептал прямо в морду Гурыне:

– Убью, падла! – черные глаза его сверкали гневом и злобой. – Твое дело кивать и соглашаться! Им виднее! Еще раз закосишь, падла, кончу прямо здесь!

Гурыня кивнул. Он вдруг сам понял, что никакие его раскаяния, поклепы и все прочее никому тут не нужны. Им другое нужно. Но что?! Хрен их знает. Гурыне захотелось в сырую клеть.

Из-за стола опять протаробарили. Любопытные.

– Сколько человек было в банде? – перевел низенький, грозно шевеля бровями.

– Четверо, – угрюмо ответил Гурыня. Недоумение, вопрос, возглас, приглушенный смех… Хрен их поймешь, сами не знают, чего хотят.

– Болван, тебя спрашивают: это что же, вчетвером, вы ублюдки, эдакий переполох умудрились наделать, столько кровищи пролили, весь город перевернули вверх дном, отвечай!

– Вчетвером! – огрызнулся Гурыня.

За столом закивали.

Все, будут кончать, решил Гурыня. На него накатило вдруг дикое безразличие, захотелось спать. Он даже прикрыл глаза кожистой пленкой, то ли змеиной, то ли черепашьей. И зевнул – нарочито громко и протяжно.

– А в поселке тебя знают?

– Знают.

– Все?

– Все!

– И в Резервации знают?

– И в Резервации все знают!

Низенький осклабился.

– Так ты, ублюдок, что это – ты там у себя, в свинарнике гадюшном, в зоне поганой, авторитет, что ли?! Ты там чего – в законе, что ли, будешь!

– В законе! – тупо повторил Гурыня. Сидящие за столом переглянулись, покивали друг другу, протарабарили что-то, пошептались. И снова покивали.

– А не хотел бы ты, ублюдок, – зловеще поинтересовался низенький переводчик, – оказать небольшую услугу большим здешним начальникам, посотрудничать с ними и всем цивилизованным сообществом ради одного большого и нужного дела, а?

Гурыня совсем обалдел. Похоже, его не будут пока кончать. Он сразу расправил плечи, выпятил живот, отставил вбок лапу.

– Ты узнай у них – чего мне дадут за это дело? – нагловато спросил он.

Низенький побагровел.

– Я тебе, ублюдок, дам в морду. А они добавят, коли у тебя есть какие-то вопросы и расхождения по обсуждаемой проблеме, понял?

– Так точно! – Гурыня вытянулся по стойке смирно. – Так бы прямо и сказали, а то все вокруг да около, все, понимаешь, мозги пудрят, а чего пудрят – сами не знают.

– Заткнись, ублюдок! И отвечай.

– Я согласный! – выпалил Гурыня.

Низенький перевел. И снова они долго говорили меж собой, все совещались да советовались. Последний вопрос озадачил Гурыню.

– Ну, а ежели не четверо в твоей… кх-м, в твоем отряде будет, а, скажем, сорок? Или десять раз по сорок – вытянешь, управишься?! – спросил низенький, подмигивая, кривя губы и всей мимикой жирного лица давая понять, что отрицательный ответ не годится.

– Так точно! – рявкнул Гурыня молодецки. – Управлюсь!

Сидевший посередине огромный и важный седовласый румяный старец встал, вышел из-за стола, подошел к Гурыне. И нежно похлопал его по небритой щеке.

– Гу-уд! – проговорил с растяжкой. Еще потрепал Гурынину щеку. И с прищелкивающим акцентом добавил: – Кар-ра-шо-о! Ты есть кар-роший бой. Слуши – не туши!

И они все ни с того, ни с сего расхохотались.

(продолжение следует)

Объявления